Книга первая. «Хочешь ли ты жить?»




НазваниеКнига первая. «Хочешь ли ты жить?»
страница12/60
Дата публикации24.02.2013
Размер6.48 Mb.
ТипКнига
shkolnie.ru > Литература > Книга
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   60
Данные о наличии, перемещениях, золотые активы иностранных государств, хранящиеся в русских банках, русское золото обеспечения иностранных займов. Золотые перстни, содранные с рук расстрелянных, золотые серьги, вырванные из ушей гимназисток, золотые браслетки, найденные за иконами крестьянских изб.
Серебряные монеты, серебро в слитках, изделия из драгоценных металлов, произведения искусства из серебра и бронзы (в тысячах пудов). Коллекции музеев, частных собраний, государственных хранилищ пока не оприходовались. Но в ближайшем времени это будет сделано.
Всего 2,5 миллиарда золотых рублей по курсу 1913 года. Из них на личные счета, на «общее дело», в Германию:

  1. за финансирование

  2. за оказание военной помощи

  3. за содержание армии

  4. компенсация частным лицам за потери от сорванных контрактов, антинемецких погромов и.т.д.



Итого в банки Германии, в банки Швейцарии, в банки Скандинавии и в прочие банки…транспортные расходы; на личные счета; шифры; ключи; в акции немецкой промышленности и промышленности нейтральных стран. Итого…
А дальше идут ведомости с данными о запасах пушнины, зерна, леса, руды, цветных металлов. И вдруг…найдена недостача! В 78 миллионов золотых рублей! Как?! Кто?! Началось следствие, выявившее хищение «груза» через скандинавские банки. Организатор – Володарский. Ставленник Парвуса и доверенное лицо! Тот, кто должен наблюдать, чтобы Ленин чего для себя не утаил! И через месяц Володарский трагически погибает.
Зато Красин в это время успокаивает магнатов Германии щедрым предложением по поставкам сырья. И кладёт на стол списки и ведомости. В них всё, абсолютно всё, что за годы войны заготовила царская Россия! И это всё предложено буквально агонизирующей от нехватки сырья и материалов воюющей Германии. Магнаты люди серьёзные: им не верится, что собственную страну можно распродавать с такой беспринципностью. Но факт есть факт и от сырья никто не отказывается.
Сразу после этого столь же неожиданно от пули террориста погибает и подельник Володарского по хищениям – Урицкий. Ленин через ЧК прощупывает почву по перспективам устранения Парвуса. Слишком уж жаден, а надо подумать и о себе…И тут разворачивается сложная, многоходовая детективная интрига.
Любой серьёзный человек не любит над собою кураторов, которые строго за ним наблюдают, заставляя плясать под свою дудку, дабы выгребать жар чужими руками. Особенно тягостно это, когда тебе за всю проделанную работу остаются какие – то жалкие миллионы, пусть даже и золотом. В подобной ситуации «серьёзный» человек просто обязан проявить инициативу, ища способа освобождения от «прилипал». Так поступил и Ленин – назвать его несерьёзным человеком, вряд ли кто осмелился бы. Жизнь дорога.
Но и Парвус – не ребёнок: для чего и приставлял к Ленину «соглядатаев». Теперь же их число начало катострофически убывать по причине неожиданной их кончины. Ответ обязан был последовать. И на Ленина совершается ну совершенно неожиданное покушение. Охрана слаба и за всем усмотреть не может. Разве что Гиль со своим наганом…Но выстрелы раздаются из окружающих Ленина воодушевлённых рабочих. Очнувшийся после покушения Ленин спрашивает: «Стрелявший арестован?». Но арестована «стрелявшая». Фани Каплан. Полуслепая еврейская девушка, ставшая буквально инвалидом после неудавшегося испытания взрывпакета.
Арестовывают её чекисты через полтора часа после покушения вдали от завода Фордзона, когда Фани стояла на трамвайной остановке, мечтая добраться домой и поесть немного жареной картошки. Но её сгребли лихие ребята в кожаных тужурках и повезли прямиком на допросы. Позже, когда уже всем, кроме самой Фани, было ясно, что это именно она стреляла в вождя мирового пролетариата, чекиста, производившего арест спросили: «Как ты распознал в ней террористку?». Чекист ответил: «Я почувствовал это своим горячим чекистским сердцем!».
В течение полусуток Фаню допрашивают все высокие чины ЧК, вплоть до Дзержинского. Пытаются понять, как она совершила покушение. Сама Фаня тоже хотела бы это знать. Близоруко щурясь, она лишь по голосу узнаёт, что теперь её допрашивает кто-то другой. Из происходящего, она достаточно быстро осознаёт, что живой её отсюда уже не выпустят. На вопросы ничего не отвечает, да их толком никто и не задаёт. Процесс происходит практически без её участия. Входящему кивают головой на молча плачущую молодую еврейку и коротко поясняют: «Это она стреляла». Вошедший долго оценивает «претендентку на роль террористки» и тоже кивает головой: «Да…Она».
Всё. Каплан входит в мировую историю. Теперь её имя навечно связано с именем Ленина. Каждый стоящий в очереди к мавзолею помнит, что к этому мероприятию приложила свою недрогнувшую руку Фани Каплан.
Правда, самой ей это будет стоить безвременной и насильственной кончины. Бывший балтийский матрос, а ныне комендант Кремля Мальков, не менее мужественно стреляет Фане в затылок из маузера, а затем, вместе с поэтом Демьяном Бедным, бросают её в 200-литровую бочку, заливают бензином и сжигают. Я лично, по молодости, долго воспринимаю Малькова подобием коменданта общежития, командующего разве что уборщицами, и никак не могу взять в толк, что в военизированных организациях существуют штатные палачи, официально числящиеся как – коменданты.
Как это ни странно, но всё время с Октябрьского переворота рядом с Лениным неотступно находится Яков Свердлов (теоретик и автор таких «выдающихся» документов Советского правительства, как : Постановление СНК «О красном терроре», о разделении деревни на два враждующих лагеря: бедняков и кулаков, об осуществление жёстких карательных мер при подавлении казацких восстаний против Советской власти на Дону.) Никто и по сегодняшний день толком не может сформулировать, чем же он занимался. Однако все видят: он всегда рядом с Лениным. Неотступно. Ленин всем что-то поручает, со всех чего-то спрашивает, всех за что-то распекает. А вот Свердлову не поручено ничего. И спросить с него не за что. Но все точно знают: если что случится с Лениным – бразды правления переходят в руки Свердлова. Не за светлую кучерявую голову, а за то, что опредёлён кем – то на этакую должность.
И вот, начались кремлёвские неприятности: вначале вполне надёжно погибают Володарский и Урицкий, а затем стреляют в Ленина. Правда, тот выживает. Опять же, все знают, что стрелявших - двое: матрос и женщина. Но их в ведомстве Дзержинского никто и не думает искать. Хватит того, что нашли Каплан. Кому надо, давно поняли: группировка Парвуса действует.
Правда, соратники Ленина тоже не на продуктовой базе прозябали. Через несколько дней Свердлов, как-то бочком и прихрамывая, проскальзывает в свой кремлёвский кабинет. Кто-то из доверенных друзей спрашивает его: «Что произошло?». Свердлов, болезненно морщась, устраивается в кресле и, закрыв глаза, кратко жалуется: «Теперь мне вместо Ленина приходится ездить с революционными выступлениями. Только что, на проходной завода меня очень сильно избили рабочие».
По внешнему виду Свердлова этого не скажешь. Кажется, он просто присел передохнуть после выступления. Ни синяков, ни кровоподтёков, ни, тем более, крови и оторванных рукавов революционной куртки. Рабочие со слободки так не бьют. Те, вымещая пьяную злобу, так и норовят прежде всего «пустить кровавую юшку», чтобы все в округе знали: мы парни горячие! Умеем дать по морде! Не столько драки, сколько - гонору. Авторитет ведь какой: посадить фингал под глаз главе правительства! Почти Столыпину!
Но тут совсем другая история…Свердлова бьют сильно и точно. Никаких бесцельных ударов. Бьют мощно по самым уязвимым органам тела. Но не в сердце – чтобы на месте не умер. Чтобы умер позже, у себя в кабинете. И Свердлов через двое суток умер от внутренних кровотечений. От побоев. Об этом доложили Дзержинскому, одному из тех немногих, кто остался в живых из команды Парвуса. И Дзержинский исчезает. Мгновенно и молча. Почти на три недели.
После этого, в Москве всё как-то и притихло. Свердлова без всякой помпы незаметно похоронили. Правда памятник воздвигли. Сегодня так никто и не знает: Свердлов – это что такое? И за что ему такой памятник? Почему просто в стенку не законопатить? А Дзержинский вновь объявился у себя в кабинете. Как, ни в чём ни бывало. Кто-то из кремлёвских коротко поинтересовался: «Ты где был?». На что получил столь же исчерпывающий ответ: «Да в Польше. Хоронил бабушку».
Со смертью Свердлова жизнь не кончилась. Хлебные посты никто больше не отбирал. И жизнь покатилась дальше, как и было ей предначертано. Тем более, ведомству Дзержинского некогда было отдыхать: надо было продолжать изымать у населения то, что ещё не было оприходовано новой властью.
И по ночам во все квартиры, где ещё проживали дворяне, купцы, адвокаты, офицеры, учителя и врачи, врывались вооруженные наганами и ордерами на обыск угрюмые люди. Тщательно всё обыскивали, отбирая деньги и ценные вещи. Никто и не планировал искать что-либо запрещённое – достаточно было найти лишь ценное. Затем жильцов выволакивали на улицу. Одних тут же расстреливали, руководствуясь какими-то своими рассуждениями, других – рассовывали по тюрьмам.


Тюрьма долгой жизни не обещала. Следователи там достаточно отчётливо объясняли, что в стране идёт уничтожение чуждого рабочему классу элемента, обоснованного всей сущностью социалистической (социальной) революции. И весь класс имущих однозначно должен быть уничтожен. Расстреляны должны быть и вы, но…Если вы внесёте в кассу 400 тыс. рублей золотом, то будете выпущены для выезда за границу.
Многие верили и платили. После чего мгновенно были расстреляны. Другие не отзывали из западных банков своих активов ещё очень долго, несмотря даже на пытки семьи, производящиеся на глазах хозяина ценностей. Потом и они сдавались. И тоже расстреливались.
После ликвидации Урицкого Питерскую ЧК возглавил небезызвестный Глеб Бокий, расстрелянный гораздо позже при Сталине. А сейчас он выступил с инициативой кормить зверей в зоопарке мясом расстрелянных. Ведь экзотических животных тоже можно было бы кому-то продать. И это именно Бокий, по своей инициативе, стал отпускать заложников за астрономические суммы выкупа. Их держали на конспиративных квартирах и затем тайно переправляли через финскую границу.
В разгар перестройки первая информация о немыслимо огромных конфискациях, проводимых вплоть до 1922 года, публиковалась в «Огоньке». Уже тогда я был удивлён тем, что опись вывозимых богатств проводилась исполнителями совершенно безграмотно. При «экспроприации» поместий и дворцов разного уровня знати, писали попросту: «На железнодорожную станцию для отправки в Петроград отгружено 29 возов мебели, 6 возов картин, 16 ящиков с изделиями из бронзы, серебра и золота. Бриллианты, сапфиры, яхонты, топазы и др. драгоценные камни – 2 бочонка».
Уже тогда всё свозимое в Питер оценивалось десятками тысяч вагонов. И все эти выкачиваемые вместе с кровью из людей богатства шли на Запад, в разветвлённую паутину банков. Но кровь, и только кровь - оставалась в России. А главное национальное богатство страны – её инициативный, предприимчивый, талантливый и трудолюбивый народ сбрасывался десятками тысяч в братские могилы.
Зато, в это время, педантичные немцы точно учитывали весь вывоз из захваченной большевиками России. До момента разгрома в войне, Германия получила «помощи» от своих русских друзей: 2 миллиона пудов сахара, 9132 вагона хлеба, 841 вагон лесоматериалов, 2 миллиона пудов льноволокна, 1218 вагонов мяса, 294 вагона пушнины и.т.д.
Теперь вам осталось лишь подумать: не в это ли время с голоду пухли дети в России?
А в это же время Дзержинский выезжает в Швейцарию, где налаживает контакт с представителями практически всех банков. И те начинают «наводить» органы ЧК на своих клиентов. К общему стыду, документы о кодовых шифрах счетов в банках Берна, присланных телеграммами в Петроград, сохранились в архивах до сих пор.
Кстати, именно на этом и погорел председатель Кронштадтского ЧК князь Андронников. «Выжимая» шифры счетов из своих заключённых, некоторые из них он переоформлял на себя, оставляя деньги в банках Швейцарии и Швеции. Но данные о всех вкладчиках российского происхождения вскоре поступали в центральные органы ЧК. Андроников, как и положено, был расстрелян не за хищения, ибо «у чекистов руки всегда чистые», а – за шпионаж. Красиво.
Но мы, что-то, долго задержались на событиях одного Петрограда. Гражданская война давно и успешно полыхала по всей территории бывшей России. И большевики и здесь проявили себя достаточно «прогрессивно». Перед занятием города Красной армией, городу выдвигался ультиматум на получение «финансовой контрибуции». Выплатившие её – могли рассчитывать на вполне лояльное отношение к городу.
Так от Киева потребовали 400 миллионов золотых рублей, от Одессы – 500 миллионов, от Харькова (как от соседа) – всего 100 миллионов. Контрибуция принималась любыми золотыми монетами, слитками золота, ювелирными украшениями, драгоценными камнями, картинами и скульптурами. В случае неуплаты контрибуции в срок, жителям грозили расстрелами.
Уплата, как оказывалось, тоже не спасала. После занятия города красными войсками, начинались повсеместные обыски. И, естественно, расстрелы. В Киеве в один день расстреляли 5000 офицеров, приглашённых в здание оперного театра для регистрации. И тут я смею вам напомнить «таинственную» смерть легендарного Г.И.Котовского, памятник которому гордо установлен вблизи Кишинёвского вокзала.
Немало пограбивший банков в Бессарабии и Одессе, авторитетный бандит получил от красного командования возможность сформировать и возглавить «дивизию Котовского». Вот когда воистину появилась возможность не таясь пограбить хранилища банков… Тогда за многими подобными дивизиями тянулись целые обозы награбленных ценностей. Это за них, утаённых и присвоенных, долгие годы ещё стреляли в затылок комдивам. И поделом.
А Ленинское руководство, умея найти и отобрать золото из банков Европы, вполне резонно подозревало, что при утере власти, так же может лишиться золота, как лишились его и предыдущие владельцы. Решение найдено было в переброске «запасов» за океан, в Америку.
И туда, буквально на нелегальном положении, направляется «самозваным полпредом Ленина» Людвиг Карл Мартенс. Немец. Вот именно он и начинает вести обширнейшие переговоры с американскими банками и фирмами, размещая в них деньги и заказы примерно на 8 миллиардов долларов (160 миллиардов по сегодняшнему курсу).
Законом США взнос в 5 миллионов долларов считается крупным капиталовложением. Здесь же частное лицо размещает 8 миллиардов… К чести американцев, надо признать, они не захлопали в ладоши от умиления, заподозрив «грязное» происхождение этих денег. Данный вопрос выносился даже на рассмотрение Конгресса США.
«Похоже, - писали американские газеты,- что происходящая в России большевистская революция является на самом деле гигантской финансовой операцией, цель которой переместить огромные денежные средства из-под русского контроля под контроль европейских и американских банков. Истинная причина подобных действий, видимо, известна только в Кремле, но уже сейчас можно сказать определённо: какие бы воинственные речи о мировой большевистской революции и неизбежном крушении капитализма ни произносились мистером Лениным, они, возможно сами того не подозревая, делают всё, чтобы на долгие годы обеспечить процветание и стремительный рост нашей экономики и стабильности доллара».
За два года пребывания Мартенса в Америке, туда было перекачано огромное количество Российского золота, завязаны контакты со многими банками, некоторые из них – попросту куплены, созданы совместные фирмы (через подставных лиц), налажен выпуск газет, созданы две коммунистические партии.
С высоты происходящих в 21-м столетии событий, мне легко давать оценки о наивности газетчиков того времени. Не зная, кем в действительности отправлен в Россию Троцкий и Свердлов, американские газеты поражались несоответствию того, о чём декларировали большевики и того, как они поступали. Говоря о будущем процветании России – они убивали в ней всякого, кто умел что-то производить. Обещая будущий высокий уровень жизни – до копейки выгребали все богатства России.
Предвещая скорый закат империалистических стран и особенно США, производили огромную подпитку их промышленности реальной финансовой «кровью» всякого бизнеса – полновесным золотом. А США – это не Швейцария. США не хранит золотовалютных запасов с целью получения прибыли от банковского процента. Американцы все деньги вкладывают в бизнес. Они действительно получают прибавочную стоимость от производства товара.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   60

Похожие:

Книга первая. «Хочешь ли ты жить?» iconКнига первая моя
Оборудование: зал украшен шарами, лозунги «Если хочешь много знать, многого добиться, обязательно читать нужно, научиться», «Прощай,...
Книга первая. «Хочешь ли ты жить?» iconЛекция для родителей. «Роль отца в семейном воспитании»
Если ты хочешь изменить провинции, начни с районов. Если ты хочешь изменить районы,начни с городов. Если ты хочешь изменить города,...
Книга первая. «Хочешь ли ты жить?» iconКнига «Патриархи и пророки» первая из серии «Конфликт веков»
Книга «Патриархи и пророки» — первая из серии «Конфликт веков» — описывает историю Великой борьбы между добром и злом от возникновения...
Книга первая. «Хочешь ли ты жить?» iconИдеи к философии истории человечества часть первая предисловие книга первая
Наша Земля претерпела множество катастроф, пока не приняла свой теперешний облик
Книга первая. «Хочешь ли ты жить?» iconКнига для тех, кому нравится жить, или
Новая книга Н. И. Козлова, как всегда, щедра мыслями, конкретикой и пронизана богатым опытом практической работы
Книга первая. «Хочешь ли ты жить?» iconТема. Хочешь дольше жить не надо курить!
Оборудование: плакаты, афоризмы, проектор, компьютер, фонограммы песен о курении, презентации, коллаж, гербы, сердечки, фишки
Книга первая. «Хочешь ли ты жить?» icon6. Литература > Приложения
В ваших руках первая книга в наше время о лечении голоданием по методике а а суворина. Эта книга написана специально для того, чтобы...
Книга первая. «Хочешь ли ты жить?» iconПервая и жить торопится и чувствовать спешит. Кн. Вяземский. I

Книга первая. «Хочешь ли ты жить?» iconКнига по сути первая систематическая и достаточно полная работа по всесторонней
Книга рассчитана как на профессионалов – бойцов силовых структур, спортсменов, инструкторов боя, – так и на широкий круг читателей,...
Книга первая. «Хочешь ли ты жить?» iconЗахар, каково жить с двумя именами? С судьбой играть не страшно?
«Ты вот это прочти обязательно, показал на пару рассказов Захара Прилепина в оглавлении альманаха старый приятель-книгочей, остальное...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница