Книга первая. «Хочешь ли ты жить?»




НазваниеКнига первая. «Хочешь ли ты жить?»
страница25/60
Дата публикации24.02.2013
Размер6.48 Mb.
ТипКнига
shkolnie.ru > Литература > Книга
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   60
И я просил бы вас, не забывать о том, что не Сталин «основатель этого нового государства». Ему досталось то, что досталось. И именно из этого он начал «строить социализм». И он получился кровавым. А какой он вообще мог получиться? Что лежало в его основе? Вы думаете, предложения Троцкого могли дать более мягкий путь? Может быть. Но я уверен, что итог был бы гораздо более кровавым. Потому что пришёл мировой кризис 1939-го года.
А до того был кризис в Америке, развернувшийся в 1933 году. Так называемая, «депрессия». На её волне в Белый дом пришёл Рузвельт.

А до этого всё очень плохо было в Германии. И канцлером там был избран Гитлер. Хайль ему! (в глотку). Но не всё было так прямолинейно, как мы привыкли видеть. Всё было гораздо сложнее и интереснее.
А пока нужно было претворять планы первой советской пятилетки. Любыми силами. Любой ценой. Остановка была подобна самоубийству и поэтому к цели шли, не считаясь с потерями. Я опишу лишь один показательный случай. Добыча денег бесплатной рабочей силой, формируемой из «врагов народа».


Ещё в начале века геологоразведка обнаружила большие пласты золота в долине реки Колыма, впадающей в Ледовитый океан. Пустынный край вечной мерзлоты, где река 285 дней в году была скована льдом.

Летом 1932 года 12000 заключённых – бывших зажиточных крестьян с Украины, Дона и центральных областей России, были высажены в Магадане под конвоем 2500 солдат ГПУ и при двухстах овчарках. Целью «экспедиции» было немедленное начало эксплуатации золотых россыпей, обнаруженных на Колыме. Неизвестно кто задумал и планировал эту операцию, но заключённые были доставлены в одних рубашках, конвой – в гимнастёрках, и только овчарки имели шубы, но это и их не спасло. Грянувшие в сентябре морозы погубили всех.
Вымерли все до единого человека, включая охрану и сторожевых собак.

Летом 1933 года в Магадан было доставлено 32 тысячи заключённых, экипированных немного лучше. Зимой удалось выжить одному из пятидесяти.

Летом 1934 года прибыло ещё 48 тысяч человек. Зимой снова вымерзли все заключённые, но уцелела охрана. Летом 1935 года доставлено было 38 тысяч человек.

Не знаю, сумеете ли вы понять логику и поступки Сталина в то время. Может быть, спустя какое-то время, вы сможете хотя бы не судить его столь же однозначно, как сегодня. Легко ли понять нам, живущим сегодня, логику командира, поднявшего бойцов в атаку прорыва из окружения. У них небогатый выбор: погибнуть в окружении, погибнуть во время прорыва из окружения или стать военнопленными, чтобы, затем, в большинстве своём, умереть от голода, болезней, непосильного труда или бесчеловечных опытов в каком-либо концлагере. В позоре, бесчестье и унижении.
Вот в таких или подобных условиях существовала целая страна. Страна «в окружении». И логика её жизни не может быть объяснима сегодняшними диссидентами или Западными политологами. Но я продолжу о Колыме.
Подобные методы и составляли всю формирующуюся экономику социализма.

Ту экономику, которой, по замыслу «Приората Сиона», попросту не должно было быть. Все, кто должен был умереть в тоске и безысходности, начали умирать, строя ценой своей жизни новую страну с новой, небывалой экономикой. Экономикой справедливости.
Бессчётный расход людей, которые, как считалось, оправдывали свою гибель двухмесячным каторжным трудом, был двигателем государственного прогресса.

Золотые прииски работали и давали продукцию. Из Москвы был спущен жёсткий план по добыче, невыполнение которого беспощадно каралось. Всё руководство колымских лагерей держало головы на кону. Уже в 1934 году добыча золота достигла уровня 1913 года.
В 1936 году этот уровень был превышен вдвое. К началу войны добыча золота достигла 250 тонн. За это время только на колымских рудниках погибло более 600 тысяч человек. Особенно страшными были четыре предвоенных года, когда на прииски стало массами поступать городское население крупных городов. Их жизнь на приисках редко продолжалась более пяти недель.
Вместе с тем несметные богатства были обнаружены на севере Красноярского края, где в 1935 году началось строительство Норильского обогатительного комбината. Норильская руда, которую до сих пор продают за валюту, пользовалась огромным спросом в стране и в мире. Здесь всё развивалось по колымской методике. Заключённых, кто в чём был взят, летом доставляли на баржах в порт Дудинка, где к началу сентября температура воздуха опускается до минус 45-ти градусов.
На комбинат людей гнали либо колонной, либо на открытых платформах знаменитой железной дороги Дудинка – Норильск. К месту работы прибывала десятая часть. Остальные гибли в пути. Прибывшим выдавали кирки ломы и заставляли на морозе рыть себе землянки. К утру следующего дня погибали все. Работу продолжали вновь прибывшие, и так шло до бесконечности, но уже в 1936 году первые суда с норильской рудой появились в европейских портах, давая стране устойчивую прибыль в твёрдой валюте.
Так было везде. Люди гибли миллионами, и в 1939 году у Сталина были основания сказать, что «социализм в СССР в общих чертах уже построен. Продуманная и разработанная им система работала и по вертикали, и по горизонтали. Творились просто чудеса. За тюремной решёткой конструкторы и инженеры создавали проекты нового оружия, получая при этом в качестве привилегии ненормированный хлеб и полстакана сметаны.

Заключённый Туполев создавал новые, невиданные по дальности полёта самолёты, способные перелететь через северный полюс в Америку.

Заключённый Рамзин создавал новые прямоточные котлы для боевых кораблей, а заключённый Королёв уже разрабатывал ракетную технику. И они были довольны, они ценили свои привилегии, ибо миллионы других заключённых трудились в шахтах, на рудниках и приисках за «пайку», которая могла поддержать силы в течение не более двух недель.
«Привилегированные» ещё не понимали, что их смерть запланирована так же, как и двухнедельная работа миллионов рядовых лагерников - на смену им придут другие заключённые.

Иван Бунич не решился в «Золоте партии» дописать вывод: самые привилегированные – члены Политбюро ЦК КПСС – тоже могли быть заменены в одну из ночей. И сам Сталин не был исключением из правил. Такая ночь могла настать и для него. И настала однажды…
Но страна Советов не умирала. Более того, она поднималась, имея самые высокие темпы прироста национального дохода. Те, кто выжил в годы страшных поражений, теперь гордо вышагивали на парадах, окутанные кумачом. Под радостные, обнадёживающие песни. А почему было не радоваться? Каждый год приносил новые улучшения в работе и жизни. В людях крепла вера в наступление лучшей жизни. Лучшей, чем вчера.
Мало кому давали вспомнить, как было, но все воочию видели: день ото дня всё становилось лучше. А ещё в киножурналах видели, что в Соединённых Штатах день ото дня всё становилось хуже. «Депрессия» выбрасывала на улицы сотни тысяч безработных. Да, надо признать, в самый худший период «депрессии», национальный доход Америки в 17 раз превышал доход набирающего обороты Советского Союза.
Но, как оказалось, этот факт американского рабочего не сильно-то и грел. Получать зарплату в СССР оказалось предпочтительнее, чем быть безработным в Штатах. И в Союз, по приглашению Молотова, повалили квалифицированные инженеры из Америки. Под их руководством строились высокотехнологичные заводы, отлаживались конвейерные линии различных производств. Это американские специалисты вносили в Советский Союз новшества технического прогресса. Они учили нас рыть котлованы не вручную, а экскаваторами. Они советовали купить заводы Форда, они и учили выпускать с конвейера автомобили, но уже с завода им. Лихачёва.
Но ещё более глубокий кризис переживала Германия. Репарации, выплачиваемые ею Англии и Франции, не давали немцам возможности увидеть на своём столе тарелку с тушёной капустой, сосисками и пивом. Та, прошлая жизнь, казалось, ушла навеки. Только горе, нужда, тяжёлый труд, беспросветная тоска и тягостная безысходность сопровождали немца в нелёгкой жизни. Но, безусловно, не всех. Кто-то в это время смотрел на мир через монокль цейсовского стекла. Кто-то пересчитывал дивиденды от продаж крупповской стали. Кто-то ел ананасы и жевал рябчиков, а кто-то грезил мечтами о том, что Германия выиграла войну и это ей платят по репарациям.
Чтобы такие грёзы не осуществились со временем, страны Антанты строго следили за тем, чтобы армия Германии не превышала 100 тысяч человек. И никакого тяжёлого вооружения! И самолётов! Ни-ни!

И тогда любой немец или австриец немедленно опускали голову: отомстить за поражение никогда не удастся. Их дети так и останутся голодными, а их труд будет обогащать их же противников. Оставалось только принимать всё как данность за поражение.
Но и в Германии был рабочий класс. И там почитывали Маркса. И там теплилась надежда, выражаемая, изредка, в речах, во время рабочих стачек и забастовок. И в них, вначале робко и неуверенно, начал проявлять себя бывший ефрейтор, Адольф Шикльгрубер. Война сделала из него героя, получившего два железных креста, аналогичным дважды герою Советского Союза. Время же сделало из него прекрасного оратора.
Тот, кто не погиб в боях и не был окончательно отравлен газами на фронте, мало боялся преследований со стороны полиции. Один из трудолюбивых полицейских, с малоизвестной тогда фамилией Мюллер, немало покомандовал расстрелами демонстраций, за что долго потом заслуживал прощения, преданно трудясь в Гестапо.
Эмоциональные речи бывшего фронтовика, в душе которого не угасал огонь реванша за проигранную войну, поставившую весь немецкий народ на колени, сделали Адольфа достаточно популярным национальным лидером. И книга, написанная им в тюрьме, стала буквально бестселлером, оказавшись на столе каждой немецкой семьи. «Майн кампф» была на устах каждого из тех, кому больше в эти уста положить было нечего.
Об этом человеке заговорили. Говорили о нём и немцы, налаживающие работу германского прессового оборудования на строящихся советских заводах. Перевод книги лёг на стол Сталину. Из её содержания становилось ясно: Гитлер ( так было на обложке) – не прекратит борьбу против Англии и Франции. Он не терпит вида трудолюбивых, дисциплинированных, порядочных и в то же время нищих и голодных немецких тружеников. Так не должно быть. Это несправедливо. Тот, кто трудится, должен быть накормлен! Справедливость восторжествует! Не может не восторжествовать!
Сталин понял: если этого австрийского ефрейтора поддержать деньгами, то демократичные выборы позволят ему обрести шанс на место в Рейхстаге. Немцы заслали к нам, в Питер, Ленина, а мы им зашлём в Берлин – Гитлера. И работа началась. Коминтерн не оплошал, постарался на славу. Популярность Гитлера росла не по годам. Практически не прекращающееся стачечное движение. Громогласные и эмоциональные речи Гитлера в Рейхстаге. Народ в стране бурлит. Гитлер взывает к чувствам национального самосознания. Учит, что германец – лучший из людей. Он потомок лучших носителей белой расы – ариев. А арии всегда руководили низшими народами, потому, что умели воевать.
И закрутилось! Рабочие Тельмана сошлись в рукопашную с боевиками – националистами Гитлера. В ходу были и арматура, и кастеты и булыжник, основное оружие пролетариата. Разве что из пулемётов друг друга не косили. Сталин оплачивал всех: и рабочее движение, и – нацистское. И потирал руки. А чего не потирать: Адольф Гитлер занял высшую должность в законодательном собрании Германии, став Канцлером. И этот канцлер знал, с чьей руки получал корм.
Работу было с кем продолжать. Германию фактически возглавил человек, не могущий заснуть, пока не проклянёт тех, кто отобрал у Германии её богатейшие земли. И не пообещает себе, что земли эти будут возвращены. Эх, жаль, Германия маловата, насквозь просматривается. И заводы есть, и аэродромы построить можем, а вот производство танков и самолётов развернуть не удастся!
Удастся, если в этом поможет Советский Союз! Враг нашего врага – наш друг! Можете в тайне разрабатывать в своих институтах боевую технику, а заводы для производства головных образцов, испытательные полигоны и аэродромы мы предоставим вам в Советском Союзе!
Это сейчас нам кажется удивительным и загадочным факт того, что на территории Советского Союза обучались лётному делу лётчики будущего «Люфт-Ваффе» и танкисты, которые в июньские дни 1941-го под командованием генералов Манштейна и Гудериана на сотни километров ворвутся на эти же советские территории, круша всё на своём пути «огнём и сталью».
Не менее удивительным и возмутительным это будет казаться и тем, кто в августе 1939-го прочтёт в газетах о заключении мирного договора между СССР и Германией. Это возмущает и сегодня всех тех, кто хотел бы, чтобы советские войска были двинуты в Европу, уже гусеницами своих танков в очередной раз давить Пруссию и Баварию, разгребая ценой русской крови европейские конфликты, как это уже было в той же семилетней войне совсем уж в недавнее время, при императрице Елизавете.
До сих пор и советским и российским интеллигентам (диссидентам) хочется видеть русского солдата, умирающего в штыковых атаках при взятии Чёртова моста в Альпах, или расстрелянную пушечной картечью в упор дворянскую конницу под Аустерлицем. Тогда лучшие сыны отечества десятками тысяч погибали на полях сражения Европы, ложась костьми в чужую землю, чтобы отвоевать европейским же монархам их же европейские троны. А как же, Бонапарт ведь нёс и в Россию демократический строй революционной Франции – безусловно, его надо было гнать и уничтожать!
А вот вы возьмите книги историков, писавших ещё во времена последних императоров. Вы знаете, история вам тогда увидится более трагической, чем – героической.

Это сейчас фильм гениального советского кинорежиссёра Сергея Бондарчука «Война и мир» заканчивается победной речью маршала Михаила Илларионовича Кутузова (так и пишу его полностью – из искреннего уважения за умение ценить и сохранить жизнь русского солдата). История на этом не заканчивается. До победного вступления в 1814-м году союзных войск в Париж ещё немало времени прошло. И немало событий. Иногда, буквально трагических. Ставивших войска союзников прямо перед трагическим разгромом.
И чтоб вы знали: именно Император России Александр I, единственным из монархов коалиции, отказался покинуть поле, уже, казалось, напрочь проигранного сражения, и не позволил дать команду к отступлению русских полков. Именно это стратегическое решение, принятое русским царём в самые сложные минуты битвы, когда союзники в панике обрушили свои линии обороны, оставив сражаться лишь русские батальоны, позволило выиграть решающую в той войне с французами битву.
Война была победно завершена взятием Парижа. Все европейские монархи, великие князья и герцоги вновь воссели на свои большие и маленькие троны. У императора Александра никто не посмел оспаривать славу самого успешного стратега этой войны. Гений Бонапарта закатился…
И нынче никто не хочет вспоминать о том, как штабная кавалькада царя продвигалась по заснеженным дорогам Европы в сторону Франции, а вдоль этих дорог тысячами лежали неубранные окоченевшие, занесенные снегом трупы русских воинов, умерших от ран, голода и обморожения. Император с горечью, как отмечают свидетели, наблюдал картины заледеневших трупов со скрюченными, застывшими в последней судороге руками, воздетыми к небу в поиске последней милости.
Ответьте вы мне, диссиденты и интеллигенты, вы готовы продолжать на тёплых московских кухнях обсуждать тёмных и забитых русских крестьян, не угодивших вам своим видом и запахом? Готовы? Тогда слушайте дальше.
Все образованные люди видели картину маслом, демонстрирующую спуск Суворовских «чудо-богатырей» на «пятой точке» с вершины альпийской горы в тёплую австрийскую долину, где их совсем не ожидали французские гренадёры. Картина известная. Сюжет знаменит. Всё если и не весело, то – забавно. С заснеженной горы – и вниз на корточках! Ха-ха!
А знаете ли вы, что такое скатывание с горы смертельно опасно даже для современного лыжника в альпийском костюме и солнечных очках? Не слышали ли вы статистику гибели и травм, которые нынче получают туристы в заснеженных Альпах? Как часто с такого отдыха людей возвращают в гипсе и на костылях? Не слышали?! Прислушайтесь, и вы поймёте, что скатываться по заснеженным скалам на собственном теле ещё в тысячу раз опаснее.
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   60

Похожие:

Книга первая. «Хочешь ли ты жить?» iconКнига первая моя
Оборудование: зал украшен шарами, лозунги «Если хочешь много знать, многого добиться, обязательно читать нужно, научиться», «Прощай,...
Книга первая. «Хочешь ли ты жить?» iconЛекция для родителей. «Роль отца в семейном воспитании»
Если ты хочешь изменить провинции, начни с районов. Если ты хочешь изменить районы,начни с городов. Если ты хочешь изменить города,...
Книга первая. «Хочешь ли ты жить?» iconКнига «Патриархи и пророки» первая из серии «Конфликт веков»
Книга «Патриархи и пророки» — первая из серии «Конфликт веков» — описывает историю Великой борьбы между добром и злом от возникновения...
Книга первая. «Хочешь ли ты жить?» iconИдеи к философии истории человечества часть первая предисловие книга первая
Наша Земля претерпела множество катастроф, пока не приняла свой теперешний облик
Книга первая. «Хочешь ли ты жить?» iconКнига для тех, кому нравится жить, или
Новая книга Н. И. Козлова, как всегда, щедра мыслями, конкретикой и пронизана богатым опытом практической работы
Книга первая. «Хочешь ли ты жить?» iconТема. Хочешь дольше жить не надо курить!
Оборудование: плакаты, афоризмы, проектор, компьютер, фонограммы песен о курении, презентации, коллаж, гербы, сердечки, фишки
Книга первая. «Хочешь ли ты жить?» icon6. Литература > Приложения
В ваших руках первая книга в наше время о лечении голоданием по методике а а суворина. Эта книга написана специально для того, чтобы...
Книга первая. «Хочешь ли ты жить?» iconПервая и жить торопится и чувствовать спешит. Кн. Вяземский. I

Книга первая. «Хочешь ли ты жить?» iconКнига по сути первая систематическая и достаточно полная работа по всесторонней
Книга рассчитана как на профессионалов – бойцов силовых структур, спортсменов, инструкторов боя, – так и на широкий круг читателей,...
Книга первая. «Хочешь ли ты жить?» iconЗахар, каково жить с двумя именами? С судьбой играть не страшно?
«Ты вот это прочти обязательно, показал на пару рассказов Захара Прилепина в оглавлении альманаха старый приятель-книгочей, остальное...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница