В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с




НазваниеВ общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с
страница3/49
Дата публикации21.02.2013
Размер7.06 Mb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49
кросскультурным переходом в одно цивилизационное пространство для отечественной политической элиты и политического класса Запада должно стать установление единых стандартов идентичности по отношению к институтам частной собственности и независимой судебной системы.

«Чистый режим частной собственности предполагает, что собственник наделен полным и исчерпывающим пучком правомочий, и что они надежно защищены от чьего бы то ни было вмешательства. «Полное» либеральное определение права частной собственности, которое к настоящему времени стало уже хрестоматийным, было предложено английским юристом А. Оноре. Оно включает 11 элементов: 1) право владения, т.е. исключительно физического контроля над вещью; 2) право пользования, т.е. личного использования вещи; 3) право управления, т.е. решения как и кем вещь может быть использована; 4) право на доход, т.е. на блага, проистекающие от предшествующего личного пользования вещью или от разрешения другим лицам пользоваться ею (иными словами – право присвоения); 5) право на «капитальную ценность» вещи, предполагающее право на отчуждение, потребление, промотание, изменение или уничтожение вещи; 6) право на безопасность, т.е. иммунитет от экспроприации; 7) право на передачу вещи по наследству или по завещанию; 8) бессрочность; 9) обязанность воздерживаться от использования вещи вредным для других способом; 10) ответственность в виде взыскания, т.е. возможность отобрания вещи в уплату долга; 11) остаточный характер, т.е. ожидание «естественного» возврата переданных кому-либо правомочий по истечении срока передачи или в случае утраты ею силы по любой иной причине»5.

Для нашего бытового сегодняшнего восприятия собственности как вседозволенности представляет интерес правомочие №9 – запрещение вредного использования. Смысл этого правомочия состоит в том, что право собственности не может быть неограниченным. Ограничение права собственности каждого индивидуума вытекает из признания такого же права у другого индивидуума, а также муниципалитета и государства. В обмен на свой отказ от поведения, способного причинить вред чужому имуществу, он вправе рассчитывать на такой отказ по отношению к своему имуществу. Это последнее замечание является ключевым в этом правомочии, именно эта юридическая норма является «мостиком» перехода из состояния феодальных правомочий к более модернизированным общественным отношениям.

Именно это правомочие наиболее грубо нарушалось государством все советское время по отношению к частному имуществу своих граждан, именно это правомочие характеризует господство феодальных укладов в нашем недавнем и сегодняшнем историческом времени.

Отсутствие детальной регламентации юридических норм, запрещения вредного использования в современных законах может говорить только о том, что государству и его правящему классу выгодно или безразлично для извлечения своих сословных чиновничьих привилегий или административной ренты наличие таких юридических пустот. Современный земельный кодекс в нашей стране по своему объему не превышает 60 страниц, это обычная брошюра. В то же время любой земельный кодекс европейской страны – это множество томов в тысячи страниц. И практически все это – ограничения в равную сторону, как для частного гражданина, так и для муниципалитетов и государства.

На сегодняшний день, как уже было замечено, главным генератором непотопляемости феодальных общественных отношений в России является сама современная российская власть.

Вот мнение самого Председателя Конституционного суда В. Зорькина: «Ситуация с юриспруденцией и судопроизводством в стране и впрямь весьма прискорбна... Страна ощущает непростоту нынешней ситуации. Общество уже не боится сложных ответов, понимая, что положение как минимум непростое» (журнал «Коммерсант-Власть», 06.07.09). Вот слова, произнесенные в Европейском Университете Санкт-Петербурга: «Россия стоит перед правовым барьером, и у нее есть всего несколько лет на жесткое наведение порядка с точки зрения равенства перед законом». «Любой институт может быть декоративным – все зависит от готовности общества и элиты сделать реальной независимость суда. Если бы правящая экономическая элита захотела независимого суда, он был бы у нас через месяц». «Нам отпущено всего несколько лет, чтобы обеспечить законность в стране, учитывая жесткое положение на мировой арене, иначе никакой модернизации не будет, и страна будет отброшена в прошлое» (газета «Коммерсант», 16.04.10).

Почему бы уже второму подряд российскому президенту-юристу не обратить внимание на такую особенность американской культуры правосудия: «Вся идея конституционного правления заключалась в том, что государство не имеет права посягать на наши права, даже если за это проголосовало демократическое большинство. Роберт Джексон, судья Верховного суда США, очень здраво высказался о правах в 1943 году, как раз когда интеллектуалы начали терять понимание сути дела: «Цель Билля о Правах состояла в защите определенных предметов от превратностей политических споров, чтобы сделать их недосягаемыми для большинства и государственных деятелей и утвердить их в качестве правовых принципов, на основании которых должны действовать судьи. Право человека на жизнь, свободу и собственность, на свободу слова и печати, на свободу собраний и совести и другие фундаментальные права не могут быть предметом голосования; они не зависят от исхода выборов (выделено мною. – И.М.)»6.

Эти фундаментальные права являются естественными правами человека, они даны нам Богом!!!

Неподъемная земля

Очень не хотелось бы пойти по простой дороге объяснения всего происходящего, просто вольным или невольным «злым» умыслом одного или двух человек – национальных лидеров и модераторов вечной конференции «Куда идет Россия?» Хотя, конечно, не стоит забывать и о роли личности в Истории, и о роли случая при определении того или иного сценария развития событий.

Согласно недавно опубликованным работам нобелевского лауреата по экономике Д. Норта (Отечественные записки. – 2004. – №6(20), можно выделить несколько типов общественных устройств современных и исторических государств. Д. Норт разделяет их на государства открытого и закрытого доступа и подчеркивает их органическую связь с предыдущим опытом и траекторией предшествующего развития. Ограниченный доступ означает, что государство в лице своих элит отвечает за создание, присвоение и распределение рент между элитами для обеспечения стабильности в обществе. Из анализа особенностей порядка ограниченного доступа возможно сделать несколько выводов: 1) в таком обществе собственность не может до конца отделиться от власти и поэтому собственностью имеет место лишь условное владение; 2) в таком обществе приживаются институты открытого доступа, только
тогда, когда это является инструментом получения и перераспределения ренты среди элиты.

Безусловно Россия относится к государствам с закрытым доступом, и эта проблема возникла не десять лет назад и не при советской власти, она является во многом исторической, обладая при этом исторически же обусловленной специфической особой формой реализации прав собственности на главное наше богатство – землю. Современная ситуация с земельной собственностью поэтому не выглядит отходом от заявленного тренда.

Первая особенность: не смотря на наличие ряда законов, признающих право частной собственности на землю, государство остается абсолютным монополистом земельного рынка (см. таблицу 1). Следствием этого является практически полное отсутствие «вторичного» рынка земли, а это говорит только о том, что в России отсутствует рынок земли как институциональная норма.
Таблица 1

Структура собственности на землю в России,
% от всего земельного фонда




1877 г.


1905 г.


2008 г.


Частная собственность
(в 2008 – условно частная)


24.9


25.8


7.8


В том числе:

Физических лиц

97.4


84.8


93.6


Юридических лиц


2.6


15.5


6.4


Государственная и церковная – в 2008 г. госуд.
и муниципальная


44.1


39.1


92.2


Крестьянская
надельная в пользовании


31


35.1






По данным Федерального агентства кадастра недвижимости РФ, «Государственный (национальный) доклад о состоянии и использовании земель в РФ в 2008 г.», площадь земельного фонда России составляет 1 миллиард 709.8 миллионов га без учета водной поверхности. Из них:

– лесной фонд – 1106.5 млн га – 64.7%;

– заповедники – 34.4 млн га – 2.0%;

– земли промышленного назначения – 16.7 млн га – 1%;

– земли населенных пунктов – 19.4 млн га – 1.2%

– земли запаса – 102.6 млн га – 6%;

– земли водного фонда – 27.9 млн га – 1.6%;

– земли сельхозназначения – 402.3 млн га – 23.5%.

Если из этой статистики убрать леса, заповедники (в имперской России такие земли могли принадлежать частным лицам), земли водного фонда оставить, так как во всем мире у среза воды живут люди (надо только соблюдать санитарные нормы), то получим примерно 570 млн га земли, которую, по мировым меркам, потенциально можно использовать в товарном обращении. Из этой земли государству и муниципалитетам принадлежит 437 млн га (76.7%), частным и юридическим лицам на праве коллективно-долевой и частной собственности – 132.9 млн га (23.3% от товарного фонда).

Вторая особенность: недаром в таблице применен термин «условно частная», так как из 132.9 млн га негосударственной и немуниципальной земли – 107.84 млн га (81.1%). Это земли, переданные гражданам, в основном, в сельской местности (107.77 млн га – земли сельхозназначения) в общую коллективно-долевую собственность, из них 25,58 млн га (23.7%) являются невостребованными, они не прошли государственную регистрацию и не поставлены на государственный учет.

Распоряжаться и совершать сделки с коллективно-долевой землей их номинальные владельцы не имеют права до особой процедуры регистрации. Процедуры межевания и регистрации требуют рыночных затрат, которые в большинстве своем неподъемны для сельского труженика. Если пользоваться терминологией времен столыпинской реформы, на этих землях прошли землеустроительные работы, преодолена чересполосица, но земля находится в общинном пользовании. Независимыми экспертами проведены расчеты, из которых следует, что затраты на землеустройство в среднем составляют не более 6% от годового налога на землю. Казалось бы, вот прямой путь к увеличению сборов налогов, необходимо только оформить землю гражданам в собственность, за государственный счет, всем желающим и увеличить налогооблагаемую базу территорий, но проблема эта даже не обсуждается.

Третья особенность: если даже найдется инициативная группа граждан и захочет реально оформить свои права, она столкнется с массой непреодолимых препятствий. Нет юридических норм, регламентирующих практику дробления корпоративной собственности, не установлены примирительные процедуры. Существуют дополнительные и неоправданные законодательные препятствия тому, чтобы члены коллективного хозяйства могли получить свой земельный пай, комментариями такой практики полна вся неподцензурная пресса.

Хотелось обратить внимание на то, что закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», регламентирующий эти процессы, был принят в 2002 г., и с тех пор он практически не менялся. Вот оценка известного американского ученого Стивена Уильямса, специально изучавшего этот закон: «Составители закона либо не знакомы с тем, как функционируют рынки, либо настроены к ним враждебно. Невольно возникает подозрение, что закон написан с целью создать наилучшие возможности для взяточничества»7. Сегодняшняя пресса завалена сообщениями о массовых скупках за бесценок у сельчан их коллективных долей некими фирмами, которые умудряются очень быстро прорваться через бюрократический «частокол» и оформить эту землю на себя. Очевидно, что ни одна такая операция не проходит без «лично заинтересованного» участия государственной бюрократии.

Сначала создаются законы, противоречащие общепринятой мировой практике свободных рынков (объясняется это, конечно же, особыми условиями России), а затем из этих «законодательных» норм, утвержденных обеими палатами Государственной Думы РФ и подписанных Президентом, извлекается бюрократическая рента.

Вот еще одно свидетельство. «В вышедшей в 2007 году книге канадского исследователя Алина-Писсано право собственности на землю в постсоветской России сравнивается с потемкинскими деревнями: на бумаге появились миллионы собственников земли, но в реальности все осталось по-прежнему. Московские реформаторы, считает она, пытались ввести в стране частную собственность, но сопротивление бюрократов всех уровней, не желавших перераспределения земель… привело к провалу аграрной реформы... Власти стремились ввести частную собственность на землю, но в то же время хотели ограничить право крестьян распоряжаться этой землей (выделено мною. – И.М.), не допустить «спекуляции» (журнал «Коммерсант-Власть», №15, 2010). Очередной «особый путь», частная собственность по форме, вроде, есть, а по содержанию отсутствует полностью.

Составители доклада из федерального кадастрового агентства, откуда мы берем цифры, очень уверенно оперируют понятием «частная собственность», имея в виду бумажки, которые выдавались все 90-е годы и которые можно назвать только протоколами о намерениях. Они не имеют на сегодняшний день юридической силы, если не прошли определенную дальнейшую процедуру регистрации по нормам, утвержденным в 2000-е годы. Такой статистики (сколько «протоколов о намерениях» или правильно оформленной собственности) кадастр в докладе не представил. Есть еще несколько пользователей земельными ресурсами, земельные наделы которых не имеют отношения к коллективно-долевой собственности, и этих пользователей кадастр учитывает по отдельным статьям.

По столыпинским меркам назовем такую землю «хуторской», и используется она в таких пропорциях:

• фермеры – 4.63 млн га;

• личные подсобные хозяйства – 2.168 млн га (в сельской местности);

• садоводы – 573.5 тыс. га (в сельской местности);

• граждане, ведущие индивидуальное жилищное строительство в сельской местности (еще не оформлены документы на собственность) – 1.8 тыс. га;

• индивидуальные предприниматели, ведущие с/х деятельность – 344 тыс. га;

• иные цели – 64.5 тыс. га (сельская местность).

Итого – 7.78 млн га.

Юридическим лицам на селе принадлежат 8.26 млн га. В одной из таблиц есть запись «собственники земельных участков». Можно предположить, что это – земля сельскохозяйственного назначения, оформленная по всем правилам и имеющая полный статус частной собственности: фермерская, садоводов и т.д. – 5.57 млн га.

Давайте подведем итог распределения земель по формам собственности с землями сельскохозяйственного назначения в критериях, принятых в России времен реформ Столыпина.

Уточним: из земель сельскохозяйственного назначения кадастром выделяются земли сельскохозяйственных угодий, где, в принципе, и происходит хозяйственная жизнь. Таких земель в 1990 г. было 222 млн га, на конец 2008 г. – 220.5 млн га. Таким образом, за годы реформ из оборота реально вышло 1.5 млн га.

Для более объективного расчета пересчитаем доли земель в реальном хозяйственном обороте сельскохозяйственных угодий (220.5 млн га):

1) юридические лица – 8.26 млн га – 3.75%;

2) полная частная собственность – 5.57 млн га – 2.53%;

3) «хуторяне», условное владение – 7.78 млн га – 3.53%;

4) коллективно-долевая собственность – 107.77 млн га – 48.9%.

Итого: 129.4 млн га – 58.7%.

Таким образом, реальных земель, на которых возможна хозяйственная и культурная жизнь (подчеркиваю – именно земель сельхозугодий, а не просто сельскохозяйственного назначения, которые можно использовать в жизненном цикле уже сегодня, но эти земли просто зарастают сорняком и подлеском и никаким образом не используются) – 91.1 млн га – 42.3% земель!!!

Все знают, что в России земли много, но насколько много, догадываются единицы. Для сравнения: фермерские и личные подворные хозяйства на сегодняшний день (7.78 млн га – 3.53% земель) дают 57% валового сбора продукции сельского хозяйства страны, юридические лица – 30%, и только 17% валового сбора – остальные пользователи земли.

В нашей стране земли запредельно много, ее ненормально много. Невовлечение в хозяйственный оборот такого громадного количества земли, даже в контексте малоэтажного строительства, есть, прежде всего, отрицательная оценка уровня компетенции современного правящего класса страны.

Вместо того, чтобы осваивать российскую провинцию, начиняя ее коммунальной инфраструктурой, прежде всего, для малоэтажного строительства и возведения дорог, наши «геополитики» в 2007 г. вложили около 100 млрд долларов в акции американских ипотечных бумаг компаний May Fay. Эти ипотечные компании обслуживают американский низший класс, по этим государственным обязательствам строятся дома для американской бедноты, а не для российских граждан, к слову говоря.

Четвертая особенность: не отменяются и не заменяются прямыми нормами закона процедуры, попадающие под такое понятие как «целевое назначение» или «разрешенное использование» земельного участка. Наличие таких постоянных «временных» правил является настоящим «клондайком» для российского бюрократического аппарата. На Западе эта важнейшая процедура детальнейшим образом описана прямыми нормами права, и она ограничивает частную собственность в интересах соседей и всего общества (помните правомочие №9?).

Площадь земель городов и поселков городского типа составила на 1.01.09 г. в России 7.9 млн га, площадь сельских населенных пунктов – 11.4 млн га, итого - 19.4 млн га, т.н. земель поселений. В городах под индивидуальными домами в частном владении (оформленном) находится 578.4 тыс. га – 7.33% городских земель, всего «частный» сектор составляет 2,68 млн га или 34% земель российских городов. Таким образом, 21.6% «частного» сектора имеет свидетельства о собственности на землю, еще 15.4 тыс га городских земель являются собственностью граждан, в собственности юридических лиц находится еще 210.9 тыс. га земли, еще на 364.4 тыс. га земель поселений производится индивидуальное строительство, и права собственности не уточнены, 90% городских земель (7.1 млн га) находятся в государственной или муниципальной собственности.

Пятая особенность: при оформлении собственности и регистрации участков практически никогда не заполняются графы, касающиеся публичных обременений и сервитутов, хотя немногочисленные законодательные нормы о сервитутах присутствуют. Сервитутное право, как отдельная правовая категория, отсутствует даже на теоретическом уровне, не определены ее регламенты. В результате такого положения вещей, в России на 1.01.2005 г. зарегистрировано всего немногим более 1000 сервитутов, в большинстве своем частных. Практически каждый раз сервитут приходится отстаивать исключительно в судах.

Шестая особенность: в законодательстве до сих пор не преодолены различия между «землей» и «недвижимостью», в России до сих пор существует законодательная ситуация, когда здание и земля под зданием могут иметь разных собственников. В качестве иллюстрации: недавно в прессе промелькнуло сообщение о судебном разбирательстве между шведской компанией «ИКЕА» и новым пользователем земли, на которой стоит торговый комплекс.

Седьмая особенность: во всех странах, где господствует общественный порядок открытого доступа, местные бюджеты во многом наполняются за счет налогов от сделок купли-продажи земли (до 12% от сделки), земельного налога на владельцев и сбора аренды муниципальной или государственной земли.

Согласно «Обзору экономической свободы за 1995/96 г.» общественной организации Freedom House, только 27 стран можно назвать странами открытого доступа, и на них приходится всего 17% мирового населения, а дают они 81% мирового производства, и социальные вопросы там решены на гораздо более высоком уровне, и налоговая система регулируется гораздо подробней всего лишь несколькими законодательными актами.

В нашей стране существует только пресловутый «сбор за право аренды», описанный в федеральном законе одной строчкой. Все эти налоги возможны и у нас, но только если будет свободный рынок обращения земли, не как диковина по продаже элитных участков, а как полноправный действующий экономический институт.

Восьмая особенность: в городах (причем более чем на 90%) до сих пор не проведено разграничение земель на федеральные, субъектов федерации и муниципальные, это является одним из главных тормозов по приватизации. Так, в Санкт-Петербурге площадь частных земель, принадлежащих юридическим и физическим лицам, составляет всего 4% от всех земель. В Москве и того меньше – всего 0.5%, и это, в основном, земли под приватизированными предприятиями.

Кто сказал, что в стране не хватает денег на социальные программы? Для решения этой проблемы необходимо просто преодолеть феодальный уклад распоряжения земельным капиталом, тогда и деньги появятся. В большинстве городов сосредоточены и так называемые «земли промышленности» (в кадастровом учете они не считаются городами), из них: государственная и муниципальная собственность – 16.6 млн га (99.3% земель), в частной собственности граждан – 14.8 тыс. га (0,09%), собственности юридических лиц – 101.3 тыс. га (0, 61% земель).

В административном учете в среднем по России земля под предприятиями занимает не менее трети всей территории. Вот буквально кладовая денег: надо только внедрить механизмы функционирования земельного рынка, опираясь исключительно на западный опыт без строительства «особых путей», – и миллиарды рублей потекут в муниципальные закрома для развития социальных и инфраструктурных проблем.

Девятая особенность: в российском федеральном законодательстве до сих пор подробно не регламентировано право изъятия земельного участка в интересах государственных и муниципальных нужд, не определен даже список этих необходимостей, отсутствует понятие «кодификации» жилых и нежилых построек, что такое «коммерческое» и «социальное» жилье или «инфраструктура».

Вообще это выглядит как законодательный «провал», которым с удовольствием пользуются местные власти, «упрощая» процедуры изъятия земельных участков в интересах крупных застройщиков или своих «карманных» компаний. Как пример: уже направлен в Государственную Думу РФ проект закона, по которому у девелоперов, купивших землю в частную собственность под строительство и в течение 3-х лет не приступивших к самому строительству, можно изымать эту землю в государственную собственность. Причем, в принципе, не рассматривается вопрос о возможных административных барьерах, искусственного затягивания сроков, экономической конъюктуре и т.д., и, конечно же, не рассматривается вопрос о компенсации за утраченную частную собственность (газета «Коммерсант», 14.04.10.)

Теперь давайте посмотрим, что происходит в сельской местности. Площадь земли сельскохозяйственного назначения, как мы уже упоминали, в России составляет на 1.01.09 г. 402.3 млн га или 23.5% от земельного фонда РФ. По площади пашни на душу населения (0.85 га) Россия входит в пятерку стран планеты и в 3.3 раза превосходит среднемировой показатель, а по показателям эффективности заметно отстает: располагая 9% сельхозугодий мира, производит лишь 1.34 валового продукта сельского хозяйства мира.

В условном владении сельскохозяйственной землей гражданами находится 107 млн га земли, в том числе 25.6 млн га невостребованной, т.е. условные собственники даже не обратились с просьбой о регистрации своей условной собственности.

В сельских населенных пунктах (11.47 млн га) земельная доля под частными домами, принадлежащим гражданам, составила – 3.04 млн га, подсобные хозяйства в поселениях составили 2.78 млн га, остальная площадь принадлежит государству и промышленности (колхозно-совхозные фермы, зернотоки, гаражи и т.д.).

Легально в частную собственность земли оформлено всего 600 га (!). Государство очередной раз в своей истории, не предоставив возможности людям получить свою землю как частную собственность, уже наметило меры по очередной коллективизации. Неким депутатом В.П. Денисовым уже внесен проект закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части совершенствования оборота земель сельскохозяйственного назначения». Согласно этому проекту, якобы не- использованная земля (2 года нет никаких сельскохозяйственных работ) будет изыматься из коллективно-долевой собственности и передаваться государству или муниципалитету. На заседании Комиссии Правительства РФ по законопроектной деятельности 14.12.09 г. законопроект поддержан и отправлен в Думу на первое чтение.


Вот теперь самое время обратиться к теме, которая, по-моему, будет основной в нашем исследовании – обладание частной собственностью большинством населения нашей страны, именно населением, а не предпринимателями. Мы уже вскользь упомянули, что наши соотечественники фактически не являются обладателями какой-либо значимой собственностью, кроме приватизированных квартир с оформленными правами на частное владение. Таких большинство, но около 25% наших граждан по разным соображением до сих пор предпочитают жить в квартирах, являющихся муниципальной собственностью.

Рынок вторичного жилья действует уже многие годы и принял цивилизованные формы. Основная масса сделок с жильем осуществляется как раз на этом рынке, для наших граждан такие сделки стали обыденной частью повседневной жизни, понятие обмена жилья фактически вышло из гражданского оборота. Жилье, как вторичное, так и первичное, успешно покупается, продается, наследуется, дарится, выступает в качестве залога, сдается в аренду – на все виды операций существуют стандартизированные схемы и формы государственной регистрации.

Государство, безусловно, по своей старой привычке пытается что-то урвать от этого «пирога», но никаких дополнительных ограничении или обременений на этот сложившийся порядок вещей не накладывает, суды и правоохранительные органы наработали практику реагирования на неправомочные действия на рынке жилья.

Есть ли еще какое-нибудь имущество у наших граждан, которое можно было бы при определенных условиях назвать собственностью? Как оказывается, есть такое имущество, и довольно в больших количествах. В нашей стране существуют миллионы приусадебных земельных участков с дачными строениями – это первое; второе – более 20 миллионов наших соотечественников проживают в городах в так называемом «частном секторе», и эти дома находятся на земле; третье – в сельской местности все население проживает в неприватизированном жилье с прилегающими участками под огороды, практически каждая семья имеет в дополнительном пользовании личное подворное хозяйство. В пользовании у сельского населения находится, примерно, 107.3 га земли в коллективно-долевой собственности. «Человек заслуживает владеть тем, что создано его трудом», – сказал когда-то Д. Локк как будто о ситуации с нашими крестьянами и дачниками, горожанами, живущими в «частном секторе».

По данным Федерального агентства кадастра недвижимости, согласно «Государственному (национальному) докладу о состоянии и использовании земель в РФ в 2008 г.» и нашим расчетам, товарный фонд земель РФ без учета лесов и заповедников составляет 568.9 га земли, в том числе являющейся:

– государственной и муниципальной собственностью – 436.0 млн га – 76.6% земель;

– частной собственностью юридических лиц – 8.66 млн га – 1.52%;

– частной собственностью физических лиц – 5.57 млн га – 0.98%;

– находящейся в пользовании или в коллективно-долевой собственности – 118.67 млн га – 20.9%.

Можно как угодно относиться к временам господства в России общинного землевладения, можно как угодно пытаться интерпретировать факты и гипотезы влияния общинных отношений на общественные потрясения начала XX века. Но факт остается фактом: спустя 100 лет после попытки П.А. Столыпина изменить суть вещей на земле, Россия находится в еще худшем положении общественных условий владения землей.
Самое печальное – все имущество, находящееся в пользовании или коллективно-долевой собственности (118.63 млн га земли и все подворные и хозяйственные постройки), нельзя назвать собственностью, и только по одной причине: земля, на которой это имущество стоит, не зарегистрирована как собственность; дома, которые стоят на этой земле, не зарегистрированы как собственность. Следовательно, это, по-настоящему выстраданное трудом, имущество никогда не сможет стать капиталом. Посмотрим по определению, что такое капитал. Капитал – это главное богатство: совокупность товаров, имущества, собственности, активов, используемая для получения или увеличения богатства. Именно капитал может придать богатству самое главное – дополнительную ценность. Обратите на это внимание – это главное и решающее свойство капитала: возможность создания дополнительной стоимости. Направленные на потребление ресурсы капиталом не являются. Теперь давайте посмотрим, чего лишены наши граждане, являющиеся обладателями имущества, а не собственности.

Имущество, которое может генерировать капитал, является богатством, но только если оно приобрело форму легальной собственности (если это не денежные ресурсы) и надлежащим способом зарегистрировано государством. В первую голову – это недвижимость, и самое главное – земельная недвижимость. Например: если у гражданина приватизирован надлежащим способом садовый участок, его можно заложить в банк для получения ссуды на обучение ребенка в престижном университете (дополнительная ценность – качественное образование). Если по наследству гражданину достался земельный участок в деревне от родителей, надлежащим образом оформленный, его можно сдать в аренду и получать денежную ренту (дополнительная ценность – денежные ресурсы), а можно продать и купить однокомнатную квартиру тому же ребенку к окончанию университета (не надо убеждать, что это – дополнительная ценность).

Сегодня абсолютное большинство наших граждан (подчеркнем – рядовых граждан, а не предпринимателей, живущих якобы при капитализме) лишены такой возможности, и только по одной причине – неоформленные права собственности на землю, на которой они живут, и здания, которые находятся на этой земле. Вот как об этой, казалось бы, незаметной проблеме пишет неутомимый энтузиаст, первый привлекший внимание сегодняшних научных кругов и западной политической элиты, ученый-экономист Эрнандо де Сото: «...главным препятствием на пути к капиталистическому процветанию является неспособность бедных районов мира создавать капитал. Именно капитал является силой, поднимающей производительность труда и создающей богатство народов. Это кровеносная система капитализма, фундамент прогресса и то единственное, что граждане бедных стран не умеют производить для самих себя, причем в независимости от того, с какой энергией они выполняют все требования капиталистической экономики... Даже в самых бедных странах у бедняков есть сбережения. И объем этих сбережений грандиозен – в 40 раз больше, чем вся сумма иностранной помощи, предоставленная миру после 1945 г. В Египте, например, накопленные бедняками богатства в 55 раз превышают сумму прямых иностранных инвестиций, включая расходы на строительство Суэцкого канала и Асуанской плотины. На Гаити, в беднейшей стране Латинской Америки, суммарные активы бедняков более чем в 150 раз превышают сумму иностранных инвестиций, полученных после 1804 г... Населяющие эти страны бедняки – пять шестых всего человечества – владеют вещами, но ущербное оформление собственности не позволяет обратить их в капитал. У них есть жилища, но нет оформленных прав собственности на них; они выращивают урожай, но не имеют документов на него; они создают предприятия, но те не зарегистрированы. Именно отсутствие правового оформления объясняет, почему народы, освоившие практически все, что было изобретено на Западе – от канцелярских скрепок до ядерных реакторов, не в состоянии произвести капитал, который бы сделал их отечественный капитализм работоспособным... Нам не дано непосредственно ощущать радиоволны, но с помощью телеприемника, декодирующего сигнал, можно получить звучащую картинку. Так и капитал может быть выделен из содержащих его активов. В настоящее время только Запад владеет процессом преобразований, позволяющим сделать невидимое видимым. Именно это неравенство объясняет, почему страны Запада способны создавать капитал, а страны третьего мира и бывшего соцлагеря нет»8.

Такого неоформленного имущества в виде жилья, не ставшего капиталом в городах «третьего мира»: Азия – 1.75 трлн долл.; Африка – 580 млрд долл.; Средний Восток – 740 млрд долл.; Южная Америка – 360 млрд долл.; бывший соц. лагерь (вкл. СССР и Китай) – 2.6 трлн долл. Стоимость земли, не имеющей легального статуса частной собственности: Азия – 590 млрд долл.; Африка – 390 млрд долл. Средний Восток – 250 млрд долл.; Южная Америка – 240 млрд долл.; бывший соц. лагерь (вкл. СССР) – 800 млрд долл.9, и все это богатство может и должно быть оформлено надлежащим образом, и тогда его капитализация поднимется еще в несколько раз.

В случае легализации имущества и превращения его в собственность даже по сегодняшним, несовершенным законам в нашей стране будет обеспечена юридическая защищита. Можно даже сказать так, что оформление легальной собственности есть высшая мера социальной защиты Вашего имущества от посягательства государства и третьих лиц. В некоторых странах посягательство на юридически легально оформленную частную собственность государством дает право народу на бунт и вооруженное противостояние государству. Может быть, Вы помните недавние события в кооперативе «Речник»? Там государство в лице московских властей грубо нарушило закон и не дало владельцам, согласно «дачной амнистии», зарегистрировать как частную собственность свои земельные участки, мотивируя это тем, что территория кооператива – это природоохранная зона. При этом власти не оформили эту территорию формально по причине собственного нарушения закона о природоохранных зонах, и на это решение был вынесен юридический протест прокуратуры еще задолго до всех этих скандальных событий. Не оформив правильно земельные участки, безусловно, нельзя возводить капитальные сооружения, поэтому проблему «Речника» надо решать только в такой последовательности: оформить в частную собственность участки, а затем, согласно градостроительному кодексу, пытаться возводить дома, безусловно, со всеми природоохранными ограничениями. Так вот, если Вы помните, московский мэр грозился снести и соседний котеджный поселок, где живут богатые люди и высшие чиновники, но был вынужден быстро отступить, и только потому, что эти люди на свои дома и землю имели свидетельства о собственности. Другой вопрос: как они их получили в том же районе, и о чем они беседовали с мэром Москвы? Но факт остается фактом: застройщик нарушил инвестиционный договор, а жильцы оказались добросовестными приобретателями, и власть отступила.

Другой пример: с еще неоконченным результатом при строительстве олимпийских объектов в Сочи, власть в традиционной манере пыталась переселить людей (уже самых обычных) с их оформленных участков без надлежащей компенсации. После протестов и судов власти уже дважды были вынуждены повышать компенсацию, и если люди будут стоять до конца, думаю, они добьются справедливой цены своей потерянной собственности.

Какую ситуацию мы имеем сегодня, когда около 118.63 млн га земли находятся в пользовании граждан, не имеют зарегистрированных прав частной собственности? Эта земля выключена из легального, юридически оформленного рыночного оборота, легально частной земли всего 5.57 млн га (4.5% от земель занимаемых индивидуальными гражданами). Согласно исследованиям по развитию институциональной деятельности, если сектор рыночного хозяйствования не имеет полной легализации, но составляет в обороте не менее 15%, он откровенно коррумпирован и имеет характер массовых спекуляций. Если от 15 до 30%, то начинают формироваться институты и правила, но диктуемые ключевыми игроками (в нашем случае чиновниками). От 30 до 50% - формируется конкуренция, от 50 до 70% - формируются реальные рыночные цивилизованные правила, к 90% - формируется устойчивая традиция и ментальная модель поведения рыночных практик.

В нашем случае мы имеем 4.5% легального рынка и, как следствие, бюрократическую анархию и вакханалию коррупции на рынке земли.

Если у государства и его лидеров хватит мужества и политической воли для того, чтобы законы о собственности были созданы и были равны для всех – и для богатых, и для бедных, для предпринимателей и обычных граждан, - затем зарегистрированы за государственный счет и защищены реальными практиками для обычных граждан, то от этого будут выигрывать прежде всего самые бедные и незащищенные наши сограждане. Вот это будет настоящая защита национальных интересов страны через минимизацию революционного потенциала общества.

Кто они, эти бедные и незащищенные, сколько их в нашей стране? Мы не имеем в виду пенсионеров, мы говорим об экономически активном населении. На середину 2009 г. в стране было 5.3 миллиона безработных или 7% активного населения. Кажется, совсем немного, но давайте пристально посмотрим на тех, кто имеет работу, и здесь нас ждут большие сюрпризы. «Общая занятость, судя по балансу труда, рассчитываемому все тем же Росстатом, за период постдефолтного роста 1999-2007 г., выросла на 3.9 миллиона человек. Однако число занятых в корпоративном секторе, т.е. в юридических лицах всевозможных размеров и родов деятельности, за этот период уменьшилось на 2.8 млн человек. А в ядре корпоративного сектора на крупных и средних предприятиях занятость сократилась еще сильнее – на 4.3 млн человек. Таким образом, общий прирост занятости в годы подъема обеспечивался исключительно рабочими местами в некорпоративном секторе... Общее количество занятых в некорпоративном секторе российской экономике за годы подъема (1999-2007 гг.) увеличилось более чем в полтора раза – с 12.3 до 19 миллионов человек, а их доля в общей занятости увеличилась с 19.3 до 28.1%» (журнал «Эксперт», №11, 2009).

Некорпоративный сектор, согласно данным российской статистики, состоит из: сотрудников предприятий без образования юридического лица (ПБОЮЛ), индивидуальных предпринимателей, а также самозанятых всех видов: таксисты-«бомбилы», частные ремонтные бригады, «вахтовики» на договорах подряда, люди, живущие за счет личных подсобных хозяйств. Сосредоточены эти люди, в основном, в малых городах и в селах, где прекратили свое существование монопредприятия, бывшие колхозы и совхозы, а это почти половина всего населения нашей страны.

Понятно, что нормы госрегулирования, включая и Трудовой кодекс, имеют очень слабое отношение к этой категории людей и помочь им государство практически не может ничем, кроме одного: помочь получить «удочку» в виде оформления прав собственности на их имущество и землю, и будьте уверены – большинство из них найдет свою дорогу к благополучию. В противном случае нас ждут большие проблемы. И с этим надо что-то делать, потому что это будет угрозой не только государству, но и обществу.

Решение – в массовом и быстром наделении граждан реальной собственностью за счет государства. Тогда они смогут помочь себе сами, имея свою частную собственность, а самые активные под залог этой собственности смогут участвовать в государственных программах микрокредитования или других мероприятиях той же направленности. Сегодня же простой российский обыватель, а также и предприниматель, если вдруг решится на оформление принадлежащей ему доли в паевой земле, должен только официально потратить 180 дней, а если он захочет взять в аренду землю сельскохозяйственного назначения, сельский райисполком будет оформлять документы от 120 до 150 дней. Если предприниматель или простой гражданин, на свою беду, решит освоить заброшенный и неосвоенный участок, то документы будут оформляться от 390 дней до 420 дней (газета «Ведомости», 21.07.08).


Особенности российской правовой структуры, столь отличной от западной, не являются такими уж и особенными для многих регионов мира, например, арабского. Имея в этих странах очень суровые наказания за воровство, может создаться впечатление, что права собственности там надежно защищены, однако проблема заключается в том, что там практически не существует защиты, в том числе и собственности от… государства. «В отсутствие правовой защиты бизнес не может выйти за пределы семейного круга (вот причины кавказской клановости) (комментарий мой. – И.М.) Глава семьи может довериться своей семье и своей родне, работающей на него. Но вести операции за пределами этой группы слишком рискованно. На практике более масштабный бизнес в арабском мире возможен только с благословления чиновников и под их контролем. Но при этом он будет вестись как государственное предприятие, даже если формально остается частным. Политическая власть держится на военной силе, подкрепляемой призывами к благочестию и покорности. Покладистые священнослужители всегда готовы напомнить обществу, что служение целям государства – это путь к спасению»10.

Сложилась эта особенная правовая система исторически где-то начиная с XV-XVI веков, и к концу уже XVII века исламский мир (тогда подчиненный Турецкой империи) стал приходить в упадок, проиграв Западу геополитическое соревнование. Вы это еще вспомните во второй части нашего исследования: счастливым исключением стали страны ОАЭ, но их особенный исторический путь начался только в 50-е годы прошлого столетия, и предыдущая племенная демократия не дала сложиться традициям местного правящего класса. Таким образом, классическое отступление подтвердило общее правило мусульманских стран, господства особого права, подчиненного интересам государства, представителем которого являлся султан или шах и его присное окружение, и полное отсутствие прав индивидуума.

Есть еще одна модель особой правовой системы, более продвинутая и, казалось бы, находящаяся в общей христианской традиции, но тоже радикально отличающаяся от западной. Это латиноамериканская модель, где «паутина законов защищала привилегированный класс от конкуренции чужаков, то есть от подавляющего большинства населения. Всем гарантировалось неравенство (выделено мною. – И.М.) перед законом. Тем самым система сохраняла монополию деловых кругов, которые, в свой черед, контролировали закон и законодателей. Все это похоже на систему, которую Адам Смит назвал «меркантилизмом». Для нее тоже были характерны тесные связи между авторитарным государством и кликой купцов»11.

Этот порядок вещей в Латинской Америке тоже сложился исторически. Дело в том, что административный колониальный аппарат испанской и португальской империи, обособившись на фоне упадков метрополий и под воздействием американской революции восстал и стал независим от своей европейской родины. Правящий класс бывших колоний, являющийся по крови европейским, создал особую юридическую систему сегрегации, где коренное население Южной Америки – индейцы – оказались выключенными из общеевропейского контекста юридических норм, и, как следствие, затем выпали из европейской общественной традиции всем строем своей последующей жизни. Это очень похоже на крепостное право имперской России, где место индейцев заняли русские крестьяне, а их владельцем было франкоговорящее вестернизированное русское дворянство. Меркантилизм как общественно-политическое явление господствовал в Латинской Америке почти 150 лет, и всю вторую половину XX века шел процесс разложения этого специфического и такого староевропейского общественного уклада. Многочисленные военные диктатуры являлись реакциями правящего класса на все возрастающее сопротивление сложившемуся социальному порядку вещей, прежде всего нарождающемуся среднему классу Южной Америки. Все европейские буржуазные революции вышли из эпохи меркантилизма.

Французский историк Фернан Бродель назвал ситуацию, когда правящий класс монополизирует большую часть собственности в своих руках, препятствует ее конкурентному перераспределению и извлекает из этого привилегированного положения дополнительную прибыль, ситуацией «стеклянного колпака». Вам, наверное, понятно почему стеклянного. «Этот колпак обращает капитализм в частный клуб, открытый только для привилегированных, вне которого остаются миллиарды разъяренных пролетариев. Эта система капиталистического апартеида будет сохраняться до тех пор, пока мы не сумеем ликвидировать роковые изъяны в правовой и политической системах многих стран, в силу которых большинство населения Земли остается за пределами легальной частной собственности». Это цитата Э. де Сото12 из его знаменитой книги, кстати говоря, не стоит забывать, что ни один стеклянный колпак долго не сможет противостоять любимому оружию пролетариата – булыжнику.

Если обратиться к официальным декларациям о доходах наших высших чиновников и их жен, опубликованных в СМИ, то обнаружится, что они владеют на правах частной собственности земельными участками, в среднем от 15 до 30 соток, некоторые даже десятками гектаров. Например, губернаторы: В. Сердюков – 35.4 га, Г. Боос – 36.2 га и безусловный рекордсмен Ю.М. Лужков – более 1000 га. В этом нет, безусловно, ничего предосудительного; проблема возникает, когда рядовые граждане даже свои несчастные 6 соток не могут оформить, или когда Ю. Лужков, будучи сам землевладельцем (и не малым), не позволяет членам кооператива «Родник» зарегистрировать свои права собственности на землю, и самое печальное, прикрываясь мнимыми государственными интересами. Вот именно так возникает эффект «стеклянного колпака», и зреют «гроздья гнева», а затем вдребезги летит государство, а за ним страна и общество, и это мы уже проходили в октябре 1917 года. Неужели эти уроки истории ничему не научили наш правящий класс?
Нами уже упоминалось, что политика является непременным условием развития экономики. Соответственно, пока не будут преодолены политические условия, препятствующие функционированию независимого и беспристрастного суда, предсказуемости законов, соблюдению этих же законов государством и, прежде всего, представителями верховной власти, а сама власть не преодолеет синдром «укрепления» без создания взаимовыгодного общественного договора со страной, частная собственность не будет себя чувствовать защищенной и не будет эффективно создавать совокупное национальное богатство.

Капитализм – частная собственность
плюс эффективность и конкуренция

Что же это такое – создание эффективного совокупного национального богатства, и причем здесь частная собственность? Для начала поймем, что такое «эффективность» и обратимся к определению. Экономическая эффективность – результативность экономической системы, выражающаяся в отношении полезных конечных результатов ее функционирования к затраченным ресурсам. Эффективность экономической системы зависит от эффективности политической системы и государственного управления, эффективности социальной сферы (системы образования, здравоохранения и культуры) и, наконец, эффективности производства промышленной продукции или производства услуг. Для измерения производственной эффективности используются показатели производительности труда, фондоотдачи, рентабельности, окупаемости и других косвенных показателей.

Опираясь на определение, можно попытаться увидеть взаимосвязь между эффективностью и частной собственностью. Последовательность перечисления критериев можно расположить в любом порядке. Все мы знаем на бытовом уровне о такой аксиоме: частное предприятие всегда эффективнее государственного вследствие отсутствия персональной мотивации государственных служащих на конечный результат или продукт деятельности. «Так в 2004 г. прибыль всех ГУП (государственных унитарных предприятий) составила 30 млрд рублей – это только 1% прибыли всей российской экономики, при этом их доля в производстве ВВП достигает 15%. В сравнении с аналогичными частными компаниями рентабельность унитарных предприятий в 2003 г. в 2 раза меньше, а чистая прибыль на 80%»13.

«С 1996 г. по 2001 г. прибыль (до уплаты налогов) ЮКОСА, «СИБНЕФТИ» и «НОРНИКЕЛЯ» выросла, соответственно, в 36, 10 и 5 раз, хотя цены на нефть почти не увеличились – всего лишь с 21 до 24S за баррель» (журнал «Коммерсант-Власть», 05.04.10). Это эффект перехода из государственной собственности в частную. По-моему, это правильный, но слишком упрощенный ответ. Во-первых, мотивацию можно и ввести; во-вторых, что такое эффективность, например, в производстве вооружений? Танк, как продукт, должен быть по издержкам минимальным или обладающим максимально разрушительной силой? По той же методике: дороги, электростанции и другие объекты общественной инфраструктуры. Недаром в обществах с открытым доступом, например, дороги или электростанции строит государство, а эксплуатация передается частным структурам, или частные компании строят платную дорогу на паях с государством, затем через какое-то время эта дорога становится частной и платной и т.д. Получается довольно сложная конструкция, все-таки мотивация присутствует и рассматривать необходимо только ту эффективность, которую можно трактовать с точки зрения общественного потребления производственной эффективности.

Итак, в обществах с открытым доступом частная собственность используется более эффективно, чем государственная или муниципальная:

• в силу исключительности возлагаемой лично на собственника ответственности за результат деятельности от использования своей частной собственности как ресурса, и эта ответственность ложится на возможность ее полной потери в результате ее неэффективного использования, а не только ее приумножения. Неэффективный государственный служащий может и уволиться, или его уволят, но никто не будет посягать на его личную или частную собственность. В случае, если вы рискнули выйти на рынок свободного обмена со своей собственностью как ресурсом и оказались не эффективны и потеряли свою собственность, то это справедливо и общепринято. Иначе не рискуй, а иди и работай на государство, и пусть оно тебя и мотивирует. Вот отсюда и проистекает правило, хорошо знакомое каждому предпринимателю и всегда осуждаемое всеми моралистами, особенно живущими за государственный или общественный «кошт». В бизнес-процессах все справедливо, что эффективно и находится в рамках текущих законов. Как следствие, в абсолютном большинстве случаев, как итоговый результат, чем явственнее определены права частной собственности индивидуума, тем теснее его отношение к стремлению получить максимальный результат от своей экономической деятельности;

• в силу свободной отчуждаемости частной собственности и возможности передачи блага тому экономическому агенту, для кого оно представляет максимальную ценность, частная собственность обеспечивает максимальную эффективность размещения ресурсов. Согласитесь, государственная или муниципальная собственность может иметь и отличную от производственной эффективности надобность, и не всегда текущая потребность должна разрешаться реализацией государственной собственности, и использоваться такая собственность может не только для извлечения прибыли. Вот именно это обстоятельство часто ставит в тупик некоторых наблюдателей из России при возвращении, например, из поездки в Канаду. Вот смотрите, они говорят: «У них государство строит социальное жилье в большом количестве, бесплатная медицина, масса благоустроенного общественного пространства, и все за государственный счет. Значит, государство не так безнадежно, просто нашему надо задать ладу, и все настроится». Им почему-то не приходит в голову, что государство только тратит деньги и, с точки зрения «чистой экономики», очень неэффективно, но эта неэффективность в обществе открытого доступа компенсируется очень эффективным частным сектором, который через производство различных потребительных стоимостей и возвращает налогами всему обществу его коммунальное благо, и никак не бывает иначе. Свободная отчуждаемость частной собственности способствует оптимальному размещению ресурсов не только в реальном пространстве, но и во времени, приучает экономических агентов учитывать капитальную ценность ресурса и учитывать долгосрочные перспективы использования ресурсов. Как характерный пример можно привести ту же Канаду или любую другую западную страну с системой открытого доступа, там города устроены более комфортно и более рационально с точки зрения проживания населения. Общественная и промышленная застройка их вследствие развитых институтов частной собственности близки к Парето – оптимальной структуре (концентрация на 20% усилий, дающих 80% результата), вследствие этого и нет там промышленных площадок больших размеров в зонах максимальной общественной активности в отличие от нашей страны, где при социализме «бесплатные» земли промышленных предприятий занимали до 50% земель городского назначения;

• это эффект использования ресурсов, получивший широкое признание в научной среде, называемый как «эффект теоремы Коуза». Главную мысль можно изложить следующим образом: когда собственники имеют возможность и стремятся (правовая система и традиция) разрешить возникающий конфликт путем переговоров, транзакционные издержки (издержки сверх цены производства и обращения товара) стремятся к нулю, то изначальное распределение прав собственности не окажет влияния на использование ресурса. В текущей операционной деятельности компании возникают издержки внутреннего контура (затраты собственно компании на производство и оборот товара) и внешнего контура (взаимодействие с госорганами, безопасность и PR-затраты, например, благотворительность). В странах закрытого доступа затраты внешнего контура или транзакционные издержки непомерно велики на фоне неудовлетворительной правовой системы, где «пограничные вопросы» невозможно решать путем переговоров или методом состязания в суде, особенно на взаимодействие с государственными органами, даже без учета взяток. К этим же затратам и недополученным экономическим эффектам можно отнести и длительные бюрократические процедуры на получение различных разрешений. По данным Всемирного банка на 2010 г. (журнал «Русский репортер», сентябрь 2009, декабрь 2009), согласно рейтингу Doing Business (Условий благоприятности ведения бизнеса) наше государство занимает 120-е место из 183 государств мира, есть даже разбивка по городам, например, по такому показателю, сколько дней нужно, чтобы:

Таблица 2




Москва


Санкт- Петербург


Пермь


Томск


Иркутск





Дней


Зарегистрировать фирму


30


29


36


24


23


Получить разрешение на строительство


704


299


263


233


304


Передать права
собственности


52


117


51


47


51


Оформить экспорт/ импорт контейн. с товар.


36/36


26/24


31/25


28/34


31/35




Таблица 3

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49

Похожие:

В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconКогда аденоиды мешают жить ребенку
Аденоиды есть у всех, но не всем они мешают жить. Если малыш постоянно простужен, все время дышит ртом, постоянно хлюпает носом,...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconКнига задумывалась как документальная
Но кто-то или что-то постоянно заставляло меня оказываться в определенном месте и в определенное время, это непременно происходило....
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconВот, допустим, Вы давно последний раз видели, как молодой человек открывает дверь даме?
Пропустил даму вперед, он ответил что-то вроде: «я че, дурак что-ли???» (просьба сохранить орфографию) бывало, даже отвечали: «да...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconЯ из тех фермеров-середняков, которые уже наелись такого сельского...
Оказывается, есть выход! Он как всегда в горниле нашей истории в недрах жизненного опыта, кстати, очень современный и привлекательный...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconВ европу, конечно. А вы что подумали?
Окон. Девушка ответила весьма приветливо, но уже после нескольких вопросов я была в замешательстве. Ведь просто спросила про цены,...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconРекомендации при основных психологических синдромах
Главное, что должны сделать взрослые в этом случае, — это обеспечить ребенку ощущение успеха. Необходимо объяснить родителям и учителю,...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconЧто такое анабасис?
Кроме этого вездесущие оппоненты и по совместительству соседи: Мидийцы и Вавилоняне постоянно нарушали мирные договоры и альянсы,...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconПосредничество при переговорах
Как правило, такая ситуация возникает в виду личной неприязни партнёров друг к другу, что мешает сконцентрироваться на сложном вопросе....
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconСоглашения и умолчания
Внимание – данный текст не является абсолютной истиной, автор не гарантирует 100% достоверности даже на момент написания, не говоря...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconС каждым днем мир становиться все уже и уже. Как-то вроде для человека...
«В отличие от человека прошлого, для человека настоящего, находящегося в перманентном стадии путишествия, мир ни в коем случае не...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница