Рассказал мне Саид про Джавдета, который его закопал




Скачать 425.82 Kb.
НазваниеРассказал мне Саид про Джавдета, который его закопал
страница4/4
Дата публикации24.02.2013
Размер425.82 Kb.
ТипРассказ
shkolnie.ru > История > Рассказ
1   2   3   4

17.

Здравствуйте, Катерина Матвеевна!

Нефтяной бак, в котором мы спрятались от бандитов, — символ своеобразного «защитного поля», в котором формируется мир, выстроенной на основе триединства: материи, информации и меры. Войти в него, и уж тем более взорвать его с помощью “гранат”, имеющихся в запасе у Верещагина,

в принципе невозможно. Но понимает ли это либеральная интеллигенция, живущая в России и за рубежом, символами которой являются Верещагин

и посланец Абдуллы – белогвардеец Семен? Нет, поскольку они —

по другую сторону «защитного поля», в котором иная мера понимания, иной мировоззренческий стандарт, формирующий мировоззрение “калейдоскопа”. В этом мире нет подлинных друзей и союзников, а есть только временные попутчики; нет в нём благодетельной любви, но есть клановые интересы.

И разборка Верещагина с Семёном — клановая разборка. Но “увидев”

всё это, можно понять, что фраза, озвученная подпоручиком, после удара

его головы о песок, — вынужденная, хотя и точно описывает ситуацию, сложившуюся в информационном противостоянии двух мировоззрений: гранаты у «Таможни» действительно есть, но “не той системы”.

Имеется в виду, что «динамит от лампадки» церковных иерархий слабоват

и немощен против методологии триединства.

Ныне основой мировой энергетики, обуславливающей производство

во всех регионах планеты, является нефть и газ, большей частью поставляемые странами экспортерами нефти (ОПЕК); а общемировыми «деньгами» является доллар, эмитируемый США. Это означает, что США для устойчивого развития мировой экономики в течении длительного времени обязаны были поддерживать стандарт энергообеспеченности своего доллара по отношению прежде всего к уровню добычи нефти странами ОПЕК. Однако они неоднократно заявляли, что печатают «доллары быстрее, чем арабы качают нефть».

Дело обстоит таким образом, что требования к функционированию мировой платежной единицы в качестве общемировой, взаимно обусловлены и объективно порождают обратные связи в отношении самого государства-эмис­сио­нера, через которые глобальная экономика его же и накажет;

при этом она накажет и многих других, кто обдуманно или бездумно поддерживал эту жульническую финансовую систему.

«Таможня» демонстративно и даже вызывающе отказал Абдулле в помощи по «разгерметизации» бака. Странно, но реакция Абдуллы на такое своеволие «Таможни» может показаться странной и нелогичной: ведь Лебедева Абдулла, особо не задумываясь, отправил в мир иной и за меньшую дерзость.

Ответ можно найти только на уровне второго смыслового ряда:

ну не может постсоветская либеральная интеллигенция ничего нового “предложить” по развалу государства; к тому же она еще необходима

как «Таможня», не пропускающая новые знания в народ:

“Гранаты не той системы!”

Семён, вернувшись к Абдулле, радостно кричит ему с обнаруженной

в тупике цистерны: “Полная!”.

Абдулла угрожает засевшим в баке: «Когда я зажгу нефть вам будет хорошо, совсем хорошо».

Итак, попытки “поджечь” государственность Советского Союза нефтедолларами, а затем России, будут два раза. На третий раз — неудача даже в попытке, не то, что в результате.

До свидания, Катерина, детали позднее.

Федор.
18.

Здравствуйте, Катерина Матвеевна!

Сидим мы в баке – слышим разговор Верещагина с Абдуллой:

«- Давненько тебя не видел, Абдулла.

— Давно, — согласился Абдулла.

— Всё кочуешь? Стреляешь?

^ Старый стал, ленивый. А помнишь, какой я был?

--- Да, были времена!»

За долгие тысячелетия правления библейской концепции её адепты,

да и сам Глобальный Предиктор действительно обленились. Вопросы же, иносказательно поставленные перед Абдуллой Верещагиным, содержательно точные: “Всё кочуешь? Стреляешь?”

Библейская цивилизация — цивилизация кочевников. Ответ Верещагина (“Были времена!”) звучит так, что мы понимаем: что-то объединяло их (библейскую концепцию управления и либеральную интеллигенцию России) в прошлом. Здесь следует вспомнить, что мирной беседе между Абдуллой

и Верещагиным предшествовала конфликтная ситуация, возникшая

по поводу “гранат не той системы”. Если бы это был конфликт реальный,

а не иносказательный, то отказ в помощи банде в критической ситуации вряд ли бы сошел с рук «Таможне». Но по сути не было конфликта,

что иносказательно может означать: на мировоззренческом уровне либеральная интеллигенция никогда не выходила за рамки библейской концепции управления. Возможно, поэтому она так любит поговорить

о социальных проблемах вообще под водочку и гитару, тщательно обходя вниманием их мировоззренческие истоки. « - Убили Петруху, Павел Артемьич. Абдулла зарезал.»

Глаза “таможни” недобро сверкнули после известия об убийстве Петрухи, но … уже звала Настасья. Это постоянное метанье между идеалистическим

и материалистическим атеизмом и было следствием методологической нищеты либеральной интеллигенции России.

Так вот история нам со временем и открывает свои тайны, искренняя собеседница моя, Катерина Матвеевна.

Ваш муж Федор Сухов.
19.

Здравствуйте, любезная Катерина Матвеевна!

Слышим мы, как Абдулла одобрительно говорит вслед Верещагину:

«— Иди, иди. Хороший дом, хорошая жена — что еще надо человеку, чтобы встретить старость

Эта фраза Абдуллы во времена «застоя» была по-своему кодовой, поскольку она определяла готовность либеральной интеллигенции к бездумному участию в развале страны.

Знал ли Запад, затевая развал Советского Союза, с кем ему придётся иметь дело? Знал, что в ответ на открытое ограбление великой державы он в ответ от продавшейся управленческой ее “элиты” не услышит ничего кроме пустых риторических фраз: “Мзды не берём! Нам за державу обидно!”.

Западные спонсоры «Таможни» за своевременные соболезнования

по поводу “преждевременной и вынужденной кончины русского марксизма” действительно обещали либералам “хороший дом и хорошую жену”,

с которыми можно без забот встретить свою “старость”. Поэтому во времена перестройки символом “хорошего дома” для либеральной интеллигенции стал дом общеевропейский; а символом “хорошей жены” — исторически сложившееся христианство, которое, как и марксизм, никогда не выходило

в своем мировоззрении за рамки библейской концепции управления. Таков финал метаний российской «Таможни» между материалистическим

и идеалистическим атеизмом. Но это не “старость” либеральной интеллигенции, это — предвестие её информационной гибели, ибо еще никому в этом мире не удавалось вернуться в прошлое; не по силам это

и «Таможне». Можно считать, что с этого момента российская “элита” начала отрабатывать алгоритм самоуничтожения, поскольку восприняла одобрение своих спонсоров в качестве прямого руководства к действию.
До свидания, Катерина Матвеевна,

Боец за счастье трудового народа всей Земли, беспартийный большевик Федор Иванович Сухов.
^ 20-21.

Здравствуйте, Катерина Матвеевна!

Что необходимо при вхождении в управление? Способность человека в любой, самой сложной ситуации верно оценить обстановку — первый шаг к тому, чтобы войти в управление любым процессом, в том числе

и социальным.

Пока единственным реальным союзником культуры Богодержавия является кораническая культура (Саид), которой в сложных условиях противостояния библейской культуре ещё предстоит преодолеть догматику исторически сложившегося ислама.

Но далее снова хочу обратить Ваше внимание, Катерина Матвеевна,

на ложь историков и снова направляю Вас к первоисточнику – материалам Ежова и Ибрагимбекова для описания того, что реально произошло с Вашем мужем и его, так сказать, оппонентами. Именно Ежов и его товарищ сформировали матрицу выхода Русской цивилизации из затяжного кризиса управления, в который ввергло её троцкистское руководство Хрущева-Брежнева-Горбачёва.
На самом деле было так:
«Я задумал опасный маневр: подполз с пулеметом к краю бака и, выждав момент, вскочил на ноги — тут же раздались выстрелы.

Я дернулся, выронил пулемет и, взмахнув руками, повалился

с пятиметровой высоты на песок.

Бандиты бросились ко мне. Я лежал ничком, широко разбросав руки. Пулемет лежал в полуметре от меня.

Подпустив бандитов поближе, я схватил пулемет. С обеих сторон загремели выстрелы. Бандиты упали, срезанные очередью, — на доли секунды я опередил их».
«Бандиты во главе с Абдуллой, разделившись на две части, бросились

в море и полезли на баркас одновременно с двух бортов.

От баков к берегу побежал и я с пулеметом в руках.

…Только троим бандитам и Абдулле удалось взобраться на баркас. Одних перестрелял Верещагин; другие, не умевшие плавать, попав на глубину, повернули к берегу, где я их встречал пулеметными очередями. (…)

Трое бандитов и Абдулла засели на носу. Верещагин лежал на корме

за тюком с коврами и стрелял оттуда, не давая людям Абдуллы спуститься

в люк и завести мотор.

Абдулла приказал поднять парус.

Бандитам удалось выполнить его приказ, но это стоило им жизни — Верещагин стрелять умел.

Теперь на баркасе оставались в живых лишь два человека:

Верещагин и Абдулла.

Они были ранены. Верещагин в руку, Абдулла в левый бок.”
«Рана, не беспокоившая Абдуллу вначале, теперь причиняла страдания, кровь лилась из неё не останавливаясь, и уже окрасила халат от пояса

до подола. Абдулла тяжело дышал.

Увидев ползущего в его сторону Верещагина, он выстрелил несколько раз кряду, но промазал.

Верещагин неумолимо надвигался на него…

Потерявший управление баркас медленно кружил по воде.

Абдулла прикрыл глаза — боль в боку, затруднявшая дыхание и потеря крови дали о себе знать. Небо, море, палубные надстройки, Верещагин, появляющийся из-за них то тут, то там, сместились, потеряли цвет и очертания и слились в одну размытую цель, в которую Абдулла одну за другой всаживал пули…»
“Потерявший управление баркас медленно кружил по воде”, - это означает, что библейская цивилизация утратила чёткий и одинаково понятный для всех вектор целей своего развития, что и отражено в словах

об ориентирах Абдуллы, которые “слились в одну размытую цель”.
«В последнюю секунду просветления он увидел Верещагина почти перед собой.

Абдулла попытался выстрелить, но не смог — пальцы не слушались его.

Тогда, оттолкнувшись от палубы животом и локтями, он бросил себя

за борт.

Верещагин не стал стрелять в него. Он видел как долго не появлялся

на поверхности Абдулла, как вынырнув на мгновенье, он жадно глотнул воздух, тотчас же погрузился в воду и опять очень долго не появлялся…»
Абдулла выстрелить не может, а Верещагин не хочет стрелять.
«Потом Верещагин увидел жену. Она из последних сил гребла к баркасу. Он весело помахал ей рукой.

Посмотрел на берег и увидел меня, но не услышал, что я кричал ему

об опасности.

— Сейчас подойдем поближе, Федор Иванович, — сказал Верещагин

и пошел в трюм.

Запустив мотор, он поднялся наверх, прошел к штурвалу. Развернул баркас.

Легко ворочая штурвал одной рукой, он повел отвоеванный баркас

к берегу».
«Последним, кого увидел Верещагин, был Абдулла, который еще

не утонул и отчаянно пытался хоть сколько-нибудь приблизиться к берегу.

— Прыгай! — кричал я ему с берега.— Прыгай, взорвешься!

Но за шумом двигателя Верещагин не слышал крика.

Через сорок две секунды раздался взрыв. Стена огня и воды поднялась вверх и упала.

Взрывная волна опрокинула лодку с Настасьей.

Я сел на песок, схватившись за голову».
Этот эпизод истории — символическое отображение того факта,

что информационное крушение библейской цивилизации в результате взрыва мировоззренческого динамита, заложенного общественной инициативой

в её “генераторную”, неизбежно затронет и её главную кадровую базу — иерархию всех церквей имени Христа. Показано в истории и каким будет отношение к этому событию национальных “элит” (здесь они в чадрах):

ведь они теряют хозяина. Когда народы находились рядом с большевизмом – они показаны без паранджей и с открытыми лицами, трудящимся незачем друг друга бояться.
«От бака к воде спешили женщины гарема. Подбежав ко мне,

они остановились неподалеку, кутаясь в свои чадры.

Я поднял голову. Посмотрел на них. Увидел их глаза, испуганно устремленные к морю. Обернувшись к воде, я увидел Абдуллу, который боролся с волнами уже у самого берега. Вода была ему по пояс, но встать

на ноги он не мог и передвигался то вплавь, то ползком.

На мели ему всё же удалось подняться. Он тяжело дышал, стоя на коленях, метрах в десяти от меня и женщин.

Наши с Абдуллой взгляды встретились.

Ценой огромных усилий Абдулла заставил себя встать на ноги.

Ему удалось сделать три шага, женщины в ужасе попятились. Абдулла сделал еще один шаг и рухнул лицом в песок».
Так умер Абдулла или просто упал тяжелораненый?

Здесь остался вопрос.
Но что можно предположить о главном:



  • основы библейской концепции управления будут подорваны не столько усилиями общественной инициативы (Абдуллу ранил не большевизм,

    а “таможня”), сколько внутренними противоречиями её сторонников,

    в основном нравственного характера;

  • единственные, кто будет “тоскливо и однотонно выть” по поводу краха уходящей в прошлое концепции управления, так это национальные “элиты” и иерархи всех церквей имени Христа, лишившиеся в результате такого поворота событий возможности паразитировать на труде своих народов.


«Бывшие жены медленно подошли к Абдулле. Я видел, как они окружили его и, не смея дотронуться, тоскливо и однотонно завыли…

Из воды вышла и пошла куда-то прочь от Педжента потрясенная Настасья».
Вот так дело было, милая моя Катерина Матвеевна,

Тому остаюсь свидетелем,

Сухов.

22.

Здравствуйте, любезная Катерина Матвеевна!

Попытался при прощании Рахимов мне коня навязать…Я снова отказался.

Попрощался я и с гаремом Абдуллы.

Рахимов

Расставаясь с троцкизмом, большевизм после всех испытаний полностью отказывается от толпо-“элитаризма”, поскольку с ним действительно “много хлопот”: толпу надо кормить, ибо ей нужны хлеб и зрелища; народ способен прокормить себя сам. Поэтому национальным толпам предстоит пройти большой путь, прежде чем они станут народами. Для этого им придётся рассуждения по авторитету преданий и вождей заменить культурой мысли, что потребует от них собственных интеллектуальных усилий, а это не так просто, как может показаться на первый взгляд.

^ Не надо плакать, — улыбнулся я гарему. — Может, ещё встретимся. Извините, коли что не так.

И далее русский большевизм, окончательно размежевавшийся

с психическим троцкизмом, готов оказать своему союзнику — кораническому исламу — мировоззренческую помощь.

«Рядом ехал на своём коне Саид.

— Ты как с Джавдетом? Может, помочь? — спросил я его,

когда мы отошли от берега подальше, и не стало видно моря».

Большевизм имеет право предложить свою помощь, но лишь при условии, что коранический ислам его об этом попросит.

«— Нет, Джавдет мой, — возразил Саид. — Встретишь — не трогай.

— Ну что ж, тогда счастливо!» — ответил я ему и пошёл по пустыне напрямик.
Иду я к Вам, разлюбезная половинка моя.

Скоро уже.
В чем и подписываюсь:

Ваш муж, беспартийный народный большевик.
* * * * *
1   2   3   4

Похожие:

Рассказал мне Саид про Джавдета, который его закопал iconКогда мне было года три, отец рассказал мне сказку про то, что матерью Степняка 1
Степняка1 была принцесса, а отцом – медведь, которого она повстречала в лесной чаще. Как сейчас помню, я слушал эту историю затаив...
Рассказал мне Саид про Джавдета, который его закопал iconИллюстрированное издание по фильму
Но автор сам разъ­яснил свою позицию: Мне кажется, люди не пишут кни­ги специально для детей или специально для взрослых. Про­сто...
Рассказал мне Саид про Джавдета, который его закопал iconЮрий Михайлович Магалиф Успех трава Юрий Магалиф Успех трава Говорит автор Вступление
Мне очень хочется, чтобы вы узнали про случай, который произошел с Катей Карамелькиной
Рассказал мне Саид про Джавдета, который его закопал iconВо всяком случае, по своей шкале…Так или иначе, мне абсолютно насрать на чужое мнение. Кто я?
Я ни на секунду не почувствовал горечи, когда узнал про детей Беслана. Мне насрать. Я их никогда не знал. Я не испытывал страха,...
Рассказал мне Саид про Джавдета, который его закопал iconОгромной популярностью среди любителей спорта во всем мире пользуется...
Юрия Власова: "Да, я зачитывался в юности Куприным, который дружил с Заикиным. Но мою судьбу определил Гаккеншмидт! И это не преувеличение....
Рассказал мне Саид про Джавдета, который его закопал iconМне, да думаю и не только мне, интресно бы про него послушать ну...
Я делал как в американском патенте (номер не помню, если нужно то найду) делал с персульфатом амония и водныа амиаком (воняет вся...
Рассказал мне Саид про Джавдета, который его закопал iconКоэн Цикл «Интересные факты из еврейской истории»
Эли решил твёрдо вернуться и выдать себя с головой. В действительности же всё происходило «с точностью до наоборот», а фильм этот...
Рассказал мне Саид про Джавдета, который его закопал iconНикита Моисеев, сын Зотов
Е начинали своё учение и царь Алексей, и его старшие сыновья. Зотов касался и русской старины, рассказывал царевичу про дела его...
Рассказал мне Саид про Джавдета, который его закопал iconЛето все еще никак не вступит в свои права. И в последние дни я все...
И в последние дни я все чаще вспоминаю, как моя подруга, живущая в Финляндии, рассказывала мне про финское лето: “Оно у нас короткое...
Рассказал мне Саид про Джавдета, который его закопал iconВ европу, конечно. А вы что подумали?
Окон. Девушка ответила весьма приветливо, но уже после нескольких вопросов я была в замешательстве. Ведь просто спросила про цены,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница