Лев Николаевич Толстой Отец Сергий Толстой Лев Николаевич Отец Сергий Лев Толстой Отец Сергий




НазваниеЛев Николаевич Толстой Отец Сергий Толстой Лев Николаевич Отец Сергий Лев Толстой Отец Сергий
страница6/6
Дата публикации25.01.2014
Размер0.6 Mb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6


  Куда?

  Уроки у меня тут, совестно и говорить   музыке учу.

  Музыке   это хорошо. Только одно, Прасковья Михайловна, я ведь к вам за делом пришел. Когда я могу поговорить с вами?

  За счастье почту. Вечером можно?

  Можно, только еще просьба: Не говорите обо мне, кто я. Я только вам открылся. Никто не знает, куда я ушел. Так надо.

  Ах, а я сказала дочери.

  Ну, попросите ее не говорить.

Сергий снял сапоги, лег и тотчас же заснул после бессонной ночи и сорока верст ходу.

Когда Прасковья Михайловна вернулась, Сергий сидел в своей каморке и ждал ее. Он не выходил к обеду, а поел супу и каши, которые принесла ему туда Лукерья.

  Что же ты раньше пришла обещанного?   сказал Сергий.   Теперь можно поговорить?

  И за что мне такое счастье, что такой посетитель. Я уж пропустила урок. После... Я мечтала все съездить к вам, писала вам, и вдруг такое счастье.

  Пашенька! пожалуйста, слова, которые я скажу тебе сейчас, прими как исповедь, как слова, которые я в смертный час говорю перед Богом. Пашенька! я не святой человек, даже не простой, рядовой человек: я грешник, грязный, гадкий, заблудший, гордый грешник, хуже, не знаю, всех ли, но хуже самых худых людей.

Пашенька смотрела сначала выпучив глаза; она верила. Потом, когда она вполне поверила, она тронула рукой его руку и, жалостно улыбаясь, сказала:

  Стива, может быть, ты преувеличиваешь?

  Нет, Пашенька. Я блудник, я убийца, я богохульник и обманщик.

  Боже мой! Что ж это?   проговорила Прасковья Михайловна.

  Но надо жить. И я, который думал, что все знаю, который учил других, как жить,   я ничего не знаю и я тебя прошу научить.

  Что ты, Стива. Ты смеешься. За что вы всегда смеетесь надо мной?

  Ну, хорошо, я смеюсь: только скажи мне, как ты живешь и как прожила жизнь?

  Я? Да я прожила самую гадкую, скверную жизнь, и теперь Бог наказывает меня, и поделом, и живу так дурно, так дурно...

  Как же ты вышла замуж? как жила с мужем?

  Все было дурно. Вышла   влюбилась самым гадким манером. Папа не желал этого. Я ни на что не посмотрела, вышла. И замужем, вместо того чтобы помогать мужу, я мучила его ревностью, которую не могла в себе победить.

  Он пил, я слышал.

  Да, но я то не умела успокоить его. Упрекала его. А ведь это болезнь. Он не мог удержаться, а я теперь вспоминаю, как я не давала ему. И у нас были ужасные сцены.

И она смотрела прекрасными, страдающими при воспоминании глазами на Касатского.

Касатский вспоминал, как ему рассказывали, что муж бил Пашеньку. И Касатский видел теперь, глядя на ее худую, высохшую шею с выдающимися жилами за ушами и пучком редких полуседых, полурусых волос, как будто видел, как это происходило.

  Потом я осталась одна с двумя детьми и без всяких средств.

  Да ведь у вас было именье.

  Это еще при Васе мы продали и все... прожили. Надо было жить, а я ничего не умела   как все мы, барышни. Но я особенно плоха, беспомощна была. Так проживали последнее, я учила детей   сама немножко подучилась. А тут Митя заболел уже в четвертом классе, и Бог взял его. Манечка полюбила Ваню   зятя. И что ж, он хороший, но только несчастный. Он больной.

  Мамаша,   перебила ее речь дочь.   Возьмите Мишу, не могу я разорваться.

Прасковья Михайловна вздрогнула, встала и, быстро ступая в своих стоптанных башмаках, вышла в дверь и тотчас же вернулась с двухлетним мальчиком на руках, который валился назад и схватился ручонками за ее косынку.

  Да, так на чем я остановилась? Ну вот, было у него место тут хорошее   и начальник, такой милый, но Ваня не мог и вышел в отставку.

  Чем же он болен?

  Неврастенией, это ужасная болезнь. Мы советовались, но надо было ехать, но средств нет. Но я все надеюсь, что так пройдет. Особенно болей у него нет, но...

  Лукерья!   послышался его голос, сердитый и слабый.   Всегда ушлют куда нибудь, когда ее нужно. Мамаша!..

  Сейчас,   опять перебила себя Прасковья Михайловна.   Он не обедал еще. Он не может с нами.

Она вышла, что то устроила там и вернулась, обтирая загорелые худые руки.

  Так вот и живу. И все жалуемся, и все недовольны, а, слава Богу, внуки все славные, здоровые, и жить еще можно. Да что про меня говорить.

  Ну, чем же вы живете?

  А немножко я вырабатываю. Вот я скучала музыкой, а теперь как она мне пригодилась.

Она держала маленькую руку на комодце, у которого сидела, и как упражнения, перебирала худыми пальцами.

  Что же вам платят за уроки?

  Платят и рубль, и пятьдесят копеек, есть и тридцать копеек. Они все такие добрые ко мне.

  И что же, успехи делают?   чуть улыбаясь глазами, спросил Касатский.

Прасковья Михайловна не поверила сразу серьезности вопроса и вопросительно взглянула ему в глаза.

  Делают и успехи. Одна славная девочка есть, мясника дочь. Добрая, хорошая девочка. Вот если бы я была порядочная женщина, то, разумеется, по папашиным связям, я бы могла найти место зятю. А то я ничего не умела и вот довела их всех до этого.

  Да, да,   говорил Касатский, наклоняя голову.   Ну, а как вы, Пашенька, в церковной жизни участвуете?   спросил он.

  Ах, не говорите. Уж так дурно, так запустила. С детьми говею и бываю в церкви, а то по месяцам не бываю. Детей посылаю.

  А отчего же не бываете сами?

  Да правду сказать,   она покраснела,   да оборванной идти совестно перед дочерью, внучатами, а новенького нет. Да просто ленюсь.

  Ну, а дома молитесь?

  Молюсь, да что за молитва, так, машинально. Знаю, что не так надо, да нет настоящего чувства, только и есть, что знаешь всю свою гадость...

  Да, да, так, так,   как бы одобряя, подговаривал Касатский.

  Сейчас, сейчас,   ответила она на зов зятя и, поправив на голове косынку, вышла из комнаты.

На этот раз она долго не возвращалась. Когда она вернулась, Касатский сидел в том же положении, опершись локтями на колена и опустив голову. Но сумка его была надета на спину.

Когда она вошла с жестяной, без колпака, лампочкой, он поднял на нее свои прекрасные, усталые глаза и глубоко, глубоко вздохнул.

  Я им не сказала, кто вы,   начала она робко,   а только сказала, что странник из благородных и что я знала. Пойдемте в столовую, чаю.

  Нет...

  Ну, я сюда принесу.

  Нет, ничего не надо. Спаси тебя Бог, Пашенька. Я пойду. Если жалеешь, не говори никому, что видала меня. Богом живым заклинаю тебя: не говори никому... Спасибо тебе. Я бы поклонился тебе в ноги, да знаю, что это смутит тебя. Спасибо, прости Христа ради.

  Благословите.

  Бог благословит. Прости Христа ради.

И он хотел идти, но она не пустила его и принесла ему хлеба, баранок и масла. Он взял все и вышел.

Было темно, и не отошел он двух домов, как она потеряла его из вида и, узнала, что он идет, только по тому, что протопопова собака залаяла на него.

"Так вот что значил мой сон. Пашенька именно то, что я должен был быть и чем я не был. Я жил для людей под предлогом Бога, она живет для Бога, воображая, что она живет для людей. Да, одно доброе дело, чашка воды, поданная без мысли о награде, дороже облагодетельствованных мною для людей. Но ведь была доля искреннего желания служить Богу?"   спрашивал он себя, и ответ был: "Да, но все это было загажено, заросло славой людской. Да, нет Бога для того, кто жил, как я, для славы людской. Буду искать его".

И он пошел, как шел до Пашеньки, от деревни до деревни, сходясь и расходясь с странниками и странницами и прося Христа ради хлеба и ночлега. Изредка его бранила злая хозяйка, ругал выпивший мужик но большей частью его кормили, поили, давали даже на дорогу. Его господское обличье располагало некоторых в его пользу. Некоторые, напротив, как бы радовались на то, что вот господин дошел также до нищеты. Но кротость его побеждала всех.

Он часто, находя в доме Евангелие, читал его, и люди всегда, везде все умилялись и удивлялись, как новое и вместе с тем давно знакомое слушали его.

Если удавалось ему послужить людям или советом, или грамотой, или уговором ссорящихся, он не видел благодарности, потому что уходил. И понемногу Бог стал проявляться в нем.

Один раз он шел с двумя старушками и солдатом. Барин с барыней на шарабане, запряженном рысаком, и мужчина и дама верховые остановили их. Муж барыни ехал с дочерью верхами, а в шарабане ехала барыня с, очевидно, путешественником французом.

Они остановили их, чтобы показать ему leg pelerins1, которые, по свойственному русскому народу суеверию, вместо того чтобы работать, ходят из места в место.

Они говорили по французски, думая, что не понимают их.

  Demandez leur,   сказал француз,   s'ils sont bien surs de ce que leur pelerinage est agreable a Dieu2.

Их спросили. Старушки отвечали:

  Как Бог примет. Ногами то были, сердцем будем ли?

Спросили солдата. Он сказал, что один, деться некуда.

Спросили Касатского, кто он?

  Раб Божий.

  Qu'est ce qu'il dit? Il ne repond pas.

  Il dit qu'il est un serviteur de Dieu.

  Cela doit etre un fils de ргetге. Il a de la race. Avez vous de la petite monnaie?3

У француза нашлась мелочь. И он всем раздал no двадцать копеек.

  Mais dites leur que ce n'est pas pour des cierges que je leur donne, mais pour qu'ils se regatent de the; чай, чай,   улыбаясь,   pour vous, mon vieux4,   сказал он, трепля рукой в перчатке Касатского по плечу.

  Спаси Христос,   ответил Касатский, не надевая шапки и кланяясь своей лысой головой.

И Касатскому особенно радостна была эта встреча, потому что он презрел людское мнение и сделал самое пустое, легкое   взял смиренно двадцать копеек и отдал их товарищу, слепому нищему. Чем меньше имело значения мнение людей, тем сильнее чувствовался Бог.

Восемь месяцев проходил так Касатский, на девятом месяце его задержали в губернском городе, в приюте, в котором он ночевал с странниками, и как беспаспортного взяли в часть. На вопросы, где его билет и кто он, он отвечал, что билета у него нет, а что он раб Божий. Его причислили к бродягам, судили и сослали в Сибирь.

В Сибири он поселился на заимке у богатого мужика и теперь живет там. Он работает у хозяина в огороде, и учит детей, и ходит за больными.

        

1 странников (франц.).

2 Спросите у них, твердо ли они уверены, что их паломничество угодно Богу (франц.).

3   Что он сказал? Он не отвечает.

  Он сказал, что он слуга Божий.

  Должно быть, это сын священника. Чувствуется порода. Есть у вас мелочь? (франц.).

4   Скажите им, что я даю им не на свечи, а чтобы они полакомились чаем... вам, дедушка (франц.).
1   2   3   4   5   6

Похожие:

Лев Николаевич Толстой Отец Сергий Толстой Лев Николаевич Отец Сергий Лев Толстой Отец Сергий iconЛев Николаевич Толстой Семейное счастие Толстой Лев Николаевич Семейное счастие Лев Толстой
Мы носили траур по матери, которая умерла осенью, и жили всю зиму в деревне, одни с Катей и Соней
Лев Николаевич Толстой Отец Сергий Толстой Лев Николаевич Отец Сергий Лев Толстой Отец Сергий iconЛев Николаевич Толстой Два гусара Толстой Лев Николаевич Два гусара Л. Н. Толстой два гусара
Милорадовичей, Давыдовых, Пушкиных, в губернском городе К. был съезд помещиков, и кончались дворянские выборы
Лев Николаевич Толстой Отец Сергий Толстой Лев Николаевич Отец Сергий Лев Толстой Отец Сергий iconЛев Николаевич Толстой Декабристы Толстой Лев Николаевич Декабристы Лев Толстой декабристы
Сильные мира сего искали его знакомства, жали ему руки, предлагали ему обеды, настоятельно приглашали его к себе и, для того, чтоб...
Лев Николаевич Толстой Отец Сергий Толстой Лев Николаевич Отец Сергий Лев Толстой Отец Сергий iconЛев Николаевич Толстой Хаджи Мурат Лев Николаевич Толстой хаджи мурат I
Я возвращался домой полями. Была самая середина лета. Луга убрали и только что собирались косить рожь
Лев Николаевич Толстой Отец Сергий Толстой Лев Николаевич Отец Сергий Лев Толстой Отец Сергий iconЛев Николаевич Толстой Казаки Лев Николаевич Толстой казаки I
Пройдет старушка в церковь, где уж, отражаясь на золотых окладах, красно и редко горят несимметрично расставленные восковые свечи....
Лев Николаевич Толстой Отец Сергий Толстой Лев Николаевич Отец Сергий Лев Толстой Отец Сергий iconЛев Николаевич Толстой Утро помещика Толстой Лев Николаевич Утро...
Осенью он неустановившейся ребяческой рукой написал к своей тетке, графине Белорецкой, которая, по его понятиям, была его лучший...
Лев Николаевич Толстой Отец Сергий Толстой Лев Николаевич Отец Сергий Лев Толстой Отец Сергий iconЛев Николаевич Толстой Воскресение Лев Николаевич Толстой воскресение часть первая
Матф. Гл. XVIII. Ст. 21. Тогда Петр приступил к нему и сказал: господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня?...
Лев Николаевич Толстой Отец Сергий Толстой Лев Николаевич Отец Сергий Лев Толстой Отец Сергий iconЛев Николаевич Толстой Живой труп Лев Николаевич Толстой Живой труп драма в шести действиях
Няня. Да беспокоен. Нет хуже, как сама барыня кормит. У них свои там горести, а ребеночек страдает. Какое же молоко может быть, когда...
Лев Николаевич Толстой Отец Сергий Толстой Лев Николаевич Отец Сергий Лев Толстой Отец Сергий iconЛев Николаевич Толстой Крейцерова соната Лев Толстой Крейцерова соната
А я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем
Лев Николаевич Толстой Отец Сергий Толстой Лев Николаевич Отец Сергий Лев Толстой Отец Сергий iconЛев Николаевич Толстой Смерть Ивана Ильича Лев Николаевич Толстой смерть ивана ильича I
Ивана Егоровича Шебек, и зашел разговор о знаменитом красовском деле. Федор Васильевич разгорячился, доказывая неподсудность, Иван...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница