В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с




НазваниеВ общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с
страница30/49
Дата публикации21.02.2013
Размер7.06 Mb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > Философия > Документы
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   49
Глава 4

^ КОЧЕВНИКИ РЕВОЛЮЦИИ

Черный передел: предвестие новой Смуты

Не дала история России двадцати лет успокоения, как этого страстно желал убитый Столыпин, и в августе 1914 года началась мировая война. Масштаб войны и вызванное ею напряжение государственных и общественных сил, человеческие и материальные потери, разрушение европейского рынка – все это оказалось полной неожиданностью для государств, втянутых в общеевропейский конфликт. Уже через несколько месяцев Германия установила твердые цены на хлеб, а с 1915 г. начала его продажу по карточкам. К концу 1916 г. карточная система была распространена на все значимые продукты питания. Весьма оперативно на вызванные войной трудности отреагировали введением своих моделей государственного распределения продовольствия среди малообеспеченного гражданского населения правительства Франции, Англии и Италии. К этому процессу Россия присоединилась одной из самых последних. «Твердые цены» на хлеб, в интересах закупок для армии, были установлены только в августе 1915 г. С осени 1916 г. государственные твердые цены на ржаной хлеб были установлены на всей территории страны, с лета того же года в части губерний была внедрена карточная система. Там нормированию подлежали хлеб и сахар, и только в Москве и Петербурге по карточкам твердых цен реализовывалась большая часть продуктов. Норма реализации в столице перед «февральскими» событиями составляла: для гражданских лиц – 1.5 фунта (615 г.) ржаного хлеба и для военных – по 2 фунта (820 г.) ржаного хлеба в день, белый пшеничных хлеб продавался без ограничений, по рыночной цене. Самое поразительное, что в России война 1914 г. не сильно отразилась своими разрушительными последствиями на благосостоянии гражданского населения, по крайней мере, в сравнении с Францией и Германией. Да, пострадал экспорт хлеба и, прежде всего, пшеничного, но на него ориентировалось крупное буржуазное сельскохозяйственное производство. Пшеница хлынула на внутренний рынок, понизив вообще хлебные цены, но потребление ржаного хлеба, как основы крестьянского производства, было уравновешено потреблением армии, в продовольственном пайке которой, вплоть до 1917 г., мясной и хлебный рационы были самыми крупными среди всех воюющих сторон.

Действительно, была нарушена производственная кооперация с европейскими странами, и это стало большой проблемой для русской экономики. Но уже к осени 1916 г. промышленность заработала в полную силу. И еще один поразительный факт: национальный доход страны рос вплоть до 1917 г., заработная плата рабочих стала падать только с лета 1917 г. Ничего и близко похожего на лишения, которые испытывало мирное население в собственном тылу во время Великой Отечественной Войны, Россия того времени не знала. Не было надсадного труда, голода и болезней, не было смертей от непосильного труда и неустроенности, не было террора НКВД-х «вертухаев» и обкомовских «героев тыла». Затем, после войны, эти «герои», дабы «замазать» чудовищные людские потери войны 1941-1945 гг., оцененные лично Сталиным в 7 млн человек (современные данные российского Генштаба представляют потери только в армии убитыми – в 11.3 млн чел.), будут говорить о миллионах убитых на фронтах Первой мировой войны, о тупых царских генералах, допустивших такие потери. Все это традиционное большевистское вранье: по данным учетно-статистического отдела русского Генерального штаба, за все время войны было убито и умерло от ран… 546 тыс. (!) солдат и офицеров. Отдел военной статистики ЦСУ СССР в своих закрытых данных насчитал 643 тыс. человек, но уже в 1947 г. в открытую советскую печать была «доведена» и, конечно, научно обоснована цифра в 1.5 млн человек убитых и умерших от ран. Так эта цифра и «гуляет» до сих пор, возрастая по мере преданности автора Советской власти200.

Война есть война, и трудности у тылового и, особенно, сельского населения возникли. Прежде всего, это призыв в армию около 12 млн человек в течение всей войны, и это в своем большинстве были крестьяне (45% трудоспособного крестьянского населения). Был прекращен кредит, как по линии Крестьянского банка, так и по линии кооперативов, – банки работали только на возврат средств, перекредитование стало невозможным, и это тяжело ударило по крестьянской экономике. Как следствие, возникли проблемы с уплатой налогов, а отсрочку государственные фискальные органы уже никому не давали. Конечно же, война внесла дезорганизацию внутреннего продовольственного рынка обширной Империи, особо пострадала логистика – перевозки железнодорожным транспортом, прежде всего, были ориентированы на нужды фронта. Рынки замкнулись границами губерний, в крестьянских хозяйствах скапливались излишки продовольствия, которые невозможно было реализовать по привычной для хлебопашца цене. Дальнейшее введение твердых цен на хлеб в 1916 г. коснулось производства и реализации главного крестьянского продукта – ржаного хлеба, и еще более обострило наметившееся экономическое противостояние деревни и города. Еще раз хотел обратить Ваше внимание, что до 1917 г. в русском городском обществе не было особо заметно влияние войны, в том числе и на доходы рабочих и образованных слоев, зато тяготы войны сразу почувствовало село. Особенно болезненно мужики отреагировали на политику «твердых» цен. Крестьяне просто отказывались продавать хлеб по низким ценам, компания по государственным закупкам оказалась под угрозой срыва, и тогда впервые прозвучало слово «продразверстка». Конечно, она резко отличалась от большевистской практики грабежа крестьян, но крестьянин по условиям той «продразверстки» был обязан продать государству в условиях войны определенное количество зерна по фиксированной цене, зависящей от площади посева. Деревня, видимо впервые в русской истории, отказалась это делать безропотно. В некоторых случаях для сбора государственных податей пришлось использовать не только полицию, но и воинские команды, но и так сбор хлебозаготовок был исполнен только на 86%.

Современные историки точкой отсчета начала революционных событий в деревне берут последовавшую с весны 1917 года в России крестьянскую смуту, мне же кажется, что все уже было предрешено осенью 1916, когда крестьянство стало саботировать общественно-политическую ситуацию и откровенно игнорировать нужды ведущего войну государства.

Именно в этот момент стал ясен буржуазный смысл слова «нация» – понятия, когда каждый индивидуальный гражданин наделен правом обладания собственностью и равными общегражданскими правами, вне зависимости от факта своего рождения или доминирующего социального положения. Как это уже сложилось в Германии, Австрии, Англии, Франции и Италии. Граждане тех стран, далеко не все, но основная масса, были более лояльны к своему государству, которое поддерживало в обществе такую гражданскую практику. В противоположность сословному государству со своими подданными, где государству был лоялен только правящий класс, в своей военной и административной части за свои сословные или административные привилегии перед основной массой населения, каковое представляла Россия.

Русские крестьяне в основной своей массе не считали это государство своим, его интересы были для крестьян чужды и враждебны, крестьяне пытались от него автономизироваться, и интересы такого государства были на периферии сознания этого податного населения. Как бы иного не желал правящий класс, и какой бы не была его пропаганда или сила принуждения. Так было всегда, так и будет всегда, человек будет лоялен государству, только если оно отвечает интересам этого человека, и тогда для него государство будет являться – своим. Еще раз хочу отметить, автор разделяет понятие страны (общества) и государства, и в этом контексте делает свои заключения.

Мы уже отмечали, заработки рабочих стали падать с довоенного уровня только начиная с лета 1917 г., но количество экономических стачек за с начала войны на 1000 чел. населения было в 37 раз выше, чем в Германии. И не только благодаря большевистской пропаганде на немецкие деньги. Русским рабочим, бывшим крестьянам в первом поколении, интересы этого государства, даже воюющего, были на втором плане, а грехи этого государства – на первом. Русские крестьяне, одетые в солдатские шинели, в первые годы войны не умели объявлять стачки на фронте, эту практику они освоят позже, а пока они массово сдавались в плен. Русская военная история до мировой войны не знала такого феномена – в плену оказалось более 2,3 млн наших солдат (большевики, конечно, озвучили цифру в 3,5 млн человек), это около 20% от мобилизованного контингента. Ни одна воюющая армия, ни какого другого государства такого количества пленных не дала, не в абсолютных цифрах, не в относительных к массе мобилизованных.

Крестьяне не хотели умирать за такое государство в 1914-1917 гг., в этом же кроется и секрет массовых сдач в плен наших солдат во время войны и в 1941-1945 гг. Государственники – сталинисты и это обосновали, мол, сдавались призывники из западных, недавно присоединенных территорий. К сожалению, в плен попало более 3-х миллионов человек. И это была кадровая армия, и стреляли им в спину, к сожалению, действительно местные жители, вкусившие ужасы «торжества прихода Советской власти», а про «западных призывников» - очередное вранье.

Кто сказал, что ужас коллективизации, индустриализации должен быть прощен этому государству, он и не был прощен. И никогда не надо ничего прощать государству, - ведь оно само никогда ничего не прощает своим гражданам. Если государство не разделяет со своим народом его ценности, а свои - настойчиво навязывает (построение социализма и коммунизма), то и получилось так, что в СССР, в 1991 г., русским стало глубоко наплевать на советское государство (вот здесь и сказался надлом русской витальной силы). И оно рассыпалось в «прах» за три дня; никто не «ушел на Дон», ни один курсант и ни один офицер; не появился ни один подпольный партком.

Подданные не бывают лояльными к чужому для них государству.


Безусловно, если бы не было Февральского заговора 1917 г., не было бы и Октябрьского переворота, с его «всемирно-историческим значением для всего мира». Не знаю как для всего мира, но для Русской Цивилизации этот заговор и переворот имели, безусловно, глобальное значение. До сих пор существует множество мифов, окружающих эти два события. Давайте попытаемся изучить некоторые из них, особенно имеющие отношение непосредственно к интересующей нас теме – собственности.

Один из этих мифов гласит, что в результате февральского заговора в стране к власти пришло буржуазное правительство, и его неумелое и непрофессиональное управление привело к хаосу и дезорганизации государства и общества. А большевики, как «благородные Робин Гуды» подняли эту власть из «грязи» и возродили могучее государство, тем самым спасли российскую цивилизацию от полного краха.

Хотелось бы, не углубляясь в тему самого февральского заговора (это отдельная очень интересная тема), напомнить общую хронологию событий. В памятную дату, 23 февраля 1917 г., заговор вступил в начальную фазу («спусковым крючком» была спланированная искусственная задержка поставок ржаного хлеба по «твердым» ценам в столицу). Организационным центром заговора являлась Государственная Дума, которая и была распущена 27 февраля Высочайшим царским указом, «душой заговора» стали высшие аристократические круги. В ответ заговорщиками был сформирован Временный комитет IV Государственной думы из всех представителей партий входивших в распущенную Думу, кроме правых. Председателем был избран октябрист Родзянко. Этот комитет, безусловно, был буржуазным, и его предводители принудили 2 марта 1917 г. Императора Николая II к отречению и передаче престола Великому князю Михаилу Александровичу, а тот вручил решение о своем вхождении на престол Учредительному собранию. Но далее события стали развиваться не по запланированному заговорщиками сценарию.

В это же время «левые» антибуржуазные силы, не представленные в этом комитете, образовали параллельные институты власти – т.н. Советы. Председатель Петроградского Совета, меньшевик Чхеидзе Н.С., предложил Временному комитету образовать Временное правительство, где бы Советы выполняли роль местных органов власти. Но с осуществлением контроля за деятельностью Временного правительства до Учредительного собрания, которое и решило бы вопрос власти в России.

Выборы же в будущий орган должны были осуществляться…, и здесь внимание, - впервые в европейской истории - на основе всеобщего, равного, прямого и тайного голосования. Вы только себе представьте – Англия, Франция, Америка, со своими устоявшимися институтами имущественно-цензовой демократии, этого себе позволить не могли и в мирное время. А воюющая Россия, решениями думских профессоров и «левых» разночинцев, себе позволила. К чести русской буржуазии, Родзянко (настоящий капиталист среди всего «образованного бомонда») сопротивлялся этому до последнего. Но решение о беспрецедентной открытости выборов было принято. Я хочу обратить Ваше внимание – не православные иерархи принимали эти решения и не русские крестьяне на своей всероссийской сходке, которые, кстати, по многочисленным агентурным полицейским донесениям не вкладывали никакую политическую подоплеку в свой сельский саботаж государственной «продразверстки», и продолжали быть лояльными институту монархии. Русский правящий класс и политизированная интеллигенция в очередной раз пошли своим особым путем.

Более того, наспех собранное Временное правительство допустило уже к 1 марта 1917 г. появление и, самое главное, реализацию пресловутого Приказа №1, переводившего армию под контроль солдатских Советов. Господа читатели, вот это, действительно, ноу-хау нашего правящего класса, ведь мировая история не знала такого оригинального способа организации военной власти в воюющей стране. Мировая история заговоров не знает таких фактов, когда власть берется и затем добровольно, во имя высших идеалов демократии, делится со своими врагами, которые и своих планов-то по разрушению этой самой демократии не скрывали. Не знала мировая история и таких переворотов, когда взявшие власть отменяли институты жандармерии и политического сыска. На первый взгляд, и заговорщики из действующих властных кругов, и представители образованной контр-элиты кажутся или сумасшедшими, или, что еще более преступно, по-детски инфантильными в делах захвата и удержания власти. С «левыми» все ясно, для них - чем хуже, тем лучше.

Так почему заговорщики и комитетчики даже и не пытались «зафиксировать» в своих руках рухнувшую на них власть? Ведь для этого требуется только одно – рациональное представление об окружающей действительности, воля и опыт такого рационального поведения.

У меня есть свой ответ. Абсолютное большинство идеологов заговора представителей правящего класса были воспитаны в традициях сословных привилегий и атмосферы крепостничества (многие из них помнили эту атмосферу еще из детства) и сформировали свое мировоззрение в некой «башне из слоновой кости», изолированной от реальной жизни. У них отсутствовал реальный опыт конкуренции даже в своей политической системе, социальные лифты в ней не «завоевывались» во взаимодействии с внешней средой, а в большинстве случаев предоставлялись по праву рождения. Поэтому, кстати, многие из них не понимали и боялись обезличенных капиталистических отношений, ведь только исключительно рациональное поведение агента буржуазного рынка во взаимодействии с окружающей действительностью может дать максимальный эффект. А для этого надо много и интенсивно трудиться, причем регулярно, и знать реальные жизненные потребности своих клиентов. Они же имели опыт поколений, социальный опыт, ставший ментальной моделью управления своими наследными поместьями, но не имели опыта завоевания и удержания частной собственности непосредственно с открытого буржуазного рынка, или этот их не многолетний опыт не стал еще рациональной традицией. Массовый «Обломов» социального опыта этих представителей правящего класса и образованной контр-элиты, привыкшей, что все худо или бедно начинает работать, если они этого просто пожелают, дал роковую «осечку», все начало работать только у тех, кто поступал максимально рационально, по буржуазному ответственно. По некому историческому парадоксу, максимально буржуазно рациональными оказались, в конце концов… большевики (!), и русская история пошла по новому старому кольцу.

«У всех основных политических партий – конституционных демократов (партия Народной свободы), социалистов-революционеров (эсеры), социал-демократов (большевики и меньшевики), октябристов – аграрный раздел программы был важнейшим. И это естественно, так как крестьяне были самыми многочисленным классом российского общества... Для лидеров партий наступил звездный час – можно было приобщиться к власти, если не полностью, то частично, в коалиции с другими. И размер этой части напрямую зависел от степени поддержки крестьян. Поэтому понравиться им старались все политические силы, вступившие в борьбу за власть после отречения царя... Вот почему все политические силы, как бывшие у власти, так и находившиеся в оппозиции, социальные группы, рискующие все потерять или, наоборот, собирающиеся нечто приобрести, должны были привлекать крестьян на свою сторону. Вот они и играли «в поддавки в главном для крестьян вопросе – земельном, отступая от своих программных положений, интересов, убеждений, а нередко и от здравого смысла. Конечно, большинство партий, обещавших крестьянам все блага, и прежде всего землю, в обмен на поддержку в борьбе за власть, вовсе не собирались выполнять свои обязательства в случае победы (что и показали большевики)»201. Политики ставили вопрос не только о перераспределении земли без компенсации, что было «общим местом», а предлагали идти далее.

Партии «левой» ориентации были против
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   49

Похожие:

В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconКогда аденоиды мешают жить ребенку
Аденоиды есть у всех, но не всем они мешают жить. Если малыш постоянно простужен, все время дышит ртом, постоянно хлюпает носом,...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconКнига задумывалась как документальная
Но кто-то или что-то постоянно заставляло меня оказываться в определенном месте и в определенное время, это непременно происходило....
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconВот, допустим, Вы давно последний раз видели, как молодой человек открывает дверь даме?
Пропустил даму вперед, он ответил что-то вроде: «я че, дурак что-ли???» (просьба сохранить орфографию) бывало, даже отвечали: «да...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconЯ из тех фермеров-середняков, которые уже наелись такого сельского...
Оказывается, есть выход! Он как всегда в горниле нашей истории в недрах жизненного опыта, кстати, очень современный и привлекательный...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconВ европу, конечно. А вы что подумали?
Окон. Девушка ответила весьма приветливо, но уже после нескольких вопросов я была в замешательстве. Ведь просто спросила про цены,...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconРекомендации при основных психологических синдромах
Главное, что должны сделать взрослые в этом случае, — это обеспечить ребенку ощущение успеха. Необходимо объяснить родителям и учителю,...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconЧто такое анабасис?
Кроме этого вездесущие оппоненты и по совместительству соседи: Мидийцы и Вавилоняне постоянно нарушали мирные договоры и альянсы,...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconПосредничество при переговорах
Как правило, такая ситуация возникает в виду личной неприязни партнёров друг к другу, что мешает сконцентрироваться на сложном вопросе....
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconСоглашения и умолчания
Внимание – данный текст не является абсолютной истиной, автор не гарантирует 100% достоверности даже на момент написания, не говоря...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconС каждым днем мир становиться все уже и уже. Как-то вроде для человека...
«В отличие от человека прошлого, для человека настоящего, находящегося в перманентном стадии путишествия, мир ни в коем случае не...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница