Посвящается светлой памяти защитникам родины, участникам второй мировой войны, моим родителям, тетям, племяннице и односельчанам поселка Охват Тверской области




НазваниеПосвящается светлой памяти защитникам родины, участникам второй мировой войны, моим родителям, тетям, племяннице и односельчанам поселка Охват Тверской области
страница14/16
Дата публикации10.01.2014
Размер1.96 Mb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > Военное дело > Документы
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16
Глава 36
«Хождение по мукам»
Глаза девчонки семилетней
Как два померкших огонька.
На детском личике заметней
Большая, тяжкая тоска.
Она молчит, о чем ни спросишь,
Пошутишь с ней, — молчит в ответ.
Как будто ей не семь, не восемь,


^ А много, много горьких лет.
                                 (А. Барто)

Самолет хищником спикировал, пронесся над землей, разбрасывая бомбы, и с натужным ревом сытого зверя взмыл в небо. Оля плотнее прижалась к Настиной худенькой спине. Она всякий раз вскрикивала, когда раздавался взрыв, и земля в сотне метров от них вздрагивала и необычно дыбилась черной стеной.

Валя лежала рядом с подружками. Она очень боялась, но молчала, прикрыв тонкими руками голову с короткими и черными, как смоль, курчавыми волосами.

Русоволосая Настя, свернувшись, как ежик, иступлено шептала пересохшими от переживания губами:

— Не бойся, Олечка, сейчас все прекратится, и мы вернемся к Раечке. Наши летчики ошиблись, разберутся с целью и улетят. Папа говорил, что так иногда бывает на учениях. Ты не плачь, всем страшно.

— Настя! На этих самолетах черные кресты, — как из под земли послышался голос Вали. Она, не поднимая головы, старалась перекричать гул моторов и треск стрельбы.

Через десять минут все стихло, только слышалось потрескивание горящего строения и черный дым поднимался к опустевшему небу.

Девочки одновременно приподняли головы, прислушались и вскочили на ноги.

— Говорила мне мама, что не нужно детям ночью ходить на прогулки! — воскликнула Оля, поправляя светлые, как солома, волосы на голове. Ей сегодня исполнилось двенадцать лет. Она теперь ровесница Вале, а Настя пока младше, но через два месяца она сравняется с ними. Девочки в качестве подарка преподнесли имениннице ночное купание в лесном озере тайком от Раечки, пионервожатой гарнизонной школы, которая пошла с десятью детьми в поход на лесную заимку егерей.

— Чтобы закалилась и не была такой трусихой! — торжественно сообщила о вылазке к озеру смелая и боевая Валя, многообещающе прищурив черные и блестящие, как светящиеся угольки, глаза.

— Может, не нужно, девочки, — сказала хорошенькая Оленька, широко открывая серые глаза. — Ведь, день рождения у меня! А купание в холодной воде вовсе не подарок!

— Еще как нужно! — поддержала Настя Валю. Настя была отличницей в школе, поэтому считалась самой умной. — Ну и что с того, что купание вместо открытки с цветочками, воспитывать волю, пионер должен всегда, и в день своего рождения тоже.

— Завтра всех подниму в три часа! — энергично завершила разговор Валя. И Оля больше не спорила с подружками, но тихонько прошептала:

— Проспят, как пить дать!

Вообще-то девочки не считали себя трусихами. Они были детьми летчиков истребительной авиации. Военные папы прививали им с рождения смелость и выносливость. Они всегда говорили, что вылазки на природу — кузница сильных защитников Родины. Так куется железная дисциплина, умение жить в советском коллективе, сноровка ходить строем под барабанную дробь и петь задорные песни у вечернего костра.

Правда мамы снисходительно улыбались и возражали:

— Природа — кузница здоровья в первую очередь, а ходить солдатским строем и прожигать одежду у костров совсем необязательно девочкам.

Детям нравилось, что можно в походе обходиться без назойливой опеки родителей, поэтому согласились пройти пешком пятьдесят километров до заимки, неделю жить в рубленной из дуба избушке, питаться у костра, наблюдать с егерем за поведением диких животных.

Класс разделили на две группы по десять человек: в одной — мальчики, в другой — девочки. Пионервожатая Рая повела девочек своим маршрутом, а мальчиков — учитель физкультуры, который проложил путь сначала в сторону, чтобы выйти на другую дорогу, и оттуда обещал привести сильную команду к лесной заимке.

Девочки уже вторую ночь спали на соломе в домике, мальчикам постелили в сарае, но они пока так и не появились.

— Вот-вот прибудут, затерялись где-то будущие воины, — смеялась Рая.

Завтра к ним приедет егерь, который возглавит группу наблюдения за животными.

Когда Валя тихонько растолкала Настю и Олю, то последняя, протирая кулачком глаза, удивилась и попросила еще обождать минуточку, другую. Но черноглазая командирша уже стащила с неженки походное солдатское одеяло, а зеленоглазая отличница пощекотала подружку за пятку. С Оли моментально слетел сон, и, потянувшись, она добродушно пробурчала:

— Ни днем, ни ночью от вас нет покоя. Иду уже!

— То-то! — сказала Валя, и угольки ее глаз удовлетворенно сверкнули в полутьме избушки.

Девочки, крадучись, выскользнули тенями через дверь, не потревожив крепкий предутренний сон одноклассниц. Затем благополучно вышли из избушки, пересекли поляну и направились по темному лесу.

Оля опасливо присматривалась к огромным деревьям вдоль извилистой тропинки. Ей казалось, что за ними в темноте прячутся неведомые твари, которые ждут момента схватить девочку острыми зубами. Оля в страхе делала рывок вперед и натыкалась на спину Вали, идущей с фонариком. Та оборачивалась и ворчала:

— Держи дистанцию, Заячий Хвостик!

Настя шла позади всех и тоже трусила среди мрачного лесного царства, но не подавала вида, молча спешила за подругами.

— Я держу! — возражала Оля. — Ты просто быстрее иди, а то мы до завтрака не вернемся с моего подарка. Долго еще топать до берега, а то я в темноте ноги посшибала до крови о корни деревьев.

Ночное лесное озеро в скупом свете полной луны казалось серебряным блюдцем с темным ободком отражающейся в нем по кругу кромкой леса. Небесное светило размашисто подрисовало по середине золотистую дорожку. Легкая дымка тумана украсила застывшую воду белесым облаком у берега. Необыкновенная тишина заставляла девочек разговаривать вполголоса, чтобы не вспугнуть волшебную картину летней ночи у заснувшего озера, светлевшего с каждой минутой в лучах всходившего солнца.

— Я купальник не взяла с собой, — попыталась увильнуть от водной процедуры Оля, зябко подернув плечами. — Я на бережке посижу, поберегу ваши вещички. Хорошо, девочки?

— Не смеши мои коленки! — рассмеялась Валя, сбрасывая одежду. — Кто нас видит здесь в такую пору? Голышком полезем купаться.

Она разделась, подошла к воде и попробовала ногой воду.

— Как парное молоко, — заключила подруга, повернувшись к Насте с Олей. Рослая школьница выглядела русалкой у омута в скупом свете луны.

Настя быстро разделась и подошла к ней. Ее худенькая фигурка ребенка рядом с исправным почти сформированным девичьем телом Вали казалось скелетом, и Оля заметила:

— Кормят тебя, кормят, а толку нет. Тощая и костлявая, как Кощей Бессмертный.

— Ты сама чуть лучше! — прикрикнула Валя. — И не загорела совсем, ходишь, как белена. Не тяни резину, иди к нам и получи подарок. Мы, твои лучшие подруги, желаем тебе счастья, любви и здоровья.

Втроем девочки, не спеша, зашли в воду по пояс.

Валя сразу окунулась с головой и сказала:

— Я же говорила, что ночью вода теплая, так и есть. Ныряйте, девочки!

Настя закрыла глаза, погрузилась в воду.

— И, правда, теплая, Оля, прыгай к нам!

Белокурая девочка долго примерялась, не решаясь окунуться, но после гневного крика Вали: «Настя! Поможем имениннице?», быстро нырнула к подругам.

Девочки поплавали немного и вышли на берег. Быстро растерлись полотенцами и оделись. По телу разлились бодрость и приятное тепло.

— Хороший подарок, никогда бы не подумала, девочки, что вы такие умные! Спасибо! — Глаза Оли все же сияли от удовольствия.

— Ладно, мы рады, что тебе понравилось, — удовлетворенным голосом сказала Валя.

— Домой или погуляем чуток? — спросила Настя.

— В избушку на куриных ножках, а то Раечка проснется и заметит нас, — сказала командирша. — Как бы гроза не пришла сюда, вроде гром слышится за лесом.

Девочки прошли половину пути, когда услышали в предрассветном небе гул самолетов.

— Ого! Как много! Самолеты, вы не боитесь молнии? — заметив темные силуэты над лесом, пошутила Настя.

— Учение, девочки! — спокойно заверила Валя.

— Не спится им даже в воскресенье?

— Еще скажи, что в день твоего рождения! — рассмеялась Настя.

— Ладно, идем на заимку, пусть учатся, когда хотят! — Валя прибавила шаг — ей стало почему-то тревожно.

Они уже почти вышли из леса, откуда был виден дом под тесовой крышей с красным флагом на высокой жердине, установленной егерями. На равнине было уже светло, солнце медленно выползало из-за горизонта, начинался новый, чудесный, воскресный день.

Валя, Настя и Оля заторопились, но вдруг остановились, наблюдая за небом.

Со стороны, куда улетели недавно самолеты, вернулись две воздушные машины.

Они стремительно приближались серебристыми щучками, будто гонялись одна за другой.

— Какие-то новые самолеты, девочки, таких мы не видели еще, — удивленно сказала Валя и замолчала, заметив, как они с невыносимым ревом стали камнем падать на поляну. Избушка вдруг вздрогнула, из середины вырвался черный дым, красное пламя, и крыша осела.

— Бежим в лес! — испуганно крикнула Валя. Девочки забежали за деревья и инстинктивно повалились в первую ямку.

Земля под ними дрожала и, казалось, пружинила, доносились взрывы и сухие очереди выстрелов. Школьницы лежали и не решались поднять головы, не понимая, что происходит.

Самолеты унеслись прочь, и все стихло.

Девочки прибежали на заимку.

Поляну изуродовали воронки и завалили обломки строения. Жилой дом бомба разбила вдребезги. Под ним не осталось в живых никого. Девочки подбежали к бывшей избушке, но никто не отозвался на их зовущие крики.

Просторный сарай в пятидесяти метрах уцелел, но у него покосилась крыша и слетели с петель двери, обнажив сумеречное нутро. От горящих развалин дома доносился невыносимый горелый запах.

Рядом высилась мачта с пробитым осколками флагом. Она устояла и лишь печально наклонилась в сторону погибших детей.

Подружки растеряно переглядывались и не знали, что предпринять.

Вдруг от яслей для подкормки оленей у края леса раздался протяжный стон. Девочки подбежали и увидели на траве окровавленную Раю. Восемнадцатилетняя девушка с трудом открыла глаза на бледном лице и посмотрела на детей.

— Я думала, что никто не уцелел, кроме меня. Я вышла на пробежку, когда они налетели, — сказала она.

— Кто налетел? — спросила Валя.

Пионервожатая помолчала и, медленно выговаривая слова, ответила:

— Это — война, девочки.

Девушка закрыла глаза.

— Раечка, не умирай, пожалуйста! Что нам теперь делать? — заплакала Оля.

— Сейчас перевяжем тебя, — сказала Валя, заметив кровь на груди. Рая осунулась, под глазами появились серые тени.

— Меня оставьте здесь в случае чего и уходите на дорогу к людям.

— За нами обязательно приедут, мы обождем возле тебя! — запротестовала Настя сквозь слезы.

— Нет, уходите, спасайтесь.

— Наши не пропустят их на свою землю, ты сама говорила нам, — Оля непонимающе уставилась на пионервожатую. Но девушка не ответила. Затем закрыла глаза и затихла.

Валя опустилась рядом и взяла пионервожатую за руку, потом потрогала лоб и сказала:

— Не дышит, умерла наша Рая.

Девочки, опустив головы, плакали.

Первой пришла в себя Валя и сказала, направляясь к уцелевшему сараю:

— Ее нужно накрыть чем-нибудь. Я схожу, поищу.

— Она же сказала, уходить отсюда! — Настя ринулась следом, увлекая за собой Олю.

— Нет, подождем до обеда, может, мальчики придут. Мы уйдем, а кто присмотрит здесь, — в голосе Вали девочки уловили раины нотки.

Дети вернулись к пионервожатой, принесли зеленоватый кусок брезента.

Девочки накрыли Раю грубой тканью и стояли на месте, не решаясь отойти.

— Ну, идем, посмотрим, может, найдем съестного, — через час сказала Валя.

В продуктовой кладовой, как назвала полку в углу сарая Рая, посчитавшая, что здесь холоднее, чем в доме, лежали две буханки хлеба, три пшеничных батона и мясные консервы. Сначала дети не решались взять. Им было непривычно хозяйничать без Раечки, совестно брать без спроса еду.

— Немножко съедим, а, если спросят, скажем, что мы взяли. Это будет по-честному? — Оля вопросительно смотрела на подруг.

— Думаю, нас не заругают, ведь, мы же еще ничего не ели с вчерашнего вечера, — сказала Настя.

— Ладно, я скажу, что очень хотели есть, — Валя взяла один батон, и дети направились к беседке, чудом уцелевшей от налета.

Они перекусили белым хлебом и остались сидеть в ожидании мальчишеской группы. Хотя было страшно и одиноко, а время, как назло, тянулось очень медленно, но досидели до обеда. Никто не появился в лагере.

— Может, никто не знает, что нас бомбили? — предположила Настя после того, как вновь перекусили в сухомятку. — Нужно сообщить.

— Как? — Валя вышла из беседки и оглядела развалины заимки. — Телефона нет, вблизи ни деревни, ни города. Рая говорила, что заимку построили недавно и в стороне от дороги.

— Тогда нужно решать: на месте ждать или уходить? — сказала Настя. — Мы не можем ночевать здесь.

— А в сарае даже двери нет, нас любой волк загрызет! — испугалась Оля.

— Уходим, девочки! — решилась Валя. — Настя правильно сказала. — Мы и правда не можем оставаться здесь, выйдем к дороге, по ней доберемся до ближайшего села, расскажем все и позвоним своим.

И девочки покинули лагерь в чем были одеты: в спортивных трикотажных костюмах и кедах. Они быстро шагали по лесной единственной тропке, ведущей к большаку, уходили подальше от места трагедии, ближе к людям.

Валя, Настя и Оля остановились на обочине автомобильной дороги. Навстречу по всей ширине большака двигался нескончаемый поток людей, повозок и урчащих автомобилей. Женщины держали на руках маленьких детишек. Мужчины тащили на себе мешки, коробки и корзины. Подводы забиты скарбом, среди которого сидели старухи и дети.

Никто не обращал никакого внимания на трех девочек с белыми панамками на головах, которые растерянно смотрели на людской муравейник.

— Тетенька! — обратилась Валя к женщине, которая остановилась напротив девочек, поправить мешок за плечами. — Куда идут все?

Женщина удивленно оглядела детей.

— Вайна, дзетачкі! Немцы ідуць за намі, вось, мы бяжым ад іх, куды вочы глядзяць, як мага далей. А, вам куды трэба-то?

— Большая Берестовица! — ответила Валя.

— Военный гарнизон, тетенька! — добавила Настя. — Там наши родители.

— Далёка! Толькі нЭльза вам туды. Немец там ўжо. Усе сышлі або б'юцца з імі да смерці. Ідзіце з намі ў Баранавічы, а там відаць будзе, дзеткі! — женщина снова влилась в поток беженцев.

— Наше войско побили крепко! — крикнул какой-то мужчина, услышав разговор. — Кто утек в леса, кто отступил, кто воюет еще, не понять, кто — где, но нельзя туда вам, немец убьет. Сейчас осталась для всех одна дорога — на восход.

— Я не пойду от мамы с папой никуда, — заплакала Оля. — Они приедут сюда, а нас нет.

— Оля, пожалуй, права, — сказала Настя, обнимая рыдавшую подругу. — Куда мы пойдем одни? За нами обязательно придут люди.

— Да, ладно тебе реветь, Оля! Настя, скажи ей, чтобы успокоилась. Мы вернемся и будем ждать на заимке, раз нельзя позвонить домой. Идем!

Девочки снова вышли на лесную тропу.

— Там хотя бы хлеб остался, а здесь, что? — сказала Настя.

Вскоре подружки ступили на поляну, откуда ушли. Все еще дымили прогоревшие развалины дома. В стороне высился скособоченный сарай, а в дали виднелся брезент, под которым лежала любимая пионервожатая. Все было, как прежде, но вместе с тем, что-то изменилось.

Девочки нерешительно топтались на месте, пытаясь сообразить, что насторожило их.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

Похожие:

Посвящается светлой памяти защитникам родины, участникам второй мировой войны, моим родителям, тетям, племяннице и односельчанам поселка Охват Тверской области iconВведение истоки холодной войны
Второй Мировой войны. Почему же Вторая Мировая война, по существу, стала колыбелью войны холодной? На первый взгляд, это кажется...
Посвящается светлой памяти защитникам родины, участникам второй мировой войны, моим родителям, тетям, племяннице и односельчанам поселка Охват Тверской области iconКнига бывшего генерала немецко фашистской армии Ф. В. Меллентина...
«Меллентин Ф. В. Танковые сражения 1939 1945 гг.: Боевое применение танков во второй мировой войне»
Посвящается светлой памяти защитникам родины, участникам второй мировой войны, моим родителям, тетям, племяннице и односельчанам поселка Охват Тверской области iconТехника хакерских атак Фундаментальные основы хакерства
Светлой памяти Сергея Иванова – главного редактора издательства "Солон" – посвящается эта книга
Посвящается светлой памяти защитникам родины, участникам второй мировой войны, моим родителям, тетям, племяннице и односельчанам поселка Охват Тверской области iconВеликая Отечественная война часть «Второй мировой войны». Отечественная...
Великая Отечественная война – часть «Второй мировой войны». Отечественная война определила исход Второй Мировой войны
Посвящается светлой памяти защитникам родины, участникам второй мировой войны, моим родителям, тетям, племяннице и односельчанам поселка Охват Тверской области iconВеликая Отечественная война часть «Второй мировой войны». Отечественная...
Великая Отечественная война – часть «Второй мировой войны». Отечественная война определила исход Второй Мировой войны
Посвящается светлой памяти защитникам родины, участникам второй мировой войны, моим родителям, тетям, племяннице и односельчанам поселка Охват Тверской области iconАлексей Колышевский Откатчики. Роман о «крысах»
Посвящается моим родителям. Людям, которых я вижу гораздо реже, чем мне того хотелось бы
Посвящается светлой памяти защитникам родины, участникам второй мировой войны, моим родителям, тетям, племяннице и односельчанам поселка Охват Тверской области icon«Никто не забыт и ничего не забыто!»
Ведущий 1: Светлой памяти героев Великой Отечественной войны мы посвящаем нашу документально – поэтическую композицию
Посвящается светлой памяти защитникам родины, участникам второй мировой войны, моим родителям, тетям, племяннице и односельчанам поселка Охват Тверской области iconКогда началась Великая мировая война?
Родины против фашистской Германии и её союзников (Италии, Венгрии, Румынии, Финляндии, а в 1945 и Японии). Война против СССР была...
Посвящается светлой памяти защитникам родины, участникам второй мировой войны, моим родителям, тетям, племяннице и односельчанам поселка Охват Тверской области iconСпортивное развлечение
Формировать у мальчиков стремление быть сильными, смелыми, стать защитниками Родины; воспитывать у девочек уважения к мальчикам как...
Посвящается светлой памяти защитникам родины, участникам второй мировой войны, моим родителям, тетям, племяннице и односельчанам поселка Охват Тверской области iconЛитература: Родина. 2013.№1 (весь номер)
Сталинградская битва была переломным моментом в истории Великой отечественной войны. Сражение за Сталинград сложнейшее, кровавое,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница