М. К. Любавский




НазваниеМ. К. Любавский
страница20/28
Дата публикации01.04.2013
Размер5.09 Mb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > История > Документы
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   28
^

лекция семнадцатая

ВОЗВЫШЕНИЕ МОСКВЫ И ОБЪЕДИНЕНИЕ ВОКРУГ НЕЕ СЕВЕРО-

ВОСТОЧНОЙ РУСИ




ПОДГОТОВКА нового государственно­го порядка.


В XIII-XV веках на северо-востоке Руси, в той области, где сосредоточивалось великорусское пле­мя, как мы видели, складывался и развивался социаль­но-политический порядок, имеющий в некоторых своих чертах много общего с западноевропейским феодализ­мом. Все более и более увеличивалось количество кня­жеств, и государственная власть все более и более дроби­лась. Параллельно с этим мельчавшие князья-государи все более и более становились похожими на частных вотчинников-землевладельцев. С другой стороны, вслед­ствие приобретения иммунитетов частные вотчинники становились похожими на государей. Политические от­ношения подданства заменялись гражданскими отноше­ниями по договору. Но одновременно с тем подготовля­лись и такие результаты, которые в конечном своем развитии должны были привести к ниспровержению, описанного строя. Здесь надо указать, во-первых, на сосредоточение владений в руках одного сильного княжеского рода; во-вторых, на материальное усиление старшего князя в этом роде, в-третьих, на усиление власти этого князя над остальными. И в этом отношении наш исторический процесс не отличается особой оригинальностью. Известную аналогию ему можно видеть, напри­мер, в истории Франции, где разрушение феодализма также подготавливалось сосредоточением владений в руках одного из феодальных сеньоров и параллельным усилением его власти над другими. В истории человече­ства, как и в жизни вообще, оба процесса — разрушение и созидание, смерти и и жизни — идут параллельно и одновременно, чем и с обусловливается всякая жизнен­ная эволюция.
^

Собирательная деятельность московских князей.


Раздробленная на множество мелких владений Русь ста­ла исподволь собираться в руках князей московского рода. Этот процесс начался с самого начала XIV века. В 1301 году князь Даниил Александрович напал на Ря­занского князя Константина, занял у него Коломну, а самого князя пленил, ослепил и посадил в заключение. В следующем, 1302 году, умерший бездетным племян­ник Даниила Иван Дмитриевич отказал ему свой удел Переяславль. Это не было случайным приобретением князя Даниила, а также результатом известных усилий с его стороны. Даниил помогал племяннику в войнах его с старшим дядей Андреем Городецким, и племянник, умирая бездетным, естественно завещал удел тому дяде, который был ему доброхотом и союзником. Сыновья Даниила — Юрий и Иван Калита — шли по стопам отца. Юрий Данилович в сам год своего вступления на мос­ковское княжение, т.е. в 1303 году, напал вместе с братьями на Смоленскую землю и захватил Можайск, который с того времени навсегда стал владением мос­ковских князей. Рязанского князя Константина Рома­новича, взятого в плен еще отцом, Юрий приказал убить, а его город Коломну с уездом присоединил окончатель­но к своим владениям. Брат Юрия, Иван Калита, дей­ствовал уже не столько оружием, сколько деньгами. Из его духовной, а отчасти из духовных его потомков, узнаем, что он купил шестнадцать сел у разных частных владельцев во Владимирском, Юрьевском, Костромском и Ростовском уездах, а также волость Кистму. Из ду­ховной грамоты внука его, Димитрия Ивановича Донс­кого, узнаем, что Белоозеро, Углич и Галич были также «куплею» Калиты, хотя в действительное владение ими вступил только Дмитрий Донской. Калита оставил сво­им сыновьям пять городов: Москву, Можайск, Колом­ну, Звенигород, Серпухов, 54 волости и 32 дворцовых села. Переяславль, приобретенный его отцом, очевидно по распоряжению хана, был включен в состав великого княжения Владимирского. В общем, владения Калиты не обнимали еще нынешнюю Московскую губернию (в со­став их не входили еще нынешние уезды Клинский, Волоколамский и часть Дмитровского).

Преемники Калиты неуклонно продолжали стяжа­тельную политику Даниловичей. Сын его Семен Ивано­вич прикупил к Москве еще несколько сел в округе великого княжения — в уездах Переяславском, Юрьев­ском, Костромском и в княжестве Галицком. Брат Семе­на Иван округлил свои владения, приобретя на левой стороне Оки путем мены с рязанскими князьями Новый Городок в устье Протвы, Лужу, Верею, Боровск и неко­торые другие места. Сын Ивана Димитрий Донской в самом еще начале своего княжения «взял волю» над князем Константином Васильковичем Ростовским, а кня­зей Димитрия Галицкого и Ивана Федоровича Стародубского (на Клязьме) выгнал из их княжений. Его боярин Федор Андреевич «на обчем рете» оттягал у смольнян Тов и Медынь. Еще ранее Куликовской битвы Димит­рий купил Мещеру у ее князей. Но эта покупка оспари­валась рязанским князем Олегом Ивановичем, держав­шим в зависимости от себя мещерских князей. После Куликовской битвы, в которой Олег не принимал учас­тия, Димитрий ходил на Рязань и заставил Олега на­всегда отказаться от своих притязаний на Мещеру. Тог­да же Димитрий утвердил за собой на Рязанской стороне Оки Тулу со всем, как было при царице Тайдуле, когда ее ведали баскаки, и иные татарские места по соседству. Димитрий же первый признал великое княжение Влади­мирское с его округом (в состав которого входили тогда и Переяславль, Юрьев и Кострома) наследственным до­стоянием московских князей и распорядился им в своем духовном завещании, отказав старшему сыну Василию. Но это не было еще санкционировано тогдашним вер­ховным государем Руси — ордынским ханом.

Нужная санкция была получена сыном и преемни­ком Димитрия — Василием. По смерти отца он в сопро­вождении своих бояр отправился в Орду и вывез оттуда ярлык не только на великое княжение, но также и на Тарусу, Мещеру, а сверх того на Муром, и Нижегородс­кое княжество. Эти новые приобретения сделаны были, по всем данным, покупкой их, но не у владельцев, а у хана. По крайней мере, мы знаем это относительно Ниже­городского княжества. По сообщению Никоновской ле­тописи, это княжество задолжало в Орду 3,5 тысячи рублей. Князь Василий внес эту недоимку и получил ярлык на Нижний, Городец и Вятку. Для ввода москов­ского князя во владение Тохтамыш отправил своего по­сла в Нижний. Князь Борис Константинович хотел было сначала сопротивляться, но бояре покинули его и объя­вили собравшемуся народу, что отныне Нижний при­надлежит к Москве. Попытка племянников Бориса и сыновей вернуть себе Нижний окончилась полной не­удачей, и князья отчичи нижегородские должны были удовольствоваться мелкими владениями, которые им отвел московский князь, и низойти на положение слу­жилых московских князей. В 1397 году Василий Дмит­риевич отнял у Новгорода Великого Волок Дамский, Бежецкий верх, Ржеву и Вологду; но одновременная по­пытка его овладеть Заволочьем, или Двинской землей, кончилась неудачей. Василий продолжал примыслы отца и в области Оки: здесь он достал Козельск и Любутск; князья Новосильские стали с ним «за один человек». Наступившая по смерти Василия Дмитриевича усобица в среде московских князей затормозила их собирательную деятельность. Но при всем том в это время был присое­динен к составу Московских владений Заозерский удел Ярославского княжества с Кубеной и половина Росто­ва. После того как Василий Васильевич восторжество­вал над своими противниками, он присоединил к своим владениям княжество Суздальское (при каких обстоя­тельствах — неизвестно), которое он и завещал старше­му сыну Ивану. Он же купил у рязанских князей за рекой Окой Тешилов, Венев, Ростовец и другие места по реке Смедве и Осетру и на верхнем Дону, приобрел там же Елец и Елецкие места.

При сыне Василия Васильевича Иване III собира­тельная деятельность Москвы приняла грандиозные размеры. В 1463 году Иван купил отчину князей Ярослав­ских; в 1474 году другую половину Ростова. Это были последние покупки Московского князя. Он сделался уже настолько силен, что мог развить теперь завоевательную политику на большую ногу. Еще в 1471 году после пер­вого похода на Новгород Иван Василевич добился от него уступки большей части Двинской земли: значи­тельные пространства по нижней Двине, Пинеге и Bare, по Мезени, побережья Белого моря от устья Онеги до Мезени, а также южный берег Кольского полуострова были выделены великому князю. В следующем, 1472 году Иван Васильевич завоевал Великую Пермь, населенную крещенным уже финским племенем пермяков. В 1478 го­ду занята была Московским князем и коренная Новгород­ская область, остальные части Двинской земли, а также Печора. Целым рядом военных экспедиций, предприня­тых в восьмидесятых и девяностых годах XV столетия за Урал покорена была Югорская земля. В 1485 году в состав московских владений включено все Тверское кня­жество со всеми его уделами. Последний Тверской князь должен был уступить силе Москвы, против которой не помог ему и союз с Литвой. Находясь под обаянием этого могущества в конце 80-х годов и начале 90-х пере­шли на службу к Московскому князю со своими отчинами так называемые «верховские» князья — Воротынс­кие, Белевские, Одоевские, Мезецкие, прежние «голдовники» великого князя литовского, а Вяземских князей, в начале 90-х годов отряженный с войском московский воевода взял в плен и привел в Москву, причем великий князь Московский пожаловал их же отчинами и велел им служить себе. Литовское правительство пыталось было и дипломатическими, и военными средствами от­стоять этих князей, но безуспешно: по договору 1494 года все эти княжества были формально уступлены Москве. После новой войны с Литвой в самом конце XV и начале XVI века великий князь Иван Васильевич приобрел весь бассейн Десны и Сейма и верхней Оки: по договору 1503 года ему были уступлены: Брянск, Трубчевск, Нов­город Северский, Чернигов, Рыльск, Путивль и другие города и волости Чернигово-Северской земли вместе с некоторыми городами и волостями в бассейне Угры и Сожа из состава Смоленской земли; из состава Смоленс­кой земли, а также Витебской и Полоцкой к Москве перешли Белая, Торопец, Велиж. Невль и Острый с во-лостями. Одновременно с тем великому князю Московс­кому досталась половина Рязани; его племянник от сес­тры Федор Иванович, умирая в 1502 году, завещал свою часть в Рязанском княжестве Москве. Когда умер вели­кий князь Иван Васильевич, оставалось уже немного великорусских земель и княжеств не во власти Москвы. Эти земли и княжества неминуемо должны были теперь попасть в руки московских князей. И действительно, в 1510 году Москва лишает окончательно самостоятель­ности и самобытности Псков; в 1517 году занимает Ря­занское княжество, владетель которого бежит в Литву. По договору 1522 года Московский князь присоединяет к своим владениям Смоленскую землю, завоеванную у Литвы еще в 1514 году. В конце концов на севере и северо-востоке Руси вместо множества отдельных земель и княжеств возникает одно Московское владение в руках немногочисленных потомков Калиты. Это Московское владение, в котором великий князь берет свою волю над младшими, удельными, лишает их самостоятельности и подчиняет своей власти, получает название государства Московского.
^

Причины возвышения Москвы. Прилив населения в бассейн реки Москвы.


Из приведенных здесь данных об объединительной деятельности Москвы видно, что князья ее с самого начала действовали двумя средства­ми — военными и финансовыми, войском и деньгами. Но каким образом они очутились в обладании этими средствами? Очевидно, что в Московском княжестве скопилось много населения, и князья были в состоя­нии собирать и много войска, и много денег. Объясняя скопление населения в Московском княжестве, Соловь­ев указал на выгодное географическое положение Мос­квы. «Москва лежала на дороге переселенцев с юга, на средине между Киевской землей, с одной стороны, и Владимирской и Суздальской — с другой. По бассейну Москвы-реки переселенцы, идя с юга, оседали густыми массами и делали Московское княжество одним из са­мых населенных. Кроме переселенцев с юга, в Москву шли переселенцы и из других областей северной Руси вследствие отсутствия в Московском княжестве междо­усобиц и бедствий от татар». Это же объяснение прини­мает в общем и Ключевский. Нам представляется, что из этого объяснения можно принять только вторую его половину, и притом с некоторыми оговорками. Колони­зационное движение с юга, как известно, шло наиболее усиленно во второй половине XII и первой половине XIII века. Между тем, за это время бассейн Москвы-реки по всем признакам не наполнялся населением. Сам город Москва, основанный Юрием Долгоруким в 1156 году, сделался стольным княжеским городом толь­ко в 1247 году. Москва досталась тогда третьему сыну Ярослава Всеволодовича, князя Переяславского и ве­ликого князя Владимирского, Михаилу Хоробриту, — ясное дело, что в составе Переяславского княжества она была в то время не первым городом (выше ее были Переяславль, доставшийся старшему сыну Ярослава — Александру, и Суздаль с Нижним, доставшиеся второ­му сыну — Андрею). После гибели князя Михаила в сражении с литовцами, Москва на некоторое время перестала быть княжеской резиденцией, и только при великом князе Димитрии Александровиче она стала уде­лом младшего его брата Даниила — ясное дело, что и в то время она не выдавалась еще среди городов Суздаль­ской области. Выше ее стояли Переяславль и Городец Волжский, которыми владели старшие сыновья Алек­сандра Невского — Димитрий и Андрей. Но прошло каких-нибудь сорок лет (Даниил стал Московским кня­зем в 1283 году), и картина уже резко изменилась. Московское княжество, бывшее одним из последних, становится одним из первых. Его владетель Юрий Да­нилович оспаривает в орде у одного из сильнейших князей — Михаила Ярославича Тверского — великое княжение Владимирское. В 1327 году садится на вели­кое княжение брат Юрия — Иван Калита, и с того вре­мени с владимирского стола уже не сходят его преемни­ки по Московскому княжеству. Владимир, первый город Суздальской земли, становится как бы придатком Мос­квы, и позднейший летописец под впечатлением этого факта пишет про Ивана Даниловича: «пришел он от царя Азбяка (Узбека) из орды с пожалованием и е великой честью на великое княжение Владимирское, и сел на великом княжестве в Москве, а стол Владимир и иные многия княжества царь Азбяк дал ему к Моск­ве». Ясное дело, что в конце XIII и начале XIV века произошло возвышение Москвы, ее материальное уси­ление. Но в это время не было уже значительного, массового передвижения населения с юга, и если Мос­ковское княжество наполнилось тем не менее народом, то откуда-нибудь с других сторон. Летопись совершен­но определенно указывает, откуда могло прилить насе­ление в пределы Московского княжества.

Во второй половине XIII и начале XIV века Суздаль­ская Русь подверглась неоднократным вторжениям татарских полчищ. Особенно опустошительны были набе­ги татар во время междоусобий сыновей Александра Невского. В четвертый приход татары взяли и разорили 14 городов в Суздальской области. Множество жителей было взято в плен, а множество разбежалось по лесам. Страшные разорения постигали Суздальскую землю и позже, когда уже началось соперничество между Москвой и Тверью. Если вникнуть в подробности летопис­ных сообщений, обнаруживается, что погромы пости­гали преимущественно области, лежавшиея к северу и востоку от Москвы, т. е. Поволжье от устья Шексны и до устья Оки и бассейн р. Клязьмы. Это не случайное явление. В этих местностях в XIII веке сосредоточивалась большая часть населения Ростово-Суздальской зем­ли. Здесь по летописям мы встречаем наибольшее ко­личество городов и селений. Бассейн верхней Волги выше устья Шексны и бассейн Москвы-реки населены были гораздо слабее. Это видно и из распределения княжеств в Суздальской земле в XIII веке; большая часть княжеств находилась именно к северу и востоку от Москвы, каковые великое княжение Владимирское, Ростовское, Ярославское, Белозерское, Костромское, Галицкое. Юрьевское, Переяславское, Суздальское, Городецкое; в западной части Суздальского края встречаем только два княжения — Московское и Тверское. Самые сильные князья в XIII веке выходили именно из восточных княжеств, каковы, например, Ярослав Всеволодович Переяславский, сын его Александр Невский и внуки — Димитрий Александрович Переяславский, Андрей Александрович Городецкий. Если так, то не­удивительно, почему татары громили преимуществен­но бассейн Клязьмы и Поволжье: очевидно, здесь им была наибольшая пожива. В результате этих вторжений должно было произойти перемещение населения с вос­тока Суздальской области на запад. Летопись отмечает отдельные эпизоды из этого передвижения. В 1292 году татары, приведенные Андреем, отправились между про­чим на Тверь. Тверичи сначала сильно было перепуга­лись, так как и князя их в то время не было в городе. Но вскоре они ободрились и целовали крест на том, чтобы биться всем сообща с татарами: «бе бо множество людий збеглося во Твери изо иных княжеств перед ратью». Благодаря отливу населения с востока Суздальской зем­ли на запад и произошло возвышение княжеств Тверс­кого и Московского в начал XIV века. Это возвышение констатируется тем, что князья Тверской и Московский в первой четверти XIV века получают ярлыки на вели­кое княжение. Известно, что ханы в то время начали давать эти ярлыки тем князьям, которые были богаче других, могли больше заплатить им поминков. Очевид­но, следовательно, что в названных княжествах про­изошло сильное увеличение населения. Некоторое вре­мя происходило колебание, какому княжеству быть первым. Тверскому или Московскому. В конце концов взяло верх Московское княжество. Тверской князь Алек­сандр Михайлович в 1324 году не сумел сдержать народ­ного возмущения в Твери против ханского посла Чолхана. Тверичи сожгли Чолхана с его свитой, а других татар перебили. В наказание за это Узбек послал огром­ное татарское войско на Тверь, к которому должны были присоединиться и русские князья. Татары страшно ра­зорили Тверское княжество: Александр Михайлович бе­жал в Псков, а братья его Константин и Василий, по выражению летописи, «седоша во Твери в велицей ни­щете и убожестве, понеже вся земля Тверская пуста, и все быша лесы и пустыни непроходимыя». Досталось и другим землям — Новгородской, Суздальскому княже­нию; «точию съблюде и заступи Господь Бог князя Ива­на Даниловича и его град Москву и всю его отчину от пленения и кровопролития татарского» (П. Собр. Летоп. X, 194). От этого опустошения Тверское княже­ство не могло долго оправиться, и самым многолюдным княжеством осталось Московское, которое и начало дело собирания Руси.

Итак, скопление населения в Московском княжестве совершилось не столько благодаря его выгодному положению между Киевской Русью и Владимиро-Суздальской областью, сколько благодаря выгодному положению в отношении татарских набегов. Московское княжество наполнилось не колонистами с юга, а беженцами с Поволжья, Владимиро-Суздальской области и, вероятно, Рязанской, которые искали убежища в отдаленном и глухом Московском крае от татар. И позже совершался прилив населения в Московское княжество частью доб­ровольный, частью невольный. В соседнем с Москвой княжестве Тверском по смерти Михаила Ярославича на­чалась ожесточенная усобица между его сыновьями Кон­стантином и Василием с одной стороны и внуком Всеволодом Александровичем Холмским с другой — из-за великого княжения. Население страшно пострадало от этих усобиц: «и была, — говорит летописец, — людям тверским большая тягость, и многие из них от такого нестроения разошлись». Куда? Скорее всего в соседнее Московское княжество, где не было такого нестроения, стоял внутренний мир и царило благоустройство, отме­ченное современником, где, — по сообщению летопи­си, — великий князь Иван Данилович «тати истреби». В 1341 году Московский князь по повелению хана Узбе­ка вместе с другими князьями ходил опустошать Смо­ленскую землю, заложившуюся за великого князя Ли­товского Гедимина, и вывел к себе много полона. Внук Калиты Димитрий неоднократно вмешивался в усобицы тверских князей и всякий раз, по сообщению летописи, выводил в свою землю множество людей со всем их богатством и скотом. Дальнейшее увеличение населения в Московском княжестве стояло уже в связи с примыслами его князей. Чем более расширялись эти примыслы, тем московские князья становились богаче и сильнее, тем больше приобретали средства к новым примыслам.

Итак, главной и основной причиной, обусловившей возвышение Москвы и ее успехи по части собирания Великой Руси под властью ее князей, было выгодное географическое положение в отношении татарских по­громов и последовавшее вследствие этого скопление на­селения в ее области. В XIII и XIV веках все княжества вокруг Москвы разорялись и опустошались татарами, и одна только Московская область оставалась не трону­той. Естественно, что Москва сделалась вследствие это­го сильнее и богаче других княжеств и оказалась в состоянии делать на их счет присоединения силой или деньгами.
^

Содействие ханов Золотой орды и общественных сил.


К этой главной и основной причине примыкает целый ряд второстепенных, от нее производных. Несомненно, что сосредоточению северо-восточной Руси в руках Моск­вы много помогли ханы Золотой орды. Мы видели, что ханы отдавали Московским князьям целые княжества, владетели которых не в состоянии были платить исправ­но выход в Орду. Так поступили они, например, в отно­шении княжества Нижегородско-Суздальского при Ва­силии Дмитриевиче. Весьма вероятно, что и сами князья, как, например, мещерские, ростовские и ярославские продавали свои княжества Москве потому, что видели невозможность выполнять свои обязанности в отноше­нии хана и своевременной продажей княжеств хотели только предупредить отдачу их Москве из-под неволи и таким образом хоть что-нибудь спасти для себя от над­вигающегося крушения. Ханы, как мы видели, охотно санкционировали все подобные приобретения московс­ких князей. Все это объясняется не чем иным, как богатством московских князей, которые могли больше и исправнее платить дань татарам, чем другие князья. Затем, в своей собирательной деятельности московские князья, как мы видели, встречали поддержку в местном населении. Так было, например, в Нижнем Новгороде, где бояре покинули своего князя и увлекли за собой население, которое предалось Московскому князю. Но это содействие местного населения, очевидно, стоит в связи с той же главной и основной причиной, как и содействие хана: Московский князь был богаче и силь­нее местных князей и потому мог гарантировать населе­нию больше безопасности от насилия татар и других врагов. Известно далее, что и сами князья в некоторых случаях отдавались со своими уделами-вотчинами на службу к Московскому князю. Так было, например, на верхней Оке. Здешние князья чернигово-северского рода, потомки св. Михаила Черниговского, до поры до време­ни служили со своими вотчинами великому князю Ли­товскому, который по договорам с ними обязывался блю­сти под ними их отчины и боронить их от всякого недруга. Но с усилением Москвы великий князь Литовский ока­зался уже не в состоянии выполнять этих договорных обязательств, и потому «верховские» князья со своими вотчинами стали переходить на службу к более сильно­му Московскому князю. К этому присоединилось еще и то, что в последней четверти XV столетия верховские князья стали терпеть религиозные притеснения со сто­роны иноверного литовского правительства, задавшего­ся мыслью привести своих православных подданных к унии с римской церковью. Это обстоятельство еще силь­нее толкнуло «верховских» князей в политические объя­тия Москвы. Сделавшись крупным политическим те­лом, Москва естественно стала притягивать к себе соседние более мелкие тела однородной национальной консистенции. Далее, успехам Москвы много содейство­вала дружная работа московского боярства. Московская политика собирания не прекращалась и не ослабевала даже в те моменты, когда в Москве были юные или не отличавшиеся особыми способностями князья. Так было, например, в малолетство Димитрия Донского и его сына Василия. Примыслы, и очень крупные, сделаны были Москвой именно в это время. Историки давно уже под­метили тот факт, что при дворе московских князей образовался известный круг бояр, которые не отъезжали на сторону, тесно связали свои интересы с интересами московских князей и дружно работали с ними над об­щим делом собирания Руси. Этот круг бояр постоянно пополнялся пришельцами со стороны, которые прино­сили с собой новые силы и средства и не только нрав­ственные, но и материальные. Некоторые из них, как, например, знаменитый киевский боярин Родион Несторович, пришедший на службу к Калите, привел с собой целый полк слуг в количестве 1700 человек. Но почему московские бояре так дружно жили и работали со свои­ми князьями, почему к этим князьям льнули бояре со стороны? Очевидно, что в Московском княжестве боя­рам и слугам жилось лучше, чем в других княжествах, кормились они сытнее и лучше, чем где-либо. А этот факт объясняется не чем иным, как все той же основной причиной, о которой уже была речь, т. е. многолюд­ством и сравнительным богатством княжества. Но спло­тившись вокруг московских князей, радея и промыш­ляя сообща с ними над увеличением их владений, московские бояре таким образом усиливали и распрост­раняли действие вышеуказанной основной причины. То же самое справедливо и относительно высшего духовен­ства. Известно, что глава русской иерархии митрополит покинул свою резиденцию во Владимире и поселился под крылом богатого и могущественного Московского князя. Этот высший иерарх русской церкви принял бли­же всего к сердцу интересы Московского княжества и стал радеть о нем не меньше бояр. Когда умирал сын Калиты Семен Иванович, он наказывал своим братьям жить за один, не слушаться лихих людей, которые ста­нут их ссорить: «слушайте, — писал он им, — отца нашего владыки Алексея да старых бояр, которые отцу нашему и нам добра хотели». Митрополит Алексей сто­ял во главе московского правительства при Иване Ива­новиче и его сыне Димитрии и своим советом и нрав­ственным авторитетом сильно влиял на тогдашнюю московскую политику. Наконец, и сами личные свой­ства московских князей, которым историки отводят из­вестное место при объяснении объединительных успе­хов Москвы, несомненно, стоят в связи с вышеуказанной основной причиной. Личные свойства людей развивают­ся и укрепляются в известной жизненной обстановке. Обстановка московских князей была именно такова, что она должна была возбуждать в них стяжательные аппетиты, скопидомство и страсть к приобретениям. Вследствие прилива населения в их княжество быстро и непрерывно росли их военные и финансовые средства. Между тем вокруг них все беднело, худало и ослабевало. Чем дальше, тем все больше и больше открывались мос­ковским князьям перспективы купить выгодно или от­нять силой то или другое село, ту или другую волость и, наконец, целые княжества. В такой обстановке есте­ственно должны были создаться князья-собиратели, направившие все свои усилия на примыслы, на приобретения.
^

Слабое противодействие Москве со стороны других княжеств.


Здесь мы подходим ко второй основной причине, обусловившей успехи московских князей. Эта вторая причина лежала в той политической среде, в которой пришлось развивать московским князьям свою собирательную деятельность. Дело в том, что Великая Русь в XIII-XV веках достигла крайней степени полити­ческого разделения и раздробления. Политика московс­ких князей не встречала дружного отпора и сопротивле­ния со стороны других князей. Порознь выступали против Москвы и тверские князья, и нижегородско-суздальские, и рязанские. Но один на один они были бессильны против Москвы, а соединиться оказались не в состоя­нии. Удельная особенность и преобладание хозяйствен­ных интересов совершенно отдалили большинство кня­зей от общерусских политических интересов. Князья замкнулись в своих кельях-княжествах, каждый думал только о себе и знать не хотел о других, жил будничными заботами дня, мало думал о будущем и не предугады­вал последствий совершавшихся вокруг него событий. При таких обстоятельствах Москва легко могла захва­тывать одно княжество за другим, не возбуждая друж­ного противодействия. Сами размеры княжеств облегча­ли собирательную деятельность Москвы. Вследствие размножения некоторых ветвей княжеского рода отдель­ные земли распались на множество уделов. Все эти мел­кие княжества не могли противостоять захватам со сто­роны Москвы и даже, как мы видели, сами шли в ее объятия.

* * *

Пособия:

С. М. Соловьев. История России с древнейших времен. Кн. 1.

Д. И. Иловайский.. История России. Т. 2. М., 1884.

В. Н. Дебольский. Духовные и договорные грамоты московских князей как историко-географический источник // Записки Импер. Русского Археологического общества. Т. 12. Вып. 1, 2. СПб., 1901; Т. 6. СПб., 1903.

М. К. Любавский. Возвышение Москвы // Москва в ее прошлом и настоящем. Вып. 1.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   28

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница