Татьяна Корниенко Посвящается моему отцу, Геннадию Васильевичу Баранову расскажи мне, дедушка художественно-документальная повесть




Скачать 499.29 Kb.
НазваниеТатьяна Корниенко Посвящается моему отцу, Геннадию Васильевичу Баранову расскажи мне, дедушка художественно-документальная повесть
страница1/6
Дата публикации25.02.2013
Размер499.29 Kb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > История > Документы
  1   2   3   4   5   6
Татьяна Корниенко
Посвящается моему отцу,

Геннадию Васильевичу Баранову

РАССКАЖИ МНЕ, ДЕДУШКА
Художественно-документальная повесть

Севастополь

2011 год
Повезло Серёгиному деду: любит внук послушать разные истории.

И Серёжке повезло: дед любит истории рассказывать. Полное совпадение интересов! Среди его баек попадаются весьма занятные. А иначе и быть не может. Дедушка, Геннадий Васильевич, человек умный, наблюдательный. И с чувством юмора у него всё в порядке. Вот только со временем проблемы. В сутках всего 24 часа, на все дедовы задумки не хватает. Но Серёга хитрый. Знает, как подъехать. Глаза прищурит – примеривается – и… р-раз! На крючок деда! И наживка-то плохонькая, но зато проверенная:

  • Дед, я сегодня целый день музыкой занимался! Могли бы с человеком и поговорить!

Геннадий Васильевич пару секунд соображает. Конечно, сценарий известный! Но Серёжкин голосок, натасканный в музыкальной школе на передачу всей гаммы чувств, свойственных человеческому существу, естественно, в столь ответственный момент работает безошибочно, и дед клюёт:

  • Ну, давай поговорим. Говори!

  • Хитренький какой! Это ты говори.

Перечень излюбленных тем Геннадию Васильевичу известен, надо только попасть на нужную.

  • Серёжа, ну-ка расскажи, что сегодня в школе было?

  • А! Ничего! Подрались.

  • Кто кого бил?

  • Да пацаны первые начали, а потом сказали, что я. Тоже мне, друзья!

Тема определилась – дружба. Хорошая тема. Богатая. Да вот, хотя бы, Куцый!

  • Серёжка, хочешь, я тебе про Куцего расскажу?

  • А что это?

  • Не что, а кто! Дворняга. Куцым звали. Поучительнейшая история!

  • Смешная?

  • Это уж как посмотреть.

  • Рассказывай!

Тут и я подсаживаюсь – интересно. Дед доволен. Одно дело, десятилетнему пацану рассказывать – не всё поймет. А для меня можно и нюансы припомнить.

Куцый

Куцего принес на ВМ (ВМ – это водолазный морской катер) матрос Белкин. Только Куцый тогда не был Куцым. Белкин ещё по дороге в часть наградил его самым проверенным собачьим именем Шарик. Рёбра на ходулях не возражали – пусть хоть имя круглое будет.

На ВМе Шарика одобрили. Моряки – мужики серьёзные, но детьми были и зачем на свете существуют щенки, знали.

Принимая как должное поток человеческой любви в открытую собачью душу и поток особой любви кока Петрушина в крепнущий день ото дня желудок, Шарик за рекордные сроки стал по всем нормам соответствовать своему гордому имени. Жёлтый мячик: ребра и ноги ушли в живот, нахальства и задора прибавилось. Вот только к завершению процесса округления его звали уже по-другому, с шармом – Куцый.

А виноват был Белкин. Захлопнул палубный люк и любимого друга Шарика лишил самого важного предмета собачьей гордости – хвоста. Можно сказать, купировал. Хвостик, правда, был никудышный – тощая морковка. Но кличку своему хозяину принёс знатную. «Куцый» – звонко, крепко, по-мужски!

Куцый ЛЮБИЛ. Любовь пропитала его насквозь, вернее, Куцый был сама Любовь. И если человеческие чувства всегда копаются, перебирают, то любовь собаки этого неудобства не знала. Он любил всех одинаково. Правда, целоваться и обниматься его отучили быстро: в Балтийске дожди идут часто, грязи много. Кого устроят замызганные форменные брюки?! Но бегать рядом, принимать почёсывания и поглаживания – это пожалуйста!

Собачий век короток. Через несколько месяцев Куцый представлял собой долговязую жёлто-рыжую дворнягу, естественно, куцую.

Пока родной ВМ стоял у причала, пёс жил на берегу. Вся его сухопутная жизнь была развлечением. Развлекался он, и развлекались люди с помощью него. Самой излюбленной забавой, можно сказать, хобби, были крысы. Благо, их хватало, и размножались они – не чета, например, собакам. Так что этим удовольствием Куцый был обеспечен на всю жизнь. Мастерство его росло, приближаясь к совершенству. Стоило несчастной жертве решить, что жизнь прекрасна, а все опасности существуют лишь в воображении, Куцый оказывался рядом, хватал размечтавшуюся крысу за спину и бросал на землю. Весь процесс завершался почти мгновенно, так что мечтательница издыхала, не успев разочароваться, то есть, счастливой. Крыс Куцый складывал рядком у входа в санчасть. Может, думал, реанимируют?

А люди развлекались по-своему. Увидит какой-нибудь шутник, что Куцый бродит, достанет из кармана конфетку и подзывает: «Куцый, ириска!» Ох, лучше бы не звал! Знает псинка ириски – вкуснотища такая, что рот склеивается. Вот! В этом вся причина – склеивается рот! Да так, что ни гавкнуть, ни тявкнуть! И лапы в рот суёт, и скулит, и головой трясёт, вертится на одном месте: «Дрянь эта ваша ириска. Не подойду больше!» Да где уж там! Сколько раз зарекался, а результат один – «Куцый, ириска!» – смотрит на неё злобно, затем то ли вздохнёт, то ли тявкнет и… вцепится. А дальше – как обычно. Матросы хохочут, всем весело.

Куцый был личностью разносторонней. Если жизнь на берегу грешила мелкими шалостями и щенячеством, то в море было всё по-серьёзному. Возможно, в Куцем жил поэт. Или мыслитель. Или музыкант.

Кстати, о музыке! Слух у пса был отменный. Бродит он по части. Катера подходят, отходят – не реагирует. Стоит родному ВМу завести двигатель – Куцый несётся на катер. Если трап убран – прыгает на корму, если корма отошла – в воду. Скулит, гребёт к водолазному трапу. Выловят Куцего из воды, он отряхнётся, вымочит чертыхающегося благодетеля – и на нос. Часами стоит у форштевня. Шею вытянет, не шелохнётся. Статуя. Зимой закаменеет, холодный! Кто-нибудь пожалеет, палубный люк откроет, за задние лапы стащит в кубрик. Куцый отогреется – и опять на палубу, ветер нюхать.

В те годы в Польше, в городке С…, базировались наши торпедные катера. А водолазов вызывали из водолазного дивизиона, из Балтийска. Путь не близкий. Поэтому, если катер Куцего стоял у берега, пса для развлечения брали в Польшу на другие ВМы. Хозяева, как правило, не возражали. Собака тоже.

Таким образом, Куцый оказался на ВМ №86. Команду любит, море обожает. Пришли в С… Через какое-то время экипажу дали увольнительные. И Куцый увязался. Как же, член экипажа!

Идут по городку матрос Фролкин и матрос Кныш. Куцый под ногами вертится, заграницу обнюхивает, столбы метит. Хорошо! И людям хорошо. Ну, почти. Денег бы побольше! А то ведь только на курево и хватило. Пивка бы ещё польского продегустировать. Да чтоб начальство не догадалось! А как известно, если человек чего-то очень хочет, он это получит.

Одним словом, пока матросы задумчиво рассматривали вывеску на низеньком краснокирпичном здании, за ними наблюдал пожилой коренастый поляк, на вид житель села или, в крайнем случае, предместья. Явно что-то подсчитывая, он, наконец, с заметной осторожностью подобрался к Фролкину и Кнышу и подчёркнуто вежливо поздоровался по-польски. Пока матросы соображали, Куцый, лишённый природой языковых и этнических барьеров, воспитанный в традициях коллективизма, равнодушно обнюхал пыльные ботинки поляка, дернул обрубком хвоста и уселся рядом. Моряки, польским не владевшие ни в совершенстве, ни в какой-либо иной приемлемой форме, из всей приветственной тирады разобрали только обращение «пан». Маловато для культурных и деловых контактов. Тем не менее, проявив с обеих сторон чудеса мимики и жеста, они с некоторым недоумением поняли, что привлёк поляка Куцый! Что у пана Квашневского небольшой домик, а русская собачка могла бы его охранять от польских грабителей. И пан Квашневский готов заплатить за собачку некоторую сумму в польской валюте.

Сначала оторопевшие матросы, усвоив просьбу иностранного гражданина, как водится, решительно замахали руками и головами. Но затем смысл предложения проник глубже, вывеска на ресторанчике стала ближе и доступнее.

Далее Фролкиным и Кнышем руководили самые примитивные инстинкты, в круг которых ни любовь, ни преданность, ни дружба не входили. Обменяв недоумевающего Куцего на горсть монет, матросы отправились пить пиво. А Куцый на импровизированном верёвочном поводке затрусил за паном Квашневским на окраину С...

Когда на следующее утро ВМ №86 отошёл в Балтийск, Куцего на борту не было.

Надо отдать должное команде катера – собаку искали, звали. Командир сколько мог тянул с отходом. Даже когда между палубой и причалом начала расти полоска воды, команда надеялась, что вот-вот мелькнёт в прыжке жёлтая спина с пеньком хвоста. Не мелькнула.

Фролкина и Кныша и раздражали неудобные мысли, но здравый смысл и природная предприимчивость к швартовке в Балтийске привели обоих в приятное душевное равновесие.

Белкину, делегированному командой осиротелого ВМа, объяснили, что пёс предпочёл Балтийску С… и из увольнения на катер не явился.

Примерно через месяц, в дождливый сентябрьский день, медсестра Елена Павловна, огибая роскошную лужу, наткнулась на двух крыс, уложенных у входа в санчасть. У пожилой медсестры проскочила экстрасистола1: Куцего в части любили все, и Елена Павловна не была исключением. Она заглянула под крыльцо, где пёс обычно пережидал непогоду. Куцый, тощий и грязный, спал, положив голову на передние лапы. Из-под уха выглядывал обмызганный конец верёвки. Проспав ненормально долго под крыльцом, Куцый ненормально плотно поел на камбузе своего катера, облобызал, вопреки установившимся традициям, обрадованного Белкина, измазав его жидкой осенней грязью.

Казалось бы, на этом и закончиться приключениям Куцего, ан нет! Это в литературных измышлениях бывает «хэппи энд» за просто так. А здесь – жизнь! Командировки в С… никто не отменял, Фролкин и Кныш живут и здравствуют. И они вкусили. И им понравилось. И они хотят ещё.

Одним словом, бедолагу Куцего уже целенаправленно продавали в Польше ещё пять раз!!! Но через месяц–полтора он неизменно возвращался – голодный и счастливый.

Когда тайна известна двоим – это уже не тайна, а тема для совместной приятной беседы. Вскоре только номинальный хозяин собаки Белкин не знал о заключаемых сделках. Человеческая привязанность к лопоухой дворняге захлебнулась в мутном потоке азарта и любопытства.

Во-первых, если закрыть глаза на некоторые моральные неудобства, а они были закрыты ещё после первой продажи, Куцый приносил доход. Причём, он выполнял роль пресловутого «неразменного пятака» с завидным упорством и стабильностью. Сбой в привычной последовательности событий произошёл лишь на шестой раз.

А во-вторых, было любопытно, как эта псина находила дорогу домой? Расстояние неблизкое. В С… Куцего везли всегда морем. Значит, сухого пути он знать не мог. Загадка! Выдвигались предположения, люди спорили, просчитывали варианты… А пёс тем временем неизменно возвращался и носился по Балтийску до следующей продажи.

На шестой раз через «обещанный» месяц Куцый не объявился.

Не было его и через два, и через три месяца.

Интерес у людей увял, и собаку забыли, предварительно посвятив Белкина во все тонкости проведенного «эксперимента».

Недалеко от родной водолазной части располагалась ещё одна – гидрографическая. Большие и малые суда, обеспечивающие работу морского гидрографического оборудования, подходили к её причалам.

Примерно через полгода у гидрографов появились дела в водолазной части. Командированный старшина соседей знал хорошо, а с Белкиным когда-то учился в одной школе. Поэтому, когда они оказались рядом в очереди в магазинчике, им было о чём поговорить.

Уже распрощавшись, старшина задержал Белкина:

  • Толь, а чего ваш Куцый у нас ошивается?

  • Как Куцый?! Ты не ошибся?

  • Да что я, Куцего не знаю? Уже с полгода у нас живёт. Как-то катер из С… пришёл, ребята там буи проверяли. Смотрим, по трапу Куцый бредёт. Тощий, грязный. Его и раньше несколько раз матросы замечали. Но тогда он выскочит – только его и видели. А тут лёг на причале и лежит. Ну, мы его покормили. Он сначала еду не брал, вообще, думали, подохнет. А потом ничего, отъелся. Бегает! Так крыс ловит!

Забирать Куцего отправилась делегация из трёх человек во главе с Белкиным. Препятствий со стороны гидрографов не ожидалось: собака не их. Псу взяли пару котлет.

По дороге разговор вертелся, в основном, вокруг загадочных возвращений Куцего. По рассказу старшины выходило, что в Польше пёс, убежав от очередного хозяина, забирался на гидрографическое судно и на нём возвращался домой. Правда, как он определял принадлежность судна к Балтийску? Но Куцый возвращался! Что же задержало его у гидрографов на этот раз?

Искать собаку не пришлось. Куцый сидел сразу за проходной, с безразличием провожая входящих и выходящих. И Белкин, и пёс заметили друг друга одновременно. Куцый вскочил, восторженно молотя обрубком хвоста. Но когда Белкин шагнул к нему с криком: «Куцый, где же ты, дурачок, запропастился?» – пёс ощетинился, прижал морду к лапам и зарычал. Хозяин опешил: эта собака не рычала с щенячьего возраста! Поэтому, не ожидая подвоха, Белкин пошёл к Куцему, на ходу разворачивая промасленную газету с котлетами:

  • Ну, Куцый, ты что, забыл, что ли?

Когда до пса осталась пара шагов, Куцый метнулся к Белкину, тяпнул его за руку чуть выше пальцев, сжимавших котлеты, и скрылся за приземистыми сараями складов.

Вот такая история.
***

Серёга молчит – думает. Вздыхает. Я тоже молчу. Наблюдаю. Мне интересен сейчас мой сын. Дорос ли он до осознания таких взрослых понятий, как любовь, дружба, преданность? И дедушка Геннадий Васильевич молчит, ждёт.

И получаем сполна. Наш мальчик обхватывает дедову шею и шепчет прямо в ухо:

  • Дед, я бы не стал его кусать! Я бы молча ушёл!!!


***

Переживает Серёжка недолго. Чего ж переживать, если и так всё ясно: друзей не предают и не продают. А вот деда, раз уж разговор хороший пошёл, можно хорошенько потормошить, порасспрашивать. Хоть и слышаны его байки не единожды, а всё равно интересно! Вдруг что-то новенькое будет? Вот про Куцего же припомнил!

  • Дед, а помнишь, ты про светлячков рассказывал?

  • Было такое.

  • А как шаровую молнию видел?

  • И это помню. Только я тогда не знал, что такие молнии бывают. Испугался очень.

  • Ты маленький был?

  • Второй класс закончил.

  • А я бы не испугался! Кинул бы в неё камнем – бац! Она бы и взорвалась!

  • Серёж, ты что, во всё неизвестное камнями собираешься швырять?

  • Нет. Только в молнию… Ладно, рассказывай!

  • Ты эту историю уже сто раз слышал.

  • Маме расскажи. И про нашу бабушку Настю, как она во время войны людей травами лечила. И про Бышку.

  • Это ещё что за персонаж? – спрашиваю я.

  • И тебе интересно? – хитро улыбается Геннадий Васильевич.

  • Интересно! Ну-ка, рассказывай!

  • Сдаюсь! – Геннадий Васильевич смеётся, поднимает вверх обе руки. – Слушайте!
  1   2   3   4   5   6

Похожие:

Татьяна Корниенко Посвящается моему отцу, Геннадию Васильевичу Баранову расскажи мне, дедушка художественно-документальная повесть iconРасскажи мне, дедушка
И с чувством юмора у него всё в порядке. Вот только со временем проблемы. В сутках всего 24 часа, на все дедовы задумки не хватает....
Татьяна Корниенко Посвящается моему отцу, Геннадию Васильевичу Баранову расскажи мне, дедушка художественно-документальная повесть iconНиколай Козлов Как относиться к себе и людям, или Практическая психология...
Три истории как три мазка, как три аккорда. Пусть Книга начнется с этих трех историй: может быть, они лучше любых длинных предисловий...
Татьяна Корниенко Посвящается моему отцу, Геннадию Васильевичу Баранову расскажи мне, дедушка художественно-документальная повесть iconЯ посвящаю эту книгу трем самым близким людям в своей жизни, обучившим...
Я посвящаю эту книгу трем самым близким людям в своей жизни, обучившим меня волшебной науке превращения вожделения в любовь: моей...
Татьяна Корниенко Посвящается моему отцу, Геннадию Васильевичу Баранову расскажи мне, дедушка художественно-документальная повесть iconИвану васильевичу кашпурову поэту, гражданину, человеку посвящается
Гкс(К)оу «Специальная (коррекционная) общеобразовательная школа №33 города Ставрополя»
Татьяна Корниенко Посвящается моему отцу, Геннадию Васильевичу Баранову расскажи мне, дедушка художественно-документальная повесть iconКонспект занятия по изобразительной деятельности Воспитатель: Корниенко Татьяна Алексеевна
Цель: Воссоздать в сознании детей образ осеннего леса, сияющего разными красками
Татьяна Корниенко Посвящается моему отцу, Геннадию Васильевичу Баранову расскажи мне, дедушка художественно-документальная повесть iconСевастополь – детям
Ответственный редактор серии – директор цдб им. А. П. Гайдара Светлана Капранова, составитель – председатель Клуба детских писателей...
Татьяна Корниенко Посвящается моему отцу, Геннадию Васильевичу Баранову расскажи мне, дедушка художественно-документальная повесть iconГрэгори Мэддисон Как затащить в постель девушку своей мечты
Моему учителю, неотразимому и безупречному Гуру, Гению Скоростного Соблазнения россу джеффрису посвящается
Татьяна Корниенко Посвящается моему отцу, Геннадию Васильевичу Баранову расскажи мне, дедушка художественно-документальная повесть iconЯ одна воспитываю малыша
Я сижу на диване и жду, когда моему зайке надоест рассекать воздух, и он подойдет ко мне и улыбнется. Но улыбнется только мне, своей...
Татьяна Корниенко Посвящается моему отцу, Геннадию Васильевичу Баранову расскажи мне, дедушка художественно-документальная повесть icon№2 – мальчишкам и девчонкам 5А класса школы №35. Конечно, ведь автор книги Татьяна Корниенко
«Журавленок и молнии», «Давно закончилась осада» и множества других: шестиклассникам была представлена большая выставка-просмотр...
Татьяна Корниенко Посвящается моему отцу, Геннадию Васильевичу Баранову расскажи мне, дедушка художественно-документальная повесть iconЯ лежала на левом боку. С радостью бы переменила положение, если...
Сначала меня привезли в больницу, где сделали рентген. Идти самой было больно, приходилось моему отцу носить меня на руках
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница