Сказки про тик так, про алфавит и про многое другое




НазваниеСказки про тик так, про алфавит и про многое другое
страница1/13
Дата публикации15.10.2014
Размер1.62 Mb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > Журналистика > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
Марчелло Арджилли

Фантаст окулист

Марчелло Арджилли

Фантаст окулист


Марчелло Арджилли

– и ему так до сих пор и не надоело!

– в юности чуть было не сделался юристом

– но быть журналистом показалось ему гораздо интереснее

– а вот быть юристом наоборот – скучно и невесело

– вдохновился писать книжки примером одного большого друга, журналиста по имени Джанни Родари

– и насочинял около 20 книжек со стихами и сказками

– а книжки его переведены на 18 языков, включая русский

– подготовил около 200 телепередач для детей

– и еще он обожает кошек и не любит собак
Сказки про тик так, про алфавит и про многое другое
Часы Джанни


– Судья, время! – орали болельщики, переживавшие за команду гостей.

Этот второй тайм казался нескончаемым. Но вот наконец истекает 45 я минута, и приезжие выигрывают со счетом 2:1.

– Черта с два – время! – заволновался Джанни, болевший за хозяев поля, и перевел стрелки своих часов на пятнадцать минут назад.

Тотчас стрелки на всех других часах тоже переместились ровно на пятнадцать минут вспять. Зрители решили, что ошиблись: до конца матча оставалась еще четверть часа – ведь сейчас 16.15.

В 16.18 команда, за которую болел Джанни, забила гол, а в 16.21 судья назначил пенальти в ее пользу, и счет стал 3:2!

Тут Джанни сразу же передвинул стрелки на 16.30. Все остальные часы немедленно повиновались его приказу, и судья дал финальный свисток.

Свои часы Джанни выиграл в лотерее, купив билет всего за несколько евро. Это оказались самые простые наручные часы устаревшей модели, с дешевым ремешком – словом, ничего особенного.

Но для Джанни они стали дороже любого сокровища. Он сразу же заметил, что часы обладали необычным свойством: они управляли временем! Стоило поставить их на 20 минут вперед, как сразу же все остальные часы на свете тоже перемещали свои стрелки на это время.

Переставлял он стрелки назад, и время тотчас возвращалось вспять – все остальные часы, словно управляемые по радио, делали то же самое.

Джанни никому не открывал секрета часов, даже родителям: это оказалось слишком увлекательно – управлять временем!

С тех пор он мог спать сколько ему хотелось и при этом никогда не опаздывал в школу – стоило только сдвинуть стрелки на своих часах.

Когда в классе бывала контрольная и он не успевал решить задачу, то ставил часы на пятнадцать минут назад, и у него хватало времени закончить работу.

Если урок становился скучными, он быстро передвигал стрелки, и сразу же раздавался звонок, оповещавший о конце занятий. Кроме того, он мог теперь возвращаться домой когда угодно и не выслушивать при этом упреков родителей.

А хотелось ему есть, стоило поставить стрелки на восемь часов вечера, и дома тотчас садились ужинать.

Эти часы стали его ближайшим другом. Он даже на ночь не снимал их с руки, каждое утро протирал циферблат, аккуратно заводил и даже ласково поглаживал.

– Мы с тобой властелины времени! – ликовал он. – Вот увидишь, как сегодня повеселимся!

Но его власть над временем длилась недолго. Однажды часы остановились и ни за что не захотели идти дальше. Для Джанни это стало большим горем, как если бы скончался самый дорогой друг.

Немного утешило его то обстоятельство, что все часы в городе приостановили ход на шестьдесят секунд, почтив память коллеги минутой молчания.
Восьмой день недели
В Италии наименования дней недели связаны, как известно, с какой нибудь планетой, а те в большинстве своем носят имена античных богов и богинь.

Так, понедельник в итальянском календаре назван днем Луны – лунеди, вторник – днем Марса, мартеди, среда – день Меркурия, мерколеди, четверг – день Зевса, джоведи. Пятницу древние римляне посвятили Венере – венерди, а субботу Сатурну – сабато. Воскресенье стало для всех итальянских христиан днем Бога – доменика, а во многих других странах – это день Солнца, например, в Германии – зонтаг, что так и переводится – день Солнца, а в Англии – санди, и это означает то же самое.

Так было заведено испокон веков, и никогда не возникало никаких проблем. Но однажды Плутон, который тоже вертится вокруг Солнца, возмутился:

– Разве я виноват, что меня обнаружили так поздно – всего лишь в 1930 году? На самом деле я такой же древний, как и остальные планеты, и тоже ношу имя античного бога. А значит, как и все, имею полное право на то, чтобы один день в неделе назывался в мою честь.

По правде говоря, точно в таком же положении находились и две другие планеты – Уран и Нептун. Но никто из них не предъявлял никаких претензий к календарю: попробуй поспорь с днями недели – они не шли ни на какие уступки, твердые, словно гранит.

– С тех пор, как существует этот мир, – непреклонно заявляли они, – в неделе всегда числилось семь дней – и ни одним больше. Хорошенькое получилось бы дельце, если бы всякая планета вздумала иметь свой день, да и пословица говорит: кто опоздает, тот воду хлебает…

– Но мне хотя бы совсем малюсенький, крохотный денек, – просил Плутон. – Я хочу совсем немного. Вот если бы каждый из дней недели уступил мне хотя бы один только час, то получился бы небольшой денечек – всего семь часов. Вам ведь не так уж и важно, сколько у вас будет часов в сутках – 23 или 24? А как красиво звучало бы – плутонди – день Плутона! Потеснились бы немного Марс и Меркурий, и я встал бы между ними.

Сказано – сделано. Даже не дожидаясь разрешения, Плутон влез в неделю. И никакие протесты других дней теперь уже не помогли. Неделя стала восьмидневной.

А люди что? Люди смирились, полагая, что новый день со столь звучным названием принесет удачу. Но день Плутона на этом не успокоился. Он мечтал сделать большую карьеру и сразу же начал расширять свои права под предлогом, что всюду должны торжествовать равенство и справедливость.

– В восьмидневной неделе 168 часов, и надо честно поделить их поровну! – заявил он. – Все дни недели должны быть равны! Каждому – по 21 часу!

И повторяя, что равноправие – один из самых священных принципов демократии, он добился наконец своего. А потом устремился и дальше.

– Что же это получается, – взывал он, – единственный выходной день в неделе – воскресенье, день Солнца, – сократился на целых три часа! Предлагаю исправить это упущение и ввести еще один праздничный день в неделе – день Плутона! Пусть он тоже будет выходным!

Идея оказалась отличной, потому что сразу же расположила к нему очень многих людей. Ну, а при поддержке народа, как известно, многое можно сделать.

Теперь Плутону уже совсем легко стало отнимать часы у других дней недели – сегодня у одного, завтра – у другого… И вскоре неделя выглядела уже совсем иначе – теперь она состояла только из одного выходного дня – дня Плутона, длившегося 161 час, и еще семи дней по одному часу каждый.

И люди не обратили никакого внимания на то, что воскресенье в отместку за такую обиду объявило себя рабочим днем – ведь благодаря Плутону все могли теперь отдыхать и развлекаться без малого семь суток подряд!

Когда же день Плутона стал любимым в народе, он начал подумывать и о новой революции в календаре – решил стать единственным днем в неделе. Он не сомневался, что получит поддержку всего человечества.

И он не ошибся.
Скончалося время!

«Экстренный выпуск!1

Внимание, люди!

Вчера в катастрофе

скончалося время!

Ужасно представить,

что ж это будет,

Что станется

с нами со всеми?»
А было ли время,

Да или нет?

Кто сможет на это

Дать верный ответ?

– Выходит, теперь не смогу я расти,

Останусь мальчишкою лет десяти.

В воротах стоять не смогу я в футболе,

Не сделаться мне и звездой в баскетболе.

Придется мне вечно ходить в третий класс,

Твердить одни правила тысячу раз,

Оставить мечты о хорошей профессии,

Не видеть мне сроду хоть крошечной пенсии.

Всю жизнь суждено только слушаться взрослых,

А денег карманных не видывать вовсе.

Никто не позволит ни разу жениться,

Придется весь век лишь учиться, учиться…

О чем мечтали часы
После многих лет примерной работы часы все таки заболели. Их колесики стерлись, маятник стал двигаться лениво – качался теперь еле еле, глухо, словно хромой астматик, нашептывая: «тик так, тик так».

Часы перестали показывать точное время, и хозяин, сняв их с руки, упрятал в комод, а себе купил новые.

Для заслуженных часов все это крайне унизительно. Коллеги по прежнему служили исправно, а те, что помоложе, даже посмеивались. И только весьма пожилые часы советовали как то держаться и ни в коем случае не отставать.

Но именно это нашим часам как раз и не удавалось – уж слишком они были старыми. И чувствовали себя все хуже и хуже. Что поделаешь, они окончательно выбились из ритма здоровых часов, какой необходим людям. Теперь они существовали в другом ритме – в своем собственном – и жили в своем особом измерении.

Поскольку наши часы не считались теперь ни с секундами, ни с минутами, и не существовало для них ни суток, ни месяцев, ни даже лет, то и земля перестала за сутки оборачиваться вокруг своей оси, а за год – вокруг Солнца. Оказавшись на солнечном луче, наша планета перемещалась по нему теперь только прямо, свободно паря в космических просторах Вселенной.

Неудивительно, что единицы отсчета времени и скорости на Земле тоже изменились. Все дни теперь стали праздничными и длились без конца! Улитки летали, как реактивные самолеты, а тигры перемещались словно в кинокадрах с замедленной съемкой, к великой радости антилоп, которые легко могли убежать от них и спастись от страшных клыков.

Но при новом течении времени самые невероятные события происходили и с людьми: старики молодели, а юноши и девушки не старели.

Дети теперь сами решали, в каком возрасте им лучше всего пребывать в каждый конкретный момент времени – в зависимости от обстоятельств. Они становились малышами, когда хотелось, чтобы мама обняла и приласкала их, или мгновенно превращались в юношей, когда хотелось поухаживать за девушками, не вызывая насмешек у окружающих.

Словом, старые часы отмеряли теперь время не как покорные рабы, обязанные чеканить каждую секунду своим равномерным «тик так», и не как властители, которые распоряжаются судьбами людей, отпуская им месяцы и годы жизни.

Наконец то исполнилось их самое заветное желание: за долгий век они так настрадались, отсчитывая людям время тяжелого, изнурительного труда, тюремного заключения, мучительных болезней или жутких страхов, что теперь, наконец, почувствовали себя безмерно счастливыми, даря всем только свободное и золотое время.
Средство от скуки
Самые тягостные в жизни часы, это когда вам бывает скучно. Ведь скучать – это все равно что бессмысленно растрачивать свою жизнь.

Джина не сомневалась, что так поступать нельзя, и потому придумала свой собственный способ не тратить время впустую.

Способ очень простой – она откладывала часы про запас, чтобы использовать их потом, когда вдруг станет скучно. Разумеется, она припрятывала только те часы, которые наверняка бывали радостными и веселыми.

Это оказывались, как правило, часы, использованные самым наилучшим образом, проведенные, например, за чтением хорошей книги или за каким нибудь полезным делом, скажем, когда она мастерила модель самолета или собирала барометр или же делала еще что нибудь более занимательное, вроде самоката или маскарадного костюма.

А случалось, ей хотелось поиграть с кем нибудь, тогда она обзванивала друзей и находила товарищей для веселой игры. Именно эти часы, потраченные на разные увлекательные дела, Джина и откладывала в конверт, на котором записывала для памяти: «Два часа читала чудесную книгу про Робинзона Крузо», «Час играла в шахматы с Серджо», «Полтора часа занималась с коллекцией марок» ну, и так далее.

Поскольку всякий раз, когда у нее оказывалось свободное время, она не скучала, а непременно придумывала себе какое нибудь новое занятие, у нее копилось все больше и больше таких конвертов.

Время от времени девочка перебирала их и всякий раз радовалась:

– Можно не беспокоиться: если вдруг станет скучно, могу использовать все эти прекрасные часы…

Одним словом, Джина поняла, что придумала отличный способ избавиться от скуки. Вот только ей почему то так никогда и не пришлось воспользоваться отложенным временем, и она ни капельки не жалела, что постоянно откладывала про запас столько замечательных часов, доставивших ей в свое время немало радости и развлечений.
Еще сто лет
Нет ничего точнее и размереннее Времени. Оно неуклонно движется вперед с одной и той же неизменной скоростью – минута за минутой, час за часом, сутки за сутками, никогда не сбиваясь и не останавливаясь.

И все же в этом бесконечном и равномерном движении случился – однажды за всю историю! – совершенно необъяснимый сбой.

Неожиданно, когда на окраине города проводили земляные работы, нашли какой то странный предмет – прозрачный, как чистейшее стеклышко, и неосязаемый, точно воздух. Скорее он походил на легкое облачко, однако довольно плотное.



Специалисты изучали находку, как могли, однако ни физики, ни химики, ни даже крупнейшие археологи так и не поняли, что же это такое.

Разгадать загадку сумели часовщик и историк.

– Да это же Время! К тому же – целый век! – дружно воскликнули они, и вполне понятно почему: ведь оба посвятили Времени свою жизнь.

И в самом деле, это оказалось целое столетие, спрессованное в облачко, причем несостоявшееся столетие, которое Время в своем вечном движении бог знает как потеряло когда то. Оно как бы перешагнуло через целый век, он остался неиспользованным, и люди теперь могли истратить его по своему усмотрению.

Невероятное известие потрясло город. Срочно созвали совещание – что с ним делать, с этим столетием? Высказывались самые разные, самые противоречивые предложения – и благородные, и корыстные. И чего же тут удивляться – Время, которое можно прожить дополнительно, конечно же, привлекало очень многих.

– Давайте не будем ссориться, – предложила наконец одна девочка. – Давайте разрежем столетие на множество одинаковых кусочков и честно поделим их между всеми горожанами. Это будет действительно справедливо.

– Что это вы еще придумали, синьорина! – возмутился какой то господин. – Вместо того чтобы разглагольствовать о справедливости, займитесь лучше математикой и подсчитайте. Нас в городе десять тысяч человек. На каждого жителя придется по трое суток плюс 15 часов и 36 минут. Это ничтожно мало и, конечно, никого не устроит! Я предлагаю совсем другое. Давайте разделим эти сто лет между четырьмя самыми старыми горожанами, а это мои дедушка с бабушкой и родственники мэра. Тогда каждый из них сможет прожить еще по четверть века.

– А что они такого сделали, эти люди? Чем заслужили такую щедрую награду? – поинтересовалась какая то синьора. – Лучше разделим это столетие между великим ученым и знаменитым художником, чье творчество обогатит человечество.

– Нет, лучше всего отдать эти годы ведущей телевидения Рафаэле! – предложил поклонник телезвезды. – Тогда она еще целый век будет радовать нас своими прекрасными телепередачами!

– Этой противной кривляке? Ни за что! – возразил пожилой синьор. – Давайте лучше устроим лотерею. Первый выигрыш – 50 лет, второй – 30 лет, третий – 10, и останутся еще десять утешительных премий – по году каждая.

Спорщики никак не могли прийти к соглашению, и бурная дискуссия продолжалась еще долго, пока слово не взял наконец самый богатый человек в городе синьор Аньелли, поднявшийся на трибуну в сопровождении шести адвокатов.

– Век этот по праву принадлежит мне и только мне! – заявил он, и шестеро адвокатов с гербовыми бумагами в руках подтвердили, что поле, где найден предмет, принадлежит вовсе не городу, а их клиенту, и потому находка является его собственностью.

Дело передали в суд, и присяжные не могли не признать, что синьор Аньелли имеет все основания требовать найденное Время, поскольку его адвокаты – самые опытные и дорогие в городе – представили суду неоспоримые доказательства в пользу своего клиента.

– Это несправедливо! – возмутились горожане, когда синьор Аньелли, торжествуя, понес Время к себе в особняк. – Выходит, за большие деньги можно иметь все на свете. Даже прожить лишние сто лет!

Желая в полной мере насладиться обретенным Временем, синьор Аньелли решил не торопиться и отложить удовольствие на попозже, когда состарится.

Но как уберечь Время от воров? Ведь это сокровище дороже золота и любых драгоценностей. Его же могут украсть! И тогда синьор Аньелли велел замуровать в стене своей спальни самый крепкий стальной сейф, какой только смог найти, и упрятал в него Время.

С тех пор он ходил по городу сияющий и довольный, с презрением глядя на всех, нисколько не сомневаясь, что ему суждено пережить даже только что родившихся младенцев.

Когда синьору Аньелли стукнуло 80 лет, он решил наконец использовать свое дополнительное столетие. Он извлек его из сейфа и, желая отпраздновать это событие, велел накрыть стол на площади, уселся за него и на виду у всех горожан, собравшихся вокруг, принялся есть свое Время.

Люди молча смотрели на него и, конечно, завидовали. Кому не хотелось пожить подольше!

– Любопытно, какое же оно на вкус? – поинтересовался кто то.

– Кисловатое… – сообщил синьор Аньелли, – но ничего… Есть можно… Хотите попробовать? Не дам. Все сам съем! – и продолжал с жадностью поглощать свое столетие.

Проглотив последний кусочек, он поднялся из за стола и, громко отрыгнув, заявил:

– Я увижу, как вы все умрете – все до единого! А я буду жить! Ведь у меня еще целый век впереди!

Он и в самом деле прожил еще сто лет. Однако спустя всего несколько дней, как богач съел свое Время, никто в городе больше уже не завидовал ему.

После стольких лет хранения в сейфе Время оказалось изъеденным червями. Синьор Аньелли отправил его в рот, не заметив, что оно испорчено. Он жил еще целый век, но всегда болел, постоянно находился между жизнью и смертью и настолько ослабел, что не мог даже вставать с постели.

Годы его тянулись нескончаемо долго, в страшных мучениях. И синьор Аньелли без конца жаловался:

– Какой же я дурак! Зачем подделал эти бумаги, желая доказать, будто поле принадлежит мне… Ах, какой же я несчастный! Не могу больше! Я не вынесу еще девяносто лет такой жизни!

Никогда не существовало на свете человека несчастнее синьора Аньелли. Люди по разному относились к нему. Одни сочувствовали, другие считали, что он заслужил подобное наказание.

– Так ему и надо! Всем известно, какой это себялюбец и бесчестный человек!

– Это верно, но ведь ему так не повезло…

– Незачем было прятать Время в сейфе! Окажись оно у меня, я хранил бы его в холодильнике.

– А я, если б нашел его, держал бы в оливковом масле…

Однако несостоявшееся столетие, которое можно прожить дополнительно, с тех пор так и не попадалось больше никому. Это оказалось единственной ошибкой, допущенной Временем в его нескончаемом и безупречно четком движении.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Сказки про тик так, про алфавит и про многое другое iconДина Сабитова Три твоих имени М.: Издательство: Розовый жираф. 2012....
А ты пой веселую песню! Пой про ландыши! — Ритка тревожно смотрит в лицо старухе. Кому же нравится, когда при нем поют и плачут....
Сказки про тик так, про алфавит и про многое другое iconПро красу, про моду І хороший смак
Мета. Формувати уявлення про справжню красу людини; розвивати естетичний смак, почуття міри у моді
Сказки про тик так, про алфавит и про многое другое iconЭлектронная версия полиграфического издания
Про Москву Михаил Булгаков написал замечательную сказку для взрослых и назвал ее "Мастер и Маргарита", а вот про Петербург почему-то...
Сказки про тик так, про алфавит и про многое другое iconМіж роботодавцем І творцем про винагороду
Керуючись нормами Четвертої книги Цивільного кодексу України цку, відповідно до п. 1 ст. 9 Закону України "Про охорону прав на винаходи...
Сказки про тик так, про алфавит и про многое другое iconІнструкція про порядок відвідування громадянами України, іноземними...
Мнс від 15. 08. 2007 №556 «Про здійснення міжнародного співробітництва в системі мнс», та наказу державного департаменту – Адміністрації...
Сказки про тик так, про алфавит и про многое другое iconМарк Твен Приключения Гекльберри Финна Перевод: Нина Леонидовна Дарузес Глава первая
Это ничего, я еще не видел таких людей, чтобы совсем не врали, кроме тети Полли и вдовы, да разве еще Мэри. Про тетю Полли – это...
Сказки про тик так, про алфавит и про многое другое iconПисьмо подруге “All I want is what I will never have” (Ch. Moreno) Вступление
Как в бразильском сериале. Я тут решила, что про меня можно даже книжку написать. Так что если появится идея, я тебе еще много рассказать...
Сказки про тик так, про алфавит и про многое другое iconСписок билетов для экзамена по курсу Моделирование и исследование систем
Преобразования непрерывных мм в про­цессе перехода от исходных формулировок задач к рабочим про­граммам
Сказки про тик так, про алфавит и про многое другое iconСписок билетов для экзамена по курсу Моделирование и исследование мехатронных систем
Преобразования непрерывных мм в про­цессе перехода от исходных формулировок задач к рабочим про­граммам
Сказки про тик так, про алфавит и про многое другое iconБюлетень Української Асоціації Видавців Періодичної Преси
Про подання річної пенсійної звітності (про заповнення «додатка 25» І «додатка 26»)
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница