В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с




НазваниеВ общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с
страница10/49
Дата публикации21.02.2013
Размер7.06 Mb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > Философия > Документы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   49
круговой порукой (выделено мною. – И.М.) «десятидворок» и «стодворок»... Таким образом завоеватели создали на Руси административную систему китайского образца; эта система состояла из чиновников разных уровней, по большей части, русских, однако высшие должности занимали татары: летопись прямо говорит, что « Батый посажал татар властителями по всем городам Русским»49. Азиатами была создана целостная система ограбления завоеванной территории, внедрено было 14 видов «даней» и «сборов». Вот некоторые из них: «дань десятинная» - с каждого домовладения, с крестьян, с ремесленников – «тамга», «царева дань» - с князей, с купцов сбор в 3% со стоимости товара. Кроме постоянных налогов, монголы собирали регулярно «нерегулярные сборы», т.н. «запросы». И эти запросы были весьма существенны: «ям» – содержание почты, при следовании монголов через русские земли существовал «корм», и размеры его определялись весьма произвольно. А еще были сборы «поклонные», «становые» и т.д. Размер дани установить сегодня невозможно, практически не осталось письменных источников, современные евразийцы утверждают – «выход» был необременительный, и ссылаются на уцелевшие источники, в основном, это «уплаты» князей непосредственно хану (понятно, великокняжеские расходы сохраняли тщательней, и они уцелели), и этот расход делят на всех жителей страны. Такие аргументы нельзя назвать серьезными, а вот к чему надо отнестись с вниманием: «Татарские дани обычно отправлялись в Орду в виде серебряных слитков – «саумов»... В Орду из русских княжеств шло такое большое количество серебра, что у восточных авторов сложилось представление о Руси, как о стране серебряных рудников... Марко Поло также утверждал, что у русских «много серебряных руд, добывают они и много серебра»50. Но не является большим секретом, что на территории Руси не было ни серебряных, ни золотых, ни даже медных рудников. Первое русское серебро будет добыто с горы Змеиногорской Демидовыми на Урале в 1743 г., много позднее того, как Великую Степь прогонят с Волги.

Постоянный «выход» серебра с Руси создал своеобразный «серебряный голод», знаменитая русская серебряная гривна уменьшилась в весе в два раза – с 195 до 97.5 граммов. Затем ее начали рубить и дальше, так и получился наш рубль. Нехватка серебра стала оказывать угнетающее воздействие на развитие товарно-денежных отношений на территории Руси, и эта проблема уже никогда не смогла быть преодоленной в дальнейшем в нашей стране.

«Благодаря» монголам исчезло общественное богатство – монетизированное средство платежа, накопленное выше реальной нормы потребления за счет транзита «из варяг в греки» в несколько сот лет. Вспомним, как в XV-XVI вв. «запустилась» экономика Западной Европы потоком золота и серебра из открытой Америки, «отработав» за полтораста лет «свободы и привилегии» состоятельных граждан от государства.

Россия же и по сей день не смогла аккумулировать «излишний» прибавочный продукт (первоначальное накопление), позволивший бы ей «запустить» модернизацию общества. Восстановление после монголов, «смута» XVI в. и расширение империи до конца XIX в. поглощали жизненные силы русского народа. Знаменитые «займы» и их результаты последних русских императоров «сгорели» в событиях революции и гражданской войны. «Красное» первоначальное накопление (коллективизация), как материальный результат, мало того, что погубило миллионы людей, было фактически уничтожено и разрушено во время Великой Отечественной Войны. Победа на века запечатлела подвиг русского народа, но цена Победы навечно будет приговором «азиатскому» государству большевиков. Нефть – наш исторический шанс на излишнюю прибавочную стоимость – коммунисты «спустили» в перестройку. А сейчас мы можем потерять результат очередного нефтяного ценового «чуда»: бывшие представители «вооруженного отряда партии» общественным богатством (Стабфонд) финансируют государственную банковскую систему, при том искренне считая, что они являются «крюком», за который «уцепилась Россия».

Впервые на Руси налоги стали платить и жители городов. Стоит обратить внимание на то, что монголами налоги в пользу своих русских князей тоже не отменялись, поэтому новая азиатская фискальная система легла невыносимым бременем на плечи народа. Те, кто не мог выплатить причитающей дани, отдавались в рабство. Введения новой податной системы вызвало череду народных восстаний, которые безжалостно подавлялись монгольскими оккупантами. «Таким образом, смертная казнь, неизвестная Киеву и северо-западным городам, была введена монголами и с тех пор сохранилась в России. То же самое и касалось телесных наказаний и пыток, употреблявшихся при судебных разбирательствах. В языке сохранилась память об этом в виде слова «палач», заимствованного из монгольского языка»51. Но сопротивление и убийства монгольских баскаков продолжались, и оккупантами было принято решение, которое во многом заложило основу природы поведения русского правящего класса, смею утверждать, сохраняющееся до сегодняшнего дня.

Дело в том, что в то время нигде в мире не существовало столь изощренной и мощной бюрократической системы, как в монгольской империи, основанной на синтезе опыта двухтысячелетнего развития китайской цивилизации и традиций персидской восточной деспотии. Монголами у персов была позаимствована практика сдачи налогов на откуп, и это право было делегировано русским князьям, чем те жесточайшим образом воспользовались.

Монголы аннулировали все права собственности на землю и собственно сам институт частной собственности на Руси. Земля больше не принадлежала не только свободным людям, но даже и князьям. Ее абсолютным владельцем являлся хан. «Понятие о князе как верховном землевладельце, возникло только в монгольский период. Русские князья, как представители власти хана, пользовались в своих уделах правами, какие имел хан на всем подвластном ему пространстве. Потом русские князья унаследовали от хана эти государственные права в свою полную собственность, и это наследство поколебало начало частной собственности»52. Аборигенный правящий класс потерял не только доходы, но и сам смысл хозяйствования на земле. Более того, было разрушено общественное представление о собственности как об инструменте материального и духовного роста человека, живущего производительным трудом.

Экономической базой существования русских князей стал неохраняемый и судимый ими общественный труд и накопления (во всех смыслах этого слова), не извлечения дополнительного прибавочного продукта, пусть во многом и основанного на примитивной эксплуатации (в какой стране было по другому?), а, к сожалению, во многих случаях междоусобная борьба за право собирать дань в интересах исключительно оккупационного режима, т.е. право грабить свой народ.

Второй раз в русской истории тотальное обобществление собственности произойдет при большевиках, так, что можно сказать: коммунисты явились прямыми наследниками монголов в общественных практиках установления «азиатского» типа производства и государства.

«Администрация теперь состояла, в основном, из русских, созданные баскаками канцелярии подчинялись наместникам и князьям. Даньщики собирали налоги по-прежнему, по полугривне с сохи, но отправляли в Орду «выход» по «давним сверткам», по данным 1275 года. С ростом населения сборы росли, размеры «выхода» оставались постоянными, таким образом, большая часть дани оставалась в казне князя. Многие русские князья, в конечном счете, признали себя «улусниками» и «служебниками» ордынских ханов»53. «Ярлык» на право политического управления и сбора дани русские князья получали в ставках ханов. Александр Невский даже съездил с жалобой в Монголию (вы представляете, что это было за путешествие при тех транспортных возможностях), когда остался недовольным очередным разделом полномочий со своим родным братом. «Ордынские ханы не навязывали Руси каких-либо своих порядков, довольствуясь данью... Но княжествами тогдашней Северной Руси были не самостоятельные владения, а даннические «улусы» татар; их князья звались холопами «вольного царя», как величали у нас ордынского хана... Великокняжеский владимирский стол был там предметом торга и переторжки; покупной ханский ярлык покрывал всякую неправду... Власть хана была грубым татарским ножом, разрезавшим узлы… Всех удачнее пользовались этим батогом великие князья московские против своей братии»54.

Не автору этих строк выступать судьей СВЯТОМУ Александру Невскому, но факты – упрямая вещь, именно он в числе первых начал наиболее успешно сотрудничать с татарами и положил начало в 1252 году т.н. монголо-татарскому игу. Именно его сын Андрей узаконил практику приглашения монголов для разрешения княжеских междоусобиц, именно во времена правления Андрея появилось чудовищное словосочетание: русско-монгольские войска, берущие штурмом русские города.

«В самой московской земле вводятся татарские порядки в управлении, суде, сборе дани. Не извне, а изнутри татарская стихия овладевала душой Руси, проникала в плоть и кровь. Это духовное монгольское завоевание шло параллельно с политическим падением Орды. В XV веке тысячи крещеных и некрещеных татар шли на службу к московскому князю, вливаясь в ряды служилых людей, будущего дворянства, заражая его восточными понятиями и степным бытом. Само собирание уделов совершалось восточными методами, не похожими на одновременный процесс ликвидации западного феодализма»55. Хотелось бы привести фамилии представителей русской элиты тюркского происхождения: Аксаковы, Апраскины, Аракчеевы, Бахтины, Бердяевы, Булгаковы, Бухарины, Горчаковы, Дашковы, Карамзины, Киреевские, Куракины, Мещерские, Мусины, Нарышкины, Самарины, Таганцевы, Татищевы, Тимирязевы, Тургеневы, Тухачевские, Тютчевы, Чаадаевы, Черкасские, Шаховские, Шереметьевы, Юсуповы и т.д. Не правда ли, впечатляет? Безусловно, к тому времени, когда они прославили Россию, они уже полностью обрусели, но каково это было, когда зарождалась московская государственность – настоящий восточный базар. Самый рассвет наступит во время царствования Ивана Грозного после завоевания Казани и Астрахани, об этом мы поговорим позже. Самое поразительное – азиатская составляющая проникла только в правящий класс, народная толща оказалась нетронутой, вот вердикт генетиков: «Русские, и в целом славяне, очень близки к западноевропейцам, но очень далеки, например, от монголов и китайцев. Это не соответствует существующим долгое время подозрениям, что после татаро-монгольского ига русские, как нация, могли сильно «загрязниться». По нашей ДНК этого совсем не видно»56. Позволим себе для развития столь щекотливой темы еще одну цитату: «Расширяя диапазон культурных реакций и социальных моделей русских, обогащая их генетически, ассимиляция в то же время вела к постепенному уменьшению иноэтничных примесей и повышению гомогенности населения Русской равнины. Краниологические материалы XVII-XVIII вв. обнаруживают, что локальные варианты отклонялись от основного для русских антропологического типа очень незначительно и проявлялись в пределах единого гомогенного типа»57. Далее… «Вот важное наблюдение основателя отечественной антропологической школы А.П. Богданова: «…Идеал у русского человека вовсе не таков, чтобы легко скрутить свою жизнь с какою-нибудь «поганью», как и теперь еще (в последней трети XIX в. – В.С.) сплошь и рядом чистит русский человек иноверца. Он будет вести с ним дела, будет с ним ласков и дружелюбен, войдет с ним в приязнь во всем, кроме того, чтобы породниться, чтобы ввести в свою семью инородческий элемент»58.

Азиатским стал наш правящий класс, он синтезировал в себе кочевые традиции монголов и порядки великих восточных деспотий Китая и Персии, и за несколько поколений потерял навыки управления собственностью. Именно к правящему классу имеет отношение фраза Леруа Болье: «Снимите налет татарского ига и вы найдете в русском европейца». Фактически русским он оставался только через православную церковь, которая была хранительницей русской национальной памяти и духовности. Недаром генератором и вдохновителем русского объединения стал Сергий Радонежский, «пустынный» старец из дремучих подмосковных лесов.

В монгольские времена в России сложился такой уникальный по своей природе институт собственности, как «монастырские владения». Дело в том, что монголы на завоеванных территориях никак не притесняли местные верования, ни в Китае, ни в Персии. Так и на Руси религиозные институты после разграблений остались нетронутыми, монголам они были просто не интересны. Надо отдать должное князю Александру Невскому, он сумел убедить ханов Золотой Орды не брать дани с церковных владений, и это правило действовало все время ордынского владычества. В разоренной и постоянно подверженной набегам стране стали появляться «островки» некого благополучия, своего рода «оффшорные зоны», где, кроме духовного богатства русского народа, собиралось и материальное. Монастыри получили возможность накапливать и конвертировать свои материальные богатства в свою неотчуждаемую земельную собственность. «Из трудовых земледельческих общин, питавшихся своими трудами, где каждый брат работал на всех, и все духовно поддерживали каждого из своей братии, многие из этих монастырей, если не большинство, разрослись в крупные землевладельческие общества со сложным хозяйством и привилегированным хозяйственным управлением, с многообразными житейскими суетами, поземельными тяжбами и запутанными мирскими отношениями. Окруженное монастырскими слободами, слободками и селами, братство такого монастыря представляло из себя черноризческое барство, на которое работали сотни и тысячи крестьянских рук, а оно властно правило своими многочисленными слугами, служками и крестьянами и потом молилось о всем мире и особенно о мирянах-вкладчиках своего монастыря»59. Такое положение даже спровоцировало в начале XVI века, наверное, первую русскую общенациональную дискуссию о собственности (конечно, среди правящего класса) о «нестяжании» между Нилом Сорским и Иосифом Волоцким. И, как знать, куда бы пошла русская история, если бы эта полемика легла бы в «уши» свободным собственникам, которых, увы, уже не было на нашей земле. Ведь ровно в это же время на Западе Лютер прибивал свои вопросы к дверям церкви по этим же проблемам собственности, и у него была «своя» аудитория, готовая считать накопление и труд в дни церковных праздников не грехом, а «промыслом божьим».

В те времена Церковь, как на Востоке, и так на Западе, активно вмешивалась в хозяйственную жизнь, например, определяя «справедливую» цену на хлеб, препятствовала развитию кредитования (пресловутое ростовщичество). Купцы, с точки зрения священников, были «группой риска», извлечение сверхприбыли считалось грехом «стяжания». «Уже к половине XVI в. монастырское землевладение достигло обременительных для государства размеров. Один из англичан, бывших в Москве в это время, писал, что в Московии строится множество обителей, получающих большие доходы со своих земель, ибо монахи владеют третьей частью всей земельной собственности в государстве... Такая масса земельного богатства ускользала от непосредственного распоряжения государственной власти в то время, когда усиленное развитие поместного владения все больнее давало чувствовать недостаток земли, удобной для хозяйственного обеспечения вооруженных сил страны»60.

«Особый путь» – азиатский социализм
Московского царства

Медленно и постепенно налаживалась подневольно-мирная хозяйственная жизнь в покоренной монголами Руси, мучительно трудно происходила все нарастающая миграция населения из степных и малолесных районов страны к северу и востоку. За Волгу и Оку продвигался русский крестьянин в надежде избежать притеснений от степняков. Посреди непроходимых лесов и болот они ставили деревни, выжигали леса, поднимали целину. Селились обычно на значительном расстоянии друг от друга небольшими группами, чаще всего семьями, хотя возникали и отдельные дворы-починки. «…Обычная деревня того времени состоит из 2, 3, 4-х дворов, большое количество дворов встречается весьма редко. В Шелонской пятине Новгородской области (в конце XIV в.) находим из 829 деревень 373 с одним и 234 с двумя дворами; они составляют, следовательно, почти 3/4 всех деревень»61. Вряд ли в таких населенных пунктах можно разглядеть признаки тех общин, которые так усиленно «разыскивали» в древних временах сторонники «общинного благочестия». Кроме собственно
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   49

Похожие:

В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconКогда аденоиды мешают жить ребенку
Аденоиды есть у всех, но не всем они мешают жить. Если малыш постоянно простужен, все время дышит ртом, постоянно хлюпает носом,...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconКнига задумывалась как документальная
Но кто-то или что-то постоянно заставляло меня оказываться в определенном месте и в определенное время, это непременно происходило....
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconВот, допустим, Вы давно последний раз видели, как молодой человек открывает дверь даме?
Пропустил даму вперед, он ответил что-то вроде: «я че, дурак что-ли???» (просьба сохранить орфографию) бывало, даже отвечали: «да...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconЯ из тех фермеров-середняков, которые уже наелись такого сельского...
Оказывается, есть выход! Он как всегда в горниле нашей истории в недрах жизненного опыта, кстати, очень современный и привлекательный...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconВ европу, конечно. А вы что подумали?
Окон. Девушка ответила весьма приветливо, но уже после нескольких вопросов я была в замешательстве. Ведь просто спросила про цены,...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconРекомендации при основных психологических синдромах
Главное, что должны сделать взрослые в этом случае, — это обеспечить ребенку ощущение успеха. Необходимо объяснить родителям и учителю,...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconЧто такое анабасис?
Кроме этого вездесущие оппоненты и по совместительству соседи: Мидийцы и Вавилоняне постоянно нарушали мирные договоры и альянсы,...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconПосредничество при переговорах
Как правило, такая ситуация возникает в виду личной неприязни партнёров друг к другу, что мешает сконцентрироваться на сложном вопросе....
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconСоглашения и умолчания
Внимание – данный текст не является абсолютной истиной, автор не гарантирует 100% достоверности даже на момент написания, не говоря...
В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с iconС каждым днем мир становиться все уже и уже. Как-то вроде для человека...
«В отличие от человека прошлого, для человека настоящего, находящегося в перманентном стадии путишествия, мир ни в коем случае не...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница