Лингвистический анализ художественного текста на уроках в 11 классе Учебное пособие для учителей Часть 3




Скачать 294.91 Kb.
НазваниеЛингвистический анализ художественного текста на уроках в 11 классе Учебное пособие для учителей Часть 3
страница1/3
Дата публикации03.03.2013
Размер294.91 Kb.
ТипУрок
shkolnie.ru > Литература > Урок
  1   2   3


Л.Н. Кретова
Лингвистический анализ художественного текста на уроках в 11 классе
Часть 3


Школа-лаборатория при МОУ СОШ №43



Л.Н. Кретова

Лингвистический анализ художественного текста на уроках в 11 классе

Учебное пособие для учителей

Часть 3

Новосибирск

2005
УДК 482 (075.8)+417.3 (075.8)+882.0 (075.8)

К 804

Кретова Л.Н. Лингвистический анализ текста на уроках в 11 классе: Учебное пособие для учителей. Новосибирск: МОУ СОШ № 43, 2005. - 32 с.
Пособие продолжает серию публикаций о специфике языка художественного текста и составлено в аспекте изучения разных типов художественной образности. В пособии содержатся ссылка на основные методы и принципы подхода к художественному тексту, а также толкования основных понятий курса. Данное пособие может быть использовано на уроках литературы в 11 классах, а также при подготовке и проведении элективных курсов

^

Содержание



Введение 5


Раздел 1. Тропы как средство создания художественной образности 9
Раздел 2. Стилистические фигуры как средство создания художественной образности 19
Раздел 3. Лингвистический анализ художественного текста 27

^

Список литературы 32



Введение



Обращение к художественному тексту как некоему целостному образованию предполагает выделение его основных признаков.

В работах ряда исследователей (Ю.М. Лотмана, И.Р. Гальперина, Л.Новикова, И.Я. Чернухиной, Н.С. Болотновой и др.) в качестве основных признаков текста названы цельность, связность, коммуникативная установка, системность и содержательность (информативность).

Одним из основных параметров художественного текста является цельность. Цельность текста понимается как «потенциальное проекционное (концептуальное) состояние строевых и нестроевых элементов языка/речи» (Сорокин, 1991, 30). Другими словами, текст это такое образование, в котором каждый компонент - составляющая эстетического целого, не допускающая изъятия, добавления и других вмешательств. С психологической точки зрения в тексте есть «нечто целое.., некий концепт, то ментальное образование, которое в лингвистической литературе именуется цельностью текста» (Сорокин, 1991, 6). Цельность текста также является отражением не столько лингвистических, сколько экстралингвистических параметров. Так, например, замена слова в тексте с точки зрения лингвистики не внесет существенных изменений в текст, но с точки зрения образности, авторского замысла, авторских интенций и т.п. текст уже не будет прежним, его цельность будет нарушена.

Связность текста - многоплановый признак, проявляющийся на лингвистическом и экстралингвистическом уровнях. Ю.А. Сорокин понимает связность как «рядоположенность и соположенность строевых элементов языка / речи, как дистрибуцию, законы которой определены технологией соответствующего языка» (Сорокин, 1991, 30). Лингвистическая связность текста осуществляется лексическими и грамматическими средствами, но может проявляться и на уровне фонетики. Экстралингвистическая связность базируется на знании ситуации, стоящей «за текстом», авторского замысла, основных мотивов творчества, обеспечивающих связность не только внутри текста, но и внутри цикла произведений, всего творчества в целом. Экстралингвистическая связность эксплицируется в тексте элементами разных уровней языка, но основным является лексический уровень.

Наибольший интерес представляет образная связность текста, заключающаяся в корреляции микрообразов текста. Образность художественного текста понимается как способность каждого элемента текста участвовать в создании художественного образа. Образность определяется как синоним фигуральности; образный – «содержащий в себе образ, насыщенный образами» (Ахманова, 1966, 275). Образность часто связывают с использованием тропов, а под образной речью понимают «иносказательную речь, связывающую с называемым предметом ряд побочных представлений, вызывающих то или иное эмоциональное переживание» (Ахманова, 1966, 387). Существует и другая точка зрения на образность как на способность каждого элемента текста участвовать в создании художественного образа (например, в работах А.М. Пешковского).

Некоторые исследователи пишут об ассоциативной связности элементов текста, т.е. о способности слов вступать в ассоциации с другими словами текста и - шире - языка.

^ Коммуникативная установка текста понимается как авторская интенция, замысел, задача, решаемая пишущим субъектом. Этот параметр текста рассматривается в работах коммуникативного направления.

Одним из обязательных признаков текста современные исследователи (Ю.М.Лотман, Л.А. Новиков, И.Р. Гальперин, Ю.С. Сорокин и др.) называют системность. Системность текста понимается как взаимосвязь и взаимодействие всех его элементов.

^ Содержательность (информативность) текста рассматривается как его информационная насыщенность. «Содержание базируется на денотативных (референтных) структурах, отражающих объективное «положение вещей» в мире. Смысл же базируется в определенной степени на такой организации текста, которая позволяет уяснить имплицитный замысел автора» (Новиков, 1997, 11).

Все многообразие подходов к тексту сводят (С.Г. Ильенко) к трем основным: лингвистике текста (И.Р. Гальперин), грамматике текста (О.И. Москальская, Г.А. Золотова, Г.Я. Солганик и др.) и стилистике текста (В.В.Одинцов, О.И. Нечаева и др.). Лингвистика текста рассматривает текст как структуру, характеризующуюся признаками целостности и завершенности; грамматика текста - как систему, состоящую из сверхпредложенческих единств; стилистика текста изучает функционально-смысловые типы речи (Ильенко, 1988, 8).

Обращение к художественным текстам требует внести в набор признаков текста некоторые коррективы, связанные с выдвижением на первый план эстетической функции художественных текстов. Художественный текст - продукт творческой деятельности автора по воплощению замысла. В художественном тексте может найти отражение как реальная, так и вымышленная действительность.

Художественный текст информативен, но преобладающей оказывается информация содержательно-концептуальная, частично вербализованная в тексте, и содержательно-подтекстовая, которая в тексте может быть не вербализована. Сочетание «содержательно-фактуальная информация», на наш взгляд, содержит скрытый плеоназм, так как слова содержание и информация дублируют друг друга. Поэтому мы будем пользоваться терминами «фактуальная информация», «концептуальная информация» и «подтекстовая информация».

^ Эстетическая ориентированность (функция) понимается как способность художественного текста вызывать эстетические эмоции, чувство прекрасного у читателя. С другой стороны, это отражение неповторимости творческой индивидуальности автора и его эстетического отношения к действительности (Болотнова, 1992, 12). Специфика эстетической функции текста такова, что « в реакции на него читателя доминирует эмоциональный момент, хотя всегда присутствует и интеллектуальный» (Чернухина, 1987, 14).

Компрессивность художественного текста рассматривается как насыщенность художественного текста информацией при сравнительно небольшом объеме. Компрессивность возможна, благодаря наличию в художественном тексте не только ФИ, но и ПИ и КИ, что позволяет автору реализовать на практике принцип: «Краткость - сестра таланта», наполнить текст скрытыми смыслами.

Динамичность текста проявляется в развертывании его содержательной и смысловой сторон. Любой художественный текст - это движение, развитие, причем не столько событийное, сколько смысловое: происходит развертывание одного (или нескольких) ведущего смысла, создающего художественные образы произведения. Особенно интересна динамичность поэтических текстов, в которых основой изображения становится состояние лирического героя. Тончайшие смысловые нюансы, наслаиваясь друг на друга, создают динамику чувств, эмоций, позволяют сформировать в сознании читателя образ, наиболее приближенный к авторскому, вызвать у читателя те эмоции, которые испытывал автор поэтического текста в момент написания.

Все названные признаки текста позволяют осуществлять начальный этап анализа текста и определять, какой тип текста перед нами. Анализ художественного текста может базироваться на рассмотрении основных его признаков с доказательствами собственной точки зрения и апелляцией к тексту.

Цель настоящего пособия – дать исчерпывающую информацию о средствах создания художественной образности на языковом уровне, не затрагивая ритмико-интонационные средства, композицию и другие значимые текстовые универсалии.
^ Раздел 1. Тропы как средство создания художественной образности

С точки зрения М.И. Панова, которую мы принимаем как основную в настоящем пособии, тропы - это «такие обороты речи, которые основываются на употреблении слов в переносном значении» (Панов, 1997, 31). Квинтилиан считал, что троп представляет собой такое изменение собственного значения слова или сочетаний слов, при котором происходит обогащение этого значения (Квинтилиан, 1834, 124). Условно тропы можно разделить на две большие группы: тропы речений, используемые для усиление выразительности речи и текста, как ее разновидности, и тропы предложений, употребляемые для украшения речи. К первой группе относятся метафора, метонимия, синекдоха, антономазия, сравнение, эпитет и другие; ко второй группе – аллегория, парафразис, ирония, гипербола, литота, эвфемизм и т.д. Рассмотрим основные тропы.

Метафора – перенесение свойств одного предмета на другой по принципу их сходства в каком-либо отношении или по контрасту. Метафору иногда называют скрытым сравнением, что позволяет легко проверить, метафора ли перед нами, заменив ее сравнением. Наиболее распространенные случаи метафоры следующие: 1) вещи на живое существо; 2) живого существа на неодушевленный предмет; 3) неживого предмета на неживой; 4) живого существа на действие или процесс (олицетворение). Рассмотрим это на примерах.

В текстах стихотворений А.Белого встречаются великолепные примеры метафор: «Расплачется в воротах Заржавленный засов…» (олицетворение); «Посмотри, как березки рассыпали Листья красные дождиком крови» (перенос наименования с неживого предмета на неживой); «Браслеты – трепетный восторг – Бросают лепетные слезы…» (олицетворение) и др. В текстах А.Блока метафора также достаточно частотна: «Зачем ты в небе был, отважный, В свой первый и последний раз? Чтоб львице светской и продажной Поднять к тебе фиалки глаз?» (перенос наименования с неживого предмета на неживой); «Душа молчит. В холодном небе…» (олицетворение); «…Плакали зимние бури…» (олицетворение); «Одинокий, к тебе прихожу, Околдован огнями любви» (перенос наименования с неживого предмета на неживой).

Метафора используется и в текстах современных поэтов: «Как населили этот вечер летний Оттенков неземные мотыльки» (Б.Ахмадулина); «Давай, приятель, пой!.. Чего молчишь? Приятно и спокойно по клавишам души пройтись едва» (Р.Рождественский); «Вечер неудержимо двигается туда, Где в солнце вцепилась вершина сумрачного хребта…» (Р.Рождественский) и т.п.

Существует понятие «развернутая метафора», основанной на контекстном поддержании заданного изначально образа. Развернутая метафора – цепочка лексических единиц, используемых в переносном значении по отношению к уподобляемому предмету и в прямом значении по отношении к объекту уподобления. Например, в стихотворениях В. Высоцкого частотна развернутая метафора: «Посажен на литую цепь почета, и звенья славы мне не по зубам». В указанном примере метафора «цепь почета» поддерживается контекстом «звенья славы», «звенья славы не по зубам».

В пособии Н.Н. Ревуцкого приводятся примеры подробного анализа развернутой метафоры как средства создания художественной образности: «Этой плоти больной, изврежденной трудом и войной, что нужней и отрадней столь просто описанной сцены? Но корят то вином, то другою какою виной И питают умы рыбьей костью обглоданной схемы» (Б.Ахмадулина). К субъектному плану метафоры относятся слова «питать», «рыбъя кость», «обглоданная», к объектному плану – «питать», «ум», «схема». Словом, относящимся к обеим тематическим линиям, является глагол «питать», реализующий два лексических значения: наполнять (умы) и кормить (рыбьей костью). Общий смысл развернутой метафоры следующий: «наполнять умы безжизненными голыми схемами – это то же, что питать их рыбьими костями». Рассмотрим дугой пример: «И над яростью наших бесед в дымной комнате машут крыльями опоздавшие птицы газет» (Р.Рождественский). К субъктному плану относятся слова «машут», «крыльями», «птицы» (обратите внимание, эти слова по отношению друг к другу употреблены в прямых значениях), к объектному плану относятся слова «опоздавшие», «газет» (по отношению к этим словам слова первой группы реализуют переносное значение). Развернутая метафора поддерживается и другими метафорическими выражениями: «ярость бесед», а также предлогом «над», используемым для характертистики пространственного положения птиц-газет.

Эпитет – образное определение, базирующееся на переносном метафорическом употреблении имен прилагательных или существительных в роли определений. Имя прилагательное (или существительное) выступает в роли поясняющего, характеризующего какое-либо свойство или качество понятия, явления, предмета. Эпитет определяет какую-либо сторону или свойство явления лишь в сочетании с определяемым словом, на которое он переносит свое значение, свои признаки. Используя эпитет, автор художественного текста выделяет те свойства и признаки изображаемого им явления, на которые он хочет обратить внимание читателя. Например, в тексте стихотворения М.И. Цветаевой «Байрону» встречаются следующие эпитеты: «в волнистых волосах», «о пальцах, очень длинных», «жаждущих глазах», «полутемная зала», которые подчеркивают романтическую ситуацию и романтичность образа героя стихотворения – Байрона.

В строках Р.Рождественского в роли эпитетов выступают существительные: «Собаки изгои. Собаки-отшельники», в строках Б.Ахмадулиной в роли эпитетов выступают имена прилагательные: «Незримый заяц все ж есть в конце твоих следов», «Крепчает рысь младого дня. Застолья вспыльчивая дрема остаток ночи пьет до дна».

Метонимия – это троп, основанный на замене одного слова другим на основе смежности. Наиболее распространенныеми являются следующие метонимические переносы: помещение - люди, находящиеся в помещении («Театр уж полон, ложи блещут», А.С. Пушкин; «Я думаю о полутемной зале», М.Цветаева), материал – изделие («Сквозь винный хрусталь», А. Блок; «На серые камни ложится дремота…», А. Блок; «Пергамент желтых книг», А.Блок); сосуд – содержимое («Красный дворник плещет ведра…», А.Блок); автор – произведение («Читал охотно Апулея», А.С. Пушкин) и т.д.

В приводимых ниже примерах выделены примеры метонимии разных типов: «…Изнывал и бранился ремонт, исцеляющий старую церковь…» (действие – результат действия); «Я вас люблю, красавицы столетий, за ваш небрежный выпорх из дверей, за право жить, вдыхая жизнь соцветий, а на плечи накинув смерть зверей» (признак – носитель признака (цветы и мех животных)); «Еще обиду тянет с блюдца невыспавшееся дитя…» (состояние – продукт, связанный с этим состоянием (молоко или другая жидкость)); «Клубится грива ипподрома…» (помещение – животные, находящиеся в помещении) и т.д. Метонимия, как и метафора, подвержена высокой степени индивидуализации, поэтому в большей части приведенных примеров мы имеем дело не с общеязыковой, а с индивидуально-авторской метонимией.

Синекдоха – разновидность метонимии, употребление названия части вместо целого и наоборот, частного вместо общего, множественного числа вместо единственного и т.д.

Рассмотрим конкретные примеры: «…По откосам по вечерам гуляют полушалки» («полушалки» в значении «женщины в полушалках», перенос наименования с части на целое); «Явиться утром в чистый север сада, в глубокий день зимы и снегопада» («север» употребляется в значении «северная часть сада», перенос наименования с общего на частное); «Там я сижу в ночь упаданья яблок. Грызя и попирая плодородье, жизнь милая идет с гулянок» («плодородье» в значении «яблоки», «жизнь» в значении «живущие этой жизнью люди»; перенос наименования с общего на частное); «Ты вернулся сюда, так глотай же скорей рыбий жир ленинградских речных фонарей…» (сочетание «рыбий жир» употреблено в значении «запах, воздух на реке», перенос наименования с частного на общее); «Я думаю о полутемной зале, о бархате, склоненном к кружевам…»(«бархат» и «кружева» – мужчина в бархатном камзоле и женщина в кружевном платье, перенос наименования с части на целое) и т.д.

Рассмотрите самостоятельно примеры метонимии и синекдохи как ее разновидности, а также случаи углубления образа за счет употребления метафоры в примерах из текстов А. Вознесенского: «Полуфранцуженка, полурусская, с джазом простуженным туфелькой хрустская…»; «В Хэллувин, в Хэлувин с маскарадными ритмами по дорогам гуляет осенний пикник. Воздух яблоком пахнет, но яблоком с бритвами. На губах перерезанный бритвою крик…»; «Итальянка с миною «Подумаешь!» черт нас познакомил иди бог? Шрамики у пальцев на подушечках скользкие, как шелковый шнурок…Детство, обмороженное в Альпах, снегопад, глобальный снегопад…Той войной надрезанные пальцы на всемирных клавишах кричат!».

Образные сравнения – представляют собой единство трех компонентов, но если в метафоре эти компоненты представлены в свернутом виде, то в сравнении они вербализованы. Выделяют объект сравнения (предмет), субъект сравнения (образ) и основания сравнения (признак сходства). Наличие сравнительных союзов, как правило, служит дополнительным средством различения сравнения как тропа, но существуют и бессоюзные сравнения, например, творительный сравнения, отличительным признаком которого является постановка субъекта сравнения, выраженного существительным, в форму творительного падежа. Сравните: «Природа, как ты – обидчива» - союзное сравнение; «Когда очнулись демоном от сна Вы и Богом для людей» - творительный сравнения.

Рассмотрите образные сравнения в следующих примерах:

1. Ночь разрасталась, как сирень, и все играла надо мною печали сильная свирель (Б. Ахмадулина). 2. Эта слабогрудая речная волокита, скучные-нескучные, как халва, холмы (О.Мандельштам). 3. Трезвые, чистые, как раствор борной, вместе, эскадроном садятся есть (В.Маяковский). 4. С плаката сытого, лощеного, нахмуренная личность глянула. В нее листовка, как пощещина (аж брызги разлетелись!) вляпана…(Р.Рождественский). 5. Но опять мы встаем из дымящихся лет, мы – живые, как совесть, простые, как хлеб (Р.Рождественский). 6. Вновь меня заполняет утро, как улыбка Женьки Урбанского (Р.Рождественский). 7.Вдоль узенькой улочки высятся пальмы гигантскими кисточками для бритья (Р.Рождественский).

Антономазия – замена имени собственного нарицательным и наоборот. Например, «великий помор», «великий кормчий», «северная Пальмира», «туманный Альбион» и т.п. Антономазия как явление художественного текста встречается в произведениях М.Ю. Лермонтова: «Его убийца хладнокровно Навел удар…» (о Дантесе), «И Ангел строгими очами На искусителя взглянул…» (о Демоне), «Под знойным песком пирамид» (о Египте), «Расступись, о старец-море» (о Каспии), «Русский немец белокурый» (о Цейдлере) и т.д. В текстах стихотворений А.С. Пушкина так же встречаются примеры антономазии: «Мой парнасский брат» (о Дельвиге), «Лемносский бог» (вулкан), «Любимец ветренный Лаис, Прелестный баловень Киприды» (о Юрьеве) и т.д.

Аллегория – запечатление чего-то абстрактного, отвлеченного в каком-то конкретном образе, тип образности, основанный на иносказании. Характерными примерами аллегорий являются все притчи Иисуса: «…Итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов, ибо всякому имеющему дается и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет; а негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов» (Евангелие от Матфея, 25,28); «И сказал: Царствие Божие подобно тому, как если человек бросил семя в землю, и спит, и встает ночью и днем; и как семя всходит и растет, не знает он, ибо земля сама собой производит сперва зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе. Когда же созреет плод, немедленно посылает серп, потому что настала жатва» (Евангелие от Марка, 4, 26 – 29) и т.д.

Парафразис – замена прямого наименования многословным описанием, в котором содержатся признаки не названного прямо человека, предмета: «Утро дней» (юность), «Бледная Геката» (луна), «Он в том покое поселился, Где деревенский старожил Лет сорок с ключницей бранился, В окно смотрел и мух давил» (Онегин поселился в комнате дяди) и т.д.

Гипербола – резкое, иногда нарочито, преувеличение свойства изображаемого объекта. «Редкая птица долетит до середины Днепра» (Гоголь); «Между тем братья стали раздуваться, расти, они заполнили всю комнату, весь дом и затем выросли из него» (Набоков); «Крылья орловы, Хоботы слоновы, Груди кониные, Ноги львиные, Голос медный, Носы железны; Мы их бить, А они нашу кровь лить» (Загадка).

Литота – троп, обратный гиперболе, состоящий в преуменьшении величины, силы, значения изображаемого явления: «^ Ниже тоненькой былиночки Надо голову клонить…» (Некрасов), «Я думаю еще о горсти пыли, оставшейся от Ваших губ и глаз…» (Цветаева), «Хочу хвалить тебя слабым голосом своим, - славословить нетвердою мыслию своею…» (Флоренский).

Ирония – троп, при котором слово или высказывание приобретает в контексте смысл, противоположный буквальному значению, либо отрицает его, либо ставит под сомнение. Намек на иронический подтекст может содержаться не в самом высказывании, а в контекстной ситуации, интонации, с которой произносится фраза. В процессе функционирования иронии как тропа возрастает нагрузка на паралингвистические средства (мимику, жесты, позу), поэтому автору художественного текста «приходится» либо эксплицировать эти средства, заменяя их описанием, либо строить свой текст так, чтобы ирония была очевидна из контекста. Рассмотрим примеры иронии.

В басне И.А. Крылова «Лисица и Осел» ирония создается за счет несоответствия ситуации обращения и содержания фразы характеру адресата: «Откуда умная бредешь ты голова?» (при обращении к Ослу); в названии басни «Мартышка и очки» ирония создана за счет употребления в одном контексте слов разных тематических групп – животное и прибор для корректировки зрения; в басне «Стрекоза и муравей» ирония создается за счет несоответствия действия и оценки этого действия: «Ты все пела? Это – дело». Яркие примеры иронии встречаются в поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души»: «…Но все это было облечено самою тонкою светскостью, какая бывает в губернском городе. Всякое движение она производила со вкусом, даже любила стихи, даже иногда умела мечтательно держать голову, и все соглашались, что она, точно, дама, приятная во всех отношениях». Ирония создается за счет противопоставленности понятий «светсткость» и «губернский город», за счет контекстного опровержения значения слова «вкус» (=даже любила стихи, умела держать мечтательно голову) и за счет необоснованности вывода (дама, приятная во всех отношениях), подчеркнутого словом «точно». Ирония в максимальной степени ее проявления и при частотности употребления может перерасти в злую иронию и в сатиру, что и происходит в поэме «Мертвые души».

^ Оксиморон (оксюморон) один из художественных тропов, состоящий в сочетании резко контрестных, внутренне противоречивых по смыслу признаков в определении явления. Наиболее хараткерныеми примерами оксиморона являются следующие сочетания слов: горькая радость, звонкая тишина, горячий снег. Многие авторы используют оксиморон в качестве названия произведения, например: «Каменный гость», «Пир во время чумы» А.С. Пушкина (противопоставленность сем «неподвижность» и «способность перемещаться в пространстве», в первом случае, сем «праздник» и «болезнь» – во втором); «Мертвые души» Н.В. Гоголя (противопоставленность сем «неживая» и вечная, данная Богом); «Белая ночь» Н.А. Заболоцкого (противопоставленность сем «темное время» и «светлый по цвету») и т.д.

Итак, мы рассмотрели основные виды тропов. В каждом конкретном случае появления тропа необходимо ответить на вопрос, с какой целью автор его употребляет. С нашей точки зрения, троп, как средство создания художественной образности, позволяет обратиться к специфике образного мышления автора художественного текста, а также рассмотреть индивидуальные особенности его идиостиля: структура тропов и их виды стандартны, языковое выражение образного значения различно. Именно это позволяет говорить об индивидуализации тропики в каждом конкретном произведении, о приспособлении отработанных языковых приемов к выполнению конкретной авторской задачи.

  1   2   3

Похожие:

Лингвистический анализ художественного текста на уроках в 11 классе Учебное пособие для учителей Часть 3 iconЛингвистический анализ художественного текста на уроках в 11 классе...
Кретова Л. Н. Лингвистический анализ текста на уроках в 11 классе: Учебное пособие для учителей школ. Новосибирск: моу сош №43, 2005....
Лингвистический анализ художественного текста на уроках в 11 классе Учебное пособие для учителей Часть 3 iconЛингвистический анализ художественного текста на уроках в 11 классе Учебное пособие для учителей
Кретова Л. Н. Лингвистический анализ текста на уроках в 11 классе: Учебное пособие для учителей. Новосибирск, 2004. 20 с
Лингвистический анализ художественного текста на уроках в 11 классе Учебное пособие для учителей Часть 3 iconУчебное пособие для учителей школ Часть 2
Кретова Л. Н. Лингвистический анализ текста на уроках в 11 классе: Учебное пособие для учителей школ. Новосибирск: нгпу, 2004. 20...
Лингвистический анализ художественного текста на уроках в 11 классе Учебное пособие для учителей Часть 3 iconЛ. Н. Кретова Анализ художественного текста (учебно-методическое пособие)
Анализ художественного текста: учебно-методическое пособие/ Л. Н. Кретова; Новосибирский государственный педагогический университет;...
Лингвистический анализ художественного текста на уроках в 11 классе Учебное пособие для учителей Часть 3 icon9 класс I. Работа с текстом художественного произведения
Проведите лингвистический анализ текста. Дайте развернутые ответьте на следующие вопросы
Лингвистический анализ художественного текста на уроках в 11 классе Учебное пособие для учителей Часть 3 iconУчебное пособие Кировград С. Е. Артёмова учебное пособие для учащихся старших классов
Учебное пособие предназначено для уроков по деловому письму в 7-9 классах специальной (коррекционной) школы. Пособие является дополнительным...
Лингвистический анализ художественного текста на уроках в 11 классе Учебное пособие для учителей Часть 3 iconВ. И. Аннушкин риторика и стилистика часть II. Практикум Учебное пособие для студентов
П. Практикум: Учебное пособие для студентов социально-экономического и юридического факультетов. М.: АтиСО. 2006. 159 с
Лингвистический анализ художественного текста на уроках в 11 классе Учебное пособие для учителей Часть 3 iconУчебное пособие в схемах Москва
К 89 Гражданское право (Общая часть): Учебное пособие в схемах.  М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2001.  76 с
Лингвистический анализ художественного текста на уроках в 11 классе Учебное пособие для учителей Часть 3 iconСпецкурс «Комплексный анализ текста»
Анализ эпизода. Анализ стихотворения. Учебно-методическое пособие Н. В. Францева
Лингвистический анализ художественного текста на уроках в 11 классе Учебное пособие для учителей Часть 3 iconУчебное пособие для учащихся начальной ступени общеобразовательных учреждений
Учебное пособие предназначено для дополнения курса «Основы безопасности жизнедеятельности»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница