Дизайн для реального мира




НазваниеДизайн для реального мира
страница20/29
Дата публикации22.02.2013
Размер4.07 Mb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > Философия > Документы
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   29

^ Автомобиль для самостоятельной сборки «Шоппер». Изготовлен в Западной Германии. Рекламная фотография фирмы «Шоппер»


Источником энергии станет расположенный поперечно четырехцилиндровый охлаждаемый воздухом алюминиевый дви­гатель (как в английском «мини-купере» 60-х годов). Двигатель будет «чистого» типа, без катализатора (как в «Хонде CVCC» и не­которых моделях «Вольво»). У него будет привод на передние ко­леса, но в продаже будут также модели с приводом на все четыре колеса (как «Субару»). При нормальных условиях расход топлива составит галлон на 75-юо миль (как у автомобилей «Хонда-Си­ти» и «Рено-Виста»). Все части двигателя снабжены понятными этикетками (как в «Субару»), чтобы было ясно, что есть что. Ос­новные части кузова – из фибростекла для снижения веса. Та­кие кузовы теперь стандартно устанавливаются на многие авто­мобили делающиеся по заказу; эксперименты по внедрению в широкое производство подобных технологий ведутся в Детрой­те, Японии Швеции и Германии. На крыше будет солнечная па­нель, дающая до 30 % энергии. (Эта панель и конверсионная сис­тема уже есть для «Хонды», «Субару» и «Рэббит» в Калифорнии.) Счетчики будут показывать факторы загрязнения, расход бензи­на в соотношении с пробегом и его общее потребление. (Все эти приборы уже сейчас имеются в Германии и Швеции.) Системы подачи топлива и электронного зажигания позволят немедленно стартовать зимой; этому поможет и постоянный обогревательный блок (сейчас он есть в продаже и обязателен в большинстве провинций Канады). Электронный сенсор будет выключать работающий вхолостую двигатель через три минуты, чтобы предотвратить загрязнение окружающей среды, особенно зимой (это устройство сейчас продается в Швеции). Кузов машины по всему периметру будет оборудован бампером, приспособленным для амортизации даже сильных ударов (подобным резино-пластиковому ячеечному бамперу «Скандии-Сааб»). Дизайн си­дений будет отвечать эргономическим и ортопедическим требо­ваниям (как в «Порше» и «Мерседес-Бенц»). У машины будет шестискоростная ручная передача с электрической ускоряющей пе­редачей. Дверь водителя будет открываться в противоположном направлении по сравнению с большинством стандартных две­рей: назад (как у «Ситроен-2 Си-Ви»), что обеспечит большую бе­зопасность при входе и выходе из машины, а также возможность помочь пожилым людям и инвалидам. Пассажирская дверь будет скользящей (как в микроавтобусе «Фольксваген»). Аварийное сигнальное устройство, работающее на полосе частот полиции, войдет в радиосистему. Краска будет на га лет защищать автомо­биль от коррозии (как в «Порше» 1983 года).


^ Педальный автомобиль. Рис. Смита Ваджараманта


Проектировать идеальный автомобиль можно долго. Но ясно главное: если вчитаться в его описание, понимаешь, что такую машину можно создать прямо сейчас, пользуясь находящимися в продаже деталями] Это указывает на одну важную особенность дизайна: часто жизнеспособные и полезные дизайнерские разработки должны просуществовать несколько лет (а иногда и де­сятилетий), пока не соединятся в одно целое и найдут оптималь­ное применение.

Решение проблем транспорта достижимо только с помощью полного переосмысления транспорта как системы, а также пол­ного переосмысления каждого компонента этой системы. Уже известно несколько возможных направлений на будущее!

Прошло сто лет с тех пор, как первая скоростная однорельсовая подвесная железная дорога стала совершать ежедневные Рейсы в Вуппертале (Германия). Система оказалась быстрой и экологически чистой; она лишь минимально нарушает физическое и визуальное окружение. Без сомнения, однорельсовые темы очень помогут справиться с пробками во многих на мегаполисах.

Нам говорят, что средний житель на Западе ценит свое личное и индивидуальное транспортное средство и что семейный автомобиль, особенно в США, ассоциируется с уверенностью себе, независимостью и мобильностью, позволяя ощущать себя ковбоем времен освоения Дикого Запада. Мы всегда рассматри­вали автомобиль как некоего суперконя и закрывали глаза на его недостатки. Но если мы посмотрим на автомобиль просто как на одно из звеньев общей транспортной системы, легко мож­но найти альтернативные решения.

Электрофургон. К 1968 г. на дорогах Британии было более 45000 электрических ав­томобилей, больше, чем где-либо в мире. Если бы не эти автомобили, отличающи­еся крайне низкой стоимостью обслуживания, британцы не могли бы воспользоваться домашней доставкой молока, сбором мусора, машинами «скорой помощи» или машинами для уборки улиц. Несколько лет назад такие машины стала использовать почта. Этот небольшой и приземистый фургон произведен компанией «Кромптон лейланд электрикарс». Его длина 9 футов; он обладает обычными достоинствами электрического автомобиля: нет сцепления, коробки передач, радиатора и смазки, в результате чего снижаются расходы на обслуживание; есть встроенное устройство подзарядки, радиус разворота – 10 футов. Электромобиль достигает скорости 33 мили в час и перевозит 500 фунтов. Он имеет гарантию на 10 000 миль пробега или один год. Фотография печатается с разрешения Совета промышленного дизайна Англии. Нет оснований спорить о том, возможно ли практическое использование электромобилей: тысячи таких машин встречаются на дорогах уже много лет!


Средний американец проедет на машине шестьдесят футов до угла, только чтобы отправить письмо, или одну-две мили раз в неделю за покупками. Он или она могут ежедневно проделы­вать долгий путь миль в сорок (в полном одиночестве в этом огромном железном гробу), чтобы добраться до работы. Вся семья может набиться в автомобиль (два-три раза в год) и проехать миль 300, чтобы навестить бабушку. Мы знаем, что в любое вре­мя мы можем сесть в машину и, проведя за рулем много часов, доехать из Нью-Йорка до Калифорнии за каких-нибудь пять дней, но так поступают редко; вместо этого мы летим самоле­том, а в Калифорнии берем машину напрокат.

Теперь проанализируем эту систему. Расстояния больше 500 миль лучше всего преодолевать на самолетах. Расстояния от 50 до 500 миль – железнодорожным транспортом, автобусами, од­норельсовыми подвесными дорогами.

Существует много способов преодоления расстояния менее 50 миль, которые еще недостаточно эксплуатируются. Частич­ный их список в порядке возрастания сложности можно начать с ходьбы. Люди в США ходят гораздо больше, чем 20 или даже 10 лет назад, и есть нечто смехотворное в миллионах американцев, торжественно трусящих десять минут каждый вечер по «вол­шебной дорожке» электрического тренажера стоимостью 2 995 доллара (Products That Think № 12,1983). Ролики – это несерьез­но и даже опасно, тем не менее ими уже пользуются на больших складах и заводах, где они не конкурируют с автомобилями. Неэлектрические самокаты обеспечивают необыкновенную мобильность пассажирам, пересекающим длинные залы международного аэропорта «Кастурп» под Копенгагеном и стоят в 200 раз дешевле, чем так называемые движущиеся дорожки, приме­няемые в других аэропортах.

Электрический алюминиевый самокат весом 18 фунтов с дальностью поездок 15 миль и размером в сложенном виде не больше напольных весов, несколько лет назад был спроектиро­ван и испытан одним студентом, изучающим промышленный дизайн в Чикаго. Это транспортное средство могло обеспечить превосходную мобильность без загрязнения окружающей среды и дорожных пробок в деловой части города и крупных универси­тетских кампусах, но так и не поступило в производство. Оно бы позволило совершать поездки на платформе размером 9x15 дюймов. Чикагский студент самостоятельно работал над своим электрическим мини-самокатом размером с дамскую сумочку в течение семи месяцев и израсходовал всего 425 долл. Если учесть, что только «Дженерал Моторс» тратит на исследования и разработки шесть миллиардов долларов в год, а также принять во внимание имеющиеся технические средства и дизайнерские таланты, можно понять, что этот замечательный самокат – во­все не последнее слово в личном транспорте.

В декабре 1983 года такой же самокат, спроектированный в Германии, продавался в США за 995 долл. Но можно ожидать, что цены снизятся по мере того, как в результате массового про­изводства и массовых продаж снизятся и затраты [Product That Think № 12, декабрь 1983 г.).

Велосипедами пользуются и в Дании, и в Нидерландах для поездок в пределах 50 миль от места жительства. Многие вело­сипеды складные; некоторые легко переносятся. Существуют ве­лосипеды с миниатюрными бензиновыми моторами; легко спроектировать небольшие вспомогательные системы электри­ческого привода. Некоторые из средств передвижения, которые мои студенты разработали для упражнений и занятий спортом Для здоровых детей и детей, страдающих параплегией, могут по­будить к созданию новых транспортных средств. Мопеды, скутеры с силовым двигателем и мотоциклы не подлежат обсужде­нию в их нынешней форме, так как являются основными источ­никами вредных выбросов. Некоторые утопичные концепции, например идеи движущихся тротуаров, в настоящее время лучше отбросить, так как расход энергии катастрофически превышает их пользу.

Уже сейчас можно найти, по крайней мере одно, жизнеспособное альтернативное решение проблемы транспортных пробок в деловой части города. Если объединить (1) парк минитюрных электромобилей-такси, подобных «Симке» 1950 года (2) с кредитной карточкой на транспорт и ежемесячной компью­терной фиксацией счетов и (3) передающим радиоприемником размером с наручные часы, то мы создадим основу рациональ­ной системы транспорта в центре. По радио можно будет вы­звать мини-такси к месту своего пребывания, и это устранит са­мый весомый аргумент против общественного транспорта: дол­гий путь под дождем, а затем ожидание на автобусной останов­ке. Мини-такси отвезет вас до нужного места. Оплата будет про­изводиться ежемесячно кредитной карточкой. Даже если в цент­ре будут тысячи таких мини-такси, освободятся земельные уча­стки, отведенные под гаражи, парковки и станции техобслужи­вания. Мы избавимся от выхлопных газов. Большую часть улиц можно будет превратить в парки и пешеходные зоны. В конце рабочего дня пассажиров перевезут к конечным станциям одно­рельсовой подвесной железной дороги, и они вернутся домой.

Те романтики, которые все же предпочтут «сами переключать скорость» и слышать мягкий шум мощного мотора собственного спортивного автомобиля, окажутся в таком же положении, как сегодняшние наездники. В гаражах, расположенных по перифе­рии крупных городов, можно будет взять напрокат фургоны, гру­зовики или открытые спортивные машины для нескольких часов или дней езды вне города. Однако на таких машинах нельзя будет въезжать в районы жилой застройки или центр города.

Вышеописанный сценарий весьма абстрактен и ни в коем случае не является единственным решением проблем городско­го транспорта. Это всего лишь попытка продемонстрировать од­но из многих возможных решений и одновременно показать, ка­ким образом отдельные дизайнеры и дизайнерские коллективы могут работать над этими проблемами.

Если мы обратимся к жилой среде, которую создаем сами для себя, то здесь ситуация не лучше. Люди и целые семьи становятся безликим материалом, хранящимся как копии документов в гигантских папках многоквартирных домов. Когда начинают кричать об «обновлении городов», результаты часто бывают менее гуманны, чем ситуация, послужившая причиной возмущения. Например, «обновленный» район гетто на юго-востоке Чикаго, в котором более 30 многоквартирных зданий (в каждом более 50 квартир), вытянут в цепочку длиной в четыре мили и аккуратно помещен между двенадцатиполосной суперавтостра­дой (отделяющей его от остального города), крупными завода­ми (с вечно дымящими трубами) и громадной муниципальной свалкой. Несмотря на все недостатки старого гетто, в нем все же присутствовало ощущение совместного проживания, которое теперь полностью уничтожено.

Жители нового района лишились парка, зеленых насажде­ний и даже отдельных деревьев, до которых можно было бы дой­ти пешком. Каждая семья оказалась в изоляции; вечера они про­водят, ютясь в похожих на тюремные камеры квартирах, в то время как на улицах слышны перестрелки местных банд. Пре­ступления повсюду. Некоторые гетто перестроили по вертикали и превратили в серию небоскребов, абсолютно одинаковых на вид: ряд цементных ломтей, в которых кое-где проделаны кро­хотные окошки. Этот район также оказался совершенно отре­занным от самых необходимых магазинов. Супермаркет и апте­ка расположены на расстоянии около 500 футов от самого север­ного здания, а общественного транспорта не хватает. Пожилой женщине, живущей в южном конце микрорайона, придется пройти пять миль (немалое расстояние), чтобы приобрести са­мое необходимое. Если покупки делает мать, у которой малень­кие дети, то она вынуждена оставлять их без присмотра в тече­ние почти трех часов. Но сам дизайн этих «амбаров для хране­ния бедноты» не так уж сильно отличается от подобных микро-Районов для обеспеченных людей.

Спустя годы после постройки этих жилых микрорайонов фе­деральное правительство при поддержке местных и государст­венных организаций все же решило взорвать многие их них, к Восторгу обитателей и критиков-дизайнеров, Питера Блейка («Форма следует за фиаско») и Виктора Папанека («Дизайн в че­ловеческом масштабе»).



Проект здания в форме четырехлепесткового цветка, (арх. Франк Ллойд Райт), которое должно было быть построено в Питтсфилде, Массачусетс, в 1942 г. Публикуется с разрешения Фонда Франка Ллойда Райта


Большинство дизайнеров (и не только в области проектирования жилищ и коммунальных зданий), кажется, надели шоры, которые мешают им выяснить, были ли подобные проблемы целесообразно решены где-нибудь еще или же в прошлом.

Назовите имя Франк Ллойд Райт любому дизайнеру, и он на­верняка сразу вспомнит Музей Гуггенхайма, Дом над водопадом, Отель «Империал» в Токио и так называемые дома прерий. Воз­можно, он даже подумает о несколько маньеристской, необароч­ной райтовской интерпретации пространства. Но, скорее всего, ему будет неизвестно, что Райт создал важное «связующее звено» между индивидуальным домом и многоквартирным жилищем.

В 1938 году Франк Ллойд Райт спроектировал для местечка Ардмора, штат Пенсильвания, новый тип жилого дома «Сан-Топ» по принципу четырехлепесткового цветка. Из запланиро­ванных зданий было построено только одно. Принцип цветка он использовал для соединения вместе четырех квартир, ориенти­рованных на разные стороны света. В каждой из них была высо­кая двухсветная гостиная, а на двух этажах размещались комна­та для отдыха, спальни, кухня и балкон. Он отделил квартиры друг от друга кирпичными стенами, расположенными под пря­мым углом одна к другой, так что каждая из квартир была полностью изолирована от всех остальных. В центре здания про­ходили общие трубы водопровода, канализации и другие технические коммуникации, что позволяло снабдить каждую кварти­ру своими кондиционерами, сантехническими узлами и развод­кой электросети; кухни заканчивались небольшой оранжереей с выходом в собственные садики с кустами и деревьями, отделяв­шими жилые помещения от соседей и улицы. В целом постройка была очень экономной. В 1942 году Райт развил эту идею для От­дела жилищного строительства Вооруженных сил США. Он пред­ложил построить в Питтсфельде, штат Массачусетс, сто таких до­мов, в которых могли бы получить отдельный домик-квартиру сразу четыреста семей. Хотя сейчас это кажется невероятным, но власти штатов Пенсильвания и Массачусетс решили, что «не­справедливо будет дать такой крупный заказ архитектору из Ви­сконсина», и поэтому проект так и не был осуществлен.


^ Поэтажный план дома в форме четырехлепесткового цветка. Публикуется с разрешения Фонда Франка Ллойда Райта


Дом Райта «Сан-Топ» все еще стоит в Ардморе как немое сви­детельство недальновидности правительства.

Проект Райта 1935 года под названием «Бродэйкер-Сити», до сих пор можно считать одним из лучших и гуманных достиже­ний градостроительства. Его главные достоинства – это орга­ничное сочетание предприятий тяжелой и легкой промышленности, частных и многоквартирных домов, поликлиник, дет садов, школ и университетов, спортивных площадок, мест развлечений и отдыха, велосипедных дорожек, дорог, ведущих в другие районы, зеленых насаждений, парковок, магазинов, общественного транспорта и скоростных автострад. Райт считал, что «Бродэйкер-Сити» с местными вариациями когда-нибудь распространится на весь североамериканский континент. Но я вовсе не предлагаю «Бродэйкер-Сити» и проект в Ардморе как идеальное решение проблемы.

Тапиола, близ Хельсинки, – самый известный дизайнерам прототип нового жилого квартала. Наряду с «Бродэйкер-Сити» и проектом в Ардморе это всего лишь частичное решение пробле­мы; но все эти проекты объединены большей заботой о качестве жизни и человеческом достоинстве, чем зо миллионов кроличь­их клеток, построенных с тех пор для проживания человека.

По Франку Ллойду Райту, увеличение масштабов – самая большая угроза для общества. Уже в 1940 годы он писал: «Малые формы, небольшие промышленные помещения, небольшие заводы, небольшие школы, небольшие университеты, соответствую­щие интересам и потребностям людей... небольшие лаборато­рии...» (курсив Райта).

Понятие о человеческом масштабе было полностью искаже­но не только в отношении жилья, но и в других областях. Можно было бы ожидать, что система, мотивированная только личны­ми интересами и частной выгодой, уделит хотя бы некоторое внимание строительству своих магазинов. Это не так, хотя суще­ствуют достойные исключения. Одно из них – Строгет, пеше­ходная улица в центре Копенгагена, застроенная магазинами и предназначенная для неспешных прогулок и покупок как раз­влечения. Две ее части, Фредериксберггаде и Мюгаде, имеют об­щую длину около 4оо футов; там расположено более 180 магази­нов. В моей родной Вене Кернтнерштрассе, а в 1983 году и почти весь центр города стали пешеходными.

В современном американском торговом центре вход в супер­маркет часто находится на расстоянии 400 футов от, например, входа в аптеку. Пространство между ними состоит из монотон­ных и неинтересных витрин без прилавков. Обычно нет ни зеле­ных насаждений, ни защиты от ветра. Летом жаркое солнце безжалостно печет четыре акра цемента; зимой снег, наносимый ветром, скапливается в сугробы высотой с автомобиль. Неудивительно, что, сделав свои покупки в супермаркете, люди возвращаются в автомобиль и проезжают 400 футов до аптеки. Ничто в окружающей среде не располагает к прогулке; улица спроекти­рована специально для автомобилей. Большинство торговых центров в США – это вереница магазинов, с трех сторон окружа­ющих огромную площадь, в центре которой парковка, откуда выезд на автостраду. Все это, возможно, делает процесс покупок более «эффективным», но удовольствия он уже не приносит.

В качестве исключения стоит отметить торговый центр в Канзас-Сити, штат Миссури, где сохранилась настоящая жизнь улицы. Расстояния здесь небольшие; внимание пешеходов при­влекают статуи, десятки фонтанов, зеленые насаждения и ска­мейки. Здесь здания в основном не выше трех этажей, украшены кафелем и скульптурами. Почему масштаб настолько гуманен? Оказывается, этот центр был спланирован и построен в 1923 году. Проблема масштаба особенно драматична для наших приго­родов и городов-спутников, превратившихся в громадные спаль­ные города не без печальных последствий. Заводы все чаще ока­зываются вне больших городов: дешевая рабочая сила и значи­тельные налоговые поблажки заставили их переместиться в так называемые промышленные парки. По мере скопления заводов в каждом из таких промышленных центров спонтанно возникли обслуживающие предприятия, магазины и жилые районы – без плана, без осмысления и без проектов дальнейшего развития. Транспортные сети вскоре связали эти промышленные центры со старыми городами, и на «нейтральной территории» между пригородами большого города и промышленными центрами-спутниками стала развиваться целая новая субкультура мелких предприятий, ремонтных мастерских и складов. Получилось так, что город просто разросся по площади в 20-30 раз без како­го либо рационального плана.

Даже если мы готовы принять психологические, социальные и физические опасности, связанные с загрязнением окружаю­щей среды, существуют более непосредственные и весомые при­чины для того, чтобы положить этому конец. Последние данные с космических спутников, прогнозирующих погоду, и статистические данные метеорологических станций ясно указывают что, вероятно, обширные пространства постоянно загрязненного теплого воздуха притягивают непогоду. На Среднем Западе и Восточном побережье Америки особенно в последние 20 лет в чаще бывают бури, засухи, снежные заносы, метели и торная Это явление (при увеличении количества поражаемых районо на поверхности земного шара) может со временем вызвать долгосрочные климатические коллизии. Вот нам и возмездие за на­рушение масштаба. Как заметил Джулиан Хаксли: «Просто уве­личьте предмет, не меняя его форму, и, не желая того, вы изме­ните все его свойства».

Основательное исследование системного дизайна показыва­ет, что целое, состоящее из компонентов, в итоге изменяется при изменении каждого из них. Изучив некоторые подсистемы, мы можем выявить факторы, способствующие искажению ' первоначального замысла. Больницы и психиатрические учреж­дения обычно проектируются более тщательно, чем другие зда­ния. Архитекторы, дизайнеры по интерьеру и медики, как пра­вило, совместно разрабатывают проект. На поэтажном плане флигель психиатрического учреждения, предназначенный для отдыха, будет приспособлен для групповых разговоров, отдыха и игр. Но как только флигель начинают использовать, больнич­ный персонал быстро меняет всю обстановку. Кресла теперь рас­ставляются в прямые симметричные ряды. Это укрепляет чувст­во уверенности больничного персонала, экономит время на под­метание и мытье полов и сильно упрощает движение по комна­те тележек с едой. Но такая расстановка мебели создает барьеры для общения между пациентами и в некоторых случаях способ­ствует возникновению у них аутических или кататонических со­стояний. Если поставить кресла по четырем сторонам каждой колонны, так, чтобы они смотрели в разных направлениях, это затруднит общение людей, сидящих рядом, и полностью исклю­чит возможность разговора с кем-либо еще.

Этот пример иллюстрирует главную ошибку дизайнеров: они не видят результаты своей работы. Насколько я знаю, пациенты больниц или психиатрических учреждений никогда не работали с дизайнерским коллективом в качестве «представителей груп­пы клиентов». Можно сделать подобную документацию относительно заключенных в тюрьмах, обстановки жилого пространства для военных, общежитий для студентов университета и других групп, не имеющих возможности выбирать себе жилье. Эдвард Т. Холл в своих проксиметрических исследованиях доказал, что типы и размеры сидений, поставленных в залах ожи­дания современных аэропортов, настолько грубо нарушают за­падные понятия о пространстве, что не менее одной трети их площади пустует практически всегда; это верно, даже если в здании особенно много народа: многие предпочитают стоять или прогуливаться, нежели очутиться в слишком близком сосед­стве с незнакомыми людьми. Большинство американцев, ока­завшихся в Европе или Латинской Америке, часто недовольны, когда их просят сесть за один ресторанный столик с незнакомы­ми людьми. И нигде теория «потребления напоказ» Торстейна Веблена не находила такого яркого подтверждения, как в беско­нечных вестибюлях дворцов-кинотеатров, обставленных позо­лоченными стульями с пунцовой обивкой, на которых никто ни­когда не сидит, или в приемных корпоративных офисов, где ти­ковое дерево и кожа, сталь и стекло сменили слащавость фаль­шивого ампира.

Ясно, что в каждом случае были приняты определенные ди­зайнерские решения и, к сожалению, неправильные. В каждом случае дизайнер преподнес нам комбинацию своих личных эсте­тических предпочтений, желаний клиентов и того, что в то вре­мя считалось хорошим вкусом. Таких ошибок в дизайне можно избежать, если работать в коллективе дизайнеров, проверять результаты с помощью нашего шестистороннего функциональ­ного комплекса и сотрудничать непосредственно с потребитель­скими группами.

Мы начинаем понимать, что основная задача нашего общест­ва заключается уже не в производстве товаров. Делая выбор, мы Должны теперь задаваться вопросом «насколько полезно?», а не просто «сколько?». Но перемены и наше осознание этих перемен происходят так быстро, что свои основные усилия мы должны направлять на поиски их смысла. Нравственные, эстетические и этические ценности будут меняться вместе с ситуациями, к ко­торым они применяются. Может быть, мы все еще считаем, что Религия, секс, нравственность, структура семьи или медицинские исследования далеки от дизайна? Но расстояние между ними быстро сокращается. Дизайнер может и должен быть полностью вовлечен в круговорот этих изменений. Он может выбрать определенный образ действия из гуманных соображений, но не зависимо от этого он будет вынужден поступать так, просто ж лая выжить в не слишком отдаленном будущем. Когда пытаешься объяснить людям на Западе, что через весьма короткое время миллионы могут умереть от голода, они просто не слушают. Они нервно посмеиваются и смущенно меняют тему разговора. В то время как во многих развивающихся странах санитарные брига­ды каждое утро уносят тысячи трупов.

Всего несколько десятилетий назад наступил момент, когда по выражению Уильяма Пэддока, «аист обогнал плуг». И теперь население земли растет быстрее, чем количество пищи. Сегодня в мире на человека приходится меньше еды, чем во времена Ве­ликой депрессии.

Жесткие меры контроля рождаемости в Китае, Индии, Таи­ланде и Индонезии начинают наконец замедлять эту тенден­цию. В Европе и США цифры рождаемости теперь остановились ниже уровня воспроизводства населения. Но миллионы страда­ющих от голода людей остаются – ив связи с этим сосредото­чим внимание на пище.

Производство продуктов питания и разработка их новых ис­точников до сих пор не представляли никакого интереса для профессии дизайнера. Однако эта проблема все же касается ди­зайнера, как и любого человека, хочет он того или нет. Вся кажу­щаяся озабоченность северной половины земного шара ростом нищеты в мире едва прикрывает агрессивные чувства и желание не замечать этого. Теперь считается, что расистом быть нехоро­шо. Но слова, которыми многие из нас пользуются, говоря о лю­дях в развивающихся странах, трущобах и гетто, имеют отрица­тельную окраску. «Взрыв рождаемости», – говорим мы об их на­селении. Это «популяционная бомба». Они «плодятся, как мухи»-Мы говорим о «бесконтрольной рождаемости», о том, что долж­ны «научить их контролировать рождаемость», и (особенно в от­ношении Африки, Азии и Латинской Америки) о «плодящихся роях». Эти слова отражают наше мышление. А такое мышление – наследие расизма, предрассудков и колониализма. Когда мы посылаем в страну «команды контроля рождаемости», чтобы помочь» ей, – это худшее проявление неоколониализма. Каждая страна сама отвечает за свое население.

Естественно, семья не должна заводить больше детей, чем способна нормально воспитать. ^ Но меры по контролю рождаемо­сти начинают действовать только после того, как уровень жизни малообеспеченных слоев населения повышается. Люди начина­ют думать о том, сколько им следует иметь детей, только тогда, когда они обрели уверенность, человеческое достоинство и це­леустремленность, и их уже не мучает страх голода, бедности, невежества и болезней. Большое число рождающихся детей – всего лишь генетическая и экономическая страховка для людей, полагающих, что многие из этих детей неизбежно умрут. В тече­ние ста лет мы считали, что лень, вялость, пассивность, умствен­ная отсталость, короткая продолжительность жизни и несообра­зительность – расовые характеристики населения многих раз­вивающихся стран, и нас это устраивало. Сегодня мы знаем: это не расы лентяев – эти люди хронически недоедают и потому не могут быть энергичными и целеустремленными. С недоеданием связана высокая младенческая смертность, и часто семьи разра­стаются в надежде на компенсацию возможных потерь. Но го­лод и умственная отсталость идут рука об руку.

Мозг растет быстрее, чем остальное тело, причем его клетки делятся так быстро, что, когда ребенку четыре года, окружность его головы со­ставляет 90% максимального для него размера... Это деление клеток практически полностью зависит от синтеза протеина, который невоз­можен без основных аминокислот, получаемых с пищей (Bioscience, апрель 1967 г.).

К 1800 году в Европе было примерно 180 миллионов жителей. К 1900 году численность населения увеличилась до 450 миллио­нов. Но у представителей этого фантастически возросшего насе­ления был гораздо более высокий уровень жизни: они лучше ели, лучше одевались и дольше жили, чем их прадеды. Мальтузи­анская доктрина утверждает, что количество пищи никогда не Может сравняться с ростом населения. Но эта простая формула включает только два фактора: почву и население. Наука, дизайн, планирование, исследования не принимаются в расчет. Теория Мальтуса может быть применима к животным (например лабораторным крысам), но одна специфически человеческая функция – аналитическое прогнозирующее мышление и планирование – резко изменяет его расчеты. Только 100 лет назад в США множество фермеров (почти 75% населения) трудились не покладая рук, чтобы 85 миллионов человек не голодали. Сегодня всего 8% занимаются сельским хозяйством; население перешаг­нуло 230-миллионную отметку, а главная сельскохозяйственная проблема – что делать с мегатоннами излишков продовольст­вия, производящимися каждый год! Сельскохозяйственная ир­ригация, научная ротация посадок, биологическая борьба с вре­дителями, консервирование, лесонасаждения, селекция домаш­них животных – вот плоды науки, изменяющие механистичное мышление Мальтуса.

Производство самых необходимых сельскохозяйственных орудий для развивающихся районов мира приносит промыш­ленности меньшую прибыль, чем производство блестящих по­требительских новинок для обществ изобилия. Большинство ди­зайнеров не считают дизайн для сельского хозяйства «почетной или интересной работой»: гораздо доходнее перепроектировать «Мерседес СС» 1931 года под кузов из фибростекла, чем усовер­шенствовать плуг для Пакистана!

Страны высокой технологии, особенно США, пребывают в за­блуждении, считая, что если они крупнейшие производители продуктов и имеют наиболее механизированное сельское хозяй­ство, то именно механизация гарантирует наиболее высокий урожай с одного акра. Это неверно. Меньшие страны, пытаясь снизить расходы на импорт пищевых продуктов, получают зна­чительно больший урожай, чем США. Это особенно верно в от­ношении Англии, Австрии, Голландии, Бельгии и Японии. «Еже­годный справочник продовольственной и хозяйственной про­дукции ООН» сообщает, что на фермах США достигнут урожаи 1 660 фунтов пшеницы с акра. В Голландии – 5 107 фунтов с акра. Высокотехнологичное рисовое хозяйство в США дает в среднем 4 434 фунта с акра. Япония со своими методами интенсивного вложения труда достигает среднего урожая в 5 200 фунтов с акра, Испания – 5 607. Англия и Бельгия производят более 100 000 фунтов помидоров с акра – это в три раза превышает средний урожай в США. Такие высокие урожаи достигаются благодаря охранению мелких ферм и высокой интенсивности труда. Сле­довательно, доводы в пользу более крупной усовершенствован­ной техники для ферм неверны. На самом деле нужно совершен­ствовать мелкое сельскохозяйственное оборудование.

Все пять производителей крупного сельскохозяйственного Об0рудования в Северной Америке находятся на грани банкрот­ства, а остальные уже исчезли. Фермеры, вкладывающие милли­оны долларов, взятых в кредит, в слишком крупное сельскохо­зяйственное оборудование, эксплуатация и ремонт которого об­ходятся слишком дорого, лишаются своих ферм из-за долгов.

В начале 1970-х годов в моем дизайн-бюро была разработана концепция серии тракторов и механических плугов мощностью от S до 24 лошадиных сил. Когда мы представили эти идеи «боль­шой семерке» производителей сельскохозяйственного оборудо­вания, дизайн-директоры постарались подавить недоверчивые смешки и вежливо проводили нас из своих офисов. Мы объясня­ли, что наш трактор будет полезен в трех различных областях:


  1. Это будет очень выгодный предмет экспорта в развиваю­щиеся страны, благодаря чему компании станут более конкурен­тоспособными на мировом рынке.

  2. Этот трактор может оказаться спасительным для угасаю­щих фермерских хозяйств в Аппалачах, в Северной Новой Мек­сике, а также для мелких фермерских хозяйств Среднего Запада и Северо-западного побережья Тихого океана; тенденция к ис­чезновению семейных ферм будет преодолена

  3. Наш сомасштабный человеку «шагающий трактор» мо­жет пригодиться для садово-огородных хозяйств в пригородах или на неплодородной почве.


Но нам не удалось поколебать корпоративное мышление. Те­перь, 10 лет спустя, Китайская Народная Республика разработа­ла очень похожий «шагающий трактор». Он продается в моделях Мощностью ½, 3 и 12 лошадиных сил. На иллюстрации показана ведущая модель, ставшая мировым бестселлером среди сельско­хозяйственных машин. (Вспомним, что три четверти всех плугов в мире приводит в движение одна женская сила – что значительно меньше половины лошадиной силы.)

Выше мы уже писали об удобрениях, пестицидах и их влиянии на окружающую среду. Но дизайнеры могут сделать крупный вклад в процесс консервирования и переработки пищевых продуктов.

В странах, где недостаточно продуктов питания, потери после сбора урожая доходят до 80 % в значительной степени из-за плохих условий хранения и переработки. Главные причины потерь после сбора урожая – микроорганизмы, насекомые и грызуны. Крысы поглощают в 16 раз больше пищи на единицу своего веса, чем люди; в Индии крысы съеда­ют 30 % хранящегося зерна; в некоторых странах – до 60 %. Одна треть всех собранных злаков в Африке достается грызунам. Из-за пло­хого и устаревшего оборудования, недостатка холодильников и неэф­фективной транспортировки 50 % выращиваемых на продажу в голод­ных странах фруктов и овощей пропадает.

В вышедшем в 1970 году издании этой книги мы показали холо­дильную камеру для охлаждения крупных партий пищевых про­дуктов, которую спроектировали Джеймс Хеннесси и я. Несколь­ко лет полевых испытаний показали, что в тропических услови­ях она недостаточно эффективна. С тех пор я разработал холо­дильную камеру на солнечной энергии и бромиде лития, кото­рая работает превосходно и упрощает хранение продуктов во многих бедных странах.

То, что сельскохозяйственный дизайн ни в коей мере не вхо­дит в программу преподавания дизайна в колледжах, – преступ­ление! Вместо того чтобы обратить внимание на насущные по­требности, связанные с нашей средой обитания, колледжи на­правляют свои усилия на обучение дизайну для куда более экзотических сфер.



Ш
^ Трактор «Донгфенг». Печатается с разрешения Lae News, Папуа – Новая Гвинея
колы дизайна устраивают для студентов конкурсы по проектированию жилья и рабочей среды на дне океана. Шумная реклама этого начинания была почти заглушена другой программой, направленной на дизайн развлекательного центра, который можно построить на Луне. Не сомневаюсь, что скоро людям придется собирать урожай с богатых белком полей Мирового океана. Мы будем бурить нефтяные скважины и искать полез­ные ископаемые на дне океана, выращивать рыбу и водоросли в морях. И конечно же, человечество будет смотреть на звезды из временных куполообразных построек лунного поселка. Но на­сущными нуждами сегодняшнего дня нельзя пренебрегать ради неопределенных завтрашних перспектив. Дизайнерские кон­курсы, подобные двум вышеописанным, организуют потому, что они более привлекательны, престижны, интересны, чем практи­ческая работа с реальными проблемами. В интересах правящего истеблишмента отвлечь молодежь научной фантастикой от осознания реальных проблем жестокой действительности.

Подобные упражнения в дизайне, сталкивая студентов с не­знакомой ситуацией, развивают, конечно, новаторское, творческое мышление, о чем мы говорили в других главах. Но существуют и реальные, нуждающиеся во внимании дизайнера области, столь же неизвестные и чуждые большинству студентов. Когда человек утвердится на дне океана и орбитах далеких солнц, там тоже пригодится дизайн. Но прыжок человека к звездам и его жизнь на дне морей обусловлены той средой, которую создаем здесь и сейчас. Удручает, что молодежь менее знакома с жизнью на ферме в Южных Аппалачах, чем с планировкой казино на Марсе. Обучение молодых людей ущербно, если более свободно оперируют количеством атмосфер, определяющих давление во Впадине Минданао, чем данными об атмосферном загрязнении в Детройте.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   29

Похожие:

Дизайн для реального мира iconМинистерство образования и науки российской федерации федеральное...
«Дизайн» по образовательным программам: «Дизайн интерьера», «Дизайн костюма», «Дизайн среды»
Дизайн для реального мира iconОсновные концепции систем реального времени
Применение систем реального времени покрывает широкий спектр задач. Большинство систем реального времени представляют собой встраиваемые...
Дизайн для реального мира iconДизайн-студия и архитектурная мастерская разрабатывают эксклюзивный...
Дизайн-студия и архитектурная мастерская компании Otdelkin – это неповторимый дизайн интерьера квартир, а так же дизайн интерьера...
Дизайн для реального мира iconКомпьютерный дизайн. Профессиональная компьютерная обработка растровых...
Курс предназначен для подготовки учащихся по специальности «Дизайн на компьютере»
Дизайн для реального мира iconПрограмма элективного курса «Архитектурно-строительное черчение»
«Архитектура», «Дизайн архитектурной среды», «Дизайн» и т д. В связи с этим и разработан данный элективный курс для учеников 9 классов...
Дизайн для реального мира iconПерспективный план кружка: «Маленький художник». (для старшей и подготовительной...
Рисовать дети начинают рано, они умеют и хотят фантазировать. Фантазируя, ребенок из реального мира попадает в мир выдуманный. И...
Дизайн для реального мира iconОсновная образовательная программа по направлению: 072500 Дизайн профиль: Графический дизайн
Федерального государственного образовательного стандарта (фгос) впо по направлению подготовки 072500 Дизайн (квалификация (степень)...
Дизайн для реального мира iconТехническое задание на создание дизайна для сайта «Дизайн-студия интерьеров "IN/out"»
Необходим стильный, возможно немного минималистичный дизайн с идеей, в фирменных тонах черном и красном
Дизайн для реального мира iconСоциология
Социология -научное изучение общества и общественных отношений. Она черпает данные (факты) из реального мира и пытается объяснить...
Дизайн для реального мира iconДепартамент семейной и молодёжной политики города Москвы объявляет...
С 10 по 18 августа 2013 года в Москве на стадионе Лужники пройдёт Чемпионат мира по лёгкой атлетике. Это уникальное по масштабу событие...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница