Изменение географической оболочки при добыче полезных ископаемых на примере Рускеальской мраморной ломки




Скачать 308.71 Kb.
НазваниеИзменение географической оболочки при добыче полезных ископаемых на примере Рускеальской мраморной ломки
страница1/3
Дата публикации21.10.2014
Размер308.71 Kb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > История > Документы
  1   2   3
Изменение географической оболочки при добыче полезных ископаемых на примере Рускеальской мраморной ломки

Выполнил Борисов Алексей Игоревич

Детский эколого-биологический центр г. Сортавала

2002

Введение

Часто объектом исследования геологов и историков являются древние выработки горных пород. Данная тема в настоящее время очень актуальна, т.к. это история родного края – краеведение. Данная работа была выполнена с целью пополнения запаса знаний по истории родного края – Карелии, а именно - исследования изменения географической оболочки в зоне выработок.

Наиболее ярким объектом для этого исследования в Карелии является Рускеальская мраморная ломка. Именно в ней значительно выражены факты, относящиеся к данной теме: образование эксковационных полостей, развитие геодинамических процессов, загрязнение атмосферы и т.д.

В задачи исследования входило изучение: 1. архивных и литературных источников по истории Рускеальских мраморных ломок и использование рускеальского мрамора в архитектуре городов; 2. горных выработок, известных на территории Рускеальского месторождения; 3. характера изменения рельефа, почв, растительности, животного мира и занятости человека в зоне горных выработок.

Данную работу можно разделить на две части. В первой излагается материал, который собран другими исследователями и обобщен автором. (глава «Обобщающий материал по истории горных выработок Рускеала»).

Ко второй части относятся исследования, проведенные автором на объекте «Рускеала». Методы исследования горных выработок можно разделить на практические и теоретические.

К практическим относятся исследования структуры мраморов, определение размеров, фотографирование и зарисовка выработок, а также изучения характера почв и растительности животного мира.

К теоретическим исследованиям относятся: обобщение материала с помощью других источников информации и теоретические рассуждения.

Рускеала представляет собой туристический объект индустриальной культуры, поэтому, это не только выработка, но и в будущем туристический центр, который сможет приносить немалую прибыль городу Сортавала.

^ Глава 1. Методика исследования горных выработок.

Объект «Рускеала» (каменоломни) изучались автором, как сказано выше, практически и теоретически. Чтобы исследовать объект на местности, автору пришлось приехать туда на машине, взяв с собой измерительную рулетку (для измерительных работ), резиновую надувную лодку (чтобы добраться до выработок – штреков, недоступных по-суше) и другие измерительные приборы (например, горный компас). С помощью компаса ГК определялись основные направления простирания бортов карьеров, штреков и «гротов». С помощью измерительной рулетки определялись высота сводов и ширина подземных выработок (доступных для наблюдения). Все размеры записывались в полевой журнал измерений.

При исследовании шахты № 2 автор использовал самодельное измерительное устройство («глубинометр»). Это веревка длинной более 20 м, с грузом до 0.5 кг на конце и разметкой через метр. Такие простые приборы действительно применяются при маркшейдерских измерениях под землей.

Перемещение по периметру «Главного карьера» осуществлялось с большой осторожностью - либо вдоль верхней бровки выработки, либо на надувной резиновой лодке (там, где добраться до выработок по суше было нельзя). Можно было использовать для осмотра штреков специальные репшнуры и технологию скалолазания, но в виду больших сложностей в рельефе, автор отказался от альпинистского снаряжения и прибегнул к использованию надувной лодки «Нырок-2».

В процессе исследования выработок производились точечные отборы образцов горных пород в бортах выработок. В основном это были мраморы, довольно податливые для отбора образцов с помощью обыкновенного молотка, у которого несколько удлинена ручка (чтобы увеличить силу удара).

Также производилось фотографирование объектов – с помощью фотоаппарата «Киев-3м» на фотопленке фирмы «Kodak». Было сделано 10 фотоснимков, отработано 6 образцов мрамора различной окраски и физических свойств и произведено более 25 замеров выработок.

Прочие объекты, расположенные вне выработки, автор изучал визуально, делая краткие записи. Особенно обращалось внимание на размеры и внешний вид руин старого дробильно-сортировочного завода, на еще хорошо сохранившиеся корпуса бывших обжиговых печей, на подъездные пути и т.д.

В процессе исследования важное место уделялось изучению видового состава растений и площади их распространения (здесь, несомненно, пригодились специальные справочники и консультации руководителя).

В некоторых подземных выработках шли наблюдения за летучими мышами.

Собранные в процессе полевых работ данные, в последствии были обработаны в домашних (камеральных) условия. По данным замеров выработок построена схема выработок Рускеала с указанием на ней основных объектов для показа туристам, там же указан маршрут движения группы туристов, посещающих Рускеальские каменоломни. При построении схемы автор пользовался консультациями руководителя работы.

Также был построен разрез (геолого-маркшейдерский) по линии, идущей через шахту №2 и карьер. Для достоверности разреза использовались данные старого (1945 г.) маркшейдерского плана.

По данным замеров и материалам Борисова Игоря Викторовича проводились расчеты объемов горных выработок с использованием метода простых геометрических фигур.

Были сделаны фотографии со снимков, полученных в процессе полевых работ в Рускеальских ломках. Образцы пород очищены от грязи.

В процессе данной работы автор много внимания и времени уделял поиску и обобщению всех имеющихся на данный момент опубликованных материалов, касающихся истории Рускеальских каменоломен. Было просмотрено множество книг, статей и рефератов по данному вопросу, после чего был подготовлен материал той части работы, которая посвящена истории Рускеальских ломок, а также растительному и животному миру техногенных ландшафтов Рускеалы. Довольно трудно было автору ориентироваться в сложном переплетении событий, происходивших в Рускеале на протяжении 200 лет, имеющиеся материалы могли запутать и увести автора в сторону от рассматриваемого вопроса. Поэтому раздел посвященный истории Рускеальских ломок, автор рассматривал как исследовательскую работу по обработке, обобщению архивных и прочих литературных материалов, которая только на первый взгляд кажется простой.

После обобщения всех материалов, собранных в процессе полевых и литературно- архивных исследований автор делает вывод о значимости данной работы, о значимости Рускеальских старинных ломок для науки, краеведения и туризма.

Глава 2. Обобщающий материал по истории горных выработок Рускеала.

2.1. Географическое положение и геология ломок.

Мраморная ломка Рускеала расположена в 30 км на северо-запад от г. Сортавала (республика Карелия) на гг. Белая и Зеленая, названных так по цвету слагающих их мраморов. К югу от выработок течет р. Тохмайоки, которая несет свои воды в Ладожское озеро, сообщение с выработками осуществляется автомобильным и речным транспортом.

Месторождение Рускеальских мраморов приурочено к метаморфизированным (преобразованным) осадочно-вулканическим образованиям Сортавальской серии нижнего протерозоя, представленным амфиболитами и амфиболовыми складками, мраморами, слагающими юго-западное крыло антиклинальной складки (см. рис. 1). (Борисов, 1999 г.)

Окраска Рускеальских мраморов изменяется от темно-серой и черной до снежно-белой, иногда с зеленоватыми полосками и гнездами шириной до нескольких сантиметров.

Структура Рускеальских мраморов тонко- и мелкозернистая. (Борисов, 1999 г.)

Рускеальский мрамор подразделяется на 3 группы: кальцитовые, доломитовые, кальцит-доломитовые.

Кальцитовые мраморы – это серые, средне- и крупнозернистые породы, которые содержат: кальцита – 90%, доломита – 9%, а кварца до 1%.

Доломитовые и кальцит-доломитовые мрамора содержат: доломита до 60 – 90 %, кальцита – 5 - 20 % и кварца – 1 – 5 %, а других силикатных минералов до 15 %. (Борисов, 1999 г.)

Физико-механические свойства Рускеальских мраморов следующие: плотность 2.75 – 2.82 г/см3; водопоглащение – 0.1 – 0.2 %, придел прочности при сжатии от 200 Мпа до 80 Мпа. (Борисов, 1999 г.)

Самыми декоративными мраморами Рускеалы являются полосчатые мраморы с чередованием пепло-серых, почти черных и белых полос и мраморы с лучистыми сноповидными агрегатами актинолита и термолита. Эти две разновидности мрамора, в основном и разрабатывались в прошлом для Петербурга. (Зискинд, 1989 г.)

^ 2.2. История выработок Рускеала, применение рускеальского мрамора.

Самые первые упоминания о деревне Рускеала встречаются в налоговых книгах 1500 года. Как и другие деревни вокруг, Рускеала состояла тогда из нескольких дворов и не играла особой роли в экономической жизни Карелии.

Очевидно, что самые первые разработки мрамора велись в конце XVII века шведами, в основном для жжения строительной извести, реже для постройки фундаментов и стен зданий в окрестностях. (Сборник карт 1718 – 1730 гг.)

В 1721 году, после заключения Ништатского мира, большая часть территории церковного прихода была подарена Петром I фельдмаршалу князю Бутурлину. Тот заселил опустевшие в ходе войны земли крестьянами из центральных районов России.

В 1721 году и позже выломка мрамора в Рускеале не велась, и о «шведских» каменоломнях забыли на долгие десятилетия, вспомнив о них лишь только тогда, когда на российский престол взошла Екатерина II. (Борисов, 2001 г.)

Петербургу срочно был нужен мрамор и желательно свой, отечественный. Тогда-то, в 1760 годы вспомнили, сто в Выборгской губернии, на берегу реки Русколки есть залежи красивых мраморов. Большую помощь в возрождении добычи мрамора в Рускеале оказал Самуил Алопеус, который оставил после себя книгу, раскрывающую нам тайну о заложении первых мраморных ломок. В 1765 году Самуил Алопеус пригласил в Рускеалу разведчика камня Андрея Пилюгина. Разведчик заложил там опытные ломки. Осенью 1767 года Рускеальские мраморные ломки осмотрел горный инспектор капитан Кожин с полковником Зверевым. Похвалив работу своего предшественника, они дали положительную оценку перспектив здешнего месторождения. Промышленная добыча Рускеальского мрамора началась после подписания Екатериной II известного указа Сената от 19 января 1768 года, и была поручена в первые, самые тяжелые годы, опытному горному инженеру Кожину (Алопеус, 1787 г.).

Мрамор с реки Русколки должен был пойти на украшение Исааковского собора. Тогда, в 1768 г. из Рускеальского мрамора мастер Бергер сделал «постамент, где должны были храниться медали в честь заложения соборной Исааковской церкви» (Алопеус, 1787 г.).

Главные работы по добыче мрамора (с 1769 г. по 1830 г.) велись на горе Белой. Здешний мрамор пошел в основном на украшение Исааковского собора Ринальди и Монферрана (1818 – 1858 гг.). Часть этого камня пошла на изготовления наличников окон Мраморного дворца, облицовку южного фасада Михайловского замка (1800 г. В. Бренна), изготовление оконных досок зимнего дворца, сооружение постамента памятнику Петру I (1800 г. Р. Бренна) перед Михайловским замком и др. здания и сооружения Петербурга. (Булах, 1987, 1999 гг.)

Также мрамор с горы Белой использовался в сооружении: Орловских ворот (1772 г. А. Ринальди), фриза Екатеринского дворца (1782 – 1785 гг. Камефон) и др. (Булах 1987 – 1999 гг.)

В начале XIX века, когда Рускеальские мраморные ломки находились введении «Комиссии по постройке Казанского собора», начал действовать карьер на Зеленой горе, расположенной неподалеку от горы Белой.

Известно, что в «главной мраморной ломке» Рускеала (1769 по 1830 гг.) было добыто больше 200 тыс. тонн мрамора. (Соболевский, 1839 г.)

Большая часть этого камня отправлялась в Петербург, Царское село и Гатчину, меньшая, в виде окола и щебня складировалась в отвалы.

Старинные каменоломни, работавшие в Рускеале с 1769 по 1830 гг. практически не сохранились, т.к. большая их часть попала в зону действия новых более крупных карьеров.

В 1840 гг. добыча Рускеальских мраморов для Петербурга постепенно затухала и с окончанием строительства Исааковского собора вовсе прекратилась. Лишившись государственных заказов, Рускеала превратилась в запущенный карьер. Через несколько лет выработка опять начинает действовать, но не для декоративно-облицовочных целей, а для жжения строительной извести, которая применялась как стройматериал. (Борисов, 2001 г.)

После 1870 и до 1930 гг. Рускеальская каменоломня насчитывала 7 горизонтов, 3 из которых были подземные.

Рускеальские мраморы давали хорошую известь, декоративную серую и белую крошку. Она применялась для штукатурки стен и потолков разных построек городов и поселков юго-восточной Финляндии. (Борисов, 2001 г.)

Когда началась война, все работы на Рускеальских мраморных ломках остановились. Когда же работы возобновились (после войны) «Главный карьер» оказался затопленным. Завод в Рускеала вновь стал давать известь, но уже не с главного карьера, а с новых выработок, заложенных по периферии месторождения. С 1955 года завод стал выпускать помимо извести также мраморную крошку, а с 1960 года – декоративный щебень и известковую муку (для удобрения полей) (Борисов, 1996 г.).

В 1973 – 1985 гг. в Рускеальских выработках добывали декоративно-облицовочный камень с помощью итальянских канатно-распиловочных станков. Блоки и плиты из Рускеалы, после обработки их на Кондопожском камнеобрабатывающем заводе, разошлись по многим уголкам Советского Союза. Так, в Ленинграде серовато-зеленый и светло-серый мрамор Рускеалы пошел на украшение подземных залов станции метро «Приморская» и «Ладожская». (Зискинд, 1989 г.)

Вскоре блочный карьер навсегда закрыли в связи с трещинами, которые образовались из-за взрывов (со второй половины XIX в. до 1970 гг.). После закрытия блочного карьера Рускеальский завод продолжал поставку щебня, извести и мраморной крошки в различные районы страны. (Борисов, 2001 г.)

На территории Рускеала, в 300 м от «Главного карьера», на краю деревни, у реки Тохмайоки сохранилось старое (примерно 150 лет) кладбище, где хоронили рабочих и мастеров мраморной ломки.

Кладбище сохранилось не в лучшем виде: памятники растащены или разбиты, ограды не осталось, одна часть от ворот куда-то пропала. На его территории лежат всего четыре надгробных плиты (см. рис. 2). 1 плита. Имеет форму равнобедренной трапеции с основаниями 62 и 44 и высотой 132 см, с гранеными краями. По прошествии многих лет памятник обветрился, покрылся лишайником и мхом. Надпись на плите стала почти нечитаемая, но все же удалось восстановить следующее:

«на сем месте похоронено тело … Андрея … 1832 года … июня. «…»

2 плита. Выглядит в виде памятника на постаменте. Размеры ее не велики: памятник 6030 см, постамент в виде квадрата 5020 см. На этой плите не сохранилось надписей, но сам камень за многие годе не обветшал.

3 плита – прямоугольник с гранеными концами размером 22115 см. В отличие от других плит, она сохранилась лучше всех. Надпись на ней гласит:

«на сем месте погребено тело города Сердоболя мещанина Григория Петрова, родившегося 1830 сентября 30 дня…1830 февраля скончавшегося…дня на 62 году от рождения положен сей памятник сыном его Матвеем 24 марта 1834 года.»

Внизу, под надписей выбит православный восьмиконечный крест.

4 плита сохранилась хуже всего, но что удивительно, надписи остались неповрежденными:

«На семъ месте погребено тело умершего тивдïскихъ мраморныхъ ломокъ мастераваго Семена Сазонова ему от роду было 33 года оставшихъ у него сиротах жена и четверо детей умер 1821 года сентября 27 дня»

Как мы видим, на памятниках того времени заключалась информация не только о полном имени, смерти и рождению умершего, но и о том, где он работал, а иногда где жил и кто остался у него в сиротах.

На краю кладбища сохранился каменный фигурный столб, на который крепились ворота (самих ворот нет). Существовал еще второй столб, но его украли. Выглядит сохранившийся столб в виде прямоугольника 102.565 см, стоящего на плите овальной формы длинной 146 см. Сверху на прямоугольнике прикреплена другая плита с закругленными верхними концами и размером 94129 см, толщиной 50 см, на которую крепились ворота посредством петлей.

Все перечисленные объекты кладбища были сделаны из местного Рускеальского мрамора. Нужно еще добавить, что все плиты, кроме первой были направлены на восток, а ворота находились с восточной стороны от кладбища.

В настоящее время «Главный карьер» Рускеалы представляет собой огромную и глубокую яму, в бортах которой виднеются выходы штреков (тоннелей) первого подземного горизонта (+71+74 м). Карьер наполовину затоплен водой. Под водой имеются выходы штреков второго подземного горизонта (отметка +58 м). Сейчас Рускеала рассматривается как памятник индустриальной культуры (горного дела) конца XVIII в. начала ХХ в.

^ 2.3. Добыча мраморов в каменоломнях Рускеала.

В Рускеале с 1769 года основные работы по выломке мрамора сосредоточились на горе Белой. 1770 – 1780 гг. здесь уже был пройден карьер глубиной до 11 – 15 м, в котором добывали пепло-серый волнистый с желтыми и зеленоватыми жилками мрамор. (Алопеус, 1787 г.) Добыча камня в этом карьере выглядела следующем образом. В начале по всей длине отрываемого блока рабочие проходили «подкоп» – горизонтальный ров в основании уступа карьера. Для этого применялись железные буры длинной от 0.7 м и диаметром 2.5 см с наваренными на конце твердыми стальными наконечниками, которые высверливали в породе «дыры» (шпуры) нужной глубины. На бурение одного шпура было задействованно 2 человека: один держал и поворачивал бур, другой бил по буру тяжелым молотком. Периодически в шпур заливалась вода для охлаждения инструмента и смачивания шлама. В день двое рабочих могли просверлить от 2.1 м до 2.8 м породы в зависимости от твердости и строения. Когда в «подкопе» было выбурено нужное кол-во шпуров, их высушивали, заполняли порохом и сверху забивали сухой глиной, оставив отверстие для фитилей. В полдень и вечером осуществлялась отпалка заряженных шпуров, в результате чего в подошве уступа образовывалась полость вытянутой формы – «подкоп». Затем сверху разметочного блока, над подкопом, где видны расщелины шпуров, сверлят равномерно глубокие дыры одну против другой, для чего применяли в начале короткие затем подлиннее и, наконец, 6 – 8 метровые шпуры, в зависимости от высоты уступа. Пробуренные шпуры также заряжали порохом и далее по команде поджигали вставленные в них фитили. В результате взрыва подкопанный снизу мраморный блок обрушивался целиком или большими кусками, которые по надобности разделывали на более мелкие части с помощью буров и клиньев. Полученные таким образом блоки по масштабу и деревянному шаблону обтесывали долотами и нумеровали, а затем отправляли в Петербург. (Алопеус, 1787 г.)

Транспортировка мраморных блоков из Рускеала в Петербург в тоже время осуществлялась в два этапа: в зимнее время по суше от каменоломен до пристани на р. Гелюля (Хелюля) и далее, с наступлением навигации на галиотах по Ладожскому озеру и Неве до Петербурга. (Алопеус, 1787 г.)

Доставка камня из Рускеала до д. Гелюля, расположенной в 30 км от ломок, было дело дорогим и трудоемким.

В 1780 гг. для перевозки по сложной местности тяжелых мраморных блоков делались из березовых стволов, скрепленных железом, специальные сани, которые могли выдерживать груз до 1000 пудов и больше. Втащив на такие сани под действием рычагов камни, запрягали в них необходимое количество лошадей: переднюю пару в оглобли, остальных (10 – 20) – в дуги на канатах. 30 км в хорошую погоду проезжали за 2 – 4 дня, если сани были нагружены до предела; или за один день - при небольшом грузе. На пристани в Гелюля мраморные блоки разгружали и оставляли до весны. С наступлением навигации, сюда из Петербурга, приходили галиоты с товарами. Оставив товар, они загружались камнями и уходили обратно в столицу. (Алопеус, 1787 г.)

В 1830 гг., когда Рускеальские мраморные ломки давали мрамор в огромном количестве на облицовку стен и полов Исааковского собора, технология добычи камня оставалась практически на том же уровне, как и 50 – 60 лет назад. (Соболевский, 1839 г.)

Вначале вели вдоль подошвы уступа «подгорье» – горизонтальный ров шириной до 1.8 м и глубиной 4 – 6 м, и одновременно с ним две «канавы» таких же размеров по краям разметочного блока. Для этого в породе вырубались «скважины» (шпуры) по определенной сети, диаметром 3.8 см и глубиной 35.5 см, которые затем заряжали порохом и отпаливали. Далее, сверху уступа по направлению линии отрыва, на расстоянии 2 – 6 м друг от друга, бурили «цилиндры» – скважины диаметром 7.6 см, глубиной 5.7 – 9.5 м, на заряжение которых уходило до 50 кг пороха. Для бурения применяли буры двух типов – двухгранные и четырехгранные, соответственно для легких и твердых пород. Длина обычных буров составляла около 1.4 м, а тех, которыми проходили «цилиндры» 9.8 м. За смену двое рабочих на «подгорье» вырубали от 0.4 м до 3.5 – 4 м породы, в зависимости от ее крепости. «Подгорье» подсыпали щебнем, который смягчал удар блока при отрыве его от скалы во время взрыва. (Борисов, 2001 г.)

Таким образом, в Рускеала добывали «массы» (блоки) весом до 4800 тонн. Затем с помощью порохострельных работ их разделяли на «глыбы», а те, в свою очередь, размерялись на «штуки». (Борисов, 2000 г.)

Работы в Рускеальских мраморных ломках велись безостановочно - летом и зимой, а бурение даже ночью. Взрывы производились два раза в сутки: в обед, вечером – после работы. Глубина «Главной мраморной ломки» в эти годы достигала 20 – 30 м, а площадь ее была весьма значительна. По расчетам поручика Геттунга, за период с 1769 до конца 1830 гг. из этой каменоломни было вынуто более 200 тыс. тонн камня, немалая часть которого превращалась в щебень и окол, долгие годы не находивших себе применения.

В начале XIX в. в северном борту «Главной мраморной ломки» было пробита «брешь» – траншея, через которую добытые в карьере блоки и окол с щебнем вывозили в долину озер. В первой трети XIX в. в Рускеала получали блоки размеров от 1.240.70.35 м3 до 2.842.840.93 м3.

С середины XIX в., когда спрос на карельский декоративно-облицовочный камень практически прекратился, в Рускеала стали разрабатывать мрамор преимущественно для жжения строительной извести.

Наиболее экономичным и производительным способом эффективной добычи кальцитовых мраморов оказался подземный.

В последней трети XIX в. и первой трети ХХ в. часть Рускеальского месторождения, т.е. «финская залежь», как было выше сказано, разрабатывалась в 7 горизонтов, 3 из которых были подземными.

Первый (верхний) подземный горизонт расположился на отметке +71 +74 м над уровнем моря. Из забоев горизонта рабочие по проложенной железной дороге доставляли в вагонетках породу до шахтного ствола и далее поднимали их посредством канатов на поверхность ( сначала в ручную, затем лошадьми, а в 1920 гг. с помощью паровых машин и механизмов). От устья шахты другие рабочие вручную толкали груженые вагонетки к печам известкового завода «Лоухос», расположенного в низине к северу от каменоломни. Погрузка горной породы в вагонетки велась вручную, при этом рабочие могли приподнимать куски мрамора ограниченные по весу, в противном случае их приходилось разбивать молотками.

На втором (среднем) подземном горизонте (отметка +58.4+60.8 м) и на третьем (нижнем) горизонте горные работы велись аналогично первому, но нужно добавить, что второй горизонт обслуживался шахтой №2, как и первый, а третий – шахтой №3, расположенной севернее от шахты №2.

Очевидно, в 1900 гг. финны стали углублять «Главный карьер» до отметки 60 м, т.е. до уровня второго подземного горизонта, выработав породы, ранее находившихся в его кровле и оставленных целыми. Подъем добытой в каменоломне породы осуществлялся через шахту №2, к стволу которой от карьера вели частично сохранившиеся тоннели.

В северо-западной части «финской залежи» над верхним подземным горизонтом в первой трети ХХ в. был пройден карьер (отметка +92+94 м) длинной 160 – 180 м, ширина 25 – 30 м, ориентированный строго по широте. В восточной его части в последние годы работы предприятия (до 1940 гг.) образовался провал диаметром 20 м, глубинной до 30 м, причиной которого явились подвижки пород над первым подземным горизонтом.

В начале ХХ века к стволу шахты №2 было проложено две штольни – «западная» и «восточная». Последняя штольня служила для транспортировки вагонеток следовавших от известкового завода к стволу шахты, а в военные годы в ней располагалось бомбоубежище. «Западная» штольня, очевидно, предназначена была для передвижения рабочих, спускающихся в шахту и поднимающихся из нее.

Добыча мрамора в подземных выработках и открытых выработках в Рускеалы в последней трете XIX – первой трети ХХ вв. осуществлялась буровзрывным способом. В забоях по определенной сети бурили шпуры диаметром 30 – 35 мм, глубинной 1 – 3 м, заряжали порохом и затем производили массовый взрыв, в результате чего обрабатываемый блок породы полностью разваливался на куски различных размеров. При некачественной работе часто получались крупные глыбы, которые еще раз разбуривали и подрывали. В 1930 гг. ручное бурение сменилось перфораторным (на сжатом воздухе, нажимаемом в перфоратор от паровой машины).

Примечательно то, что подземные выработки Рускеала проходили практически без крепления из сводов и стен, что объяснялось низкой трещиноватостью и устойчивостью пород к обрушению.

В настоящее время на территории Рускеала действует другой мраморыный завод «Рускеала-2», построенный в советские времена, после окончательного закрытия работ «Рускеала-1».

  1   2   3

Похожие:

Изменение географической оболочки при добыче полезных ископаемых на примере Рускеальской мраморной ломки iconКонспект урока исследования «А можно ли людям прожить без полезных ископаемых?»
Учебная: сформировать представление о роли полезных ископаемых в жизни человека, о необходимости охранять кладовые Земли
Изменение географической оболочки при добыче полезных ископаемых на примере Рускеальской мраморной ломки iconПрактическая работа №3 Тема: «Объяснение зависимости расположения...
Исимость между размещением крупных форм рельефа и строением земной коры; проверить и оценить умение сопоставлять карты, объяснять...
Изменение географической оболочки при добыче полезных ископаемых на примере Рускеальской мраморной ломки iconР фтпу 1-21/01
Гос по направлению 130100 «Геология и разведка полезных ископаемых», утверждённого приказом Министерства образования Российской Федерации...
Изменение географической оболочки при добыче полезных ископаемых на примере Рускеальской мраморной ломки iconДобыча полезных ископаемых, обрабатывающие производства, производство...
«Добыча полезных ископаемых», «Обрабатывающие производства», «Производство и распределение электроэнергии, газа и воды». Данные за...
Изменение географической оболочки при добыче полезных ископаемых на примере Рускеальской мраморной ломки iconСтатья 2 Сфера применения настоящего Закона Закон Кыргызской Республики...
Целью настоящего Закона является сохранение уникальной экосистемы и биологического разнообразия Кыргызской Республики, обеспечение...
Изменение географической оболочки при добыче полезных ископаемых на примере Рускеальской мраморной ломки iconПрогнозирование отложения сульфатных солей при добыче нефти (на примере...
Ооо «Лукойл-Инжиниринг» «Печорнипннефть», начальник отдела проектирования и мониторинга разработки Ярегского месторождения
Изменение географической оболочки при добыче полезных ископаемых на примере Рускеальской мраморной ломки iconРабочий учебный план специальности 130201/02 Геофизические методы...
Геофизические методы исследований скважин/Геофизические методы поисков и разведки месторождений полезных ископаемых
Изменение географической оболочки при добыче полезных ископаемых на примере Рускеальской мраморной ломки iconОсновные виды полезных ископаемых в Африки

Изменение географической оболочки при добыче полезных ископаемых на примере Рускеальской мраморной ломки iconОболочки Земли( 5 класс)
Деятельностный подход на уроке географии в 5 классе при изучении темы "Оболочки Земли" (по умк домогацких)
Изменение географической оболочки при добыче полезных ископаемых на примере Рускеальской мраморной ломки iconСусанинский муниципальный район
...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница