Лев Николаевич Толстой Утро помещика Толстой Лев Николаевич Утро помещика Л. Н. Толстой утро помещика




НазваниеЛев Николаевич Толстой Утро помещика Толстой Лев Николаевич Утро помещика Л. Н. Толстой утро помещика
страница6/7
Дата публикации07.01.2014
Размер0.68 Mb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7


1000 И Нехлюдов, увлеченный своим планом о крестьянской ферме, который он не раз сам с собою повторял и передумывал, уже не запинаясь стал объяснять мужику свое предположенье о мужицкой ферме.

Карп слушал очень внимательно слова барина.

  Мы много довольны вашей милостью,  сказал он, когда Нехлюдов, замолчав, посмотрел на него, ожидая ответа.   Известно, тут худого ничего нет. Землей заниматься мужику лучше, чем с кнутиком ездить. По чужим людям ходит, всякого народа видит, балуется наш брат. Самое хорошее дело, что землей мужику заниматься.

  Так как ты думаешь?

  Поколи батюшка жив, так я что ж думать могу, ваше сиятельство? На то воля его.

  Проведи ка меня на осик; я поговорю с ним.

  Сюда пожалуйте,  сказал Карп, медленно направляясь к заднему сараю. Он отворил низенькую калитку, ведущую на осик, и, пропустив в нее барина и затворив ее, подошел к Игнату и молча принялся за прерванную работу.

XV

Нехлюдов, нагнувшись, прошел через низенькую калитку, из под тенистого навеса, на находившийся за двором осик. Небольшое пространство, окруженное покрытыми соломой и просвечивающими плетнями, в котором симметрично стояли покрытые обрезками досок улья с шумно вьющеюся около них золотистою пчелою, было все залито горячими, блестящими лучами июньского солнца. От калитки протоптанная тропинка вела на середину к деревянному голубцу с стоявшим на нем фольговым образком, ярко блестевшим на солнце. Несколько молодых лип, стройно подымавших выше соломенной крыши соседнего двора свои кудрявые макушки, вместе с звуком жужжания пчел, чуть слышно колыхались своей темно зеленой свежей листвой. Все тени, от крытого забора, от лип и от ульев, покрытых досками, черно и коротко падали на мелкую курчавую траву, пробивавшуюся между ульями. Согнутая небольшая фигурка старика с блестящей на солнце, открытой седой головой и плешью виднелась около двери рубленого, крытого свежей соломой мшеника, стоявшего между липами. Услышав скрип калитки, старик оглянулся и, отирая полой рубахи свое потное, загорелое лицо и кротко радостно улыбаясь, пошел навстречу барину.

В пчельнике было так уютно, радостно, тихо, прозрачно; фигура седого старичка с лучеобразными частыми морщинками около глаз, в каких то широких башмаках, надетых на босую ногу, который, переваливаясь и добродушно, самодовольно улыбаясь, приветствовал барина в своих исключительных владениях, была так простодушно ласкова, что Нехлюдов мгновенно забыл тяжелые впечатления нынешнего утра, и его любимая мечта живо представилась ему. Он видел уже всех своих крестьян такими же богатыми, добродушными, как старик Дутлов, и все ласково и радостно улыбались ему, потому что ему одному были обязаны своим богатством и счастием.

  Не прикажете ли сетку, ваше сиятельство? Теперь пчела злая, кусает,сказал старик, снимая с забора пахнущий медом грязный холстинный мешок, пришитый к лубку, и предлагая его барину.   Меня пчела знает, не кусает,прибавил он с кроткой улыбкой, которая почти не сходила с его красивого загорелого лица.

  Так и мне не нужно. Что, роится уж?   спросил Нехлюдов, сам не зная чему, тоже улыбаясь.

  Коли роиться, батюшка Митрий Миколаич,  отвечал старик, выражая какую то особенную ласку в этом названии барина по имени и отчеству,  вот только, только что брать зачала как след. Нынче весна холодная была, изволите знать.

  А вот я читал в книжке,  начал Нехлюдов, отмахиваясь от пчелы, которая, забившись ему в волоса, жужжала под самым ухом,  что коли вощина прямо стоит, по жердочкам, то пчела раньше роится. Для этого делают такие улья из досок... с перекладин...

  Вы не извольте махать, она хуже,  сказал старичок,  а то сетку не прикажете ли подать?

Нехлюдову было больно: но по какому то детскому самолюбию ему не хотелось признаться в этом, и он, еще раз отказавшись от сетки, продолжал рассказывать 1000 старичку о том устройстве ульев, про которое он читал в "Maison rustique" и при котором, по его мнению, должно было в два раза больше роиться; но пчела ужалила его в шею, и он сбился и замялся в средине рассуждения.

  Оно точно, батюшка Митрий Миколаич,  сказал старик с отеческим покровительством, глядя на барина,  точно в книжке пишут. Да, может, это так, дурно писано,  что вот, мол, он сделает, как мы пишем, а мы посмеемся потом. И это бывает! Как можно пчелу учить, куда ей вощину крепить? Она сама по колодке норовят, другой раз поперек, а то прямо. Вот извольте посмотреть,  прибавил он, оттыкая одну из ближайших колодок и заглядывая в отверстие, покрытое шумящей и ползающей пчелой по кривым вощинам,  вот эта молодая; она, видать, в голове у ней матка сидит, а вощину она и прямо и вбок ведет, как ей по колодке лучше,  говорил старик, видимо, увлекаясь своим любимым предметом и не замечая положения барина.   Вот нынче она с калошкой идет; нынче день теплый, все видать,  прибавил он, затыкая опять улей и прижимая тряпкой ползающую пчелу и потом огребая грубой ладонью несколько пчел с морщинистого затылка. Пчелы не кусали его; но зато Нехлюдов уж едва мог удерживаться от желания выбежать из пчельника; пчелы местах в трех ужалили его и жужжали со всех сторон около его головы и шеи.

  А много у тебя колодок?   спросил он, отступая к калитке.

  Что бог дал,  отвечал Дутлов, посмеиваясь,  считать не надо, батюшка: пчела не любит. Вот, ваше сиятельство, я просить вашу милость хотел,продолжал он, указывая на тоненькие колодки, стоящие у забора,  об Осипе, кормилицыном муже; хоть бы вы ему заказали: в своей деревне так дурно делать по соседству, нехорошо.

  Как дурно делать?.. Ах, однако, они кусают!   отвечал барин, уже взявшись за ручку калитки.

  Да вот, что ни год, свою пчелу на моих молодых напущает. Им бы поправляться, а чужая пчела у них вощину повытаскает да и подсекает,  говорил старик, не замечая ужимок барина.

  Хорошо, после, сейчас...   проговорил Нехлюдов и, не в силах уже более терпеть, отмахиваясь обеими руками, рысью выбежал в калитку.

  Землей потереть: оно ничего,  сказал старик, выходя на двор вслед за барином. Барин потер землею то место, где был ужален, краснея, быстро оглянулся на Карпа и Игната, которые не смотрели на него, и сердито нахмурился.

XVI

  Что я насчет ребят хотел просить, ваше сиятельство,  сказал старик, как будто, или действительно, не замечая грозного вида барина.

  Что?

  Да вот лошадками, слава те господи, мы исправны, и батрак есть, так барщина за нами не постоит.

  Так что ж?

  Коли бы милость ваша была, ребят на оброк отпустить, так Илюшка с Игнатом в извоз бы на трех тройках пошли на все лето: може, что бы и заработали.

  Куда ж они пойдут?

  Да как придется,  вмешался Илюшка, который в это время, привязав лошадей под навес, подошел к отцу.   Кадминские ребята на восьми тройках в Ромен ездили, так, говорят, прокормились да десятка по три на тройку домой привезли; а то и в Одест, говорят, кормы дешевые.

  Вот об этом то я и хотел поговорить с тобой,  сказал барин, обращаясь к старику и желая половчее навести его на разговор о ферме.   Скажи, пожалуйста, разве выгоднее ездить в извоз, чем дома хлебопашеством заниматься?

  Когда не выгоднее, ваше сиятельство!   опять вмешался Илья, бойко встряхивая волосами,  дома то лошадей кормить нечем.

  Ну, а сколько ты в лето выработаешь?

  Да вот с весны, на что корма дорогие были, мы в Киев с товаром ездили, в Курском опять до Москвы крупу наложили, так и сами прокормились, и лошади сыты были, да и пятнадцать рублев денег привез.

  Оно не беда заниматься честным промыслом, каким бы то ни было,  сказал барин, снова обращаясь к старику,  но мне кажетс 1000 я, что можно бы другое занятие найти; да и работа эта такая, что ездит молодой малый везде, всякий народ видит, избаловаться может,  прибавил он, повторяя слова Карпа.

  Чем же нашему брату, мужику, заниматься, как не извозом?   возразил старик с своей кроткой улыбкой.   Съездишь хорошо   и сам сыт, и лошади сыты; а что насчет баловства, так они у меня, слава ти господи, не первый год ездят, да и сам я езжал, и дурного ни от кого не видал, окроме доброго.

  Мало ли чем другим вы бы могли заняться дома: и землей и лугами...

  Как можно, ваше сиятельство!   подхватил Илюшка с одушевлением,  уж мы с этим родились, все эти порядки нам известные, способное для нас дело, самое любезное дело, ваше сиятельство, как нашему брату с рядой ездить!

  А что, ваше сиятельство, просим чести, в избу не пожалуете ли? На новоселье еще не изволили быть,  сказал старик, низко кланяясь и мигая сыну. Илюшка рысью побежал в избу, а вслед за ним, вместе с стариком, вошел и Нехлюдов.

XVII

Войдя в избу, старик еще раз поклонился, смахнул полой зипуна с лавки переднего угла и, улыбаясь, спросил:

  Чем вас просить, ваше сиятельство?

Изба была белая (с трубой), просторная, с полатями и нарами. Свежие осиновые бревна, между которыми виднелся недавно завядший мох, еще не почернели; новые лавки и полати не сгладились, и пол еще не убился. Одна молодая, худощавая, с продолговатым задумчивым лицом крестьянская женщина, жена Ильи, сидела на нарах и качала ногой зыбку, на длинном шесте привешенную к потолку. В зыбке, чуть заметно дыша и закрыв глазенки, раскинувшись, дремал грудной ребенок; другая, плотная, краснощекая баба, хозяйка Карпа, засучив выше локтя сильные, загорелые выше кисти руки, перед печью крошила лук в деревянной чашке. Рябая беременная баба, закрываясь рукавом, стояла около печи. В избе, кроме солнечного жара, было жарко от печи и сильно пахло только что испеченным хлебом. С полатей с любопытством поглядывали вниз, на барина, белокурые головки двух парнишек и девочки, забравшихся туда в ожидании обеда.

Нехлюдову было радостно видеть это довольство и вместе с тем было почему то совестно перед бабами и детьми, которые все смотрели на него. Он, краснея, сел на лавку.

  Дай мне горячего хлеба кусочек, я его люблю,  сказал он и покраснел еще больше.

Карпова хозяйка отрезала большой кусок хлеба и на тарелке подала его барину. Нехлюдов молчал, не зная, что сказать; бабы тоже молчали; старик кротко улыбался.

"Однако чего ж я стыжусь? точно я виноват в чем нибудь,  подумал Нехлюдов,  отчего ж мне не сделать предложение о ферме? Какая глупость!" Однако он все молчал.

  Что ж, батюшка Митрий Миколаич, как насчет ребят то прикажете?   сказал старик.

  Да я бы тебе советовал вовсе не отпускать их, а найти здесь им работу,вдруг, собравшись с духом, выговорил Нехлюдов.   Я, знаешь, что тебе придумал: купи ты со мной пополам рощу в казенном лесу да еще землю...

Кроткая улыбка вдруг исчезла на лице старика.

  Как же, ваше сиятельство, на какие же деньги покупать будем?   перебил он барина.

  Да ведь небольшую рощу, рублей в двести,  заметил Нехлюдов.

Старик сердито усмехнулся.

  Хорошо, кабы были, отчего бы не купить,  сказал он.

  Разве у тебя уж этих денег нет?   с упреком сказал барин.

  Ох, батюшка ваше сиятельство!   отвечал с грустью в голосе старик, оглядываясь к двери,  только бы семью прокормить, а уж нам не рощи покупать.

  Да ведь есть у тебя деньги, что ж им так лежать?  настаивал Нехлюдов.

Старик вдруг пришел в сильное волнение; глаза его засверкали, плечи стало подергивать.

  Може, злые люди про меня сказали,  заговорил он дрожащим голосом,  так, верите богу,  говорил 1000 он, одушевляясь все более и более и обращая глаза к иконе,  что вот лопни мои глаза, провались я на сем месте, коли у меня что есть, окроме пятнадцати целковых, что Илюшка привез, и то подушные платить надо,  вы сами изволите знать: избу поставили.

  Ну, хорошо, хорошо!   сказал барин, вставая с лавки.  Прощайте, хозяева.

XVIII

"Боже мой! боже мой!  думал Нехлюдов, большими шагами направляясь к дому по тенистым аллеям заросшего сада и рассеянно обрывая листья и ветви, попадавшиеся ему на дороге,  неужели вздор были все мои мечты о цели и обязанностях моей жизни? Отчего мне тяжело, грустно, как будто я недоволен собой; тогда как я воображал, что, раз найдя эту дорогу, я постоянно буду испытывать ту полноту нравственно удовлетворенного чувства, которую испытал в то время, когда мне в первый раз пришли эти мысли?" И он с необыкновенной живостью и ясностью перенесся воображением за год тому назад, к этой счастливой минуте.

Рано рано утром он встал прежде всех в доме и, мучительно волнуемый какими то затаенными, невыраженными порывами юности, без цели вышел в сад, оттуда в лес, и среди майской, сильной, сочной, но спокойной природы долго бродил один, без всяких мыслей, страдая избытком какого то чувства и не находя выражения ему. То со всею прелестью неизвестного юное воображение его представляло ему сладострастный образ женщины, и ему казалось, что вот оно, невыраженное желание. Но какое то другое, высшее чувство говорило не то и заставляло его искать чего то другого. То неопытный, пылкий ум его, возносясь все выше и выше, в сферу отвлечения, открывал, как казалось ему, законы бытия, и он с гордым наслаждением останавливался на этих мыслях. Но снова высшее чувство говорило не то и снова заставляло его искать и волноваться. Без мыслей и желаний, как это всегда бывает после усиленной деятельности, он лег на спину под деревом и стал смотреть на прозрачные утренние облака, пробегавшие над ним по глубокому, бесконечному небу. Вдруг, без всякой причины, на глаза его навернулись слезы, и, бог знает каким путем, ему пришла ясная мысль, наполнившая всю его душу, за которую он ухватился с наслаждением,  мысль, что любовь и добро есть истина и счастие, и одна истина и одно возможное счастие в мире. Высшее чувство не говорило не то; он приподнялся и стал поверять эту мысль. "Оно, оно, так!  говорил он себе с восторгом, меряя все прежние убеждения, все явления жизни на вновь открытую, ему казалось, совершенно новую истину.   Какая глупость все то, что я знал, чему верил и что любил,  говорил он сам себе.  Любовь, самоотвержение   вот одно истинное, независимое от случая счастие!" твердил он, улыбаясь и размахивая руками. Со всех сторон прикладывая эту мысль к жизни и находя ей подтверждение и в жизни и в том внутреннем голосе, говорившем ему, что это то, он испытывал новое для него чувство радостного волнения и восторга. "Итак, я должен делать добро, чтоб быть счастливым",  думал он, и вся будущность его уже не отвлеченно, а в oбразах, в форме помещичьей жизни живо рисовалась пред ним.
1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Лев Николаевич Толстой Утро помещика Толстой Лев Николаевич Утро помещика Л. Н. Толстой утро помещика iconЛев Николаевич Толстой Семейное счастие Толстой Лев Николаевич Семейное счастие Лев Толстой
Мы носили траур по матери, которая умерла осенью, и жили всю зиму в деревне, одни с Катей и Соней
Лев Николаевич Толстой Утро помещика Толстой Лев Николаевич Утро помещика Л. Н. Толстой утро помещика iconЛев Николаевич Толстой Два гусара Толстой Лев Николаевич Два гусара Л. Н. Толстой два гусара
Милорадовичей, Давыдовых, Пушкиных, в губернском городе К. был съезд помещиков, и кончались дворянские выборы
Лев Николаевич Толстой Утро помещика Толстой Лев Николаевич Утро помещика Л. Н. Толстой утро помещика iconЛев Николаевич Толстой Отец Сергий Толстой Лев Николаевич Отец Сергий Лев Толстой Отец Сергий
Событие казалось необыкновенным и необъяснимым для людей, не знавших внутренних причин его; для самого же князя Степана Касатского...
Лев Николаевич Толстой Утро помещика Толстой Лев Николаевич Утро помещика Л. Н. Толстой утро помещика iconЛев Николаевич Толстой Декабристы Толстой Лев Николаевич Декабристы Лев Толстой декабристы
Сильные мира сего искали его знакомства, жали ему руки, предлагали ему обеды, настоятельно приглашали его к себе и, для того, чтоб...
Лев Николаевич Толстой Утро помещика Толстой Лев Николаевич Утро помещика Л. Н. Толстой утро помещика iconЛев Николаевич Толстой Хаджи Мурат Лев Николаевич Толстой хаджи мурат I
Я возвращался домой полями. Была самая середина лета. Луга убрали и только что собирались косить рожь
Лев Николаевич Толстой Утро помещика Толстой Лев Николаевич Утро помещика Л. Н. Толстой утро помещика iconЛев Николаевич Толстой Казаки Лев Николаевич Толстой казаки I
Пройдет старушка в церковь, где уж, отражаясь на золотых окладах, красно и редко горят несимметрично расставленные восковые свечи....
Лев Николаевич Толстой Утро помещика Толстой Лев Николаевич Утро помещика Л. Н. Толстой утро помещика iconЛев Николаевич Толстой Воскресение Лев Николаевич Толстой воскресение часть первая
Матф. Гл. XVIII. Ст. 21. Тогда Петр приступил к нему и сказал: господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня?...
Лев Николаевич Толстой Утро помещика Толстой Лев Николаевич Утро помещика Л. Н. Толстой утро помещика iconЛев Николаевич Толстой Живой труп Лев Николаевич Толстой Живой труп драма в шести действиях
Няня. Да беспокоен. Нет хуже, как сама барыня кормит. У них свои там горести, а ребеночек страдает. Какое же молоко может быть, когда...
Лев Николаевич Толстой Утро помещика Толстой Лев Николаевич Утро помещика Л. Н. Толстой утро помещика iconЛев Николаевич Толстой Крейцерова соната Лев Толстой Крейцерова соната
А я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем
Лев Николаевич Толстой Утро помещика Толстой Лев Николаевич Утро помещика Л. Н. Толстой утро помещика iconЛев Николаевич Толстой Смерть Ивана Ильича Лев Николаевич Толстой смерть ивана ильича I
Ивана Егоровича Шебек, и зашел разговор о знаменитом красовском деле. Федор Васильевич разгорячился, доказывая неподсудность, Иван...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница