В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с




НазваниеВ общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с
страница2/49
Дата публикации21.02.2013
Размер7.06 Mb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49
Глава 1

^ МЕРКАНТИЛИЗМ: КАПИТАЛИЗМ В ПЛЕНУ
У ГОСУДАРСТВА

Право и Собственность

Начнем с простого: попытаемся определить, что такое собственность. Вот как ее определяет главный редактор журнала «The American Spectator», член института Гувера и выпускник Оксфорда Т. Бетелл: «При детальном рассмотрении собственность вмещает бесконечное множество оттенков, компромиссов и сложностей. Любое простое определение тут же обрастает множеством исключений и уточнений. Исторически, однако, считалось, что собственность описывает закрепленное законом или обычаем отношение между личностью и вещью. Эта вещь может быть материальной или абстрактной. Конкретные люди, имеющие права собственности на вещь, обладают притязаниями, обеспеченными юридической санкцией... сэр Уильям Блэкстон (1723-1780), будучи первым профессором английского права в Оксфорде, определил собственность как «ту деспотическую власть, которую имеют притязания одного человека над физическими вещами этого мира, при полном исключении прав любого другого индивида во Вселенной»2.

Реформаторы 90-х, осудив коммунизм, в том числе и за всеобщую коллективизацию собственности, сами не захотели или не смогли ничего поменять. Коммунистическая модель в итоге оказалась жива. Фактически было закреплено лишь право элиты на собственность, но никак не основной массы граждан России. Членами «элитарного» клуба собственников оказался весьма ограниченный круг лиц – примерно около миллиона человек, начиная от олигархов и заканчивая последним российским «ларечником». Оговоримся, что к собственникам мы, по понятным причинам, не относим граждан, которые обладают морально и физически устаревшими приватизированными квартирами, дачными участками.

Различия между российскими собственниками в уровне гарантий владения собственностью, в возможности ее легальной защиты феноменальны. Так, любая собственность может в кратчайшие сроки от мелкого хозяина перейти к более крупному на некоммерческих, скажем так, условиях. Что на самом деле пережило бурный расцвет за последние два десятилетия в России, так это институт присвоения собственности, ее перераспределения от одних к другим, и это является нашей исторической особенностью, восходящей к временам формирования поместной системы и далее, вплоть до дней крестьянской коллективизации становления Советской власти. Типологическая палитра приемов, с помощью которых это происходит, достойна отдельного изучения и функционирует в диапазоне от банальной уголовщины до постановления правительства и Указа Президента.

Вопрос сегодняшнего дня – удастся ли превратить накапливаемый потенциал революции в потенциал созидания (модернизации, другого конструктивного процесса)? Очевидно, что если правящая элита не предложит обществу программу взаимного сближения, Россия вновь умоется кровью. Вопрос времени и стечения обстоятельств. Мы уже видели, как подобное происходит, казалось бы, на пустом месте.

На мой взгляд, программа сближения государства и общества должна основываться на наделении домохозяйств и отдельных граждан реальной собственностью. Заявляя подобное, хочу остановиться на некоторых нюансах. Рассуждая о нейтрализации революционного потенциала сегодняшней ситуации, хотелось бы сразу обратить внимание на опасность идеализма. Идеализм и его опасность в данном случае заключаются в попытке наладить пресловутую «симфонию любви и согласия» в стиле милейших славянофилов между чиновным классом и обществом в попытке утопить тревожные тенденции в море успокоительных и охранительных эмоций.

Речь о другом, о предельно рациональном, – о предоставлении гражданам возможности реально зарабатывать, накапливать и развивать частную собственность, о возможности абстрагироваться от деяний новой элиты через сосредоточение на реализации своего частного интереса. И диалог между элитой и гражданами должен строиться на основе взаимной терпимости, не более того, на основе понимания, что у каждого свое дело, своя судьба, свои цели. И эти цели достижимы только при создании условий для обеих сторон этого негласного договора.

Реформа собственности, в моем понимании, – это предоставление равных возможностей обладания собственностью, равного доступа к ее увеличению и ее защиты для подавляющего большинства граждан нашей страны, а не только для правящей бюрократии и предпринимательского «сословия». Такая реформа должна изменить экономические и социальные институты нашего общества, восстановить социальные «лифты». Этот процесс можно определить как деколлективизацию нашей социальной жизни путем закрепления прав на частную собственность в отношении того имущества, что сегодня находится у большинства наших граждан в личном пользовании.

Политика всегда являлась непременным условием развития экономики, и Россия не является исключением. Последнее десятилетие, особенно после дела «ЮКОСа», показало всю эфемерность прав частной собственности в нашей стране. «В стране нет более запуганных и политически лояльных людей, чем люди с собственностью», - это наше очередное национальное своеобразие.

Развитые институты частной собственности требуют, согласно классическим западным социологическим канонам, децентрализации государственной власти (заметим: не ослабления власти как таковой, а всего лишь наличия нескольких независимых центров власти, например, муниципальной и федеральной) и принципа независимости и безусловного верховенства юридического права над текущей политической ситуацией.

Само понятие собственности является неотторжимой частью права, не бывает собственности без юридического права, недаром существует единая формула права собственности. «Право – это совокупность ограничений (выделено мною. – И.М.), устанавливающих рамки, в которых люди могут преследовать свои интересы. Они принимают одни решения и уклоняются от других, потому что знают, что законно, а что нет, и за что их похвалят, а за что накажут. Пока нам не станут известны важнейшие особенности правовой структуры общества, все наши попытки предсказать экономическое поведение его членов обречены на неудачу»3.

Перед тем, как перейти к характеристике российских особенностей трактовки прав частной собственности правовыми структурами, еще немного теории. Права собственности понимаются и как санкционированные поведенческие отношения, своеобразным образом являющимися гарантом поддержания социального мира в обществе. В нашей стране, где граждане, прожившие почти три поколения в ситуации, когда собственность фактически была под запретом и моральным осуждением, воспринимают понятие прав собственности на бытовом уровне как определенный вид вседозволенности, хотя на самом деле права собственности - это есть, прежде всего, ограничение.


Сегодняшний Гражданский кодекс обладает одной очень важной «изюминкой»: в нем имеет место откровенно слабая юридическая проработка вопросов защиты собственности. Формально этой проблеме посвящена целая двадцатая глава, в ст. 301 которой есть указание: «Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения», но там нигде нет нормы, определяющей того, кто обязан защищать собственность. Во всех странах открытого доступа эта первостепенная задача ложится на государство, ибо это и есть одна из наиважнейших функций государства, а в рамках нашей темы – и определяющая. Российский Гражданский кодекс по этому вопросу просто «молчит».

Поэтому, безусловно, для решения важнейшей социальной задачи наше государство должно стремиться к детальнейшей регламентации законов и наличия как можно больше прямых норм закона, а затем дальнейшего популярного разъяснения и комментирования принципов реализации своих прав и обязанностей гражданами там, где возникают законодательные нормы, регламентирующие права собственности. К сожалению, в нашей стране за последнее десятилетие практически ничего не было сделано в этом плане.

Одним из ключевых параметров норм юридического права является формула равенства всех перед законом. Для многих наших соотечественников это, наверно, окажется новостью, но этот юридический канон вышел непосредственно напрямую от христианских догматов равенства всех перед Богом, а закреплен был как законодательная норма через регламентацию прав собственности еще в римские христианские времена. Эта норма, гарантирующая равенство прав в обладании правами собственности, стала исторически значимой категорией в разрушении феодальных сословных привилегий знатного правящего (политического) класса Западной Европы – военной аристократии.

Сегодняшнее ядро современного российского правящего класса состоит из бывших и действующих офицеров, во многих случаях – из спецслужб. По укладу жизни и внутренней корпоративной культуре, совместно с семьями, это – закрытые «сословные» социальные группы, что особенно культивировалось в годы советской власти. Все военные считают себя особой сословной кастой с собственным миропониманием, очень часто не совпадающим с общепринятыми гражданскими представлениями о целесообразности, призванные верно служить государству и за это получать особые привилегии– социальные льготы.

Служение культу государства военными и формирует такое понятие, принятое в западной социологии, как rule by law – «правление с помощью закона» ( или уже ставшее привычным «диктатура закона»), выраженное в использовании судебной системой для легитимизации политического господства не через общественный договор, а через подконтрольные юридические процедуры.

Вечным примером таких практик является правление военных авторитарных режимов в Латинской Америке, недаром наш правящий класс так любит «красного» полковника-десантника Уго Чавеса.

Полной противоположностью таких установок является принцип rule of law – «верховенство права», предполагающий равенство всех перед законом, и правовые механизмы, направленные на защиту граждан от произвольных действий исполнительной власти. Из этого следует, что естественным ограничением этих внутренних психологических «сословных» установок, выраженных, в том числе и в раздувании культа служения государству, являются только правовые нормы и традиция их безусловного исполнения и «в духе, и в букве».

«Право – это защита от государства, а собственность – могучий оплот против государственной власти. В обществе, уважающем и защищающем собственность, последняя всегда распределена, строго говоря, неравномерно, и она столетиями представлялась в качестве выражения власти; тем не менее, подобно любым подлинным правам, право собственности защищает слабых от сильных (выделено мною. – И.М.). Европейских иммигрантов когда-то поражало в Соединенных Штатах то, что мелкая собственность здесь защищена не хуже, чем крупная. Новых эмигрантов восхищало то, что в Соединенных Штатах можно приобретать собственность, не давая взяток»4. В нашей стране, перегруженной традициями советского прошлого, где государство всегда выступало с позиции сильного, слабым всегда было общество и, тем более, гражданин. Сегодня, к сожалению, эта традиция даже и не пытается быть преодоленной, не стало и внутренним требованием для правящего класса руководствоваться исключительно правовыми нормами в своей повседневной деятельности.

Все мы помним 90-е годы и постоянное присутствие в текущей актуальной политике российского государства представителей Всемирного банка и Международного Валютного Фонда и бесконечное обсуждение вопросов предоставления нам экономической помощи, увязанной с различного рода рычагами макроэкономического регулирования. И как подобное раздражало российское общество: мы считали такую политическую торговлю вмешательством в нашу внутреннюю жизнь; особенно вызывало недоумение требование «демократизации» внутренней политической жизни через проведение свободных выборов, как будто на этом демократия и заканчивалась.

Самое поразительное: в списке требований отсутствовал перечень нормативных юридических условий для принятия правового режима, обеспечивающего защиту прав частной собственности, как предпринимательской, так и отдельных граждан, и безусловного выполнения самой верховной властью действующих законов.

Эта максима является стержневой для западной цивилизации, и отсутствие таких требований может наводить на мысль, что не так уж были неправы представители «красной» оппозиции, подозревавших представителей МВФ в проведении определенной геополитической политики ослабления России перед своими недавними западными военными противниками.

Безусловно, современное российское общество обладает врожденным имперским характером. Хорошо это или плохо – другой вопрос, но любое политическое вмешательство во внутреннюю жизнь страны, а тем более, экономические или политические санкции против России, будут отвергнуты общественным мнением нашей страны по любому выдвинутому обвинению. Зная эту нашу национальную особенность, представители отечественного политического истеблишмента нередко спекулируют на патриотических чувствах своих соотечественников, преследуя свои внутрикорпоративные государственные интересы, совсем далекие от реальных интересов собственных граждан. Как пример можно привести освещение электронными СМИ «оранжевых» революций в странах СНГ, якобы инспирируемых «коварным Западом». Нет сомнений, разведки не дремлют, и не только весной и осенью активизируются радикалы и экстремисты, да и маргиналы тоже живут не на Луне, а среди нас.

При всех этих обстоятельствах хотелось бы напомнить: не бывает в истории народных бунтов, не спровоцированных, главным образом, грехопадением государственной власти. А самое верное лекарство от бунтов для государства, по нашему мнению, – это погружение собственного народа в реализацию собственнических интересов по налаживанию своей персональной, частной жизни.

Сегодня мы наблюдаем очередное политическое противостояние нашего правящего класса политическому классу Запада. Хотелось бы напомнить: мы наблюдаем именно элитное противостояние, на рядовых граждан это не распространяется. Никакого отчуждения свыше устоявшейся нормы между гражданами России и Запада не существует, это почувствует любой при пересечении границы. Западники традиционно приветливы, толерантны и добродушны. Никто из них не собирается воевать с Россией даже в страшных снах, нет таких идей и в западном правящем классе. Мы им нужны в том статусе, в котором законсервировал ее наш российский правящий класс, т.е. в режиме сырьевого придатка стран открытого доступа, и ни в коем случае – оккупированной территории.

Российская политическая и экономическая элита (это не только олигархи) вовсю пользуется благами западной цивилизации, но совершенно не хочет пользоваться внутри страны общественными и юридическими стандартами этой цивилизации. Она виртуозно имитирует эти стандарты, например: парламентское и политическое представительство, общественные организации, независимый от государства суд и прессу и, конечно, частную собственность как институт, равнодоступный для всех граждан страны. Эта имитационная позиция исключает сближение Запада и России как общественно-близких цивилизаций. Эта старая российская имперская практика имитаций берет свое начало еще с реформ Петра I, но кто спросил у российского народа, нуждается он в имитации или в реально действующих общественных институтах западной цивилизации?


В нашем исследовании довольно часто будет упоминаться понятие «особый путь». Что под этим подразумевается? Полагаю, Россия принадлежит к белой христианской цивилизации, ее культурное, конфессиональное, географическое, климатическое своеобразие нисколько не отделяет ее от остальных стран европейской цивилизации. Россия – это часть Европы. Единственная ее радикальная «особость» выражена в исторической практике российского правящего класса, основанной на «особом» отношении к институту частной собственности, расходящимся с европейской традицией.

Этот особый российский путь не позволяет до сих пор установить единые правила игры в экономической, общественной и политической жизни наших народов на всем европейском континенте. Все главные угрозы национальной безопасности России лежат внутри нашей страны, а не на Западе или Востоке, и «ключ» по преодолению этих угроз находится в «кармане» Кремля. Представляется, что «дорожной картой», своеобразным
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49

Похожие:

В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconКогда аденоиды мешают жить ребенку
Аденоиды есть у всех, но не всем они мешают жить. Если малыш постоянно простужен, все время дышит ртом, постоянно хлюпает носом,...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconКнига задумывалась как документальная
Но кто-то или что-то постоянно заставляло меня оказываться в определенном месте и в определенное время, это непременно происходило....
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconВот, допустим, Вы давно последний раз видели, как молодой человек открывает дверь даме?
Пропустил даму вперед, он ответил что-то вроде: «я че, дурак что-ли???» (просьба сохранить орфографию) бывало, даже отвечали: «да...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconЯ из тех фермеров-середняков, которые уже наелись такого сельского...
Оказывается, есть выход! Он как всегда в горниле нашей истории в недрах жизненного опыта, кстати, очень современный и привлекательный...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconВ европу, конечно. А вы что подумали?
Окон. Девушка ответила весьма приветливо, но уже после нескольких вопросов я была в замешательстве. Ведь просто спросила про цены,...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconРекомендации при основных психологических синдромах
Главное, что должны сделать взрослые в этом случае, — это обеспечить ребенку ощущение успеха. Необходимо объяснить родителям и учителю,...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconЧто такое анабасис?
Кроме этого вездесущие оппоненты и по совместительству соседи: Мидийцы и Вавилоняне постоянно нарушали мирные договоры и альянсы,...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconПосредничество при переговорах
Как правило, такая ситуация возникает в виду личной неприязни партнёров друг к другу, что мешает сконцентрироваться на сложном вопросе....
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconСоглашения и умолчания
Внимание – данный текст не является абсолютной истиной, автор не гарантирует 100% достоверности даже на момент написания, не говоря...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconС каждым днем мир становиться все уже и уже. Как-то вроде для человека...
«В отличие от человека прошлого, для человека настоящего, находящегося в перманентном стадии путишествия, мир ни в коем случае не...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница