Анатолий Ильич Хаеш хаеши




НазваниеАнатолий Ильич Хаеш хаеши
страница3/39
Дата публикации21.02.2013
Размер1.77 Mb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   39
^

Школа имени Белинского в Пензе


«В то время проводили всякие эксперименты с программами и учебой. В РОНО решили создать в Пензе опытно-показательный класс из детей наиболее интеллигентных семей, чтобы проверять разные новшества. Подобрали в него способных детей. Я была уже большая девочка, когда организовали этот класс. Меня в него сунули с четвертого класса. Я и моя подружка Катюша были там самые младшие. Поскольку нас набралось человек 25, нам дали небольшое помещение в обсерватории, которую построил отец Ленинаvii. Ее деревянное здание в верхней части города существует поныне. Обсерватории мы мешали, и через год нас оттуда перевели в Пензенское художественное училище. Но и там рассудили: "Что это такое, один класс болтается, всем мешает!". С 6-го класса нас всунули в школу имени Белинского (Рис. 7 5). Мы ее и закончили.

Это прежняя Первая мужская гимназия. Ее здание построено очень давно, примерно во времена Екатерины. Оно трехэтажное с металлическими полами, довольно интересное. Здесь когда-то было закрытое учебное заведение   Первый дворянский колледж. Он содержался в основном на взносы дворян. В более позднее время колледж преобразовали в Первую мужскую гимназию. Отец Ленина, когда окончил Петербургский университет, был направлен туда преподавателем физики и математики. Он очень интересовался астрономией, и когда он завоевал положение, построил упомянутую обсерваторию, первую в России. В этом же здании на балу он познакомился с будущей женой, матерью Ленина. Позднее он стал инспектором народных училищ. Получил личное дворянство. Потом семья переехала в Ульяновск. Так что школа знаменитая. В ней учились Белинский, Филатов, Бурденкоviii. Так как школа имени Белинского, в учительской висели его отметки, из рук вон плохие, кроме литературы. Это нас очень утешало.

К этому времени относится мое подростковое, полудетское увлечение. Его предмет   Дима Круглов, который учился вместе с Соломоном. Очень был красивый, очень доступный парень, ходил даже иногда с нами купаться, иногда бывал у нас дома. У него был хороший голос, и он давал концерты. Ему предоставляли в Пензе концертный зал, так называемый Народный Дом. Тогда нам казалось, что он превосходно поет. Мы им восторгались, сидели, конечно, в первом ряду, вопили и ладони себе отбивали так, что те распухали. Оборвали весь наш сад и все цветы у соседей. Притаскивали Диме огромные букеты. Он, вероятно, посмеивался, потому что нам тогда было лет по 13 14, а ему, наверное, 25 26. Потом мы узнали про его связь с нашей знакомой старше его на 10-12 лет и поостыли. Такое первое у нас было увлечение.



Рисунок 1. Циля Хаеш. 14 мая 1926. Пенза. Фотография Б.И. Вальдман. Надпись на обороте: «Беле – моему лучшему другу, Хочу, чтобы с приходом этой карточки вновь расцвела наша дружба». Оригинал в альбоме у ее дочери.
«^ В школе имени Белинского в параллельном классе был очень талантливый мальчик Ильюша Усыскинix. Он из семьи революционеров: родители по тюрьмам мотались. Его сестра, моя подруга, в тюрьме родилась. Она старше меня на пару лет. Большая очень семья,– семь человек детей, бедная, но с традициями. Ильюша – моложе сестры. Она тоже способный человек. У нее память для возраста в 74 годаx просто потрясающая. Она стихи может читать часами. Внешне брат на сестру не похож. Он, видимо, в мать, очень скромный, очень тихий.



^ Рисунок 2 Илья Давидович Усыскин
Как Ильюша учился? Он недолго был в параллельном классе. Он обгонял все время одноклассников: два месяца походит и перескакивает в следующий класс. Его учителя прямо на вожжах удерживали. Он весь материал знал вперед и в 15 лет в 1926 году окончил школу. Мы знали, что он способный мальчишка, но что будет знаменитостью, конечно, не знали. В 23 года, он уже был всемирно известным ученым.

^ В школьном музее о нем много. Появляются статьи о нем. В Саранске, там, где упал их стратостат, поставлен ему памятник»10.

Первые годы я училась неплохо. Я человек средних способностей, они у меня только к литературе были. Очень любила также историю и рисование. Дома все печки были разрисованы, все тетрадки. Это у меня с раннего детства. Дружба с Беллой математиком меня не сделала. По математике, физике и прочим точным наукам нужно прилежание, а не только одаренность.

Преподаватель по математике Борис Иванович у нас был очень старый и представительный. Интеллигент, строгий, противник всяких нововведений. Требования у него были невероятно высокие. В классном журнале у него все мы были по алфавиту. Мы знали, кем кончалась правая страница журнала, и, когда он в нее вглядывался, дрожала первая половина класса. Когда переворачивал страницу на ту сторону, начинали дрожать все те, кто в конце алфавита. А он, зная наши переживания, все-таки вызывал с первой страницы. Такая коварная манера вызывать. Это уже был, видимо 5 класс. Я что-то запустила, и сама попросила нанять мне преподавательницу по математике. Она рассказывала, что еще до революции сама училась у Бориса Ивановича. У него тогда в обморок падали, так что сейчас он добрейший человек по сравнению с тем, что выделывал с ними, хотя это была женская гимназия. Я как-то тянула и из школы вышла с приличными знаниями по математике.

К нам в класс попал оставленный на второй год Леха Снежницкий, очень красивый парень. Он был препротивный малый, задавака и воображала. На всех вечерах он был конферансье. Борис Иванович обычно не ходил на школьные вечера, а тут вдруг пришел. Как всегда Леха был конферансье. Выламывался, острил под настоящего. На следующем уроке Борис Иванович его вдребезги разнес. Вы, мол, еще мальчик, юноша, а ведете себя вульгарно, воображаете, что Вы великий артист. В общем, досталось ему. А поскольку он и учился неважно, Борис Иванович его вообще затюкал.

Артистом Снежицкий действительно стал. Приехав в Москву, он сразу поступил в студию Вахтангова. В последующие годы был артистом и преподавателем этой студии. Я смотрела с ним спектакль "Интервенция". Он играл там француза-предателя. А когда Леха Снежницкий немного постарел, он стал милейшим человеком. Он вспоминал, что преподаватели не любили его, считали, что он ведет себя не так, как положено ученику. Побывав в Пензе, он обошел все могилы наших преподавателей, стал совершенно другим человеком. Он не так давно умер. Мать Кати Градовой, актриса театра Гоголя, она играла в фильме "Семнадцать мгновений весны", училась у Снежицкого. Она о нем очень хорошо отзывалась.

^ Вообще, преподавательский состав в школе был из больших интеллигентов.

Наш классный руководитель, Гвидон Романович Мериер, был исключительно интересный человек. Он преподавал нам русский язык и литературу. Он так увлекательно и артистично вел уроки, что на них, если он только разрешал, сбегались ученики других классов. Его уроки - это было какое-то откровение. И судьба у него необычная. По образованию он врач-хирург. Но первой операцией, которую сделал, он погубил, как сам считал, человека. Видимо, он был очень впечатлительный, так как решил, что с медициной покончит. И покончил. Хотя он был обрусевший немец, но страшный славянофил. Его дочери получили старославянские имена Оляна и Рогнеда, да и сам он Гвидон. У него был удивительный подход к детям. Мы его обожали. Как классный руководитель, он часто нас приглашал к себе домой, устраивал елки, интересные беседы с нами. Я была на всех его домашних сборищах. Наша школа имела педагогический уклон. Мы выезжали преподавать в деревнях. Он за всем этим следил. Мальчишки вообще были от него без ума, потому что он себя вел с ними, как с равными. Им это страшно нравилось. С девочками тоже находил общий язык. В большую перемену Гвидон Романович не отпускал нас, а вел в зал, бывшую церковь, где раньше проходили торжественные акты и молебны. Там он учил нас танцам. В польке-бабочке все менялись партнерами. Пара потанцует немного и меняется. Так что все обязательно друг с другом танцевали. Такое сплачивающее общение.

Иногда он заполнял большую перемену, заставляя всех читать стихи, не наизусть, а с листа, в том числе древних греков (в переводе). Их читать очень трудно, рифма тяжелая. Когда мы начнем заикаться, он читал нам сам. Гвидон Романович экспериментировал, считая, что грамматика и синтаксис нам не нужны. Правда, он не вовсе ликвидировал их изучение, но заставлял нас читать вслух красиво и вдохновенно. По смыслу и выразительному произнесению текста мы должны правильно расставить знаки препинания. Может, в этом он нам немного навредил, потому что грамматику и синтаксис учить надо было. Сочинения я писала неплохо, и он ко мне очень хорошо относился, но считал лентяйкойxi. Говорили, что он потом переехал в Эстонию, жил в Таллине и там умер. Это был талантливый человек, и он очень сплотил наш класс. Мы продолжаем встречаться и переписываться, хотя прошло уже 60 с лишним лет.

Я в школе дружила с племянником жены Гвидона Романовича Олегом Назаревским, с которым встречаюсь до сих пор. Он учился в нашем классе. Олег был еще совсем шибздик, но уже очень начитанный. Он изумительно знал географию. Я никогда не думала, что может быть такое врожденное стремление и способности. Мы на немой карте все были беспомощны. А Олег на ней сразу любую реку найдет. Географию нам преподавал добродушный интеллигент профессор Илюстов. В Пензе было старое педагогическое училище, он и там преподавал. Илюстов был потрясен тем, как Олег разбирается в немой карте.

Как у нас эта дружба получилась? Олегу очень часто поручали доклады, об Африке, о туземцах, о путешествиях и т.п. Я их иллюстрировала. Так завязалась дружба с ним на много лет. Судьба у него была тяжелая. Я ограничусь эпизодом из детства Олега, характеризующим Гвидона Романовича. Отец Олега был белый офицер в больших чинах. Когда Чапаев был под Пензой, он остановился в одном доме с семьей Назаревского. Чапаев военного образования не имел и, поняв, что Назаревский демократических взглядов, обращался к нему за военными советами. Когда пришли белые, по-моему, деникинцы, кто-то донес, что Назаревский общался с Чапаевым, и его мгновенно расстреляли. Осталось четверо детей, которых мать бросила. Двоих, Олега и его сестренку, Гвидон Романович взял на воспитание, а двоих отдали в детдом. Четверых он уж никак не мог поднять. У него был свой ребенок и какие-то старики, родственники жены. Гвидон Романович просто не мог всех обеспечить. Он один работал. Жена   педагог, но не работала, так как был грудной ребенок. Правда, у них дом и сад были, но жить все равно было очень трудно. Олег тощенький был. Я с ним всегда делилась завтраком, потому что Рахель мне, бывало, полпортфеля наложит. Она жалела парня, а уж если он когда к нам заходил, старалась в него впихнуть все, что могла.

Олег Ростиславович закончил в Ленинградском университете географический факультет. Он профессор, геолог. Он занимался в основном Средней Азией, путешественник. Есть его книги. Сейчас он работает в Академии Наук, оставлен консультантом. Он прямо проклял меня, что я не известила его, когда Рахель умерла. А о своей матери Олег Ростиславович и слышать не хочет, он никогда ее не разыскивал.

Математика мы ненавидели, и бог его наказал. Он очень поздно женился, и у него росла единственная дочь, которая в математике и физике была невероятно тупа. Мы злорадствовали. Потом она все же сумела поступить в архитектурный институт.

^ Наш класс в школе очень недолюбливали. Мы в ней появились поздно и были несколько изолированы.

В классе было девять поповен, дочки врачей, бароны Юрка Брейдвейд и Юрка Хохт, в общем, довольно интеллигентная среда. Ребята из других классов говорили: "Это буржуйский класс". Но мы держались вот так дружно. Однажды произошла драка между нашим классом и настоящими “белинцами”. Так называли тех, кто учился в школе имени Белинского с первого класса. В драке все показали себя. Мы выпускали стенную газету, и я была в ее редакции. Я никогда в жизни не рисовала карикатуры, у меня нет к ним способностей. Но эта драка произвела на меня такое впечатление, что я нарисовала на нее карикатуру. Эта единственная карикатура, которую я в жизни нарисовала, тогда вызвала невероятный фурор в школе.

Как раз в это время у нас в классе появился очень интересный преподаватель физики. Он был прекрасный скрипач, носил длинные волосы, но человек не от мира сего, чудак. Он провел первый урок и сразу много задал. А я провозилась с карикатурой и к следующему уроку даже ничего не прочитала. Пришла в школу и думаю: "Как нехорошо, с первого же урока ничего не подготовила, вдруг вызовет? Лучше пойду, откажусь". Вхожу в учительскую, подхожу к нему и говорю, что я из 6-го "г". Он спрашивает: "Как Ваша фамилия?" К нам преподаватели обращались на "Вы". Я очень робко отвечаю: "Моя фамилия Хаеш". Он: "Подождите, подождите, это не Ваша карикатура?"   "Моя". Он говорит: "Ох, какая прелесть, она мне так понравилась. Значит Вы рисуете?" Я отвечаю: "Да, я рисую."   "Ну, молодец." Похлопал меня по плечу. И я не решилась уже отказаться. Он так и не понял, зачем я к нему приходила. Но после этого относился прекрасно.

^ Первой красавицей в нашем классе была Муся Хайновская, полячкаxii. Она была девочкой с большим вкусом: и скромно, и все к лицу. Придет как картинка в школу, Хороша была очень. Все были молоденькие, все недурны, но она у нас выделялась. Мальчишки наши ее недолюбливали, считали, что она предпочитает взрослых, и не могли ей этого простить. По классному журналу мы с Хайновской соседки. Сердце физика, видимо, таяло при виде этой красивой девушки. Он каждый урок нас вызывал: "Хаеш." Я иду к доске. "Так, что мы там прошли?" Мальчишки начинают гудеть. Я неуверенно беру мел, что-то хочу приблизительное написать. Он меня отстраняет и пишет все сам. Вначале я еще что-то читала, потом увидела, что можно ничего не учить. Потом: "Хайновская." Она выходит, с бантом роскошным. Она уж очень хороша была. Были у нее и старшие сестры. Все росли без матери. Отец Мусю обожал, каждое утро подходил к ее постели и спрашивал: "Мусенька, ты сегодня пойдешь в школу? Может тебе не хочется?" Образование для женщины он считал делом второстепенным. Но за ее поведением следил строжайшим образом. Не дай бог, если она вечером придет домой на 10 минут позже. Он страшно беспокоился. Что я, что Муся – по физике ни бум-бум. Если, не дай бог, появился бы другой преподаватель, мы бы сразу бы провалились.

Впрочем, когда этот учитель других девочек опрашивал, то всегда очень легко и никогда плохой отметки не ставил. Мальчишки посмеивались, что он нас так опрашивает. Наконец, Борька Борисов, наш первый ученик, ныне тоже профессор, говорит: "Это несправедливо, что Вы девочек спрашиваете так легко, а нас строго?" Учитель посмотрел на мальчишек и говорит: "Дуралеи, вам физика   во как нужна, новый век идет. А им что! Щи варить они и без физики смогут". Это он вслух произнес. Вот какие взгляды! Выйдя из школы, я физику совершенно не знала.

Потом был у нас исключительный преподаватель истории, Ручинский. Две женщины были преподавательницы. Одна, когда ввели обществоведение, по фамилии Маханова. Нигилистка, в духе военного коммунизма. Язык у нее был подвешен хорошо, хотя само по себе обществоведение был малоинтересно. История гораздо интереснее, особенно по программе, по которой ее тогда проходили. И вот появился этот Ручинский, молодой, образованный, только-только из Лениградского университета. Первые его лекции были чудо. Мы все сидели с раскрытыми ртами. У него сначала шли лекции, когда он что-то рассказывал и просил нас почитать еще что-то из художественной литературы, но все по истории. Когда проходило какое-то время, шли уроки, когда он по этому материалу спрашивал. Нам он очень нравился. Примерно года полтора он был в отличной форме, затем женился. Жена его преподавала естествознание. Милая очень женщина, но какие-то появились семейные нелады. Что-то личное его грызло. Он завел роман с нашей химичкой, одинокой женщиной. И человек опустился. Говорили, что начал выпивать. Уже и лекции не такими интересными стали. Что было с ним дальше, не знаю. У нас появился другой историк, который, надо сказать, не очень нам нравился.

^ В общем, учителя у меня были незаурядные.

В классе у меня были сугубо товарищеские отношения, дружба была, а чтобы романы   этого не было. Нравился наш первый ученик Яковлев, но казалось, что он надутый и воображала. Неправильное представления о людях было.

^ За моей учебой никто особенно не следил. В 1928 году я окончила школу, девять классов (Рис. 8 11). В это время, лет в 17 у меня было увлечение артистом, уроженцем Пензы. Это был очень красивый мужчина. Он учился в Консерватории вместе с Соломоном и каждое лето приезжал домой»11.

В те годы в Пензе бывал Виктор Басис, ставший, спустя много лет, мужем Цили.



^ Рисунок 3. Виктор Моисеевич Басис (1901  1984)
Он приезжал к Нюте Великовскойxiii, с которой находился в свойстве. Циля с тех пор знала его в лицо. Возможно, он заприметил хорошенькую девушку, но знакомства тогда между ними не было.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   39

Похожие:

Анатолий Ильич Хаеш хаеши iconАнатолий Ильич Хаеш хаеши биографические и генеалогические сведения
Тетя Аня – моя единственная родная тетя со стороны отца. Ее биография мне довольно хорошо известна из его рассказов, воспоминаний...
Анатолий Ильич Хаеш хаеши iconАнатолий Ильич Хаеш хаеши биографические и генеалогические сведения Четвертое поколение
Многие жеймельцы отличались замечательной памятью. Мой отец, Циля Хаеш, Файвл Загорский, Израиль Якушок – все они прекрасно помнили...
Анатолий Ильич Хаеш хаеши iconАнатолий Ильич Хаеш хаеши биографические и генеалогические сведения
Поэтому практически все, что я о нем знаю, – со слов его дочери, Цили Мосеевны Хаеш, его внучки Елены Викторовны Басис и нескольких...
Анатолий Ильич Хаеш хаеши iconАнатолий Ильич Хаеш хаеши
Илья познакомился с Симой, своей будущей женой, на новогодней вечеринке 31 декабря 1926 год в то время наша квартира №9 на пятом...
Анатолий Ильич Хаеш хаеши iconАнатолий Ильич Хаеш хаеши биографические и генеалогические сведения
Поэтому, по большей части, ниже я буду просто цитировать отца, выделяя его рассказ курсивом. По возможности, он будет дополнен ссылками...
Анатолий Ильич Хаеш хаеши iconАнатолий Ильич Хаеш хаеши биографические и генеалогические сведения...
Точно я в значении его не уверен, так как я язык этот знаю мало: он не имел для меня практического значения. С одной стороны это...
Анатолий Ильич Хаеш хаеши iconАнатолий Ильич Хаеш хаеши биографические и генеалогические сведения
Соломона, видел всего раз в жизни. Об этой встрече у меня сохранились довольно смутные воспоминания. Помнится, это было в квартире...
Анатолий Ильич Хаеш хаеши iconАнатолий Хаеш Коллекция документов Еврейской общины Жеймялиса (Литва)...
Нью-Йорке Исследовательский институт идиша, современное название   Institute for Jewish Research, широко известный под старой аббревиатурой...
Анатолий Ильич Хаеш хаеши iconФедотов Анатолий Федорович Федосеев Анатолий Андреевич Звездин Василий...

Анатолий Ильич Хаеш хаеши iconСтепаненко Владимир Ильич
Владимир Ильич родился в 1946 г в г. Армавире и в 1968 г окончил физико-математический факультет агпи. Работает в агпу с 1970 г....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница