Электронная версия полиграфического издания




НазваниеЭлектронная версия полиграфического издания
страница1/15
Дата публикации22.02.2013
Размер1.99 Mb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
                                                                                   

http://www.netslova.ru/zinchuk/verymuch/0.gif

Электронная версия полиграфического издания
(исправленная и дополненная)

 

 Рисунки И. Ю. Яблочкиной

 

Зинчук А. М.
Очень. Петербургские сказки - СПб.: Б&К 2003. - 168 с.

ISBN 5-93414-097-3

Городские сказки - жанр редкий. В чем-то даже, наверное, исключительный. Что мы можем вспомнить сказочного о нашем городе? "Чижика-пыжика", "Крокодила" да "Мойдодыра", еще "Черную курицу" и, может быть, сказки Радия Погодина. Конечно, классиков: "Медного всадника", "Нос". В общем потоке литературы - капля в море. Про Москву Михаил Булгаков написал замечательную сказку для взрослых и назвал ее "Мастер и Маргарита", а вот про Петербург почему-то сказки не написал. Хоть и, кажется, что город наш - неистощимый кладезь для выдумки, городские сказки можно пересчитать буквально по пальцам.

Авторский сборник драматурга Андрея Зинчука, который мы предлагаем вашему вниманию, поможет в какой то мере восполнить этот пробел.

Для повзрослевших детей и их родителей.

Истинно петербургское настроение.

  http://www.netslova.ru/zinchuk/verymuch/_12.gif

 

 

 

 

 

 Б&К
Санкт-Петербург
2003

Редактор Н. Нечехова
Корректор Г. Александрова
Компьютерная верстка С. Арефьев

Подписано в печать 28.03.03. Формат издания 70 x 100 1/16,
Бумага офсетная. Гарнитура "Школьная". Печать офсетная.
Усл. печ. л. 10,5. Тираж 3000 экз.
Заказ 5016

Отпечатано в типографии
ООО "Издательско-полиграфический Комплекс"
Лицензия ПД № 2-69-585 от 27.12.2000.
199053, С.-Петербург, наб. Макарова, 22.
телефон (812) 328-7280

 

ISBN 5-93414-097-3

В книге петербургского автора Андрея Зинчука любитель жанра найдет все - от легких сказочных миниатюр для детей до филигранных, афористичных зарисовок для вполне взрослых людей. И три большие сказки для читателя любого возраста.

Все события в книге, как это обычно и принято в хороших сказках, происходят в наше время. Как это и принято в хороших сказках, здесь полно чудес: моментальные и легкие превращения, мгновенные перемещения в пространстве, герои-нелюди и люди-волшебники, вечность, которая длится всего один предновогодний день... И происходит это на фоне вполне земных и обыкновенных вещей - на фоне любви, ненависти, страха, дружбы, симпатии. Как это и принято в хороших сказках, автор ироничен и терпим.

Замечательно, что автор придумал новых, своих, героев. Они неожиданны, забавны, привлекательны. Спасибо автору: сказка торжествует - читателя ожидает интересное и веселое чтение.

 

http://www.netslova.ru/zinchuk/verymuch/strugackii.gifБорис Стругацкий

 

http://www.netslova.ru/zinchuk/verymuch/01.gif

^ Посвящаю
моим терпеливым
родителям


Часть этих волшебных историй была написана Очень давно. Скажем, не преувеличивая, лет этак двадцать (если даже не двадцать пять) назад. Случилось так, что однажды, еще молодого и несмышленого, судьба забросила их автора в крохотный садик, расположившийся несколькими своими деревьями и кустами по соседству с Львиным мостиком, что переброшен через Грибоедов канал.

О, это было замечательное время! Тогда люди жили не для того, чтобы зарабатывать деньги, а для того, чтобы получать от жизни удовольствие: вдоль канала стояли огромные Очень красивые тополя и лежали перевернутые кверху дном катера и лодки, а набережная была вымощена самой красивой в мире черной граненой брусчаткой. Кроме прочего, неподалеку от садика по набережной пролегали рельсы 36-го, почти всегда пустого, трамвая, тоже, видимо, ходившего по городу просто так.

Этот удивительный оазис так поразил воображение автора, что он решил остаться в нем по возможности дольше - завел себе поблизости друзей и знакомых, да и вообще старался бывать тут как можно чаще, совершенно, впрочем, не понимая, что его сюда так неодолимо влечет. Пока, наконец, не сделал одного Очень важного открытия: выяснилось, что на одной из скамеек вышеописанного садика иногда удается сочинять небольшие истории преимущественно волшебного содержания. (Разумеется, рядом жила прелестная девушка, под-то ее окнами автор и писал!)

Их и было сочинено в те прежние времена ровно пять.

Потом все изменилось: на место романтиков повсеместно заступили прагматики. Крепчайшую драгоценную брусчатку, по которой ходило и ездило не одно поколение петербуржцев, они сменили на банальный асфальт - словно раскатали по городу большой серый блин. Отменили хождение ненужного, по меркам здравого рассудка, трамвая. Зачем-то спилили большинство старых тополей. Убрали с канала мешавшие им лодки и катера. На месте садика взгромоздили весьма обыкновенный дом, как оказалось, стоявший тут когда-то Очень давно. (Правда, и сейчас еще, проникнув в его двор, можно найти два-три сохранившихся дерева из бывших прежде и несколько чудом уцелевших кустов.) В результате произведенных прагматиками разрушений жизнь в городе сделалась скучной.

Следующее поколение петербуржцев, возможно, захочет ее изменить: оно вернет на место крепкую граненую замечательную брусчатку. Разложит по набережной канала романтические лодки и катера. Пустит старый 36-й ненужный трамвай и посадит новые деревья на месте исчезнувших. Оно сумеет восстановить нормальную жизнь по сохраненным автором чертежам волшебных сказок, к которым со временем добавилось еще несколько, но написанных уже в наши неуютные времена.

 

 

 

ОДУВАНЧИК

Мальчишка, который совсем еще недавно родился в Городе, но был уже и умным, и красивым, стоял перед зеркалом.

Умным мальчишка был потому, что знал, например, как тридцать шестым номером трамвая доехать до бабушки. А красивым - потому что вокруг носа было у него много прозрачных коричневых веснушек, а на голове росли рыжие колючки.

Мальчишка смотрел в зеркало на свои веснушки, которых было много, на синяки и царапины, которых тоже было достаточно, и думал о том, что у него есть все, необходимое настоящему мужчине приблизительно его возраста.

И думал так до тех пор, пока однажды его знакомая - девчонка из соседнего дома - не заметила всего этого великолепия и не спросила:

- Тебя что, воробьи поклевали? - И назвала почему-то Чертополохом.

Мальчишка обиделся. Он потрогал свои синяки и поковырял царапины. Синяки были на месте, царапины тоже.

"Чертополох!.." - подумал он с обидой и с грустью вспомнил, что мама зовет его Подсолнушком.

Когда мальчишка в следующий раз вышел из дому, то опять встретился со своей знакомой девчонкой. Она словно назло ему шелушила подсолнух и кормила семечками воробьев.

Мальчишка хмуро прошел мимо и подумал, что он не хочет больше быть ни Чертополохом, ни Подсолнушком... Тут он увидел одуванчик. Увидел и решил, что Одуванчиком он бы, пожалуй, стал.

У мужчин решено - значит сделано. И мальчишка стал Одуванчиком. Его мама, когда он пришел домой, всплеснула руками:

- Только этого мне и не хватало!..

А мальчишка насупился и молча прошел в комнату, где стояло зеркало.

На следующий день он опять встретился со своей знакомой девчонкой. Она сама подошла к нему и спросила:

- Гуляешь?

- Гуляю, - ответил мальчишка.http://www.netslova.ru/zinchuk/verymuch/03.gif

- А... - сказала девчонка. - А я тоже гуляю!

Они помолчали. Потом девчонка спросила опять:

- А ты теперь кто?

- Теперь я Одуванчик, - ответил мальчишка. - А ты?

Девчонка растерялась, не зная, что ответить, захлопала глазами:

- Я!.. Я!.. - А потом взяла и, собрав всю свою злость, дунула на мальчишку. И мальчишка осыпался. Он ведь и на самом деле был Одуванчиком.

Потом девчонка убежала. А мальчишка остался стоять во дворе. И на его голове по-прежнему гордо торчали рыжие колючки.

^ СЛОНЫ НА АСФАЛЬТЕ

Была ни зима, ни осень, ни весна, ни лето, а нечто ни на что не похожее, когда небо все в серых пятнах, отчего кажется, что это никогда не кончится, а если и кончится когда-нибудь, то за ним наступит такое же или, не дай Бог, еще хуже!

Был старый дом. Был темный двор-колодец. Во дворе шел сокрушительный ремонт - тяжелый каток с грохотом мотался взад-вперед по горячему асфальту.

В доме жил маленький Художник, которому ремонт надоел. И вот однажды... Однажды он взял зеркальце, поймал им лучик холодного солнца и нарисовал зайчиком у себя под окном - на асфальте, там, где была тень, - большого слона. Посмотрел на него и улыбнулся: слон лежал, растопырив в стороны четыре свои ноги, и как будто о чем-то мечтал.

Тут к слону, фырча и отплевываясь соляркой, подкатил каток и намотал его на свой огромный железный барабан. И слон поехал на барабане туда и сюда, вперед-назад, и каток принялся печатать на асфальте больших солнечных слонов.

Слоны получились похожими друг на друга, как братья, но вместе с тем и немного разными (асфальт, как и многое в этом Городе, был положен вкривь и вкось). Так, один из них оказался толстоват, другой худоват, третий коротковат, у четвертого плохо пропечатался хвост, пятый, шестой и десятый выглядели вполне прилично, а одиннадцатый - самый маленький - производил, прямо скажем, несерьезное впечатление. Двенадцатому повезло меньше других - он остался и вовсе без ушей.

А машинист в это время крутил баранку нелюбимого катка, тянул ядовитый "Беломор" и мычал сквозь зубы веселую песню. Наконец он заметил, что вместо гладко укатанного асфальта у него получается вообще черт знает что (ни на что не похожее!), остановил каток и подошел к слону, который за время путешествия по горячему асфальту так крепко приклеился к барабану, что не было, казалось, никакой возможности его отодрать.

- Вот я тебя, беспризорник! - сказал Машинист и ковырнул слона монтировкой. Но только поцарапал барабан.

Тогда Машинист вытащил из кармана слойку, купленную к обеду Любимой Женой, и сунул ее под нос слону. Слон от радости вильнул хвостом, а Машинист схватил его за хвост и отодрал от барабана. Слон пролетел по воздуху и шлепнулся на асфальт. Потом поднялся, покачался и побрел вдоль стены, недовольный тем, что ему не дали покататься.

Машинист же залез в кабину, дал задний ход и поехал на обед.

Остальные слоны поднялись с асфальта сами, без посторонней помощи, вследствие одной из главных причин всего того, что происходит на свете: из любопытства. И из любопытства же разбрелись по Городу. Каждый выбрал себе уголок потемнее и принялся ждать захода солнца - не без оснований он опасался, что хмурое солнце может запросто с ним расправиться - только попадись ему на глаза!

Ночью слоны вышли на улицы. Правда, за вечер они сильно поблекли - им ведь пришлось освещать самые темные уголки, - но, тем не менее, оставались вполне симпатичными слонами.

Зажглись фонари. А потом, когда настала глубокая ночь, и именно тогда, когда фонари бывают более всего необходимы, - они погасли. И тут жители Города приготовились по обыкновению ругаться, каждый на свой лад:

- Какая темнотища! - насупился бы один.

- Развели тут!.. Ни одного фонаря! - бубнил бы другой.

- Как же я дойду до дому?! - сокрушался бы в это время третий и брел впотьмах в противоположную от своего дома сторону. Но на этот раз неприятностей не произошло: один из слонов загородил ему дорогу, и запоздавшему прохожему при слабо мерцающем свете удалось прочитать название чужой улицы и чужой номер дома. Он тут же повернул назад, а слон тихонечко поплелся следом в надежде на благодарность.

Второй слон пристроился у водосточной трубы и наблюдал, как на ее холодной поверхности собираются капли ночной росы.

Третий подался на набережную и завел длинный разговор с рыбаками о прелестях ночной рыбной ловли.

Четвертый отправился в гости к своим собратьям в Зоопарк.

Пятый, шестой и десятый просто бродили по Городу. А одиннадцатый мирно похрапывал в подворотне возле кладовки дворника. Двенадцатому повезло, как всегда, меньше других - ему пришлось мирить двух поссорившихся влюбленных. А потом, как с капризными детьми, бродить по Городу всю ночь напролет, чтобы они опять не поссорились или чтобы их кто-нибудь не обидел.

http://www.netslova.ru/zinchuk/verymuch/04_.gif

То там, то здесь, то на улице, то в подворотне, а то и на крыше дома вспыхивали неяркие огоньки, и по ним можно было догадаться, что по Городу идет, покачиваясь, солнечный слон.

Недоверчивые горожане отреагировали на эти события по-разному. В основном, как это чаще всего и бывает, никто ничего не понял:

- Слон? В парке? Ночью?! Не верю! И честному твоему слову не верю!

- На крыше? Видел? Кого? Вот такого?.. Этими своими глазами? Иди, проспись!

- Ночью? Слон? Подсветил номер дома? Ты бы лучше проверил свой бумажник, растяпа!

И к утру - готово дело - расцвели зловещие слухи о том, что в Городе орудует шайка циркачей и иллюзионистов.

Долетели эти слухи и до семьи Машиниста. Он был разбужен соседями, принесшими известие о том, что группой злонамеренных лиц угнан от дома его нелюбимый каток! (Что тут же было проверено из окна Любимой Женой Машиниста, и что, конечно же, оказалось стопроцентным враньем!)

К утру была поставлена на ноги не только вся милиция, но так же - шутка ли? - и городское охотничье Общество. С ружьями. И - страшно сказать - сетями!

А в Городе в эту ночь не было совершено ни одного преступления! Мерцающая гора внезапно вырастала перед глазами грабителя, затаившегося в темном углу - кто-то сильный и бесстрашный бродил по улицам Города в глухую пору нелюбви, в разбойный час. И, не чуя под собой ног, не разбирая дороги, грабитель припускал прочь, подальше от места ужасной встречи.

Когда под утро слоны, уставшие от ночного дежурства, собрались вместе на Главной Площади Города, их слизнуло с асфальта равнодушное утро...

...Но вечером они появились опять, и снова бродили по улицам, светились, наводили свои порядки и не давали уснуть скучным сонным гражданам. И среди граждан пошел слух, что в Город вернулись Белые ночи.

http://www.netslova.ru/zinchuk/verymuch/05.gif

                                                         

         

^ МАЛЕНЬКОЕ
КРУГОСВЕТНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ


Дима собрал вещи и двинулся к выходу.

- Ты куда? - спросила мама, вытирая руки о передник.

- В Индию.

- В Индию?!

- У меня там друг. Его зовут Петр Иванович. Я получил письмо. Он пишет, чтобы я приехал! - И Дима нетерпеливо махнул авоськой.

- А зачем ты шубу надел?

- Там холодно.

- Там тепло!

- Да? А холодно где?

- Наверное, в Канаде.

- В Канадии? Тогда в Канадию. А туда сколько ночей?

- Пять.

- На пароходе?

- На пароходе.

- А билеты?

- Билеты покупать надо.

- Заранее?

- Заранее.

- За деньги?

- За деньги.

- А я маленький! Я в Ессентуки бесплатно езжу!

- В Ессентуки ты с папой ездишь.

- А папе можно?.. Со мной в Канадию?

Мама ничего не ответила. Она оделась и "все равно" ушла куда-то по своим делам, в магазин. Дима остался один.

"Уеду-уеду-уеду", - не оставляла его заветная мысль, пронзительная, словно старая глиняная свистулька "уйди-уйди". - "Вот только позавтракаю - и уеду!"

Дима вернулся в комнату, выскользнул из своей коричневой в серую клетку шубы, а потом уселся за стол.

- Сейчас в Канадии хорошо!.. Утки, наверное, летают... А эскимосы сидят на льдине и едят мороженое. И знать ничего не хотят о кефире. А тут ведь даже не кефир - просто простокваша!

Дима сделал несколько глотков. Тут его взгляд остановился на шкафу, где с прошлой зимы лежала завернутая в газету папина эскимосья шапка с ушами, привезенная откуда-то из Канадии или из другой северной страны. Мигом из кухни был притащен трехногий табурет и установлен на четырехногом стуле. И через секунду Дима стоял на самом верху этой пирамиды в папиной зимней шапке и молча озирал открывшиеся перед ним просторы чужой страны.

Мир сразу же вырос: газета, упавшая на пол, превратилась в скользкую, начавшую таять льдину, по которой и ходить-то опасно! А шуба - в коричневого в серую клетку медведя, которого еще предстояло убить. Последние остатки комнаты закружились и умчались вбок, за шкаф. Потом исчез и сам шкаф.

Теперь перед Димой расстилалось огромное снежное поле... И край земли, откуда начинается море... И льдины - торосы что ли? Как большие поломанные корабли... А там вдали - полоска земли. Может быть, даже Африки. Или не Африки?!

Над головой Дима увидел косяк уток, улетающих по направлению к загадочной земле. Только разве утки летают косяками?

- Эй, что вы делаете!? Косяками - это рыбы! А утки... утки - очень трудным словом: пара... лепси... лепи... или нет... трехсторонником!

Заметавшиеся было в небе утки, громко крякая, перестроились в треугольник, фигуру из телепередачи для старшеклассников.

- Ну вот, теперь правильно!

Потом Дима заметил, что на одном из торосов пристроились со своим мороженым эскимосы.

- Эскимосы же не едят мороженого! Им ведь и так холодно! Им не положено! Они простудятся и заболеют! Они трубки курят... Ну, конечно, трубки. А в трубки набивают... порох!

Дима махнул эскимосам рукой и громко крикнул:

- Здрасьте!

http://www.netslova.ru/zinchuk/verymuch/06.gif

Эскимосы укоризненно покачали головами и исчезли. После них осталось только большое кольцо дыма, синего на солнце, и висело до тех пор, пока не растаяло.

Теперь Дима стоял один. Опять пролетели утки... И опять было бескрайнее белое поле... И край земли, откуда начинается море... И ослепительное северное солнце... Такое ослепительное, что пришлось надвинуть на глаза папину зимнюю шапку... И взявшийся вдруг откуда-то ненастоящий медведь, коричневый в серую клетку, в которого стрелять - просто преступление, такой он глупый... И далекая страна Африка, которой полагается быть и вовсе в другой стороне света... А может быть, совсем и не Африка!..

- Ладно, - твердо сказал Дима. - Будем считать, что в Канадию я уже съездил. - И снял шапку. - Уф-ф... Жарко! Если в Канадии жарко, то в Японии, наоборот, должно быть прохладно! Поеду в Японию!

Дима слез с трехногого табурета, потом с четырехногого стула и побежал в ванную, где висел мамин халат, очень японский на вид.

Халат был красный, красивый, с длинными рукавами, из-под него торчали только кончики Диминых ботинок. Стоя посередине ванной, Дима приложил руки к вискам и растянул глаза в стороны, как мама, когда она показывала японцев:

- Цуки-цуруки. Агама-атагама!

Вылезший из-под ванны кот хитро подмигнул желтым глазом, как всамделишный японский дракон, только серый. А в зеркале Дима увидел настоящего маленького японца... А потом еще одного, и еще - много японцев! Они шли мелкими шажками Диме навстречу, держались руками за виски - кто сильней скосит себе глаза - и пели на разные голоса:

^ Мы японцы.
Мы - японцы.
Вы японцы?
Мы японцы!


И Дима, шагая мелкими шажками им навстречу, отвечал:

Я японец.
Я - японец.
Вы японцы?
Я японец!


И кланялся в обе стороны.

Правда, при этом он один раз стукнулся головой об ванну. Только разве это имело значение? Ванна-то ведь тоже была японской! Но все-таки Дима пошел в комнату, где было побольше места.

Комната, пока он ходил превращаться в японца, теперь больше всего на свете была похожа на дворец японского императора... То, что в Японии есть император, Дима помнил точно. Но чем именно занимаются императоры в Японии - забыл.

"Цари и короли понятно, приказывают. Министрам отрубают головы. А императоры... императоров... Да ведь они же ничего не могут делать, потому что у них - вот же, вот! - все время заняты руки! Они просто так ходят и смотрят!"

И Дима принялся ходить по комнате, как настоящий маленький японский император, растягивая руками в стороны свои русские, обычно круглые, глаза.

"Они слушают японскую музыку, которая утром передается для них по радио, сидят на троне, который давным-давно был когда-то стулом, а мама читает им книжки про Японию... А когда они проголодаются, они берут вот эти папины карандаши и едят ими рис, который сварит им мама!"

Дима подошел к письменному столу и хотел было протянуть за карандашами руку...

"Но ведь у них же все время заняты руки! А это значит... это значит, что... Значит, императоры в Японии целый день ходят голодные!"

Дима замер, пораженный этой новой ужасной мыслью, отчего руки у него опустились, и он тут же перенесся из Японии обратно в комнату.

Ничего не изменилось за время его путешествия: даже кефир, и тот стоял на прежнем месте. Дима схватил бутылку и с жадностью принялся его пить.

"Императоры в Японии целый день ходят голодные!.. Императоры в Японии целый день ходят голодные!.. Императоры в Японии!.. Бедные императоры!" - и не заметил, как выпил всю бутылку.

"Ну, теперь можно в Индию!"

Но Дима не успел поехать в Индию к своему другу Петру Ивановичу (который даже написал ему письмо), хотя и надел для этого бабушкины зеленые тапки и обмотал голову полотенцем - вернулась из магазина мама.

- Скучаешь? - спросила она, входя в комнату. - Сейчас мы с тобой перекусим и поедем далеко-далеко, в Зеленогорск! Ты ведь хотел поехать?

- Мама...

- Что?

- Мама, я хочу в Индию...

- Куда?!http://www.netslova.ru/zinchuk/verymuch/07.gif

- Ну, в Индию. Там носороги.

- Носороги в Африке.

- Тогда в Африку!

- А как же Канада? А Канаду уже не хочешь?

- В Канадии я сегодня уже был. И в Японии уже был. Давай поедем туда, где носороги?..

- Ладно, давай поедем.

- Ура! Вот тебе папина шапка... Мы сначала заедем в Канадию, а потом - на пароходе - в Африку. Там недалеко, я видел. Ну же, давай, поехали!.. Вот большое снежное поле!..

- И край земли, откуда начинается море?

- И льдины...

- Торосы, что ли?

- А там, вдали...

- Полоска... полоска земли!

- Это Африка!

- Что это?! Боже мой!.. Но ведь этого не может быть, Димочка!.. Это же... Это же в самом деле Африка!

 

ОЧЕНЬ

- Дождь на улице. Не покататься на велосипеде. Не люблю, когда кончается лето! Ты обещал рассказать мне сказку.

- Хочешь, я расскажу тебе про маленького мальчика, который стал Одуванчиком?

http://www.netslova.ru/zinchuk/verymuch/08.gif

- Ну... Это очень грустная история. И потом ты ее уже рассказывал. А правда, ты можешь придумать сказку про все, о чем я попрошу?

- Правда.

- Тогда придумай, пожалуйста, про садик, в котором я гуляю!

- А как ты хочешь - чтобы с волшебниками, или на этот раз, может быть, обойдемся без них?

- Ну конечно с волшебниками!

- И немного грустную?

- Чуть-чуть!

- Значит, с волшебниками? И чуть-чуть грустную? Что ж, дай мне подумать... Ну вот, готово. И высунь-ка, пожалуйста, нос из-под одеяла!

Давно это было. Ну, не то чтобы совсем давно, но и не то чтобы недавно. А так - серединка-наполовинку. Проще скажем: вчера.

Стоял над Городом большой туман. И не было видно в этом тумане ни домов, ни собак, ни людей. И это было хорошо, потому что многим нравится гулять по улицам в одиночестве! И жил в одном доме Волшебник. Каждый день выходил он на улицу погулять и подумать над тем, что бы ему еще совершить такого волшебного?

И вот однажды... (О, это великолепное слово "однажды"! С него-то обычно и начинается все самое интересное в нашей жизни!) Однажды... когда на Город опустился большой туман, Волшебник шел по улице, заложив руки за спину (так в большинстве своем и ходят волшебники), и мечтал:

"Хорошо бы, - мечтал он, просверлить в Луне дырку, просто так, для чего-нибудь. И еще хорошо было бы сделать Очень Тепло... Потому что, когда Очень Тепло, тогда можно Подольше Гулять!"

Тут Волшебник остановился.

"Или, например, сделать Очень Интересно! Или Очень Красиво! Или даже Очень Здорово! А может быть, просто вообще - взять и сделать... Очень! Причем, не просто Очень, а Очень так, что буквально всем ОченЯм было Очень! Ну просто Оч-чень!"

У волшебников решено - значит сделано. Волшебник замечтался (делая Очень), и не заметил, как очутился в маленьком садике, приткнувшемся возле нашего дома. (Да-да, вот тут-то оно все и начинается, наконец!) А заметив, огляделся и... буквально не поверил своим глазам: на тумане висели огромные золотые буквы. Не на доме, не на заборе, а просто так: на тумане.http://www.netslova.ru/zinchuk/verymuch/_18.gif

Волшебник страшно удивился. А поскольку он был еще и Очень Любопытным, этот Волшебник, то подошел поближе, чтобы разобраться.

"Может, я сплю? - подумал он. - Может быть, это мне просто снится?" - Он ущипнул себя за нос, подпрыгнул... Но нет - буквы продолжали висеть в воздухе, как висели до сих пор. С одной из них даже капала вниз золотая краска. Капли падали в мелкую лужу, и по ней во все стороны бежали радужные круги.

"Какое безобразие! - подумал Волшебник. - А что если они - эти буквы - свалятся на голову какому-нибудь прохожему и, чего доброго, попортят ему шляпу?!"

Правду сказать, он ведь был немного завистлив, этот Волшебник, и ему не Очень понравилось, что кто-то хозяйничал в Городе без его ведома!

Волшебник пригляделся и попытался прочитать кем-то написанное слово. Он ведь был уверен, что оно какое-нибудь... какое-нибудь обязательно волшебное! Однако к этому времени буквы уже успели истаять и теперь висели в воздухе золотистыми прозрачными льдинками, отчего слово можно было читать как хочешь: слева� направо и сверху вниз. И даже снизу вверх. И как угодно, хоть по диагонали: с угла на угол - все равно было непонятно. Короче говоря, это было удивительное слово! Но разве мало на свете удивительных слов?http://www.netslova.ru/zinchuk/verymuch/_14.gif

Волшебник привстал на цыпочки и стер слово. И тут же руки у него стали золотыми. Не зная, что делать с такими руками, он спустился к каналу и принялся их мыть. И тотчас же вода в канале окрасилась в золотой цвет. И в ней заколыхалось отражение домов и деревьев. И вот что странно: и дома-то вроде бы как дома... да не такие, как прежде! И деревья как деревья, да уже не те, что были раньше: листья на них золотые, с изумрудными прожилками!

Вскоре налетел ветер, смял изображение, и по воде побежала мелкая рябь, похожая на морщины.

Волшебник поднялся от воды, огляделся и... увидел вокруг себя такой же золотой мир. Только намного больше того, что был в канале! И в этом Большом мире происходило самое что ни на есть настоящее волшебство: настоящий туман прятал настоящих заблудившихся собак, и настоящий ветер шевелил первыми настоящими золотыми листьями. Некоторые из них обрывались и с тихим шелестом падали на землю. И все это происходило само собой, как будто и не было на свете никакого Волшебника!http://www.netslova.ru/zinchuk/verymuch/10.gif

Видя такое дело, Волшебник вконец расстроился и побежал домой. Где он и расплакался. Он ведь был Очень Маленьким, этот Волшебник, буквально первоклассником! Да и был ли он на самом деле Волшебником, или это ему только казалось?..

Ну а в садике в это время началась настоящая золотая Очень: было Очень Интересно, и Очень Красиво, и даже Очень Здорово, наконец! Очень была такая, что буквально всем ОченЯм была Очень - она была налита в Город до краев! И было совсем неважно, что на этот раз Волшебник чуть-чуть, самую малость (буквально на одну букву!) ошибся (у него недавно выпал зуб и он немного - "сють-сють" - присвистывал), отчего и вышло у него не "Очень", а "Осень", потому что в этом Великом Городе всегда было Очень! - Было Очень Трудно, иногда Очень Грустно, бывало и Очень Страшно. Очень было зимой, но зато и летом ведь тоже было Очень! Потому что в Городе была Очень.http://www.netslova.ru/zinchuk/verymuch/_16.gif

 http://www.netslova.ru/zinchuk/verymuch/11.gif
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Электронная версия полиграфического издания iconЭлектронная версия
Электронная версия: Корнийчук Ю. М., Завьялов А. В. Изменения структуры популяции нематоды Hysterothylacium aduncum (Anisakidae),...
Электронная версия полиграфического издания iconЗагадки философии
Электронная версия распространяется свободно. Книжное издание данного перевода должно быть согласовано с переводчиком
Электронная версия полиграфического издания iconПартеногенетическое поколение
Электронная версия статьи: Корнийчук Ю. М. Партеногенетические поколения Helicometra fasciata Rud.,1819 (Trematoda: Opecoelidae)...
Электронная версия полиграфического издания icon«Расчет бизнес-плана одного их цехов полиграфического производства»
Данный курсовой проект разрабатывается применительно к одному из основных цехов полиграфического предприятия – печатный цех, поэтому...
Электронная версия полиграфического издания iconРуководство пользователя Версия 0
...
Электронная версия полиграфического издания iconЭлектронная версия
Корнийчук Ю. М. Современный состав трематодофауны черноморской ставриды северного стада // Наук зап. Терноп пед унів. Сер.: біологія....
Электронная версия полиграфического издания iconКурс лекций по дисциплине «Теория систем и системный анализ» Электронная...
Итак, состоянием системы называется совокупность существенных свойств, которыми система обладает в каждый момент времени
Электронная версия полиграфического издания iconКурс лекций по дисциплине «Теория систем и системный анализ» Электронная...
Целостность/эмерджентность. Закономерность целостности/ эмерджентности проявляется в системе в появлении у нее новых свойств, отсутствующих...
Электронная версия полиграфического издания iconСведения об обеспеченности образовательного процесса
Автор, название, место издания, издательство, год издания учебной литературы, вид и характеристика иных информационных ресурсов
Электронная версия полиграфического издания iconВ. И. Ленин материализм и эмпириокритицизм
Печатается по тексту книги издания 1909 г., сверенному с текстом книги издания 1926 г
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница