Сценарий вечера




НазваниеСценарий вечера
страница1/2
Дата публикации29.03.2013
Размер0.65 Mb.
ТипСценарий
shkolnie.ru > История > Сценарий
  1   2





Сценарий вечера,

“Печаль моя полна тобою”

(Последние годы с Пушкиным)



г.Ялта
место проведения 9 школа время начала:18:00


Оформление сцены:


  1. На сцене в глубине справа ___________________________________________

  2. На сцене в глубине слева ____________________________________________

  3. На стене возле сцены слева__________________________________________

  4. На стене возле сцены справа_________________________________________

  5. На стене по центру сцены____________________________________________ ;



В зале:
1. В конце зала между рядами: стол с музыкальной аппаратурой стол и микрофон для чтеца на столе лампа, рядом управление слайдами и светом;

2. Три стола: для книг возле дверей;

  1. Подставка со слайдоскопом между рядами в зале;



Ответственные:

1. Музыкальная аппаратура и звуковое оформление – Дийкун В., Бальжак Е.;

2. Техническое оформление – Бальжак Е., Шубин В., Бурлак С.

3. Оформление сцены – Кондратенко Э.Р., Новикова М.И., Мацкевич Н.Д.

4. Докладчики: Кондратенко Э.Р.

Слайды

Музыка

Содержание










-

+

Люди рассаживаются по местам

-



18:15


001_Пушкин+

1


Басков. «О Натали» песня………………5-09


002_Натали




Теперь был 1863 год. Наталье Николаевне был 51 год. И она умирала. В соседней комнате собрались дети. Четверо взрослых детей Пушкина. И три дочери от Ланского. Жизнь еще держалась в ней. Держалась воспоминаньями. Не отпускала мысль, что она ещё не всё сделала, не всё ещё додумала...

И ей вспомнилось…




Фон

2



Max Richter.On The Nature Of Daylight….6:11

003_Натали


004_Рис. Пуш. И Нат.

005_Мать Натали


006_На холл. Грузии

007_Старая Моск.


008_Петерб.


009-1_Пушкин

009-2_Петерб

010_Натали

011_Мать Натали

012-1_Болдино

012-2_Пушк. В Бол.


013_Рисунок

014_За работой

015-1_Гипс. модель

015-2_Пушкин
016_Церк. Больш. Вознесен.


017_Венчание

018_НАТАЛИ

019_Пушкин читает

020_Царское село

021_Кабинет

022_Скульп. Композ.


023_Жуковский

024_На балу


025_Болдино

026_Дом

027_В Болдино

028_Памятник в Б.

029_Натали

030_Фикельмон

031_Пушкин у моря


032_Во дворце

033_В.Соллогуб


034_Императ.

035_Пушкин и Нат.

^ 036_ПУШКИН НА СКАМ,

037_Скульп.

038_Имение Гонч.

039_Сестры

040_Дети Пушкина

041_Натали

042_Екатерина

043_АНТЕС

044_Натали

045_Дантес


046_Натали и Дантес

047_Пушкины среди бала

048_Волконская


049_Пушкин среди людей


050_Пушкины и импер.

051_Памятник


052_Письмен. стол


053_Мать поэта

054_Сестра Ольга

055_Дельвиг

056_Пушкин у моря


057_Памятник

058_Дантес

059_Натали

060_Михайловское

061_Барон Гекерн.

062_Идалия Полетика

063_Дантес на кол.

064_Натали

065_Пушкин и Натали

066_Дантес

067_Пушкины на балу

068_Сестра

069_Бенкендорф

072_памятник

071_Николай 1

072_М.Цветаева

073_Автопорт.

074_Уваров

075_Зимний дворец


076_Дом Пушк.

077_Кварт. Пушкина

078_Кабинет

079_Кабинет

080_Натали на повоз.

081_Квартира

082_Сестра Натальи

083-1_Бал

083-2_Бал

084_Данзас

085-1_Петерб.

085-2_Зима


086-1_Сненг. природа

086-2_Сосны

087_Пистолеты

088-1_Пушкин с трос.
088-2_Дуэль

089-1_Пушкин на снегу

089-2_На снегу

090_Увозят с дуэли
091_Натали


092_Никита несет Пушкина

093_Умирающ. Пушкин

094_Даль

095_ПУШКИН

096_Петербург


097_Дети

098_Шкатулка

099_Умирающ. Пушкин

100_Умир. Пушкин

101_Стол с арап.

102_Часы

103_Жуковский

104_Памятник


105_Рукопись
106-1_Письмо

106-2_Лермонтов

107_Церковь

108_Траурный возок

109_Могила Пушкина

110_Могила Пушкина

111_Натали в трауре

112_В Михайловс.

113_Могила Пушкина


114_Натали

115_Екатерина

116_Дантес

117_Леония Шарлота

118_Натали и Пушкин

119_Могила Ланской


03

Trak08


04

Октябрь

5:09

05

01

Натали

06

Июнь

4:57


15

Sanctus

3:07

07

^ FOR ELISE

4:15

08

3:12

09

дор.13

3-28

10

WILLIAMS4:14

11

trak 13

3:54

12

Adagio

4:31

13

дор.87

4:01

14

Fantasia

8:10

14

Fantasia

8:10

16

Lakrimoza

2:59

16

Lakrimoza

2:59

17

Libera.

l am the Day

4:43

16

Lakrimoza

2:59

17

Libera.

l am the Day

4:43


В декабре 1828 года произошла их первая встреча.

16-летнюю Наталью тогда только начали вывозить в свет. Сразу же её божественная красота произвела ошеломляющее впечатление. Она была окружена толпой поклонников. Но поклонники не спешили делать юной красавице предложения, зная о затруднительном материальном положении Гончаровых, да и мать не видела достойного претендента на руку своей младшей дочери.

На том московском балу у Йогеля Наталья была с золотым обручем на голове. Она поразила Пушкина своей одухотворенной и гармоничной красотой.

Пушкин сразу позабыл свои прежние увлечения. «Первый раз в жизни я был робок», – признавался он впоследствии. Наконец, он обратился с просьбой к своему старому знакомому Федору Ивановичу Толстому ввести его в дом Гончаровых. В конце апреля 1829 года Пушкин через графа Толстого сделал Наталье Николаевне предложение.

Мать Натальи рассчитывала найти для своей дочери лучшего мужа. К тому же и материальное положение и неблагонадежность Пушкина внушали ей опасения. Пушкин получил тогда неопределенный ответ: Наталья, мол, ещё молода, надо подождать. Этот ответ оставлял надежду. Будущей теще он написал: «Этот ответ не отказ: Вы позволяете мне надеяться; и если я еще ропщу, если печаль и горечь еще примешиваются к ощущению счастья, – не обвиняйте меня в неблагодарности. Я понимаю осторожность и нежность матери. Но простите нетерпению сердца больного и (опьяненного) счастьем. – Я уезжаю сейчас и увожу в глубине души своей образ небесного существа, Вам обязанного жизнью». Он ехал на Кавказ, куда давно уже собирался, где русская армия вела тяжелые бои с турецкой армией.

На Северном Кавказе он пишет свои знаменитые строки:

На холмах Грузии лежит ночная мгла;

Шумит Арагва предо мною.

Мне грустно и легко; печаль моя светла;

Печаль моя полна тобою,

Тобой, одной тобой… Унынья моего

Ничто не мучит, не тревожит,

И сердце вновь горит и любит – оттого,

Что не любить оно не может.
Возвратившись с Кавказа в Москву, Пушкин сразу же поспешил к Гончаровым, но встретил у них довольно холодный прием. Наслышавшись о политических и религиозных взглядах претендента на руку дочери, глубоко религиозная мать Натальи убедилась, что Пушкин не является хорошей партией для ее красавицы-дочери. Наталья тогда еще, действительно не испытывает к Пушкину сколько-нибудь нежных чувств.

Пушкин уехал тогда в Михайловское, а затем в Петербург. В стихотворении «Поедем, я готов…» он пишет о своей готовности уехать куда угодно, «надменной убегая» – в Париж, в Италию, в Китай.
Скажите: в странствиях умрёт ли страсть моя?

Забуду ль гордую, мучительную деву

Или к её ногам, её младому гневу,

Как дань привычную, любовь я принесу?
Однако, правительство отклонило его прошение о поездке за границу (Пушкин навсегда остался невыездным поэтом).

И вот Пушкин снова в Москве. Он опять бывает в доме Гончаровых на Большой Никитской. В этот раз он настойчиво решает получить окончательный ответ. Судьба его решилась, 6 апреля он сделал Наталье Николаевне еще одно предложение. На этот раз оно было принято. За день до этого он пишет матери невесты редкое по откровенности и проницательности письмо: «Привычка и долгая близость одни могли бы помочь мне заслужить расположение Вашей дочери; я могу надеяться привязать её к себе с течением долгого времени, – но во мне нет ничего, что могло бы ей нравиться. Если она согласится отдать мне свою руку, – я увижу в этом лишь доказательство спокойного безразличия её сердца.

Но, будучи окружена восхищением, поклонением, соблазнами, надолго ли сохранит она это спокойствие?

Не станет ли она сожалеть? Не будет ли смотреть на меня, как на помеху, как на коварного похитителя?

Не почувствует ли она ко мне отвращения? Бог свидетель, что я готов умереть за неё, – но погибнуть для того только, чтоб оставить её блистательной вдовою, свободною избрать себе завтра же нового мужа, – это мысль для меня – ад!».

Так думал Пушкин. Однако, он не был прав. Именно Наталья склонила свою мать к этому браку. Именно она пыталась опровергнуть порочащие Пушкина слухи:

«Я с прискорбием узнала те худые мнения, которые Вам о нем внушают, – пишет она своему деду, – и умоляю Вас по любви Вашей ко мне не верить оным, потому что они суть не что иное, как низкая клевета.

В надежде, любезный дедушка, что все ваши сомнения исчезнут … и что Вы согласитесь составить моё счастье…»

Наталья Николаевна уговаривала и мать не противиться ее браку. Та тоже стала понимать, что лучший жених для ее дочери вряд ли найдется. Она стала более ласкова и, наконец, согласилась. После повторного сватовства и согласия матери невесты через месяц было официально объявлено о его помолвке с Натальей Гончаровой. Однако до свадьбы было еще далеко. Отношения с будущей тещей оставались непростыми.
Дорожка 44……………………………………..4:23
Уезжая в Болдино, он пишет невесте: «… я, на мгновенье поверил, что счастье создано для меня …заверяю Вас честным словом, что буду принадлежать только Вам, или никогда не жениться». Тогда в Болдино он пишет стихотворение «Элегия»:
Безумных лет угасшее веселье

Мне тяжело, как смутное похмелье.

Но, как вино, – печаль минувших дней

В моей душе, чем старе, тем сильней.

Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе

Грядущего волнуемое море.

Но не хочу, о други, умирать;

Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;

И ведаю, мне будут наслажденья

Меж горестей, забот и треволненья:
Порой опять гармонией упьюсь,

Над вымыслом слезами обольюсь,

И может быть – на мой закат печальный

Блеснет любовь улыбкою прощальной.
На следующий день после написания этих строк он получает письмо от Натали, которое рассеяло все его опасения. Наталья Николаевна проявила решительность и активность в отношении матери и благодаря её большим усилиям свадьба состоялась.

Это письмо не только успокоило Пушкина, но вызвало в нем небывалый творческий подъем. Именно в эту «болдинскую осень» он пишет «Повести Белкина», «Историю села Горюхина», «Домик в Коломне», «Маленькие трагедии», последние главы «Евгения Онегина», множество стихотворений, литературно-критические статьи. Но вдохновенный труд не может удержать Пушкина в Болдино. Он стремится в Москву, к невесте. И только эпидемия холеры и карантин заставляют его оставаться в деревне. Только письма связывают их, а в письмах этих столько любви, нежности, тревоги, мечты…

Пушкин тогда сумел преодолеть все препятствия, в том числе и финансовые. Мать не желала выдавать дочь без приданого, которого у нее не было, и Александр Сергеевич дал ей взаймы 11 тысяч рублей на приданое (за что она затем называла его жадным и презренным ростовщиком). Накануне свадьбы Пушкин был грустен. Своему другу Кривцову написал:

«Женат – или почти… Молодость моя прошла шумно и бесплодно. До сих пор я жил иначе как обыкновенно живут. Счастья мне не было. Мне 30 лет. …

Я женюсь без упоения, без ребяческого очарования. Будущность является мне не в розах, но во всей наготе своей. Горести не удивят меня: они входят в мои домашние расчеты. Всякая радость будет мне неожиданностью».

Москва, вьюжный февраль 1831 года, церковь Большого Вознесения на Никитской улице. Она в венчальном платье, с длинным шлейфом; прозрачная фата ниспадает с головы, украшенной белыми цветами, скользит по открытым плечам, падает на спину. Как она хороша, чувствуется по восторженным взглядам родных и знакомых. А Пушкин – тот никого не замечает, кроме неё. Встретится с её взглядом горящими голубыми глазами и читает в них Наталья Николаевна любовь и счастье безграничное. И у Натальи Николаевны сердце замирает от счастья и какого-то неясного страха перед будущим. Она любит Пушкина. Она горда тем, что он – знаменитый поэт – выбрал её подругою жизни.

Они меняются кольцами. Кольцо Пушкина падает, катится по ковру. Он поспешно наклоняется поднять его, и свеча в его левой руке гаснет, а с аналоя, который он задел, падают крест и Евангелие. Наталья Николаевна видит, как смертельной бледностью покрывается его лицо. Такой же бледностью, думает она, как в самый последний день...

Восемнадцатилетняя Наталья Пушкина, вчера ещё Гончарова, проснулась после вчерашней свадьбы, глаза её встретились с восторженными глазами мужа. Он стоял на коленях возле кровати “очевидно, так и простоял всю ночь”, – с волнующим недоумением подумала она и улыбнулась ему...

До середины мая 1831 года молодые жили в Москве. Не сложившиеся отношения Пушкина с тещей заставили его не задерживаться здесь.

Пушкины ненадолго приехали в Петербург, а затем поехали в Царское Село, где он снял дачу. Красота Натальи Николаевны произвела на светский Петербург большое впечатление. Близкий друг Пушкина Дарья Фикельмон записала: «Пушкин приехал из Москвы и привез свою молодую жену… это очень молодая и красивая особа, тонкая, стройная, высокая – лицо Мадонны, чрезвычайно бледное, с кротким, застенчивым и меланхолическим выражением, – глаза зеленовато-карие, светлые и прозрачные, – взгляд не то чтобы косящий, но неопределённый, тонкие черты, красивые черные волосы. Он очень в неё влюблен». Жену Пушкин иногда в шутку звал: «моя косая Мадонна».

Молодая супруга горько плакала в первые дни медового месяца оттого, что Пушкин, наспех поцеловав ее, с утра до вечера проводил время в разговорах с друзьями. Как-то он всю ночь проспорил на литературные темы, и умоляя о прощении, сказал, что забыл начисто о том, что женат. Только потом Наталья поняла, что Пушкин не такой, как все и приготовилась к своей трудной судьбе жены поэта Пушкина.

Лето 1831 года было самым счастливым в его семейной жизни. Казалось, что все неудачи и беды ушли в прошлое. В Царском селе Пушкин писал свои сказки, постоянно спрашивая мнения жены. Она переписывала его произведения. Такой же помощницей ему она останется на протяжении всей их совместной жизни.

С утра Пушкин писал, закрывшись в кабинете. Она поняла, что в эти священные минуты его тревожить нельзя. Он любил писать лежа на кушетке, а исписанные листы опускались прямо на пол. Около кушетки стоял стол, заваленный книгами, бумагами, перьями... На окнах не было гардин. Он любил солнце и жару, и говорил, что это у него от предков…

Она создавала ему тишину. И потихоньку от мужа сочиняла ему стихи, и посылала в письмах. В одном из ответных писем, он с юмором попросил свою “жёнку” перейти на прозу.

Родные и друзья также чувствовали, что брак этот счастливый: “Между ними царствует большая дружба и согласие; Таша обожает своего мужа, который так же её любит”, – писал брат Натальи родным.

А Жуковский писал Вяземскому: “Жёнка его – очень милое творение. И он с нею мне весьма нравятся. Я более и более за него радуюсь тому, что он женат. И душа, и жизнь, и поэзия в выигрыше”.

Семейная жизнь Пушкиных не была окрашена только в светлые или в тёмные тона. В ней сочетались все краски. Он очень любил жену, но иногда завидовал друзьям, у которых жены не красавицы. Наталья была выше Пушкина, и он в шутку говорил, что ему «унизительно» находиться рядом с женою.

В первое время Пушкина радовали успехи жены в обществе. Он лишь просил: «Ангел мой, пожалуйста, не кокетничай». В свою очередь Наталья Николаевна не переставала его мучить ревнивыми подозрениями.

В письмах он только отбивался и оправдывался. Пушкин был поэт и, по его словам, у него было «пречуткое сердце».

В 1833 году в Болдине Пушкин за время написания гениального произведения «Медный всадник», запустил бороду. На обратном пути даже в Москве не задержался, чтобы Наташечка, по которой он соскучился, его первой в бороде увидела. Вообще он был очень простодушен в своем пижонстве, когда писал «Цыган», то носил красную рубаху и широкополую шляпу, а из Крыма явился в тюбетейке.

Он был как ребенок, но это был царь духа. Забрел он однажды без предварительной договоренности к кому-то из друзей, не застал их, остался ждать. Когда те пришли, то застали Пушкина в обществе их маленького сына. Царь духа и карапуз сидели на полу и плевались друг в друга, кто метче. И при этом оба хохотали.

Но если бы кому пришло в голову похлопать его по-свойски по плечу, то мог последовать и вызов на дуэль.

Пушкин часто читал свои стихи жене. Он садился на стул, закидывал ногу на ногу, и это движение его, и эта поза были аристократически изысканны, не нарочиты. Так дано ему было от рождения. Он читал увлеченно и звонко. Сверкали проникновенным блеском голубые глаза, которые видели то, чего еще никто не видел.

Пушкин не раз давал нищему по 25 рублей, когда в доме бывали деньги. Наталья Николаевна молчала. Но когда он отдавал литературные сюжеты (Гоголь вспоминал, что сюжет “Ревизора” и “Мертвых душ” принадлежит Пушкину), она волновалась и упрекала мужа. “Ах ты, моя скупердяйка! – довольно сказал однажды Пушкин, обнимая ее, – Да у меня тут, – он коснулся головы хорошо ухоженными руками, – сюжетов этих великое множество. На мою долю хватит!”

Она редко называла его уменьшительным ласковым именем. Он был Александр Пушкин, Александр Сергеевич или просто Пушкин. Она всегда с незамужней юности чувствовала его превосходство над окружающими людьми. Она знала наизусть все его письма. Они были как произведения искусства, и она их завещала для потомков. Изучая эти письма, только по одним им можно восстановить образ той, душу которой Пушкин любил более ее прекрасного лица, снять с нее обвинения высшего света и недоброжелательных потомков… Просто взять и поверить Пушкину...

Своей теще Пушкин писал на день ангела письмо: “Жена моя прелесть, и чем доле я с ней живу, тем более люблю это милое, чистое, доброе создание, которого я ничем не заслужил перед богом”.

В детстве Наташу называли “скромницей” и “молчуньей”. Она была молчалива и в юности. Когда вышла замуж и появилась в великосветском обществе в рассвете своей удивительной красоты и очарования, не утратила этого свойства. Молчание ее расценивали по-разному: одни считали это недостатком ума, другие думали – из гордости.

Сама Натали уже потом так объясняет себя: “...иногда такая тоска охватывает меня, что я чувствую потребность в молитве... Тогда я снова обретаю душевное спокойствие, которое раньше принимали за холодность и в ней меня упрекали. Что поделаешь? У сердца есть своя стыдливость. Позволить читать свои чувства кажется мне профанацией. Только Бог и немногие избранные имеют ключ от моего сердца”.

Известная в то время предсказательница, внучка Кутузова, Дарья Федоровна Фикельмон очень верно предсказала судьбу Натальи Николаевны: “Поэтическая красота госпожи Пушкиной проникает до самого сердца. Есть что-то воздушное и трогательное во всем ее облике – эта женщина не будет счастлива, я в том уверена! Сейчас ей все улыбается, она совершенно счастлива, жизнь открывается перед ней блестящая и радостная, а между тем голова ее склоняется и весь облик как будто говорит: “Я страдаю”. Но какую же трудную ей предстоит нести судьбу – быть женою поэта, такого поэта, как Пушкин”.

Судьба Пушкина была ему тоже предсказана ещё` в юности одной гадалкой. И он верил в это предсказание. Она гадала на картах, а потом разглядывала его руку с совершенно необычными линиями, долго думала о чем-то, а потом сказала: «Ты прославишься на всё отечество. Будешь любим народом даже после смерти. Два раза ожидает тебя вынужденное одиночество, вроде, как заключение, но не тюрьма. А жить будешь долго, если на 37-ом году не погибнешь от белой лошади или от руки белого человека. Их особенно должно тебе опасаться».

До сих пор сбывалось всё, что предсказала гадалка.

Когда Пушкины в октябре 1831 года вернулись в Петербург, Наталья Николаевна становится украшением светских балов. Приблизительно в это время происходит событие, которое поссорило его со всесильной госпожой Нессельроде, женой министра иностранных дел России. Графиня Нессельроде без ведома Пушкина взяла его жену и повезла на Аничковский вечер, т.к. Пушкина очень понравилась императрице. Но сам Пушкин был взбешён этим, наговорил грубостей графине и, между прочим сказал: «Я не хочу, чтобы моя жена ездила туда, где я не бываю». Речь шла об интимных балах в императорском дворце. Такое приглашение жены без мужа было оскорбительным для Пушкина.

Писатель Владимир Соллогуб записал: «Я с первого же раза без памяти в неё влюбился; надо сказать, что тогда не было почти ни одного юноши в Петербурге, который бы тайно не вздыхал по Пушкиной; её лучезарная красота рядом с этим магическим именем всем кружила головы».

Наталья Николаевна до самых трагических дней января 1837 года продолжала блистать в свете.

Будучи фрейлиной императрицы, она могла посещать по два бала ежедневно. Часто обедала в восемь часов вечера, а возвращалась домой в 4-5 часов утра.

Поначалу Пушкин не возражал против такой жизни. Он гордился тем, что его жена покорила светский Петербург. Но вскоре светские развлечения и балы, на которые он должен был сопровождать жену, стали его раздражать. ...Рождается первый ребенок – девочка Мария. Никогда не забыть Наталье Николаевне, как плакал Пушкин во время её родов, видя её страдания. За шесть лет совместной жизни – четверо детей.

А зимние балы 1834 года стоили Пушкиным не родившегося пятого ребенка.

Тяжелым был для Пушкина этот 1834 год. Против своей воли он стал камер-юнкером. «Двору хотелось, чтобы Наталья Николаевна танцевала в Аничкове», – так объяснил он причину царской милости. Этот год был тяжелым для него и в материальном отношении, пришлось брать ссуду у правительства. Полиция вскрыла одно из писем его к жене, и за нелестный отзыв о своем камер-юнкерстве он получил выговор от императора. Неудачей закончились его попытки уйти в отставку. Пушкин делится своими грустными мыслями с женой в письме: «Хорошо, коли проживу я лет еще 25; а коли свернусь прежде десяти, так не знаю, что ты будешь делать, и что скажет Машка, а в особенности Сашка. Утешения мало им будет в том, что их папеньку схоронили как шута, и что их маменька ужас как мила была на Аничковых балах».

В этом же 1834 году Пушкин пишет стихотворение:
Пора, мой друг, пора! покоя сердце просит, –

Летят за днями дни, и каждый час уносит

Частичку бытия, и мы с тобой вдвоем

Предполагаем жить, а глядь – как раз умрем.

На свете счастья нет, но есть покой и воля.

Давно завидная мечтается мне доля –

Давно, усталый раб, замыслил я побег

В обитель дальнюю трудов и чистых нег.
Пушкин дорожил свободою, как внутренней стихией, необходимой ему для дыхания. Однажды ещё в молодости он писал: «Я устал подчиняться хорошему или дурному пищеварению того или другого начальника; мне надоело видеть, что на моей родине обращаются со мною менее уважительно, нежели с любым английским балбесом, приезжающим предъявить нам свою пошлость, неразборчивость, своё бормотание».

Пушкин приехал в имение Гончаровых на Полотняный Завод и прожил здесь с семьей две недели, гулял, ездил верхом, занимался в великолепной библиотеке Гончаровых.

Уезжая из Полотняного Завода, Наталья Николаевна упросила мужа взять с собою в столицу старших сестер. Пушкин был недоволен этим, но, любя её, уступил её просьбам.

У Пушкина есть вещее письмо по этому поводу:

“Но обеих ли ты сестёр к себе берёшь? Эй, жёнка! смотри... Моё мнение: семья должна быть одна под одной кровлей: муж, жена, дети – покамест малы; родители, когда уже престарелы. А то хлопот не оберёшься и семейного спокойствия не будет”.

Но Наталья Николаевна очень жалела сестёр. Она хотела приобщить их к петербургской светской жизни, и, что греха таить, хорошо выдать замуж... Сестры получили хорошее всестороннее образование, были хорошими наездницами. Ещё до замужества Натальи Николаевны все три сестры были горячими поклонницами таланта Пушкина. Они читали его стихи, переписывали их в альбомы, цитировали. Они были очень дружны.

Что было делать, Пушкин лишь нанял для расширившегося семейства более просторную квартиру.

В свете на них обратили внимание только как на сестер прекрасной госпожи Пушкиной. Добились того, что сестру Екатерину зачислили во фрейлины императрицы.

Управлять домом было трудно. Четверо детей, сестры. Мучили всегдашние нехватки денег, угнетали долги. Помимо ведения хозяйства и материнских обязанностей, Наталья должна была присутствовать на балах, раутах, сопровождать императрицу во время ее выездов. Но она со всем справлялась.

Пушкин писал: “Ты, мне кажется, воюешь без меня дома... Ай-да хват баба! что хорошо, то хорошо!” И ещё письмо: “...не еду к тебе по делам, ибо и печатаю Пугачева, и закладываю имения, и вожусь и хлопочу – а письмо твоё меня огорчило, а между тем и порадовало; если ты поплакала, не получив от меня письма, стало быть, ты меня еще любишь, жёнка. За что целую тебе ручки и ножки”.

Это письмо она тоже помнила наизусть: “Благодарю тебя за милое и очень милое письмо. Конечно, друг мой, кроме тебя в жизни моей утешения нет – и жить с тобой в разлуке так же глупо, как и тяжело”.

Она часто помогала мужу. В 1836 году, уезжая в Москву, он даже поручал жене вести многие дела по его журналу «Современник». Она доставала для него бумагу, выполняла другие поручения, и во всем успешно справлялась.

На Каменном острове, куда она приехала со своей старшей сестрой Екатериной (которая в будущем станет женой Дантеса, убийцы её мужа) в парке играл оркестр. Здесь, в конце парка, Наталья Николаевна через день принимает лечебные ванны. Женщины выходят из парка, и шумная толпа молодых кавалергардов окружает их. Они сыплют веселые, но не очень-то умные остроты и шутки.

Один из них, Дантес, красавец с дерзким взглядом светлых глаз, с белокурыми волосами и надменными манерами человека, сознающего свою неотразимость. Он говорит Наталье Николаевне, рисуясь, нарочито подчеркивая свое волнение и изумление:

«Я никогда не думал, что на земле существуют такие неземные создания! Слухи о вашей красоте идут по всему Петербургу. Я счастлив, что увидел вас. – Скрестив руки на груди, он склоняется в низком поклоне. – Но, увы, пеняйте на себя, я теперь не смогу забыть вас. Отныне и впредь буду подле вас на балах, вечерах, в театре... Увы, таков мой удел».

Ничего не отвечая, Наталья Николаевна в досаде идет прямо на кавалергардов, и они расступаются перед ней, с легкой кокетливой улыбкой торопится за ней сестра.

Этот случай сразу же забывается – она уже устала от ежедневных комплиментов. Иногда ей хочется стать незаметной.

Но вскоре на балу у Карамзиных он уже не отходит от неё, не спускает с неё влюбленного взгляда.

В свете барон Дантес появился недавно. Он приехал в Россию в 1833 году с целью сделать карьеру. Во Франции это ему не удалось. В Россию он привёз с собой рекомендацию принца Вильгельма прусского, шурина царя Николая 1, и, несмотря на то, что русского языка он совершенно не знал, был сразу принят корнетом в кавалергардский полк. Дантес был красив, достаточно умен и хитёр, умел нравиться, особенно женщинам, и в петербургском светском обществе вскоре стал одним из самых модных молодых людей.

И вот день за днем, месяц за месяцем он следует всюду за Натальей Николаевной, пишет ей отчаянные письма, во время танцев на балах шепчет жаркие слова, подкарауливает всюду... На глазах всего света он демонстрировал, что потерял голову от любви, и свет с любопытством и злословием следил, что будет дальше.

Вначале Наталью Николаевну занимает ухаживание Дантеса, потом раздражает. Затем она начинает удивляться его постоянству и жалеть его. А потом... потом он становится необходимым ей на балах, в гостях, на прогулках. Она все рассказывает Александру Сергеевичу, ничего не скрывая и не чувствуя вины перед мужем.

Мне веселее, когда он подле меня, – смеется она. – Но люблю я только тебя. И ты знаешь силу моего чувства и долга перед тобой, перед детьми и перед собой.

Пушкин, скрепя сердце, терпит это постоянное присутствие Дантеса возле жены. Дантес часто бывает и у них на правах друга. Пушкин ждет, что легкомысленный молодой человек устанет от бесплодных вздыханий и влюбится в другую женщину. Но минул год, пошел второй – все оставалось по прежнему.

Атмосфера сгущалась. Кольцо интриг сжималось вокруг Пушкина и его жены, которая по молодости лет многого не понимала. Не понимала… Не понимала…

А вот хорошая знакомая Пушкина Мария Волконская в ее возрасте, не задумываясь, отправилась за мужем-декабристом в Сибирь…

Заканчивался 1836 год. Пушкины испытывали большие материальные трудности…

Нужда Пушкина достигла того, что он закладывал ростовщикам шали жены, должал в мелочную лавку, брал взаймы у домовых швейцаров, в то время как царь насильно держал его при дворе в виде особого украшения (как в прежнее время держали шутов).

Накануне дуэли один человек наблюдает Пушкина у книжного развала, видит его плешь и болтающуюся пуговицу на хлястике потертого сюртука, и ему становится жаль поэта. Живописец Брюллов по прозвищу "Европеец" снисходительно жалеет Пушкина, ни разу не побывавшего в Европе, а также за то, что тот развел столько детей и так погряз.

4 ноября 1836 года Пушкин получил по почте письмо – "Диплом светлейшего ордена рогоносцев", в письме намекали на связь Натальи Николаевны с царем Николаем I. Интерес Николая к его жене виден всем. Получается, что он, зная о связи жены с императором, не брезгует пользоваться разными благами от него... И он быстро сел к столу и написал о своем желании немедленно возвратить в казну деньги, которые он задолжал. "А Наташа? Она не виновата в том, что молода и прекрасна, что нравится всем, в том числе, и подлецам..."

Вокруг затравленного Пушкина все веселилось, смеялось, шутило, подсматривало, подмигивало, шепталось, подличало. “Что ж веселитесь...” С этим надо было как-то кончать разом. Искал ли Пушкин смерти? И да, и нет. “Я жить не хочу”, – сказал он секунданту своему Данзасу.

Но ведь был полон и творческих планов. Полным ходом шла работа над “Петром Первым”. Замыслы романов, повестей, новые номера “Современника”. В нем рождался новый Пушкин, которого мы не знаем и, увы, не узнаем никогда.

В 1835 году тяжело заболела Надежда Осиповна, и Пушкин ухаживал за своей матерью с такой нежностью и заботой, что все поражались, зная их весьма сдержанные отношения. У него вдруг пробудилось неизвестное до того времени сыновнее чувство. А мать, умирая, просила у сына прощения за то. что всю жизнь не умела ценить его. Она умерла. Пушкин похоронил ее в Михайловском, возле церкви. Рядом с ней он выкупил место для себя.

Прощаясь с сестрой Ольгой в последний раз, он залился слезами, сказав:

“Едва ли увидимся когда-нибудь на этом свете; а впрочем, жизнь мне надоела; не поверишь, как надоела! Тоска, тоска! все одно и то же, писать не хочется больше, рук не приложишь ни к чему, но... чувствую: не долго мне на земле шататься”.
И с отвращением читаю жизнь мою,

И слезы лью...

Но строк печальных не смываю.
В 1831 году – страшная для Пушкина утрата – ушел Дельвиг.

Затем на 19 октября 1836 года в день Лицея он напишет:

И мнится, очередь за мной,

Зовет меня мой Дельвиг милый,

Товарищ юности живой,

Товарищ юности унылой,

Товарищ песен молодых,

Пиров и чистых помышлений,

Туда, в страну теней родных

Навек от нас утекший гений...
Рассказывали, что Пушкин сорвался, подступили слезы, и он не смог дочитать. Через 16 дней начнется дуэльная история, а через 102 дня Пушкин погибнет.

Год каждый, каждую годину

Привык я думой провожать,

Грядущей смерти годовщину

Меж них стараясь угадать.
А чуть раньше он создал и сам реквием – “Памятник” – торжественно-величавые и словно неземные звуки, катящиеся на нас с запредельной высоты, с недосягаемых вершин вечности.

Нет, весь я не умру –

Душа в заветной лире

Мой прах переживет

И тленья убежит...
Тучи над Пушкиным сгущались…

Он вызвает Дантеса на дуэль. Тут разыгралась комедия со свадьбой: Дантес сделал предложение родной сестре Натальи Николаевны Екатерине Николаевне (она безумно влюблена в Дантеса), и проживает тут же, в доме Пушкиных.

В их доме теперь идет предсвадебная суета, Пушкин старается не бывать дома. Свадьба состоялась. Наталья Николаевна была на венчании, но на свадебном обеде Пушкиных не было.

После свадьбы Дантес возобновил свои ухаживания за Натальей Николаевной, он осмелел и на правах родственника стал преследовать ее с новой напористостью, говорил, что женился от отчаяния и чтобы иметь возможность ее чаще видеть. "Жалкая, жалкая судьба Екатерины", – думает теперь на склоне своих дней Наталья Николаевна.

Теперь, когда прошло столько лет, поздно говорить о том, что надо было все бросить и уехать в деревню. Этого хотел Пушкин, и она не возражала. Но обстоятельства, как нарочно, все время складывались иначе: Михайловское продавалось: Болдино находилось в плачевном состоянии, а на ремонт денег не было.

Однажды на балу сам барон Геккерен, приемный отец Дантеса, подошел к ней и сказал, что она убивает его сына, он умирает от любви, и посоветовал оставить мужа и выходить замуж за Дантеса. Оскорбленное сердце вспыхнуло, но тут возле нее появился император и повел ее танцевать кадриль. С кем поделиться, с Пушкиным – тогда дуэли не избежать; с сестрой Катериной? – это принесет ей несчастье.

И она выбирает самую неподходящую душеприказчицу: доверяет свои терзания Идалии Полетике.

Для Полетики жизнь – игра, у нее нет трудностей. И она устраивает на своей квартире свидание для Натальи Николаевны и Дантеса для объяснений. Наталья не соглашается. Тогда Идалия просто приглашает её к себе. Наталья приезжает и вместо Полетики встречает в гостиной Дантеса.

Жорж у её ног. Он ломает руки, говорит о несчастной любви. Наталья потрясена: он – муж родной её сестры... она – жена Пушкина и мать четверых детей. Когда же он безумец успокоится? Она зовет хозяйку и поспешно прощается: она видит его в последний раз. Так и останется он в её памяти растерянный с изящно вытянутой дрожащей рукой. А в дверях – прекрасная Идалия с лукавой улыбкой хищницы.

Она часто думала, а любил ли её Дантес. Сначала было увлечение, а потом какая-то недоступная ее пониманию интрига его и барона Геккерена, а, может, надо было брать выше. Все это было направлено против Пушкина, Пушкин всё знал и тайну унёс в могилу.

Вот что писал о ней впоследствии один пушкинист: «Слишком приметна была она, и как жена гениального поэта, и как одна из красивейших женщин. Малейшую оплошность, неверный шаг её неизменно замечали, и восхищение сменялось завистливым осуждением, суровым и несправедливым».

А Пушкин жаловался своей приятельнице Осиповой: “В этом печальном положении я еще с огорчением вижу, что моя бедная Наталья стала мишенью для ненависти света”. Многие упрекали Наталью Николаевну в том, что она разоряет мужа своими нарядами, между тем эти сплетники и сплетницы прекрасно знали, что бальные платье для нее покупала любившая её и покровительствовавшая ей ее тетушка Е.И. Загряжская.

Все это очень беспокоило Пушкина. Но все слухи и сплетни были ничто по сравнению с той лавиной мерзости, которая обрушилась на семью Пушкиных во время наглых ухаживаний Дантеса.

Надо ли говорить с каким наслаждением обсуждал эту тему свет. Все наблюдали не раз, как молчаливый, бледный и угрожающий Пушкин смотрел на отпускавшего его жене комплименты кавалергарда.

На одном балу Дантес так скомпрометировал г-жу Пушкину своими взглядами и намеками, что все ужаснулись, а решение Пушкина (о дуэли) было с тех пор принято окончательно. Чаша переполнилась, не было никакого средства остановить несчастье”.

Кое-кто пишет о его жене с плохо скрываемым пренебрежением.

Но мы пощадим интимные чувства поэта, если не умеем им поклониться. Пушкин любил жену. Этим сказано всё. Любил щедро, ревниво, по-царски. В красоте Натальи Николаевны тоже присутствовала какая-то царственная таинственность, привлекавшая взоры и сердца петербургского света. Сам Николай I вздыхал по Натали, но хорошо понимал, чья она жена. Он, пожалуй, и Николаю послал бы дуэльный вызов, если б тот посмел задеть его честь.

Сестра поэта вспоминала: “Признавался мне брат, что он во время каждого бала делается мучеником, а затем проводит от гнетущей его тяжелой мысли бессонные ночи”. “Будучи свидетелем блистательных успехов Натальи Николаевны на вечерах большого света, видя ее окруженною толпою великосветских всякого рода кавалеров, расточающих ей комплименты, (он) расхаживал по бальным залам, из угла в угол, наступая дамам на платья, мужчинам на ноги, и делал другие тому подобные неловкости; его бросало то в жар, то в холод. (За Пушкиным следили его недоброжелатели, хоть он и скрывал это недостойное чувство, ревность бросалась им в глаза, таким образом они обнаружили слабую струну, слабое место обороны.

Поэт рвется из этой гнетущей атмосферы, просится за границу, хоть бы в Китай. Ему отказывают. Более того, Бенкендорф грубо выговаривает даже за короткую отлучку в Москву. С поэтом не церемонятся, обращаются как с крепостным его императорского величества.

“Теперь они смотрят на меня, как на холопа, с которым можно им поступать, как им угодно. Опала легче презрения! Я, как Ломоносов, не хочу быть шутом ниже у господа Бога”.

Наталья Николаевна закрывает глаза, и в памяти возникает лицо царя Николая I. Оно очень переменчиво. Когда он беседует с кем-то или молча озирает подданных, небрежно заложив за широкий пояс правую руку, а левой перебирает пуговицы мундира, его несколько выпуклые глаза смотрят безо всякого выражения, лицо не одухотворено ни мыслью, ни чувством; оно мертво и, несмотря на правильные черты, неприятно, замкнуто. Когда он разговаривает с Натальей Николаевной, его лицо сияет приветливостью. Его движения олицетворяют благородство, власть, силу. Он высок, хорош фигурой.

Спустя век после гибели Пушкина, Марина Цветаева заклеймила царя Николая I за смерть своего любимого поэта.

Столь величавый

В золоте барм.

– Пушкинской славы

Жалкий жандарм.
Автора – хаял,

Рукопись – стриг.

Польского края

Зверский мясник.
Зорче вглядися!

Не забывай:

Певцеубийца

Царь Николай

Первый.
У Пушкина была болезнь сердца; следовало сделать операцию. Он молил, как милости, позволения уехать за границу. Ему отказали, предоставив лечиться у В.Всеволодова – «очень искусного по ветеринарной части и известного в ученом свете по книге о лечении лошадей», – замечает Пушкин. Лечиться от аневризма у ветеринара!

Он мечтает, как о спасении, теперь уже о самом малом: удрать в деревню да стихи писать. Удрать из “свинского Петербурга” во что бы то ни стало.

Но не тут-то было. И в этом малом ему отказывают. В нём зреет ощущение неминуемой личной катастрофы.

У Пушкина в последнее время было много личных выпадов, пасквилей в адрес влиятельных лиц. Один из них создал скрытую причину враждебного действия, приведшего поэта к окончательной катастрофе. Это – известное стихотворение “На выздоровление Лукулла”, очень яркое, сильное по форме, но по смыслу представлявшее лишь грубое личное злословие насчет тогдашнего министра народного просвещения Уварова, в чьем ведении был также отдел цензуры. Травимый правительством, да и критиками (Булгарин зловеще прокаркал о нём, как о “светиле, угасшем в полдень”, и Белинский ему вторил), поэт становится болезненно раним. В предсмертном 1836 году он шлет три вызова на дуэль по поводам совершенно незначительным. Тем большее удовольствие его недругам доставляло дразнить его, раздувать “чуть затаившийся пожар”.

А тут, как нельзя, кстати, история с Дантесом и Натальей Николаевной. Вельможная свора оживилась; зрелище обещало быть увлекательным. Теперь для каждого нашлось дело: сводничать, интриговать, злословить, распускать сплетни, от души потешаться над этим “бешеным ревнивцем”, мужем, который, право же так смешон в своей бессильной ярости. А мог быть ещё более смешон в роли рогоносца.

«Жена Пушкина, безвинная вполне, имела неосторожность обо всем сообщать мужу и только бесила его», – вспоминают их знакомые.

Наталья Николаевна затушила пахитоску в хрустальной пепельнице… Недавно она стала курить… И снова воспоминания…

Пушкин никому не сказал о предстоящем поединке. В 11 часов он спокойно обедал с семьей. Потом вышел из дома ненадолго, чтобы встретиться со своим секундантом К.К.Данзасом. Данзас отправился за пистолетами, а Пушкин вернулся к себе. Около 12 часов дня в квартиру на Мойке пришел библиотекарь Ф.Ф. Цветаев. Он говорил с поэтом о новом издании его произведений.

Перед нами шестая по счету петербургская квартира Пушкиных. Они привыкли кочевать. Той осенью Пушкин много работал, строил планы. Заканчивал «Капитанскую дочку», 31 тетрадь «Истории Петра» лежала в кабинете… Множество начатых работ… Поэт был на вершине славы, в расцвете творческого гения. Он уже написал “Полтаву”, “Бориса Годунова”, “Евгения Онегина”, задумывал новые произведения, начинал исторические исследования. Казалось все впереди...

Кабинет Пушкина – самая главная комната квартиры. Кресло было удобным для работы – с подставкой для книг и с выдвижной скамеечкой для ног. Пушкин любил работать полулежа, по юношеской привычке закинув руки за голову, затем присесть и записать. И исписанные листы падали на пол…

Настоящими своими друзьями Пушкин считал книги.

Человека среднего роста, с огненными глазами на желтоватом нервном лице хорошо знали в знаменитых книжных магазинах Петербурга и в лавках попроще.

Сразу бросается в глаза: Пушкин был высокообразованным человеком. Книги, находящиеся в библиотеке, изданы на 16 языках! Превосходное знание многих языков давало ему возможность читать в подлинниках лучшие произведения мировой литературы.

На полках теснятся летописи, словари, учебники, мемуары, философские, медицинские сочинения, труды историков, этнографов, экономистов. Великого поэта интересовала астрономия, путешествия, песни и обычаи многих народов, теория шахмат, происхождение слов.

Пушкин был человек самого многостороннего знания и огромной начитанности, как утверждали современники. Белинский называл Пушкина “мирообъемлющим гением”.

В тот день серое, серое петербургское утро, с ветром и мокрым снегом, сизое, угрожающее небо, нависшее над потемневшими домами, сменилось ясным холодным днем. Наталья Николаевна поехала за старшими детьми, которые были у княгини Мещерской – близкого друга Пушкиных. Обычно вещее сердце Натальи Николаевны в тот день не чуяло беды. Не заметила она и того, как, чуть свернув в сторону, её повозка пропустила встречные сани, в которых ехал Пушкин с Данзасом, ехали стреляться на Черную Речку...

К обеду семья собиралась по-столичному поздно.

Часы били шесть раз, в комнату подавали свечи.

Зимой к шести совсем темно.

Александра Сергеевича ждали к обеду, а он запаздывал. Уже давно был накрыт стол. Из детской доносились мягкие удары мяча, грохот падающих игрушек, голос няни, словом, обычная вечерняя суета многодетной семьи, ожидающей домой главу этой семьи...

Сестра Натальи Александра, которая жила тоже с ними, вспоминала со смехом, как Наталья Николаевна вчера на балу у графини Разумовской обыграла в шахматы одного самоуверенного иностранца-мастера игры в шахматы. Когда он проиграл, графиня Разумовская, смеясь, сказала гостю:

"Вот какие наши русские женщины!"

И опять смолчало сердце-вещун... Вчера на балу было весело. Пушкин танцевал несколько раз. Это удивило Наталью Николаевну и обрадовало. Последнее время он не танцевал на балах и был мрачен... Он всегда вел себя на балах так, точно отбывал повинность, будто попал совсем не в свое общество. В большой же компании близких дру­зей не было никого веселее, остроумнее, интереснее его.

Но присутствие на балах было обязательным.

Только спустя много времени, она узнала, что, занимаясь деловыми разговорами и танцуя с дамами, он еще и тайно ото всех искал секунданта для завтрашней дуэли...

Наталья Николаевна, утомившись на балу, крепко спала и не слышала, как ночью к Пушкину приезжал секундант Дантеса Д,Аршиак и передал вызов на дуэль. Пушкин принял вызов.

В кондитерской Вольфа и Беранже поэта последний раз видели здоровым и невредимым... Здесь он встретился со своим секундантом лицейским приятелем Данзасом и сани повезли их по Невскому проспекту, Дворцовой площади, через Неву и дальше к Чёрной речке.

Секундантом Пушкин выбрал Константина Данзаса. Если б в Петербурге находились Вильгельм Кюхельбекер, Иван Пущин и Иван Малиновский – ближайшие и дорогие Пушкину лицейские друзья, – может быть, он выбрал бы кого-нибудь из них. Но тогда и дуэль могла бы не состояться. Декабрист Пущин из тюремной камеры писал Малиновскому: “... если б я был на месте Данзаса, то роковая пуля встретила бы мою грудь, я нашел бы средство сохранить поэта-товарища, достояние России”.

Но именно Данзас оказался с Пушкиным в его страшный час...

Когда ехали на дуэль, то на Дворцовой набережной они встретили в экипаже госпожу Пушкину. Данзас узнал её, надежда в нём блеснула, встреча эта могла поправить всё. Но жена Пушкина была близорука, а Пушкин смотрел в другую сторону.

День был ясный. Петербургское великосветское общество каталось на горках, и в то время некоторые уже оттуда возвращались. Знакомые раскланивались Пушкину и Данзасу и никто будто не догадывался, куда они ехали. Князь Голицын им закричал “Что вы так поздно едете, все уже оттуда разъезжаются?!”

Оба противника приехали почти одновременно. Пушкин выбрался из саней. Снегу было по колено. Он лег на снег и начал свистать. Дантес ловко помогал секундантам утаптывать дорожку.

Вспоминают участники дуэли, секунданты Данзас и д
  1   2

Похожие:

Сценарий вечера iconСценарий вечера
Организация и проведение этого вечера по сути своей является коллективным творческим проектом, в котором задействованы учащиеся,...
Сценарий вечера iconСценарий выпускного вечера для девятиклассников «Пять поводов влюбиться в школу!»
Вед. 2 Мы приветствуем всех вас на торжественной церемонии выпускного вечера «5 поводов влюбиться в школу!»
Сценарий вечера iconСценарий выпускного вечера «Восток»

Сценарий вечера iconСценарий литературно музыкального вечера «Унылая пора! Очей очарованье!»
Сценарий литературно – музыкального вечера «Унылая пора! Очей очарованье!» в 4 классе
Сценарий вечера iconСценарий выпускного вечера 2012г. "Парад звезд"
Этот сценарий поможет сделать школьный праздник ярким, эмоциональным, эмоциональным, запоминающимся. Он предназначен для классных...
Сценарий вечера iconСценарий для танцевального вечера в стилистике первой половины XIX...

Сценарий вечера iconСценарий вечера о любви, посвященный Дню Святого Валентина. Автор:...
Она: Это был как бы эпиграф нашего вечера, потрясающие строки Высоцкого, правда, немного грустные. Если мы обратимся к разным людям...
Сценарий вечера icon«Гомель мой, как тобой не гордиться!»
Сценарий вечера, посвященного освобождению г. Гомеля от немецко-фашистских захватчиков
Сценарий вечера iconСценарий вечера баллады
Вы, конечно, любите истории о таинственных событиях, бесстрашных героях, о любви, побеждающей смерть
Сценарий вечера iconСценарий семейного вечера отдыха
Муниципальное образовательное учреждение «Гулинская основная общеобразовательная школа» Белозерского района Вологодской области
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница