40-42 III. Таможенный Союз. Еэп. Новости




Название40-42 III. Таможенный Союз. Еэп. Новости
страница1/7
Дата публикации07.04.2013
Размер1 Mb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > Экономика > Документы
  1   2   3   4   5   6   7

СОДЕРЖАНИЕ
I. Единое экономическое пространство. Таможенный Союз. ВТО.



вырваться вперед?





^ II. Мнение экспертов


  • Реальная экономическая отдача от ЕЭП проявится к 2015 году 21-23

  • Государство не рассматривает возможность поддержки банков 24-27

для повышения их конкурентоспособности в условиях ВТО.

  • Вперед, в союз? 27-31

  • Как должна называться единая валюта Таможенного союза 31-34

  • Куда кривая вывезет 34-37

  • Большое начинается с малого 37-40

  • Инфляция, интеграция и оптимизм 40-42



III .Таможенный Союз. ЕЭП. Новости.


отношений и рост товарооборота

Казахстаном

стратегию

торговли сельхозпродукцией>

  • Виктор Христенко: «В 2015 году мы должны подписать 45-46

всеобъемлющий договор о Евразийском экономическом союзе»

о товарах, возимых на территорию ТС автотранспортом»

благодаря покупке «Белтрансгаза»

деятельности ТС>

1 трлн. долларов.


^ IV . Источники информации 56
Единое экономическое пространство. Таможенный Союз. ВТО.
Экономические интересы России в евразийской интеграции.
Цели интеграции (теория и практика)
Экономическая интеграция предполагает такое объединение финансовых ресурсов, производственного потенциала, природных факторов, человеческого капитала, при которых возникает синергетический эффект многократного и ускоренного экономического роста интеграционной группировки на основе:

  • развития технологий;

  • формирования замкнутых технологических цепочек (начиная от НИОКР и заканчивая ритейлерской сетью);

  • эффекта масштаба за счет расширения рынков сбыта;

  • снижения себестоимости из-за сокращения затрат, снижения торговых барьеров по продвижению товаров и сбыта на внутреннем и внешнем рынках интеграционной группировки;

  • специализации и кооперации производственных и сопутствующих сфер деятельности (укрупнения бизнеса – как цель ТНК, МНК);

  • мобилизации финансовых ресурсов и расширения инвестиционных возможностей;

  • расширения социо-культурного взаимопроникновения и создание объединенной идеологической платформы, общих ценностей, через миграционные потоки, образование, науку и культуру.

Таков должен быть и результат евразийской интеграции, ради которой и прилагаются титанические усилия в рамках ТС и ЕЭП. Однако как показывает опыт второй попытки интеграции в рамках СНГ, результаты далеки от идеала. И прежде чем рассматривать субъективные причины и объективные условия специфики евразийской интеграции, к которым чаще всего апеллирует большинство исследователей, рассмотрим реальные цели интеграции отдельных стран, которые собственно и обуславливают его результат.

Начало евразийского интеграционного движения в его современном формате было положено 10 октября 2000 года, когда в городе Астане (Казахстан) было подписано соглашение о создании ЕврАзЭС. В Заявлении глав государств об учреждении Евразийского экономического сообщества указывается, что «этот шаг - свидетельство единства политической воли руководителей пяти государств еще более решительно идти по пути взаимного многопланового сотрудничества с перспективой выхода на реальную интеграцию».

С точки зрения организации управления любой экономической системой именно целеполагание является ключом эффективности управления. В случае же с евразийской интеграционной группировкой, как видно из данной цитаты заявления глав государств, само объединение было создано ради формирования экономических условий и стимулов развития экономического сотрудничества. То есть, говоря языком управленца, целью создания интеграционной структуры ЕврАзЭС было формирование условий перехода от политического взаимодействия, включающего сотрудничество в области организации военной безопасности, защиты региональных и страновых интересов в «большой игре» в силу ограниченности собственных военно-политических и экономических ресурсов стран-участниц за исключением РФ, к экономическому, которое предполагает взаимодействие не столько на макроэкономическом, сколько на микроэкономическом уровне сотрудничества (что и формирует устойчивую базу интеграции и придает ей стабильность вне зависимости от политической конъюнктуры).

При создании ЕврАзЭС государства-участники исходили из того, что взаимодействие между ними в торгово-экономической области уже достигло такого этапа, на котором возникла потребность в более тесном сближении и унификации национальных законодательств, проведении мероприятий, направленных на увеличение совокупного экономического потенциала этих стран, согласованной структурной перестройки их экономик. Поэтому в понимании бюрократического аппарата и госчиновников исполнение цели ЕврАзЭС превратилось в создание формализованной части условий взаимного экономического сотрудничества: формирования и подписания базовых соглашений взаимной торговли и экономического сотрудничества, таможенно-правых основ экономического сотрудничества, нормативного утверждения параметров и условий этого сотрудничества, институциональных основ и механизмов согласований и координации деятельности и т.п. До 2008 г. взаимодействие на интеграционном поле характеризовалась вялым норматино-правовым творчеством (которое справедливости ради нужно отметить сыграло свою положительную роль позже в 2009 г.). Эта деятельность способствовала формированию правовой базы и унификации торговых соглашений и условий: переходу к новому этапу интеграции способствовали проведенная отмена тарифных и количественных ограничений, введение по большинству номенклатуры товаров общих таможенных тарифов, осуществление согласованных мер нетарифного регулирования, шаги по созданию единой таможенной территории, а также совместные действия в гуманитарной сфере. Но при этом локомотивом даже столь замедленного движения оставалась Россия, а точнее укрепление ее экономической мощи в период с 2000-2008 гг., что создало потребности в новых рынках и сферах приложения и укрепило инвестиционный потенциал страны. Фактически ЕврАзЭС в период 2000-2008 гг. больше носила формальный характер «цивилизованного объединения», также как СНГ было формализованной стадией «цивилизованного развода». Подтверждением этого является объявленный выход из ЕврАзЭС Узбекистана в 2008 г. и то, что практически все соглашения и торговые уступки были сформированы в двустороннем, а не многостороннем формате.

Возможно, подобное инерционное развитие было бы продолжено не случись в 2008-2009 гг. мировой финансово-экономический кризис, в ходе которого больше всех пострадали Казахстан и Белоруссия. Потери России тоже были ощутимы. Финансовые ограничения, неустойчивость мировых рынков и проблемы с дефицитом финансовых средств возникшие в результате негативного влияния мирового кризиса вновь обратили взоры правительств стран ЕврАзЭС к внутренним ресурсам интеграционной группировки. Именно проблемы посткризисной реанимации экономических систем вынудили руководителей лидеров интеграционного движения Казахстан и Россию вновь вернуться к ускоренному объединению в рамках сначала Таможенного союза, а затем и в формате Евразийского экономического пространства. Отличительной особенностью всех форматов перечисленных экономических интеграционных группировок является тот факт, что образованы они, прежде всего на основе политической воли, а не на базе объективных экономических предпосылок. Как и рамках ЕврАзЭС основной целью и ТС и ЕЭП остаются создание базы и стимулов экономической интеграции в расширенном поле объединения торговых, финансовых, производственных и трудовых ресурсов. Подтверждением этого является отсутствие до сих пор того самого «синергетического эффекта», пока основным достижением ТС остается наращивание валовых объемов деятельности (подробнее см. анализ текущего положения в ТС).

Очевидно, что общая цель – продвижение к единому экономическому пространству, посредством объединения национальных рынков, стимулирования взаимной торговли, снятия ограничений в движении капитала, трудовых ресурсов и товаров – может быть использована странами участницами интеграционной группировки совершенно по-разному в зависимости от собственных целевых установок и ожиданий от интеграции.

При этом целевые установки всех стран-участниц ТС и ЕЭП различны и базируются на собственных экономических интересах, в соответствии с которыми строятся и поведенческие аспекты Белоруссии, Казахстана и России.

Основной целью Белоруссии и Казахстана в интеграционной группировке ТС и ЕЭП является формирование новых источников доходов для собственных национальных экономик на основе преференциального доступа на российские рынки, явных и скрытых субсидий в виде льготных цен на энергоносители и другие ресурсы, получение свободного доступа к коммуникациям и инфраструктуре России.
Цели и экономические интересы в ЕЭП Республики Беларусь
Оценивая поведение Белоруссии при вступлении в ТС (напомним, Белоруссия присоединилась к таможенным соглашениям на полгода позже из-за разногласий по тарифам на автотранспорт, изъятиям по таможенным соглашениям и ценам на энергоносители), основную цель членства этой страны в ТС и ЕЭП можно сформулировать следующим образом - получение максимальных экономических выгод для преодоления кризиса, покрытия дефицита финансовых и природных ресурсов белорусской экономики посредством:

  • обеспечения максимально возможных объемов прямых или косвенных субсидий от РФ, пользуясь преференциями в процессе ценообразования, в торговых отношениях,

  • обеспечения доступа к дешевым энергоресурсам (переход РБ на внутренние российские цены потребления по газу и нефти),

  • обеспечения беспрепятственного доступа к обширным потребительским и товарным рынкам РФ и РК,

  • обеспечения защиты национальной экономики от требований ускоренной либерализации и приватизации со стороны европейских и международных структур.

Все эти цели были достигнуты за прошедший период интеграции в рамках ТС. Уровень взаимной внешней торговли со странами ТС у Белоруссии самый высокий – по данным 2011г. 46,4% (или 29077 млн. долл.) внешнеторгового оборота республики приходится на Россию и Казахстан, из них экспорт – 49%, импорт - 51%, а доля республики во взаимной торговле «тройки» составила 23%.

В рамках взаимной торговли Республика Белорусь поставляет в Российскую Федерацию следующие основные группы товаров:

  • средства наземного транспорта (22,2% общего объема экспорта Республики Беларусь в Российскую Федерацию) и машины и оборудование (15,6%), что позволило республике укрепить основные сборочные производства, машиностроение, дало импульс к покрытию торгового дефицита и начала обновления изношенных основных фондов своей промышленности;

  • молочную и мясную продукцию (17,4%) - Белоруссия является лидером среди стран ТС по экспорту сельскохозяйственной продукции, что стало возможным после снятия торговых барьеров на российский рынок.

Если пользоваться терминологией ВТО, то свободный доступ на российский рынок белорусской сельхозпродукции можно расценивать как скрытую форму демпингования российскими потребителями сельскохозяйственной отрасли Белоруссии, т.к. при производстве сельхозпродукции правительство республики продолжает субсидирование отрасли вопреки обязательствам об ограничении сельскохозяйственных дотаций подписанных с Россией (в рамках торгово-экономических соглашений),  следовательно, низкая цена сельхозпродукции и ее конкурентоспособность на российском рынке, в конечном счете, покрывается за счет российских потребителей и бюджета РФ, вынужденного компенсировать убытки собственных производителей.

Основную долю импорта Белоруссии из России составляют топливо минеральное (64,7% общего объема импорта товаров), черные металлы и изделия из них (9,4%). Сальдо взаимной торговли Республики Белоруссия с Российской Федерацией в 2011 году сложилось отрицательное в размере 11,8 млрд. долларов за счет опережающего роста импорта нефтепродуктов и газового конденсата в размере 7 444 млн. долл., что также можно расценивать как скрытую форму субсидирования белорусской экономики с учетом перехода внутрироссийские цены на энергоносители. Так по оценкам экспертов только за счет перехода на внутренние российские цены потребления энергоресурсов прямая нефтяная дотация со стороны России Белоруссии за год составила 2, 3 млрд. долларов, выгоды от льготных поставок российского газа до 2.7 млрд. долларов в год, косвенная (сельское хозяйство и промышленность) датируется на сумму более 4 млрд. долларов. Таким образом, годовая сумма российского субсидирования белорусской экономики в среднем достигает по экспертным оценкам до 6-8 млрд. долл. (по оценкам белорусской стороны 9-10).

В экспорте Республики Белоруссия в Казахстан важнейшими являются средства наземного транспорта (18,4% общего объема экспорта Республики Белоруссия в Республику Казахстан), молочная и мясная продукция (17,9%), а также машины и оборудование (15,3%). Существенное наращивание темпов взаимной торговли Белоруссии и Казахстана в первую очередь обусловлено ростом импорта топливно-сырьевых ресурсов, что позволяет Белоруссии решать проблему дифференциации поставок энергоресурсов с целью снижения зависимости от российских поставок. Расширение экспорта растительных масел и животных жиров, металлопродукции, транспортных средств и их деталей также благотворно влияют на выход из кризиса промышленного сектора белорусской экономики.

Таким образом, членство Белоруссии в ТС в полном объеме способствует решению поставленных целей и ожиданий от данной интеграционной группировки, более того, республика намерена активно отстаивать свои интересы продления преференциального режима внешнеторговых операций со странами ТС и за его пределами с учетом предстоящих изменений тарифных ставок из-за членства РФ в ВТО.
Цели и экономические интересы Республики Казахстан
Интерес Казахстана к евразийской интеграции был достаточно высоким всегда, эта страна, а точнее ее руководство, позиционирует себя как лидер интеграционного движения на постсоветском пространстве. Однако реальные шаги к экономической интеграции стали проявляться с 2008-2009 гг., когда Казахстан ощутил на себе жесткий финансовый дефицит, когда пришлось сворачивать ряд инвестиционных программ, но самое важное, когда стали падать доходы от экспорта нефти, и республике в срочном порядке понадобился доступ к дешевым трубопроводам и отлаженной инфраструктуре транспортировки энергоресурсов. Совокупный фактор негативных последствий мирового кризиса, вылившийся для Казахстана в коллапс собственной финансовой системы и сокращение нефтедоходов, вынудили республику отказаться от амбицио

зных проектов по альтернативным трубопроводам, и акцентировать свои усилия на уже существующих российских маршрутах. К тому же кризис в экономике вынудил казахские власти отказаться от активной конкуренции с российскими экспортерами на нефтерынках и прейти к более лояльной партнерской программе в рамках сначала ТС, а затем и ЕЭП (хотя конкурентные отношения сохраняются и ныне, но появилась большая готовность к компромиссам и сотрудничеству). С этих стартовых позиций инициация интеграционных процессов Казахстана ставила цель содействия выходу из экономического кризиса, подкрепления сырьевой, финансовой и ресурсной базы для проведения реформ по индустриализации и модернизации национальной экономики Казахстана. С этих позиций к основным целям и ожиданиям Казахстана от евразийской интеграции можно отнести:

  • обеспечение собственных лидирующих позиций среди стран евразийского региона за счет интеграции с российской экономической мощью и использования территории ТС, как зоны беспрепятственного транзита (тем самым формирования преференциального режима во внешнеэкономических отношениях с РФ, а также с европейскими странами через Россию и Белоруссию, что укрепляет позиции по отношению к конкуренту по региону - Узбекистану),

  • обеспечение гарантированного беспрепятственного доступа к российским трубопроводам вне зависимости от политической и экономической конъюнктуры, за счет чего появляется возможность дифференциации экспортных поставок энергоресурсов из Казахстана без дополнительных затрат на альтернативные пути транспортировки,

  • обеспечение использования единой энергосистемы РФ в целях покрытия энергодефицитности ряда промышленных регионов республики собственной более дешевой электроэнергией, что формирует устойчивую основу для модернизации электроемких отраслей промышленности РК, расширения экспорта электроэнергии в Белоруссию транзитом через Россию,

  • содействие выполнению национальных программ развития и модернизации «Индустриализации страны», «Дорожной карты бизнеса-2020» казахстанской промышленности за счет облегчения доступа к более дешевому российскому сырью, инфраструктуре, белорусским и российским технологиям, но главное за счет увеличения потребительского рынка с 16 млн. потребителей до 170 млн.

  • поддержка и развитие экспорта сельскохозяйственной продукции, как на территорию России, так и на мировые рынки, используя транзитный потенциал ЕЭП.

Первоначально цели интеграции имели более амбициозный характер: предполагалось получить ускоренный рост в топливно-энергетической, цветной и черной металлургии, в производстве и экспорте зерна, возрождение пришедших в упадок виноделия, производства фруктов, овощей и другой сельскохозяйственной продукции. Все это предполагалось осуществить в кратчайший период на основе создания более благоприятных условий для межстрановых переливов капитала и рабочей силы, развития конкуренции между предприятиями стран интеграционной группировки. Однако эффект достижения указанных целей невозможно получить в краткосрочном периоде, хотя бы потому что условия свободного перелива капитала, трудовых ресурсов и технологий были оговорены, подписаны и вступили в силу лишь с января 2012г. в рамках ЕЭП.

В период же действия таможенного союза с 2010-2011 гг. Казахстан получил целый ряд выгодных позиций:

Существенно возросла величина таможенных поступлений от импорта из третьих стран из-за увеличения более, чем в два раза величины ставок таможенного тарифа - с 3,5 % до 7,33 %. При этом, также возросла величина таможенных поступлений Казахстана в таможенных платежах внутри ТС, т.к. распределение собранной суммы платежей по внешнеторговым операциям распределяется пропорционально распределению голосов в ТС (Россия имеет 57% голосов, Казахстан и Белоруссия – по 21,5%). В совокупности это позволило увеличить величину государственных доходов от внешнеэкономической деятельности за указанный период функционирования ТС в 2010 г. на 233,6 млрд. тенге или на 40,6% по сравнению в 2009 г., а в 2011 г. – на 102,1 млрд. тенге или на 12,6% по сравнению с 2010г.

Таким образом, рост поступлений по таможенным платежам из-за увеличения ставок таможенных пошлин и перераспределения таможенных платежей из общего бюджета ТС позволили Казахстану в тяжелый посткризисный период облегчить дефицитное давление на государственный бюджет, что в определенной степени способствовало выполнению задач антикризисного плана страны, финансирования проектов национального развития.

Стал возможным беспошлинный ввоз технологического оборудования, комплектующих и запасных частей к нему, сырья и материалов, ввозимых для исключительного использования в рамках выполнения национальных проектов по индустриализации экономики и развития бизнеса.

Импорт Казахстана машин и оборудования за прошлый год составил 15% от общего объемы всего импорта РК или из России на сумму 307 млн. долл., из Белоруссии -12,5 млн. долл. Росту темпов развития промышленности также способствовал импорт. Наибольший удельный вес в экспорте Республики Казахстан в Российскую Федерацию занимают топливо минеральное (26,9% общего объема импорта товаров), машины и оборудование (15%), черные металлы и изделия из них (12,3%). Из Белоруссии импортируется в основном сельхозтехника, молочная и мясная продукция.

Рост пошлин на легковые автомобили, несмотря на всю противоречивость по отношению к ним в республике, привел к существенным темпам роста собственного автомобилестроения (за период существования ТС в республике стали собирать автомобили марок KIA, Chevrolet, Lada и Skoda). Так темп роста производства авто казахстанской сборки вырос с 7,92% в первом квартале 2010 г. – до 16,32% в аналогичном периоде 2011 г., что обусловлено высоким входным барьером на данный рынок товаров, защищающим отечественного производителя.

Однако в целом, уровень конкурентоспособности казахстанских производителей остается низким и обусловлен в большей степени непроизводственными факторами и носит в основе своей характер скрытого демпинга со стороны государства, так как в основном представлен низким уровнем внутреннего налогообложения: ставки НДС (в Казахстане они составляют 12 %), по сравнению с Белоруссией (20 %) и Россией (18 %), ставки налога на прибыль (так называемый корпоративный подоходный налог аналог налога на прибыль в РФ) в рамках проектов развития бизнеса снизился с 30 до 20%, НДС - до 12% и социальный налог — до 11%, индивидуальный подоходный налог (аналог НДФЛ в РФ) — 10%.

Такой либеральный способ стимулирования роста экономики вносит определенные опасения со стороны России, так уже в первый год работы ТС наблюдалось бегство российского бизнеса и капиталов в более комфортные условия Казахстана. Однако такой способ формирования конкурентных преимуществ не может дать долговременного эффекта, так как уже в рамках ЕЭП предстоит унификация налоговых режимов стран-участниц. К тому же даже такой способ формирования преимуществ в ценовой конкуренции не обеспечил Казахстану прорыва экспорта продукции глубокой степени переработки. Экспорт Казахстана в страны ТС в основном составляют руды металлические (30,9% общего объема экспорта Республики Казахстан в Российскую Федерацию – 632,5 млн. долл.), топливо минеральное (26,9% или 550,6 млн. долл.), черные металлы и изделия из них (12% или 245,6 млн. долл.). В экспорте Республики Казахстан в Республику Беларусь преобладают топливо минеральное (27,2% общего объема экспорта Республики Казахстан в Республику Беларусь), черные металлы и изделия из них (23,9%), алюминий и изделия из него (21,4%).

В рамках соглашений по ЕЭП Казахстану стало возможным решение проблемы энергообеспечения собственной электроэнергией энергодефицитные западные области (Соглашением предусмотрено обеспечение межгосударственной передачи электрической энергии из одной части энергосистемы государства-участника ЕЭП в другую ее часть через энергосистему сопредельного государства.)

В настоящее время в Западно-Казахстанской области пользуются электроэнергией из России, которая значительно дороже казахстанской. Передача электроэнергии по территории РФ для потребителей Западного Казахстана из Северного Казахстана будет осуществляться путем взаимосвязанной и одновременной поставки равных объемов электрической энергии из северной части ЕЭС Казахстана в ЕЭС России и из ЕЭС России в западную зону ЕЭС Казахстана - через разные точки поставки, расположенные на границе РК-РФ. Таким образом, ввод транзитно-замещающей схемы позволит избежать поставок дорогостоящей электроэнергии от российского поставщика. За 2006-2010 годы тарифы на российскую электроэнергию повышались семь раз, рост составил 250 %, в 2011 г. повышение цены электроэнергии составило 160 % от прежнего уровня, и достигла 13,2 тенге за кВт/час (для сравнения цена казахстанской электроэнергии, полученной по замещающей схеме составит лишь 8,67 тенге за 1 кВт/час - разница в 26 процентов). Соответственно, увеличатся и доходы казахстанских электровырабатывающих организаций за счет экспорта электроэнергии, как в Россию по замещающим схемам, так и в Белоруссию транзитом через российские ЛЭП. Таким образом, прямые доходы от введения в действие Соглашений ЕЭП могут составить около 3-5 млрд. долл. в год, что является прямым инвестиционным вкладом в модернизацию и развитие, как электроэнергетики, так и всего региона.

Несомненной выгодой для Казахстана станет унификация тарифов по транспортным перевозкам, что также существенно удешевит экспорт продукции из Казахстана.

Все указанные достижения вполне соответствуют целевым установкам и ожиданиям Казахстана от евразийской интеграции, подтверждением этому также можно считать успешное выполнение антикризисных программ и выход на показатели опережающего развития экономики республики в целом. Так темп роста ВВП в 2011 г.составил 7,1 %, что вывело РК в абсолютные лидеры по темпам роста среди стран СНГ, в том числе за счет роста в горнодобывающей промышленности и разработке карьеров производство возросло на 1,3%, обрабатывающей промышленности – на 6,2%, электроснабжении, подаче газа, пара и воздушном кондиционировании – на 7,4%, водоснабжении, канализационной системе, контроле над сбором и распределением отходов - на 4%., роста внешнеторговых операций на 41,8%, в том числе экспорт – на 51,7%, импорт – на 22,6% больше, в том числе прироста взаимной внешней торговли в ТС на 146% в 2010 г. и 122% в 2011 г. Однако положительный эффект достижения целевых установок от евразийской интеграции для Казахстана оказался размытым и недостаточно оцененным в республике. Произошло это по следующим причинам:

1. Вступление в Таможенный союз привело к резкому росту цен на товары первой необходимости, уровень инфляционного роста цен в 2010 г. составил 107,8%. Цены на продовольственные товары возросли на 10,1%, непродовольственные – на 5,5%, платные услуги – на 6,8%. Но при этом необходимо отметить, что по отдельным группам потребительских товаров рост цен в течении 2010 г. составил до 30%. В 2011 г. – 8,3 %, продовольственных товаров -11,9%, непродовольственных товаров – 5,6 %, на платные услуги – 6,8 %. Данный рост был обусловлен существенным увеличением ставок таможенных тарифов с введением в действие ЕТТ (единого таможенного тарифа ТС), что в совокупности с высоким уровнем импортозависимости, особенно потребления, привело к падению покупательской способности населения на 18,1% в 2010г., падению темпов роста доходов населения на 3,8%. В 2011 г. ситуацию удалось исправить за счет роста доходов населения на 7,4 % и стабилизации инфляционного роста. Но негативное восприятие интеграционных процессов у населения осталось.

2. Сырьевая направленность национальной экономики Казахстана, отставание в конкурентных преимуществах в промышленных отраслях высокой степени переработки даже по сравнению с Россией и Белоруссией, приток более конкурентных поставщиков в купе с низким уровнем собственной конкурентоспособности отпугивает крупный и средний бизнес от ускоренной модели интеграции. Этот же фактор активно разыгрывается оппозиционными силами страны и противниками евразийской интеграции.

3. Авторитарный стиль управления, слабый уровень развития демократизации общества в Казахстане порождает крайние формы оппозиционного противостояния, помноженного на болезненное восприятие уязвимости суверенитета – это карты, разыгрываемые оппозиционными силами в республике. С точки зрения оппозиционеров, рост цен после начала функционирования ТС, повлекший за собой краткосрочное падение покупательной способности населения, а также пропорциональное распределение голосов в ТС (Россия имеет 57% голосов, Казахстан и Белоруссия – по 21,5%) стал удобным фоном для нагнетания истерии по поводу потери национальной независимости и «поглощения Россией Казахстана» при углублении евразийской интеграции.

4. Авторитарность стиля управленческих отношений в республике также приводит к отсутствию имиджевой работы с населением и широкими слоями потребителей, отсутствию пропаганды и прозрачности деятельности ТС и ЕЭП, прямых краткосрочных выгод и долгосрочных перспектив развития казахстанской экономики от функционирования и углубления евразийской интеграции.

Таким образом, происходит наслаивание отрицательных последствий евразийской интеграции в сознании казахстанской общественности, хотя сторонников интеграции все более половины населения. Тем не менее, следствием этих негативных факторов стало торможение интеграции и вместо Евразийского союза в начале этого года именно по инициативе Казахстана были подписаны соглашения по созданию Единого экономического пространства (ЕЭП), как промежуточного этапа на пути движения к единому рынку и валютному союзу. Основным мотивом казахстанских властей в процессе принятия данного решения все же является низкая степень конкурентоспособности национальной экономики, несовершенство и низкая эффективность интеграционных механизмов регулирования экономики, и конечно же отсутствие базисной микроэкономической интеграции.

Те же мотивы определяют решения российских властей, согласившихся с Казахстаном в вопросах определения формата нынешнего этапа евразийской интеграции в рамках ЕЭП.
  1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

40-42 III. Таможенный Союз. Еэп. Новости iconIii. Таможенный Союз. Еэп. Новости
«Таможенный Союз, Единое Экономическое пространство: мифы и действительность» 28-33
40-42 III. Таможенный Союз. Еэп. Новости iconIii. Таможенный Союз. Еэп. Новости
Состоялось очередное заседание Интеграционного Комитета Евразийского экономического сообщества 33
40-42 III. Таможенный Союз. Еэп. Новости iconТаджикистан 41-47 III. Таможенный Союз. Еэп. Новости
Прогноз социально-экономического развития Республики Казахстан на 2013-2017 годы
40-42 III. Таможенный Союз. Еэп. Новости iconIii. Новости. Таможенный Союз и еэп
Краткие итоги социально-экономического развития стран Центральной Азии за январь-март 2012г
40-42 III. Таможенный Союз. Еэп. Новости iconАлександр Лукашенко. III. Таможенный Союз. Новости
Повышение таможенных пошлин на границе с Казахстаном не связано с вступлением Кыргызстана в Таможенный союз 42-43
40-42 III. Таможенный Союз. Еэп. Новости iconIii. Таможенный Союз. Еэп. Новости
Более легко она протекает в сферах рыночного (особенно товарного) обращения, менее поддается интегрированию непосредственно производственная...
40-42 III. Таможенный Союз. Еэп. Новости icon3. Новости Таможенного союза 40-46
Таможенный союз и еэп обеспечат углубление интеграции и прорыв к инновационной экономике
40-42 III. Таможенный Союз. Еэп. Новости iconII. Таможенный Союз. Еэп. Новости
Какие изменения требуются строительной сфере, чтобы успешно работать в условиях вто 28-30
40-42 III. Таможенный Союз. Еэп. Новости iconII. Таможенный Союз. Еэп. Новости
Какие изменения требуются строительной сфере, чтобы успешно работать в условиях вто 31-33
40-42 III. Таможенный Союз. Еэп. Новости icon23-29 III. Таможенный Союз. Новости
Беларусь выравнивает условия на автомобильном рынке с партнерами 36-37 по Таможенному союзу
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница