Курс лекций москва инфра-м 2002 Кононенко Б. И. Основы культурологии: Курс лекций. М.: Инфра-м




НазваниеКурс лекций москва инфра-м 2002 Кононенко Б. И. Основы культурологии: Курс лекций. М.: Инфра-м
страница9/23
Дата публикации22.02.2013
Размер2.92 Mb.
ТипЛекция
shkolnie.ru > Культура > Лекция
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   23

^ В современной духовной культуре гуманизм представлен в виде нескольких основных направлений, берущих свое начало от идей­ных устремлений эпохи Возрождения. Исторической почвой воз­никновения гуманизма, как и Возрождения в целом, послужили расцвет городов, экономические и социальные сдвиги раннебур-жуазной эпохи, зарождение нового человека и потребность в его сознательном самоутверждении и воспитании. Называя себя «муд­рецами» или «ораторами», итальянские гуманисты обозначали свои занятия, согласно Л. Бруни, как «познание вещей, которые относятся к жизни и нравам и которые совершенствуют и укра­шают человека» (Л. Бруни). В конце XV в. появилось само слово «гуманист». Термин «гуманизм» ввел немецкий педагог Ф. Нитхаммером (1808 г.).

Ранний, так называемый этико-филологический, или граждан­ский, гуманизм в Италии (кон. XIV — сер. XV вв.) возник в связи с изучением и преподаванием риторики, грамматики, поэзии, истории и моральной философии на основе классической греко-латинской образованности в противовес излюбленным темам и методам средневековой схоластики. Прекрасное и чистое «слово» понималось как «знание» и «добродетель», воплощение универ­сальной и божественной человеческой природы, ее гармоничный )toc и инструмент практической деятельности человека в кругу друзей, семьи и родной общины (идеал homo civilis). Централь­ная идея гуманизма актуализация через гуманистические заня­тия возможностей, заложенных в индивиде, всесторонняя куль­тивация его «достоинства». С последней трети XV в. гуманисти­ческие интересы перемещаются в теологию, натурфилософию, естествознание, что означало раскрепощение традиционных сфер культуры.

^ За пределами Италии гуманизм переживает новый взлет (Э. Роттердамский, Т. Мор, И. Рейхлин), вступая в тесную связь с социально-религиозными конфликтами XVI в. (Реформация) и переплетаясь с проблемой культурного самоопределения запад­ноевропейских наций. В эту эпоху рождается общий принцип гу­манизма: «Человеческую жизнь по ее ценности нельзя уравно­весить всеми благами мира»*. Позднее эта идея будет выражена Ф.М. Достоевским через позицию Алеши Карамазова, который считает невозможным допустить ради «счастья человечества» страдания и смерть одного невинного младенца.

Главным вкладом эпохи Просвещения в развитие гуманизма стала идея естественных прав человека, которыми обладает каждый ин­дивид со дня своего рождения и которые не могут быть отчужде­ны, отняты у него. Просветители XVII—XVIII вв. в разных странах (Д. Локк, Т. Гоббс — в Англии; Монтескье, Гельвеций, Вольтер, Гольбах, Руссо — во Франции; Г. Лессинг, И. Кант — в Германии; позднее Б. Франклин, Т. Пейн — в США; А.Н. Ра­дищев, П.С. Новиков — в России) главный удар наносили фео­дально-сословному неравенству, провозглашая свободу человечес­кой личности ее неотъемлемым правом. «Отказаться от своей сво­боды, — писал Руссо, — это значит отказаться от своего

человеческого достоинства, от права человека, даже от его обязан­ностей»**.

Особое значение в ряду естественных прав человека занима­ло право на частную и личную собственность и на ее неприкосно­венность. Право собственности рассматривалось как священное, и многие философы видели в нем основу и необходимое условие личной свободы и независимости человека. Именно благодаря этой установке эпоха Просвещения вошла в историю как идеоло­гия, философия и культура крушения феодализма и утверждения буржуазного общества. В итоге гуманистическое содержание ду­ховной культуры этой эпохи получило название буржуазного гу­манизма.

Оценивая в целом вклад идеологов буржуазного общества в развитие идей гуманизма, не следует забывать, что реальная жизнь оказалась очень далекой от идеала. Не случайно одновременно с этими идеями, зарождаясь в рамках утопического социализма, • формируется концепция революционного (пролетарского) гума­низма, которая нашла свое завершение в марксистском учении.
* Мор Т. Утопия, - М.-Л., 1959. С. 68.

** Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре, или Принципы политического права//Антология мировой философии. — М., 1970. Т. 2. С. 568.
Мыслители ренессансной эпохи увидели универсальную цен­ность человеческой индивидуальности, способной раскрыть в твор­ческом порыве свой внутренний потенциал. В их сочинениях во­сторжествовал антропоцентрический взгляд на мир, где человек выступает достойным партнером в диалоге с Богом. Ренессансный антропоцентризм не означал еще богоборчества, стремления низ­вергнуть ценностные абсолюты, хотя и послужил своеобразным основанием такого рода концепций. Его дух унаследован теоре­тиками Нового времени, заложившими основу рационалистичес­кого видения мира.

Утверждение рациональных стереотипов, регламентирующих духовно-телесные проявления личности, сопровождалось фило­софским обоснованием таковых как необходимых для «естествен­ного человекам. Теоретики «общественного договора» от Гоббса до Руссо предлагали различные варианты философского видения это­го социального порядка, который нужен человеку как природно­му существу для его самореализации. Руссоистская программа послужила делу обоснования верховного суверенитета народа, его прав низвергать монарха, посягнувшего на своих подданных.

Для И. Канта подлинная свобода взывает к высшему смыслу. Немецкий философ продолжает ренессансную традицию: человек для него непросто существо природного мира, но и носитель не­отчуждаемого права свободного выбора. Формулируя категоричес­кий императив*, И. Кант предлагает общегуманистическое пра­вило для свободной ориентации личности. Уважение общечело­веческого оказывается необходимым для самореализации индивида. При этом Бог остается для него той инстанцией, кото­рая единственно и призвана оправдать утверждение, что человек всегда предстает целью, а не средством. Это — своеобразный ги­потетический пункт, без которого не может существовать кантова антропология и этика.

Гуманистическая линия, намеченная Кантом, продолжается и другими представителями немецкой классической философии. Для Гегеля история предстает необходимым саморазвертыванием божественной абсолютной идеи, ведущей человечество к завоева­нию все большей степени свободы. Л. Фейербах говорит о присут­ствии божественной инстанции в сердце человека, призывая увидеть абсолют в каждом. И здесь гуманистический тезис о необхо­-
* Под категорическим императивом И.Кант подразумевал основной закон своей этики: «...поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом» (Кант И. Основы метафц тки нравственности. Соч. Т. 4. 4.1. — М., 1965. С. 260).
димости индивидуальной самореализации отнесен к высшей аб­солютной ценности человеческого рода. Индивидуальное раскры­вается через универсальное.

В другом плане рассматривали идею возрастания роли лично­сти теоретики утопического социализма. Свой идеал они связыва­ли с реализацией принципа социальной справедливости, которая понималась ими в последовательно уравнительном ключе (Т. Мор, Т. Кампанелла, Мелье, Мабли, Морелли). В основе коммунисти­ческого общества должны лежать общественная собственность, коллективный труд и планомерная организация совместной жиз­ни людей (Р. Оуэн, Ш. Фурье, Сен-Симон).

Импульс ренессансного гуманизма обнаруживается и в произ­ведениях К. Маркса. Теорию марксизма отличает непоколебимая вера в необходимость создания общественного строя, соответству­ющего «достоинству человека». Видя в культурно-историческом процессе результат «всеобщего труда», сопрягающего человечество воедино, он ратует за его освобождение от уз эксплуатации соци­ального отчуждения. В трудах молодого Маркса сильно влияние Фейербаха; позднее, на этапе создания подготовительных рукопи­сей к «Капиталу», он рассуждает в гегельянском духе, рассматри­вая историю как последовательное движение человечества к об­ретению все большей степени свободы. «Всеобщий труд», зани­мая место абсолютной идеи, сплачивает людей, движущихся к «царству свободы». Богоборчество Маркса имеет своим следстви­ем обожествление истории и пролетарский мессианизм. Утопичес­кая конструкция будущего идеала «реального гуманизма» и есть результат этого мыслительного хода. Скачок же к этому состоя­нию осуществляется через механизм пролетарской диктатуры, которая призвана путем насилия утвердить царство свободы. Здесь Маркс попадает в теоретическую ловушку, расставленную им са­мим: если признать представителем человечества лишь один класс и во имя его освобождения правомерными полагать любые дей­ствия, то тогда для его блага можно принести в жертву массу лю­дей*.

Главное, что отличает марксистский гуманизм от всех других его исторических видов, — это отношение к насилию. Марксистское учение рассматривало насилие как исторически необходимый спо­соб разрешения социально-классовых противоречий, а единствен-
* См.: ^ Губман Б.Л. Гуманистическая традиция и мир современной культуры //. Гуманизм и культура: век XX. — Тверь, 1993.
ный путь в царство свободы, справедливости и равенства видело в свержении власти буржуазии и установлении диктатуры проле­тариата вооруженным путем.

Опыт построения социализма в ряде стран Европы, Азии и Латинской Америки показал, что абсолютизация значимости од­ной социальной группы, класса как олицетворение интересов че­ловечества в целом несовместима с гуманизмом.

Большое воздействие на понимание истории в XX в. оказал 3. Фрейд. Будучи противником войн, он считал, что для их пре­дотвращения нужны какие-то компенсаторные механизмы куль-туры, хотя бы в виде религии или искусства, которые бы час­тично сдерживали, а частично освобождали, разряжали в прием­лемой для общества форме инстинкты агрессии. Последователь 3. Фрейда Э. Фромм идет в этом отношении дальше. Он прямо указывает на необходимость формирования новой гуманистичес­кой религии, на задачи воспитания, образования и социальной по­литики, которые связаны с гуманизацией культуры, созданием таких социальных институтов и групп, в которых свободно удов­летворялись бы творческие, дружеские и любовные стремления человека и отпала бы надобность в агрессии. Культура не может отказаться от нормирования, регламентации поведения, но нор­мы культуры должны давать максимальный простор личности, родовым потребностям человека, обеспечивая продуктивное, разумное, ответственное их удовлетворение. С этими выводами Фромма нельзя не согласиться.
^ 2. ИДЕИ ГУМАНИЗМА В РУССКОЙ

СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ

В русском гуманизме условно можно выделить два пласта:

  1. религиозный гуманизм, который в основном развивался и эво­люционировал в рамках богословия,

  2. гуманизм светский, кото­рый зародился как «народный», а позднее стал философско-просветительским.

Характерно, что в истории русской религиозной мысли ведущие идеи принадлежали не деятелям церковной ортодоксии, а воль­нодумцам и реформаторам (Феодосии Косой, Нил Сорский, про­топоп Аввакум, Андрей Курбский, Владимир Соловьев, Лев Тол­стой и др.). При этом, какой бы пласт русского гуманизма мы ни взяли, очевидно, что главное поле тяготения в нем — это, во-пер­вых, склонность к историософистским построениям, поиску все общего смысла и законов истории, определению места гуманиз­ма в ней, а во-вторых, «неискоренимый этицизм» русской мыс­ли, русского общественного сознания, который ясно обозначен уже в «Слове о законе и благодати» Иллариона и «Поучении сы­новьям» Владимира Мономаха.

Рассматривая гуманизм светский*, особенно XIX и XX вв., сле­дует подчеркнуть, что на искания русской интеллигенции боль­шое влияние оказали труды и идеи видных представителей рево­люционно-демократической мысли — В.Г.Белинского, А.И.Гер­цена, Н.А. Добролюбова, Д.И. Писарева, М. Бакунина, а также философов и ученых — А.С. Хомякова, М.В. Киреевского, НА. Бердяева, П.А. Флоренского и др.

Общепризнанное гуманистическое значение русской литературы XIX в. также невозможно понять вне воздействия на нее Ф.М. Достоевского, И.С. Тургенева, В.Г. Короленко, Д.С. Мереж­ковского и др. Ранее — А.С. Пушкин и П.Я. Чаадаев выделили две главные особенности гуманизма, отраженные в русской культу­ре: «просветление личности» и достижение «тайной свободы». Своим творчеством они пытались обосновать идеал личности, духовно и социально свободной. П.Я. Чаадаева современники называли «рыцарем свободы», а А.С. Пушкин о себе сказал, что он «свободы сеятель пустынный», подчеркивая свою одинокость в этом стремлении. В конце жизни поэт писал: «И в мой жесто­кий век восславил я свободу...». А в начале XX в. уже А. Блок, один из представителей русской гуманистической традиции, с немень­шим пафосом продолжил: «...тайную свободу сеял я вослед тебе!».

Таким образом, проблема свободы всегда выступала ведущей в русской культуре и была связана с именами выдающихся ее пред­ставителей. Внутреннее, духовное очищение и самосовершенство­вание — основа свободы личности и начало пути к освобожденно­му от социального гнета миру.

Одной из главных проблем, выраставших из необходимости просветления личности, был вечный философский вопрос об ут­верждении ценности человеческой жизни. В русской культуре складывалась традиция соотносить государственный строй и власть, которой требовалось принести в жертву личность, чело­веческую жизнь. В связи с этим П.Я. Чаадаев называл самодер­жавную Россию некрополисом, т.е. городом мертвых, а Ф.М. Достоевский писал не что иное, как «Записки из мертвого
* Светский гуманизм — светское вольномыслие, противостоявшее духовно­му господству церкви.
дома». В этом же духе действовал и Н.В. Гоголь: он замечатель­но описал манипуляции с «мертвыми душами». Писателями-гу­манистами с обостренной болью и поразительной душевностью ставился вопрос об обесцененности конкретного человека в ус­ловиях Российской империи.

Если признать, что человек, культура и общество представля­ют собой взаимосвязанное органическое единство, причем куль­тура выступает и как творение каждого отдельно взятого чело­века, и как продукт общества в целом, то возникает один из ко­ренных вопросов социологии: чему нужно отдавать предпочтение, чтобы обеспечить культурный прогресс, — изме­нению человека или изменению общества? Спор этот на теоре­тическом и практическом уровнях в России ведется с незапамят­ных времен, причем сторонниками изменения общества были, как правило, поборники разного рода социалистических учений, а их идейными противниками — люди, так или иначе связанные с религией. Еще B.C. Соловьев говорил: «...было бы смешно ви­деть в социализме последнее вселенское откровение, долженству­ющее переродить человечество; на самом деле никакое измене­ние общественных отношений, никакое первоздание обществен­ных форм не может удовлетворить тех вечных требований и вопросов, которыми определяется собственно человеческая жизнь. Если мы предположим даже полное осуществление соци­алистической задачи, когда все люди одинаково будут пользо­ваться благами и удобствами цивилизованной жизни, с тем боль­шей силой и неотступностью встанут перед нами эти вечные вопросы о внутреннем содержании жизни, о высшей цели чело­веческой деятельности»*.

^ Идеи гуманизма, проблемы добра и зла вот уже более века за­нимают в русской литературе значительное место. Они пронизы­вают творчество таких титанов, как Ф.М. Достоевский и Л.Н. Тол­стой. Суть нравственно-философских размышлений Л.Н. Толсто­го, например, сводилась к тому, что в связи со лживостью современной цивилизации надо отказаться от ложных ценностей культуры. Культу насилия Л.Н. Толстой противопоставляет культ ненасилия. Толстовский лозунг «непротивления злу насилием» при­обретает общечеловеческое звучание. По всему миру у него ока­зываются друзья и последователи.

Однако против толстовской проповеди «непротивления злу насилием» открыто выступил талантливый литературный критик
* Соловьев Вл. Сочинения. В 2-х т. — М., 1990. Т.2. С. 165.
и теоретик «христианской культуры» И.А. Ильин, опубликовав работу «О сопротивлении злу силою» (1925 г.). Он считал, что непротивление злу означает приятие зла — «допущение его в себя и представление ему свободы, объема и власти», несопротивляю­щийся «сам разламывает стены своего духовного кремля; сам при­нимает тот яд, от действия которого размягчаются кости в орга­низме». Отказ от борьбы со злом есть добровольная сдача в плен Антихриста. Главное сопротивление злу, по мысли Ильина, дол­жно быть внутренним — именно растворение и преображение зло­го чувства является целью этой борьбы и знаменует конечную победу над злом.

Анализ развития идей гуманизма в русской философской и социально-политической мысли был бы неполон без упоминания вклада в нравственный потенциал страны представителей выда­ющейся плеяды «серебряного века», а также писателей-гуманис­тов советского периода: Б. Пастернака, М. Шолохова, Е. Замятина, А. Платонова, М. Булгакова, К. Паустовского, В. Некрасова, Ю. Трифонова, В. Шукшина, В. Астафьева.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   23

Похожие:

Курс лекций москва инфра-м 2002 Кононенко Б. И. Основы культурологии: Курс лекций. М.: Инфра-м iconКурс лекций Валерий Васильевич Вандышев Уголовный процесс. Курс лекций...
В 17 Уголовный процесс. Курс лекций. — Спб.: Питер, 2002. — 528 с. — (Серия «Учебники для вузов»)
Курс лекций москва инфра-м 2002 Кононенко Б. И. Основы культурологии: Курс лекций. М.: Инфра-м iconКурс лекций Харьков 2002 Рецензенты: директор Института социальных...
Курс лекций по истории политических и правовых учений подготовлен в соответствии с программой данной дисциплины, с
Курс лекций москва инфра-м 2002 Кононенко Б. И. Основы культурологии: Курс лекций. М.: Инфра-м iconКурс лекций москва издательство "юридическая литература" 1997
Атаманчук Г. В. Теория государственного управления. Kvpc лекций — М.: Юрид лит., 1997. — 400 с
Курс лекций москва инфра-м 2002 Кононенко Б. И. Основы культурологии: Курс лекций. М.: Инфра-м iconСевастопольский национальный техничекий университет
Основы менеджмента: курс лекций/ Сост. Д. т н., проф. Костоломов Э. Ф. Севастополь. Севгту, 2002 39 с
Курс лекций москва инфра-м 2002 Кононенко Б. И. Основы культурологии: Курс лекций. М.: Инфра-м iconНа научно-образовательный материал «Курс видео-лекций по дисциплине...
Рассматриваемый курс видео-лекций может быть использован в системе повышения квалификации специалистов электроэнергетического профиля,...
Курс лекций москва инфра-м 2002 Кононенко Б. И. Основы культурологии: Курс лекций. М.: Инфра-м iconКурс лекций материаловедение автор доцент В. М. Александров Архангельск...
Диаграммы состояния с эвтектическим, перитекти- ческим и эвтектойдным превращением
Курс лекций москва инфра-м 2002 Кононенко Б. И. Основы культурологии: Курс лекций. М.: Инфра-м iconГосударственное образовательное учреждение высшего профессионального...
Курс лекций по культурологии для студентов всех форм обучения, Махачкала, дгту, 2008. 264 с
Курс лекций москва инфра-м 2002 Кононенко Б. И. Основы культурологии: Курс лекций. М.: Инфра-м iconЛекция психосексуальное развитие. Возрастная динамика взаимоотношения полов 15
Основы семейной психопедагогики (курс лекций) / В. И. Короткий. — Архангельск: М'арт, 2003. — 178 с
Курс лекций москва инфра-м 2002 Кононенко Б. И. Основы культурологии: Курс лекций. М.: Инфра-м iconКурс лекций: jv 0 Основы языка Java. Среда програмирования Jdeveloper
Аудитория: начинающие разработчики, которые будут использовать язык разработки приложений Java
Курс лекций москва инфра-м 2002 Кононенко Б. И. Основы культурологии: Курс лекций. М.: Инфра-м iconЭкологическое право. Курс лекций Предисловие
Семьянова Анна Юрьевна, начальник отдела нормативно-правового регулирования Министерства экологии и природных ресурсов Республики...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница