Дизайн для реального мира




НазваниеДизайн для реального мира
страница24/29
Дата публикации22.02.2013
Размер4.07 Mb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > Философия > Документы
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   29

Примечание: Когда вышло первое издание этой книги, мно­гие в своих письмах, телефонных звонках и даже в одной теле­грамме меня обвиняли в том, что я придумал и мистера Чепме­на, и вышеприведенные цитаты. Подтверждаю, что Дэвид Чеп­мен существует и является уважаемым выразителем мнений ди­зайнерского истеблишмента. Более того, мистер Чепмен определенно не выказывал сарказма в каком-либо из своих комментариев; действительно, он даже взял на себя труд отпечатать их отправить сотни экземпляров коллегам-дизайнерам и студентам. Его замечания были даже гораздо умереннее, чем мнения многих других его коллег. Более экстремистские точки зрения высказывались в дизайнерских обществах, на профессиональ­ных собраниях и, что огорчительнее всего, в большинстве школ дизайна Северной Америки. Американский промышленный ди­зайн, ничуть не смущаясь, явно решил выступить в роли сводни­ка, потакая развращенным интересам большого бизнеса.

По иронии судьбы, «интересную работу», о которой мечтает большинство будущих промышленных дизайнеров, предлагают как раз те фирмы, чьи политика и образ действий отнюдь не от­личаются стремлением реагировать на интересы и потребности общества хорошо сделанной, экологически ответственной и эс­тетически приятной продукцией. Многие американские корпо­ративные гиганты участвовали в судебных процессах с прави­тельством по обвинениям в неоправданном завышении цен, криминальных или гражданских заговорах, мошенничестве, на­рушении антитрастового законодательства или производстве некачественной продукции. Другими словами, современная сис­тема профессионального образования в области промышленно­го дизайна готовит молодых людей к тому, что они будут рабо­тать на тех, кому чужды даже минимальные общепринятые эти­ческие и моральные нормы, которые наш правопорядок пытает­ся защитить своими слабыми силами.

Вот один пример из 1970 годов. Три крупнейшие автомобиль­ные фирмы были обвинены Верховным судом в продолжавшем­ся 17 лет заговоре с целью не допустить на рынок приборы, огра­ничивающие загрязнение окружающей среды. Фирмы откровенно признали это, однако попросили суд не продолжать разби­рательство и в обмен обещали, что «постараются исправиться», – вероятно, в течение последующих 17 лет.

Радует тот факт, что многие молодые дизайнеры вопреки ус­тановкам, которые им дает школа, отказываются сегодня идти по этому пагубному пути. Деструктивный старомодный дизайн постепенно исчерпывает себя. Если перечислить несколько ви­дов продукции нового поколения, появление которых ожидает­ся минимум в следующие десять лет, и сократить этот список, учитывая продукцию, которая будет использоваться только в за­падном мире, мы обнаружим:


Столовый сервиз для инвалидов. Лезвие ножа закрепляется под разными углами; у ложки и вилки утяжеленные ручки. Столовые приборы спроектированы и для людей с небольшими затруднениями движений, и для «нормальных» людей, что позволяет инвалидам не испытывать психологического дискомфорта за общим столом. Бокалы для воды или вина пластиковые (небьющиеся), с утяжеленной ножкой, но в остальном такие же, как стандартные шведские бокалы. Заметьте, что у тарелок (закрепленных на резиновом основании, чтобы не скользили) одна сторона приподнята, чтобы было легче принимать пищу. Дизайн для RFSU Rehab Стокгольм, Швеция. Фото Джона Чарльтона




Экспериментальные абажуры. Упражнение в «альтернативном стиле», дизайнер Йохен Гросс. Фотография печатается с разрешения: Йохен Гросс, Международный дизайнерский центр Оффенбаха, Берлин


 – инструменты и артефакты, усиливающие независимость и децентрализацию;

 – усовершенствованные и все более миниатюрные средства коммуникации;

 – альтернативные источники энергии;

 – медицинские приборы для самодиагностики;

 – однорельсовые дороги;

 – ультракомпактные электрические автомобили

или автомобили на альтернативных источниках топлива;

 – личные переносные средства передвижения на батарейках;

 – высококачественную домашнюю технику (потребляющую мало энергии, простую в ремонте);

 – здания массового производства и разнообразного назначения;

 – модульные элементы для массового строительства зданий (соответствующие национальному стилю региона);

 – автоматизированный транспорт;

 – сеть высокоскоростных железных дорог;

 – компьютеризованные приборы медицинской диагностики;

 – видеотелефоны;

 – телевидение в помощь образованию;

 – экологически чистые системы производства;

 – широкое использование биоразлагаемых материалов.

В результате появления вышеперечисленной новой продукции у нас останутся абсолютно устаревшие дороги, автомобильные за­воды, школы, университеты, дома, фабрики, больницы, газеты, магазины, фермы и железнодорожные системы. Нетрудно по­нять, почему большой бизнес боится перемен, которые могут сделать его заводы и продукцию устаревшими. По мере того как заводы и индустриальные предприятия растут по размерам и ка­питаловложениям, усиливается оппозиция их хозяев к любым нововведениям. Перемены в системе, замена самой системы или ее частей становятся дорогостоящими и более трудными. Следовательно, вряд ли крупный бизнес или военно-промыш­ленный комплекс, или зависимые от них дизайнеры станут что-либо менять, поэтому заняться столь трудной задачей придется дизайнерским коллективам.

Но прежде чем начать проектировать даже небольшие и безопасные вещи, я думаю, потребители должны составить свой билль о правах, на который будут ориентироваться дизайнеры и промышленность:

^ Манифест прав потребителя

  1. Право на безопасность, на защиту от опасных товаров.

  2. Право на информацию, право не быть введенным в заблуждение недостатком информации или подтасованной информацией.

  3. Право на простейшие сопутствующие услуги, честные цены и выбор должно гарантировать возможность выбора продукции и услуг (там, где все же существуют монополии) и минимальное качество при разумных ценах.

  4. Право на представительство, выражение своего мнения и участие в принятии решений, затрагивающих интересы потребителей.

  5. Право быть выслушанным в инстанциях, занимающихся вопросами потребления, иметь доступ к занимающимися такими вопросами чиновниками, иметь возможность подачи жалоб и право на справедливые и быстрые процедуры компенсации.

  6. Право на информирование потребителя на протяжении всей его жизни в целях защиты его интересов.

  7. И наконец, что становится все более важно, право на здоровое и безопасное окружение.


Прежде чем заняться вопросами, поднятыми в Манифесте прав потребителя, необходимо подумать о более глубоких проблемах, с которыми мы сталкиваемся, и провести множество исследований, чтобы выяснить, в каких условиях живет человек. Мы должны исследовать существование культур разных времен и разных народов, то есть собрать информацию о культуре, религии и устройстве того или иного общества, а также о преобладающем социально-детерминированном поведении. Нам понадобятся фактические сведения о различных группах и социальных сообществах. В частности, об американских равнинных индейцах; мундугуморах из нижней части бассейна реки Сепик; о священных культурах инков, майя, толтеков и ацтеков; о пуэбло-культура Хопи; жрицах-богинях Крита; горном народе Арапеш; Греции времен Перикла; Самоа конца XIX века; нацистской Германии, современной Швеции; австралийских аборигенах; народе банту и эскимосах; роли властей и механизме принятия решений в Ки­тае; Римской империи, трущобах и гетто; лоялистском режиме в Испании; делегировании полномочий в армии; католической церкви; структуре современной промышленности и т.д.

^ Каковы оптимальные условия для человеческого общества на земле? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо изучить обы­чаи, нормы сексуального поведения, мировую миграцию наро­дов, коды поведения, примитивные и развитые религии, фило­софию, а также нравственные основы разных сообществ.

^ Каковы параметры глобальных экологической и этиологичес­кой систем? Здесь срочно потребуются последние данные таких дисциплин, как социобиология, метеорология, климатология, физика, химия, геология, теория игр фон Нейманна, кибернети­ка, океанография, биология, и все науки о поведении, а также способы установки новых связей между этими дисциплинами.

^ Каковы пределы наших ресурсов? Постоянно учитывая разви­вающиеся технологии и новые открытия, необходимо прово­дить исследования, сравнимые с исследованиями, осуществлен­ными в 1960-1978 годы Центром инвентаризации мировых ре­сурсов Бакминстера Фуллера при Иллинойском университете. Каковы пределы возможностей человека? Какими основными правилами ведения хозяйства должен ру­ководствоваться человек, живя на планете Земля? (Или, по вы­ражению Фуллера: «Руководство по эксплуатации космического корабля „Земля"».)

^ И наконец, что нам еще неизвестно?

На эти вопросы существует пока очень мало ответов. Но нача­ло уже положено. Международный год геофизики, Международный год спокойного солнца, Международный проект верхних слоев мантии земли – все это международные научные попытки сбора информации. Созданы специализированные учреждения: ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ, Всемирная организация здравоохранения, Международная организация труда, Научный комитет по иссле­дованию водоснабжения, Международный совет научных союзов, Межправительственная океанографическая комиссия и Между­народный комитет человеческих ресурсов – и это только частич­ный перечень ныне существующих организаций, которые собира­ют, хранят и предоставляют информацию глобального значения. В1970 году я решил, что непременно нужно как можно скорее сформировать Международный совет по прогностическому все­объемлющему дизайну. Он мог бы работать с ЮНЕСКО и частич­но финансироваться им. С тех пор мне несколько раз предлагали учредить такой совет, правда, в виде школы повышения квали­фикации. Но все время подводило чувство масштаба. Нигерия и Танзания пытались заинтересовать меня проектом создания та­кой организации, надеясь, что «это будет самое большое подоб­ное учреждение во всей Черной Африке». Еще одно предложе­ние сопровождалось обещанием, что совет «станет самым боль­шим в Европе». По моему личному убеждению, такой совет дол­жен быть небольшим по своему масштабу.

Однако гигантские объемы научных исследований – только треть работы, необходимой, чтобы решить проблему мировых потребностей.

Другая ее часть – немедленное прекращение напрасной тра­ты сил на дизайн вообще и перенаправление их на решение ак­туальных практических задач дизайна. Один из способов реше­ния этой проблемы предлагался в главе 4 как «десятина». Речь шла о том, чтобы дизайнеры и дизайнерские бюро начали ис­пользовать хотя бы одну десятую своих талантов и рабочего вре­мени на решение тех социальных проблем, которые поддаются Дизайнерской разработке. Более того, это приведет к тому, что Дизайнеры, прямо или опосредованно, станут отказываться от участия в работе, биологически или социально деструктивной.

Одно только это станет гигантским шагом ко всеобщему бла­гу. Несколькими главами раньше мы вместе размышляли о том, что, если мы просто избавимся от потерь продовольствия, порчи его и уничтожения вредителями, общее потребление белка поднимется от опасно низкого до приемлемого уровня. Примерно то же можно сделать с дизайном. Всего лишь устранив социальную и нравственную безответственность, все еще преобладающую во многих бюро и школах дизайна, мы сможем удовлетворить потребности южной половины земного шара, которым сих пор пренебрегали.

Наконец, я убежден, что необходимо исследовать совершенно новые направления в подготовке молодых дизайнеров. Хотя этой теме уже была уделена целая глава, напрашивается еще не­сколько замечаний.

В результате неконтролируемого количества числа школ колледжей и университетов возникла среда, пагубная для ново­введений и, следовательно, для образования. Проблема кроется в масштабе учебных заведений. Университет, в котором я в свое время преподавал, насчитывал 27 000 студентов; есть универси­теты, где студентов в три раза больше, и это работает против об­разования. В такой ситуации студентов воспринимают обезли­ченной массой и они начинают чувствовать себя винтиками ог­ромной машины и испытывать чувство отчуждения. Перед ни­ми не ставится какая-либо конкретная задача, и настоящая учебная ситуация не складывается. На другом конце «масштаб­ной линейки» находятся частные школы, считающиеся мелки­ми, в которых учатся от 500 до 3 000 студентов. В этих учрежде­ниях на смену гигантизму государственных университетов при­ходят эксклюзивность и атмосфера сельского клуба. Школы тре­тьего типа обычно высоко специализированы и ориентированы на специфические проблемы искусств, ремесел и т.п. Такие шко­лы страдают от недостатка широких общих подходов к пробле­мам профессии и готовят художников-ремесленников уникаль­ной специализации, формируя мелкие кланы. Четвертый тип школы, появившийся в Англии около 2о лет назад, – это уни­верситет, открытый для всех, где заочное обучение ведется дис­танционно: по переписке, радио и телевидению.

Последняя модель программы Открытого университета по телевидению работает в Англии уже 20 лет. Такое учебное заве­дение объединяет слушателей с помощью книг, викторин, теле­программ и небольших групповых дискуссий, а также благодаря переписке с учеными, организующими образовательный процесс. Открытый университет оказался необыкновенно эффективным, особенно в том, что касается дизайна промышленных товаров, графики и дизайна среды. И это несмотря на то, что он исключает дизайнерскую команду, не предусматривает двустороннюю открытую связь и возлагает ответственность за учеб­ный процесс в области дизайна и синтезирования знаний ис­ключительно на самого студента.

По всей вероятности, в нашем обществе существуют мотивы и потребности, оправдывающие все четыре вышеперечислен­ных метода обучения. Но чаще всего мы вынуждены делать выбор между большими и эксклюзивными школами.

Возрождение ремесел в некоторой мере породило интенсив­ное дизайнерское образование в процессе самого производства. В мелких ремесленных центрах, чаще всего во время летних от­пусков или каникул, стали обучать ткачеству, ювелирному и стеклодувному делу, керамике и скульптуре. Такие центры суще­ствуют в Мейне, Калифорнии, Нью-Мексико, Мичигане, Вискон­сине и Северной Каролине. Летнее преподавание позволяет ме­стным ремесленникам безбедно существовать на протяжении остальных девяти месяцев. Пенланд, Северная Каролина, слу­жит пристанищем для пестрой толпы профессиональных ремес­ленников, преподавателей, студентов, супружеских пар пенсио­неров, старушек в теннисных туфлях и всемирно известных ди­зайнеров. Эта основная движущая сила возрождения сельских ремесел дошла сегодня даже и до практически недоступных мел­ких ферм Южных Аппалачей.

Подобную среду, которая способствовала бы обучению архитектуре, пытался создать в свое время Франк Ллойд Райт в Тей-лизине и Западном Тейлизине. К сожалению, этот эксперимент, продлившийся пятьдесят лет, находился под слишком сильным влиянием личности самого мистера Райта. За этим исключени­ем в области архитектуры и дизайна редко предпринимались ка­кие-либо попытки по обучению, исследованию и практике про­ектирования с позиций социального и нравственного осмысле­ния этих видов деятельности.

Представляется первостепенно важным, чтобы такая экспе­риментальная среда, где будет идти обучение дизайну, была создана сейчас в каком-либо районе мира. Я вижу ее скорее школу, а как своеобразную мастерскую. Здесь молодежь будет учиться, работая над реальными проблемами дизайна, а не над искусственно сконструированными упражнениями. Мастерская должна быть по возможности небольшой, рассчитанной мерно на тридцать студентов и могла бы стать прототипом для создания подобных школ дизайна как взаимодействующих частей единой системы. В итоге, у студентов появился бы выбор между одной школой с 30 000 студентами и тысячей мастерских с 30 студентами в каждой.

Молодые люди, которые придут в первую подобную школу-мастерскую, соберутся со всего мира. Они останутся в школе на год или дольше и будут заниматься одновременно изучением и практикой интегрированного дизайна. Это будут мужчины и женщины разного социального происхождения, разного возрас­та, имеющие различный опыт в разных областях. Они всегда бу­дут действовать как многодисциплинарная дизайнерская ко­манда. Их работа будет социально значимой. Члены коллектива не будут работать над теоретическими проблемами, выбранны­ми только из-за их сходства с проблемами, актуальными для профессиональных дизайнерских бюро (как делается сегодня в школах дизайна), их внимание будет направлено на подлинные потребности общества, на будущее.

Подобные учебные центры помогут создать коллективы ди­зайнеров, имеющих навыки, которые от них потребует будущее. Так же как астронавты и космонавты приобретают опыт, кото­рый может пригодиться им на Луне или Марсе месяцы или годы спустя, дизайнерские коллективы тоже должны быть готовы к решению социальных задач интегрированного всеобъемлюще­го дизайна будущего. Решение дизайнерских проблем будет воз­ложено на заинтересованных индивидов, социальные группы, правительства или интернациональные организации.

Концепция экспериментального дизайнерского центра не предполагает получение прибыли. Все заработанные денежные средства будут непосредственно возвращаться рабочей группе в виде инструментов, станков, приборов, зданий и земельных уча­стков. Наша задача – создать атмосферу, в которой обучение доставляет удовольствие, и тогда знания усваиваются оптимально. Вот почему важно, чтобы учебная группа была небольшой. Несомненно, преподаватели (особенно в области дизайна) должны непрерывно участвовать в практической работе. И только такая система устранит все ложные расхождения между практикой и обучением.

Все члены коллектива могут жить и работать вместе. Их жизнь станет легче в результате общинного распределения, они будут пользоваться большим, а владеть меньшим. Например, в одной группе тридцать студентов. У них в среднем 26 автомоби­лей, 31 радиоприемник и 15 музыкальных центров. Очевидно, что такие капиталовложения станут нецелесообразными. «Шко­ла» будет приспосабливать для своих нужд старые здания, фер­мы или другие подобные помещения. Их переустройством зай­мется сам коллектив. Создание временных навесов, «несущих информацию» кубов (как у Кена Исаакса), а также производст­венных мастерских, спален и холлов позволит приобрести цен­ный опыт по проектированию жилой и рабочей среды, способ­ной меняться, совершенствоваться и подвергаться эксперимен­там в зависимости от целей и типа работы.

«Программа обучения» будет представлять собой свободную сетку занятий. Работа, обучение и досуг не будут жестко разгра­ничены между собой по времени. Коллективу будут доступны новейшие методы обработки информации, киносъемка и т.п. Подобный центр должен иметь возможность принимать самых разных специалистов. Они могли бы работать и жить в коллек­тиве от нескольких дней, недель до целого года. Поскольку раз­личные подразделения учебного центра будут тяготеть к экспе­риментам, лучше всего его расположить в сельской местности, но достаточно близко к большим городам, чтобы участвовать в исследованиях, интернатуре и экспериментах в условиях горо­да. Темы и характер занятий должны органично развиваться со­образно проблемам общества. Статичного «плана занятий» быть не должно.

Через два-три года некоторые члены коллектива уедут, полу­чив представления о подобном методе обучения. Студенты, про­шедшие эту школу, будут готовы к решительным действиям. Я убежден, что создание одного такого центра вскоре породит дру­гие, которые смогут решать местные и региональные проблемы по всему миру. Они станут звеньями целой цепи подобных учебных центров. Молодежь, обучающаяся в каждом из них сможет путешествовать по всему миру и «гостить» несколько месяцев или лет в другом центре, участвуя в его работе.

В предыдущей главе я говорил о динамике методов решения проблем, которыми обладает интегрированный дизайн, и проиллюстрировал примеры диаграммами. Теперь вам, наверно ясно, что я написал свою книгу в соответствии с подобной диаграммой. Книга возникла на основе большого количества гра­фиков процесса проектирования. Вот почему в ней нет гладкой линейной последовательности. Главная моя задача – показать вам, читателю, горсть деталей головоломки и попросить вас собрать их в любой узор, имеющий смысл. Другого способа одно­временно представить происходящие события просто нет.

В заключении такой книги, как эта, обычно ожидают описа­ния ослепительной картины будущего, и в принципе здесь надо бы было говорить о громадных городах на дне океана, колониях на Марсе и Проксиме Центавра, станках, которые как из рога изобилия осыплют нас электронными новинками. Но это, оче­видно, было бы глупо.

Дизайн, чтобы быть экологически ответственным и социаль­но отзывчивым, должен быть революционным и радикальным в самом прямом смысле. Он должен следовать природному прин­ципу наименьшего усилия, другими словами, создавать макси­мальное разнообразие с помощью минимального инструмента­рия (по остроумному выражению Питера Пирса) или добиваться максимальных результатов минимальными средствами. Это оз­начает: потреблять меньше, пользоваться вещами дольше и про­являть экономию при повторном использовании материалов.

Идеи, а также широкий, лишенный узкой специализации, интерактивный коллективный взгляд (наследие древнего чело­века-охотника), которые дизайнер может дать миру, должны те­перь соединяться с чувством социальной ответственности. Во многих областях дизайнеры должны освоить искусство перепроектирования. Так нам, возможно, и удастся достичь выживания через дизайн.
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   29

Похожие:

Дизайн для реального мира iconМинистерство образования и науки российской федерации федеральное...
«Дизайн» по образовательным программам: «Дизайн интерьера», «Дизайн костюма», «Дизайн среды»
Дизайн для реального мира iconОсновные концепции систем реального времени
Применение систем реального времени покрывает широкий спектр задач. Большинство систем реального времени представляют собой встраиваемые...
Дизайн для реального мира iconДизайн-студия и архитектурная мастерская разрабатывают эксклюзивный...
Дизайн-студия и архитектурная мастерская компании Otdelkin – это неповторимый дизайн интерьера квартир, а так же дизайн интерьера...
Дизайн для реального мира iconКомпьютерный дизайн. Профессиональная компьютерная обработка растровых...
Курс предназначен для подготовки учащихся по специальности «Дизайн на компьютере»
Дизайн для реального мира iconПрограмма элективного курса «Архитектурно-строительное черчение»
«Архитектура», «Дизайн архитектурной среды», «Дизайн» и т д. В связи с этим и разработан данный элективный курс для учеников 9 классов...
Дизайн для реального мира iconПерспективный план кружка: «Маленький художник». (для старшей и подготовительной...
Рисовать дети начинают рано, они умеют и хотят фантазировать. Фантазируя, ребенок из реального мира попадает в мир выдуманный. И...
Дизайн для реального мира iconОсновная образовательная программа по направлению: 072500 Дизайн профиль: Графический дизайн
Федерального государственного образовательного стандарта (фгос) впо по направлению подготовки 072500 Дизайн (квалификация (степень)...
Дизайн для реального мира iconТехническое задание на создание дизайна для сайта «Дизайн-студия интерьеров "IN/out"»
Необходим стильный, возможно немного минималистичный дизайн с идеей, в фирменных тонах черном и красном
Дизайн для реального мира iconСоциология
Социология -научное изучение общества и общественных отношений. Она черпает данные (факты) из реального мира и пытается объяснить...
Дизайн для реального мира iconДепартамент семейной и молодёжной политики города Москвы объявляет...
С 10 по 18 августа 2013 года в Москве на стадионе Лужники пройдёт Чемпионат мира по лёгкой атлетике. Это уникальное по масштабу событие...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница