М. веллер а. Буровский




НазваниеМ. веллер а. Буровский
страница6/45
Дата публикации21.02.2013
Размер6.27 Mb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > Военное дело > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   45

^ ЗА ЧТО УБИЛИ УРИЦКОГО?
Самым крутым провокатором XX века остался Азеф. Он брал у охранки деньги, на эти деньги организовывал убийство высших сановников России, а охранке сдавал коллег-эсеров. Это мы к тому, что подпольные связи и навыки конспирации у эсеров были огромные.

Вскоре после отказа германцев занять Питер эсер Канегиссер убивает председателя ПетроЧК Урицкого. Канегиссера не расстреливают быстро, но мытарят в ЧК долгие месяцы. И он заявляет: убил из мести за убийство красногвардейцами в Москве председателя отставных евреев-офицеров георгиевских кавалеров штабс-капитана Виленкина. Но. Виленкина убили в «горячую неделю» революции, еще в конце октября 1917, чуть не год назад! Что — месть долго созревала? А время быстрое, за год сто чертей в ступах меняются.

Это делается иначе. Урицкого подставили под эсера, а эсеру дали легенду, сыграли его втемную.

Ре-бя-та. Урицкий был человек Дзержинского. Дзержинский был не сторонник Ленина. А Петроград был тогда город Зиновьева.

А там и Володарского тоже убили.
^ ВЫСТРЕЛ В ЛЕНИНА
Фанни Каплан была полуслепая. Самая подходящая кандидатура на стрелка в вождя. Утверждали, что видели стрелявшего мужчину, что Ленин спросил тут же шофера: «Поймали его?» и так далее.

Ее доставляют в тюрьму ЧК, и ее допрашивает Петере, — и той же ночью ей устраивают очную ставку с арестованным Брюсом Локартом! Английский след — или построение дезинформационной версии?

А через день Фанни Каплан увозит лично Свердлов, и ее допрашивают его люди, и она сознается в эсеровском заговоре — и через три дня после покушения ее расстреливает комендант Кремля Мальков прямо в Кремле же! Концы в воду.
^ ПРЯМЫЕ СЛЕДСТВИЯ
В ленинском кабинете сидит и ленинские функции предсовнаркома исполняет тридцатитрехлетний Свердлов. Он же остается председателем ВЦИК и членом ЦК. Он же продолжает ведать всеми кадрами и назначениями.

Совнарком признает независимость Польши. Только б не лезла.

Немцы входят в Крым. Лучше немецкий, чем белый: отдали.

Постановление ВЦИК о превращении Советской России в военный лагерь.

Решение ВЦИК и Совнаркома о начале красного террора.

Приказ наркомата внутренних дел «О заложниках». Расстрелы.

Официально создаются концлагеря: проволока, охрана и т.д.

Командиры, комиссары и красноармейцы начинают расстреливаться за отступление без приказа.

Все это — последняя пара дней августа 1918 и первая декада сентября. Однако еще куда жестче, чем раньше. (Ленин в Горках — выздоравливает. Отодвинут от власти.)

Сенсация! Убрали Ленина в Горки — назавтра исчез председатель ВЧК Дзержинский! Через 2 месяца (!) вырвался здоровый Ленин из заточения в Кремль — назавтра вернулся Дзержинский. Где был?! В Швейцарии. Зачем, как?! Проведывал там больную жену. Нет — вы чуете?
СОВМЕЩЕНИЯ
Итак, весной 1918 начинает создаваться кадровая Красная Армия.

И тогда же вводится продовольственная диктатура, и продотряды едут в деревню, и мужик настраивается против грабящей его советской власти.

И восстает чехословацкий корпус, желая домой и не дав себя разоружить.

И Совет Антанты решает, что надо как-то помочь утихомириться назревшей гражданской войне в России. Тем более что белые хотят вернуться в Антанту и не давать ничего немцам, а красные немцам помогают, хотя, вроде, и социал-демократы (?..)

Кстати, и Антанта объявляет Владивосток открытым международным городом: пусть и чехи выедут, и за японцами глаз нужен.

На Севере (Мурманск—Архангельск) при поддержке английского десанта возникает Северная Республика и армия Миллера.

В Самаре под прикрытием чехов возникает Комитет членов Учредительного собрания — довольно представительное социалистическое и демократическое правительство России.

В Омске под прикрытием чехов возникает Всесибирское правительство, опять же социалистическое и демократическое, и приглашает к себе в начальники Колчака, ехавшего из эмиграции («загранкомандировки») из США через Владивосток на Дон к Деникину: и вскоре Колчак устраивает мелкий переворот, расстреливает эсеровскую часть правительства и объявляет себя диктатором.

А во Владивостоке высадились японцы, американцы и еще по мелочи типа «миротворцев ООН» под командованием французского генерала как главного по Антанте, и они согласились: пусть Колчак будет Верховным правителем России.

И вот с юга деникинские офицеры и казаки, с востока Колчак, с севера Миллер, из Эстонии Юденич, на Украине немцы-друзья, а по селам восстания, потому что хлеб мужик не отдает за спасибо, а на торговлю госмонополия, а на хлеб — хлебная госмонополия, и жрать в РСФСР нечего, и рабочие разбегаются со вставших заводов, и сырья и угля нет.

Но. Белых очень мало. Мужик их не любит: они насчет земли хотят вернуть статус-кво до октябрьского переворота, а землица-то уже у пахаря.

...Брестская капитуляция высосала из России все соки, продотряды обеспечили ненависть крестьянства, госмонополия на торговлю остановила товарное производство, оккупация Донбасса оставила без топлива. В этих жестоких условиях вожди всегда начинают враждовать и обвинять друг друга в ошибках. А Ленин был совершенно нетерпим к оппонентам.

Если бы не стало Ленина — высшую власть разделили бы Свердлов, Троцкий и Зиновьев. Строго говоря, конкретную высшую власть и осуществляли Свердлов и Троцкий, а Ленин всем мешал своими непререкаемыми руководящими указаниями и ловко-жестким балансированием в центре правящей платформы. И уж очень он был осторожен, компромиссен, непорывист. И жестокость его была какаято бескрылая. И последнее слово он всегда умел оставить за собой. Товарищи! Троцкий на армии и теории, Свердлов на аппарате и кадрах, а Зиновьев придает вес ветерана большевистского движения и сожителя Ленина по шалашу, наперсника. Ну — и на черта нам Ленин? И вечно он возражает, и вечно поучает, а в результате под его руководством мы прогадили все наши успехи, положение ужасное! Не так надо!

Все вожди, и каждый знает истину.

А товарищу Сталину — надо, надо любить и беречь товарища Ленина! Иначе сожрет его Троцкий! Недаром именно Сталину доверял Ленин в последний период жизни! Злился, жаловался — а доверял!

— — Так что заговор, судя по всему, проворачивал товарищ Свердлов под прикрытием товарища Троцкого. При нейтралитете товарища Дзержинского и товарища Зиновьева. Через короткое время после возвращения товарища Ленина в строй товарищ Свердлов умирает, и его функции разделяются на нескольких исполнителей, и никогда больше не совмещаются в одних руках.

— — А Дзержинский с 8 июля по 22 августа 1918 был «по собственному желанию» уволен из председателей ВЧК в никуда, а потом вернулся на место. Нужен был сильно. Хотя в мятеже подозревался. И не успел вернуться — тут-то в Ленина и стреляют, Урицкого и убивают. (А Дзержинский был «левым коммунистом» и в марте 1918 насчет Брестского мира говорил: «К сожалению, партия сейчас недостаточно сильна, чтобы выдержать раскол и удаление Ленина, потому что от этого похабного мира никакой пользы не будет».) Летом 1918 — один лишь Ленин имеет власть отставить Дзержинского!

«Мятеж» был — политическим действием одной части партии против мнений другой части партии: спасти сов. власть своим путем, убрав с пути несогласных с таким путем.
* * *
5 ноября 1918 г., кайзер уже сдал власть, германское правительство Морица Баденского рвет отношения с РСФСР, отзывает своего посла и высылает вон советского посла. Это через 2 дня после восстания моряков в Киле. Похоже, есть основания знать, что большевики хотят сделать Германию советской по своему образцу.

В ноябре-декабре немцы уходят домой. Но не потому, что в Германии случилась революция. А потому, что Германия капитулировала в Великой войне, и Антанта диктует ей ее действия.

10 января 1919 года президент США Вудро Вильсон, главный миротворец эпохи и организатор Версальских переговоров о послевоенном устройстве мира, делает предложение: всем политическим силам и властям России на территории бывшей Империи собраться для переговоров на Принцевых островах и выработать консенсус, как сказали бы сейчас. Большевики мгновенно соглашаются. Белые отказываются. Они рассчитывают получить все: положение красных очень плохое.

На январь-апрель 1919 в северочерноморские города входят союзники и выходят, решив вообще ни во что не вмешиваться.

Конец зимы — начало весны 1919: Красная Баварская Республика, Венгерская Советская Республика, Красная Армия венгров вторгается в Чехословакию помочь братьям освободиться. Восторги, помощь из России деньгами и коммунистами! Но — скоро все подавляется!

Весной красные наступают на юг, но вскоре белые останавливают их и откатывают почти до Москвы. Советская Республика съеживается, как шагреневая кожа, между Севером, Востоком, Югом и Западом: красные социалистыантибольшевики на Каме, социалисты-антибольшевики на Волге, генерал Юденич из Эстонии, Миллер с Севера, Колчак из Сибири, мужик достал обрез.

Кавказ бурлит сам, Туркестан бурлит сам, Украина бурлит сама.

В начале лета 1919 хлеб по карточкам выдается по полфунта в день! Грызут жмых — отжимки подсолнечных семечек после давления масла. Германский сахарин вместо сахара — с военных складов из Европы. Заготовка и вяление засоленной рыбы — вобла стала главным белковым продуктом.
^ АНТАНТА ПОДДЕРЖИВАЕТ БЕЛЫХ?..
Значит. 10 января 1919 президент Вильсон призывает все политические силы России сесть за стол переговоров на Принцевых островах, и большевики тут же соглашаются, а белые наотрез отказываются.

Весной 1919 представитель Антанты в Прибалтике требует, чтобы Юденич со товарищи срочно и мирно договорились с красными, не то «союзники» бросят белых к черту на произвол судьбы и уедут домой. Что вскоре и сделали.

На Юге у Деникина происходит в точности то же самое, один сценарий.

В Сибири Антанта признала демократическое (не большевистское) правительство, с неудовольствием восприняло диктатуру Колчака и в конечном итоге как бы санкционировало свержение Колчака и передачу его социалистическому (не большевистскому) правительству, возникшему в результате переворота.

Особенно не любили «диктатуру генералов» французы и требовали от них демократизации российской жизни. Требования не воспринимались, французы плевались вслед генеральским погонам и уезжали домой.

Антанта воспринимала генералов как душителей русской свободы и в рамках миротворческой миссии хотела видеть Россию демократической европейской страной с соблюдением прав человека и социальными гарантиями. А нам что впаривали?!
^ КРАСНЫЙ ФЛАГ ПРОТИВ КРАСНОГО ФЛАГА
Наиболее боеспособным полком в армии Колчака был Ижевский рабочий полк, шедший в бой под красным знаменем.

Эсеры вообще полагали красное знамя своим: они первые в стране стали революционерами за рабочее дело, за кормильца-мужика.

Тамбовское крестьянское восстание происходило под красным знаменем.

Поголовно народ был за советскую власть в смысле за власть советов своих, народных, депутатов. Но был против «диктатуры пролетариата» в исполнении диктатуры верхушки одной партии, РСДРП(б) — которая как вывеской маскировала себя лживым названием «Советская Власть». Ибо как только честно и равно избранные народные советы выступали против диктатуры большевиков — те объявляли эти советы «контрреволюционными» и «незаконными».
^ ТУРЕЦКАЯ СОВЕТСКАЯ РЕСПУБЛИКА
Если кто обращал внимание — флаг у турок красный, со звездой, ну, плюс полумесяц. Этот красный звездный флаг появился у них в те самые времена.

Британия развалила огромную Оттоманскую империю, Турция забурлила как одинокая «метрополия» без провинций, султана скинули, отсталый образ жизни жесткий и умный Мустафа Кемаль преобразовал в цивилизованный и стал Кемаль Ататюрк, отец турок. Ну можно ли было в 1919 году, в канун Мировой Революции, не протянуть братскому турецкому народу руку помощи?! Тем более что турки били в тот момент хоть и греков, но за греками стояли англичане. Классическая ситуация: империалистическая война дала в Турции гражданскую, свержение старого строя и освобождение трудящихся! Н-ну! — еще немного! — и будет коммунизм.

Туркам дали денег и много армянских земель. И Турция стала союзником РСФСР. А раз скоро станет «нашенской» — границы не имеют значения.

М-да. Ататюрк плюнул в нашу мозолистую руку. У него были свои взгляды на благо турецкого народа и на смысл красного флага.
^ ПЕРСИДСКАЯ СОВЕТСКАЯ РЕСПУБЛИКА
Южное побережье Каспия было России не чужим еще с грибоедовских времен. Как бы персидское, но Персия была какой-то отсталой и нецельной. А тут порты, пути, торговля и вообще путь к Индийскому океану. Интернациональная приморская сутолока. И перебивался-кормился там в Гражданскую кто ни попадя.

В мае 1920 на берег высадились большевики с отрядами, организовали в этом аморфном безвластье совет, англичане своим мелким гарнизоном ушли из порта Энзели от греха подальше: никак Англия не хотела встревать в российские разборки. И северная часть Персии без особых кровопролитий стала Гилянской Советской Республикой.

Мечтал ли когда маленький провинциальный еврейский мальчик Яша Блюмкин быть красным комиссаром Советской Персии? Нет, никогда в истории не повторится это время страшных и чудесных сказок!..

Итак, ВЧК командировала мирбахоубийцу чекиста Блюмкина приглядеть за персами и наладить им большевистскую власть. Блюмкин был человек с высокими культурными запросами и для души привез с собой лепшего кореша Серегу Есенина. Есенину это помогало от запоев, а ходить с Блюмкиным смотреть на расстрелы в подвалах ему надоело (была такая стильная мода в ту эпоху среди светских советских людей с большими связями — смотреть на расстрелы в ЧК. Типа посетить закрытый привилегированный клуб).

И власть было наладилась! Кремль был в восторге! Троцкий готовил экспедиционный корпус — мыть сапоги в Индийском океане: и было до того океана — рукой подать!

Помешала неожиданная сволочь под названием лучший друг Советского Союза шахиншах Ирана Реза Пехлеви. Тогда он еще не определился как шах, он был молодой персидский аристократ и русофил. Великую войну он отвоевал на русско-германском фронте в казачьих частях, был награжден, имел штаб-офицерский чин, русский язык без акцента, призовой наездник, друг царского двора — ну, авантюризм играет по молодости. Он присмотрелся к советской республике, устроил государственный переворот, посадил в начальники Персии своего друга, а сам в качестве военного министра выгнал вон советские и партийные органы.

Везучий до поры до времени Блюмкин уехал заблаговременно по другим срочным делам. А Есенин написал именно в Персии свои «Персидские мотивы», посвятив сигтальный экземпляр книжки другу Блюмкину.
^ ЗЛЫЕ БЕЛОПОЛЯКИ
В 1916 году Польша была под оккупацией Германии и Австро-Венгрии. И, договорившись с оккупантами об отделении от Российской Империи, их врага, объявила себя независимой.

Лидером образованного государства стал профессиональный революционер и националист Юзеф Пилсудский. До этого момента он воевал в австрийских частях — против проклятой России.

Германия и Австро-Венгрия оторвали кусок от враждебной России и зафиксировали отрыв на будущее. Польша всегда ненавидела свое включение в другие государства и стала любить немцев (которые в конце XVIII века разорвали ее вместе с русскими и включили в себя, но уже без всяких сохранений названий «Польша» и прочих глупостей).

В 1917 году, при Керенском, при «Декларации прав народов», независимость Польши признали Англия и Франция.

В 1918 году в Польше возникают Советы, забастовки, Красная гвардия — все как полагается. Пилсудский заставил правительство дать ему права диктатора и подавил это безобразие железной рукой.

Под этой рукой стало создаваться демократическое государство и боевая армия. В развале и многобезвластии России 1919 года припомнили Великую Речь Посполиту от моря до моря и стали прибирать все, что плохо лежало и могло считаться исторически своим. Так в то время все делали, кто мог. Карты перекраивались стремительно, можно было менять все: эпоха великих перемен и исполнения вековечных мечтаний о справедливости.

В Польшу прибыла 70-тысячная армия, сформированная на территории Франции из польских американских эмигрантов. Взяли Ковель (Каунас), Вильно (Вильнюс), Брест. Литва, тоже независимая, только покряхтывала: м-да, города общего в прошлом государства...

В августе 1918 большевики независимость Польши признали. В этот момент они признали бы даже независимость хвоста от его кошки. Еле дышали.

Однако когда в 1919 Кремль направил в Варшаву миссию из пары человек — миссию в Польше пристрелили. Там вообще не ждали ничего хорошего от любых русских. А эти — пытаются мутить воду и организовывать повсюду в мире свои еврейские советы — раз, они сейчас слабы, и самое время вернуть что можно от времен своего исторического могущества — два.

Брест, кстати — это Белоруссия, она советская, и она в союзе с Москвой. Поляки отщипывают что где могут.

В начале 1920 Пилсудский заключает договор с Петлюрой о совместных действиях против русских — и белых, и красных. И весной поляки начинают наступление на Украине. Вместе с самостийниками вышибают красных из Киева, идут вперед и на востоке, и на юго-востоке (это если из Польши смотреть).

В мае красные подтягивают фронты, приезжает Тухачевский, подходит Первая Конная Буденного, полякам вламывают по первое число и гонят до Варшавы. И пахнет новым красным освободительным походом в Европу.

Ну, потом «чудо на Висле», разгром красных, и поляки под это дело оттяпывают Западную Украину и Западную Белоруссию — что сами считают исконно польскими территориями. Ша — до 1939 года все тихо.

Но. В июле 1920 министр иностранных дел Великобритании лорд Керзон выкатил РСФСР и Польше ультиматум Запада: военные действия прекратить, войска развести по линии размежевания, установленной два года назад Советом Антанты.

Ленин согласился, но Пилсудский был против: поляки далеко вышли за эту границу, у них почти Одесса и огромные территории. Через неделю красные погнали поляков вон и отвергли ультиматум. Еще через три дня этот ультиматум приняли поляки, но было поздно — красные перли неудержимо и слушать не хотели.

Потом поляки погнали красных, и красные приняли ультиматум, но теперь знать его не хотела Польша.

Мир хохотал над дипломатией Керзона.

Он не вечно хохотал: в 1945 году польско-советская граница легла по той самой линии.
^ ЕЩЕ РАЗ ПАНОРАМА
Итак. Итак. Итак.

Тут же после октябрьского переворота Каледин на Дону заявляет о верности прежнему правительству, и ряд генералов и офицерства спешит к нему: оформляется Белое сопротивление. Почти одновременно кое-кто из Временного правительства сбегает за границу и вскоре в Париже самопровозглашается Центр русских политиков, претендуя на права легитимного российского правительства в изгнании. Россия имела в Париже недвижимость, как то же здание посольства, имела деньги на счетах во французских банках, и вот этот Центр кое-как существует. Решающую часть времени его возглавляет Сазонов, бывший военный министр Временного правительства. Центр пытается координировать действия белых в России, но слушаются они его с переменным успехом. Европа это «правительство» официально не признает: потому что оно выступает за «единую и неделимую», категорически не признавая самостоятельность Польши, Финляндии, Эстонии и т.д., а Запад эти новые государства признал и тут же установил с ними отношения.

Через неделю после подписания Брестского мира собирается Совет Антанты и принимает решение по России: поскольку большевики заключили сепаратный мир с Германией и реально поддержали ее своими репарациями, что сильно затруднило действия Антанты на фронте, надо принять меры к «коррекции» политического курса России, чтоб она помогала закончить войну, а также нельзя допустить, чтобы огромные запасы военного снаряжения, поставленные союзниками, были переданы Сов. Россией немцам. Мягкая «интервенция» на Севере — для страховки.

М-да, а развал Российской Империи начался сразу после Февральской революции, и «Декларация прав народов России» закрепила хлынувший парад суверенитетов, и Украина стала отпадать сразу. А уже летом 1918, при гетмане Скоропадском, независимость Украинской Республики была признана тридцатью государствами; так что большевикам пришлось путем революций и махинаций решать позднее украинскую проблему.

А сразу после Октября большевики стали ударными темпами вводить экстремально-утопический коммунизм методом военно-однопартийной диктатуры и жестоких репрессий. Экспроприация вкладов и ценностей у населения, запрет частной торговли, запрет продажи недвижимости, запрет всех газет других партий, запрет самих этих партий, поголовные принудительные работы для представителей «непролетарских классов», государственное распределение всего жизненно необходимого. Встала экономика, грянул голод, побежал народ из городов, всеобщий саботаж подавлялся маузерами ЧК.

Казаки — донские, кубанские, терские, уральские — вскоре выступили против Советской власти, не желая сдавать за спасибо хлеб и создавать коммуны под управлением комбедов и комиссаров. Но и белых казаки недолюбливали — баре, интеллигенты, чуждые интересы. Казаки хотели воли себе и были сами себе власть. И хотели отделиться, а белые были против их отделения от «единой и неделимой». Пикантно — казаки принимали помощь немцев, чтоб быть отдельными от белых. А белые принимали и просили помощь Антанты — т.е. врагов Германии. Казаки бывали в союзе с белыми, бывали сами по себе, реже и частично бывали с красными.

Польское государство было создано цод немецким покровительством на российской части Польпти, оккупированной Германией и Австро-Венгрией. И в 1917 было признано мировым сообществом, а дальше молодая Польша пыталась отхватить себе что могла из белорусских, литовских и украинских земель, когда соотношение сил позволяло, а большевики, в свою очередь, пытались прибрать Польшу к рукам, когда сила представлялась на их стороне, и действия шли с переменным успехом.

В мае 1918 Чехословацкий легион не дал себя разоружить и захватил по пути следования станции от Самары до Владивостока. В это время Антанта уже обещала чехам, что после победы над Австро-Венгрией чехи получат свою государственность, и представитель чехов при Антанте, будущий премьер Масарик, изъявил согласие: Чехословацкий легион, в рамках действий Антанты, пока способствует чем может, чтоб Россия продолжила войну с немцами. Т.е. обиженный Кремлем легион выступил как бы на стороне Антанты, а той требовалась такая русская власть, чтоб продолжила войну. Но признала отделившиеся от России государства! Посему Антанта объявила Владивосток, через который должны были валить из России чехи, свободным городом-портом. И для поддержания этого статуса высадила там американскую бригаду, плюс радостно хлынули японцы — два стрелковых корпуса.

Под эту лавочку. Раздался «мятеж левых эсеров». Кроме эсеров, были еще «левые коммунисты», но об этом позднее стало не принято вспоминать. Это еще в марте многие вопили, что Брестский мир дает только вред: сами должны помогать немцам выгребать свое добро в Германию, сами следить, чтоб народ и армия немцев не били, малочисленные немецкие части, оставленные на гигантских оккупированных территориях, мы бы поколотили, и Мировой Революции наносим страшный вред, идя на соглашение с империалистическими правительствами против интересов пролетариата. Даже Дзержинский хотел свержения Ленина, но, как профессиональный партиец, признавал, что партия и Сов. Власть такого раскола движения не перенесут и рухнут.

В результате «мятежа». На место убитого Мирбаха был поставлен послом Гельферих. А кем он до того был? Имперским статс-советником по финансам. Это он подписывал все документы на поставку денег Имперским банком через посредников большевикам. Парень был в теме. Через него и попросили, чтоб немцы заняли Петроград. Прост расчет! Германия проиграет войну — и уйдет! А если белые под покровительством Антанты займут Питер — хрен их оттуда выковыряешь! М-да. Немцы отказались.

Потому Троцкий и приказал Мурманскому Совету хлебом-солью встречать и звать англичан: пусть немцы двинутся им навстречу, оберегая дружественное правление большевиков!

А в Закавказье этот номер прошел на ура. Пригласили турок. И 31 июля 1918 турецкая армия вышибла из Баку мусаватистов с англичанами, которые за два месяца до этого свергли Бакинскую коммуну и посадили комиссаров за решетку. Турки-то через год все равно ушли, а националы с инглезами получили кукиш, и Закавказье стало красным вновь и оченно надолго. Вот за то революционный социалистический суд Закаспийской Советской Республики 26 комиссаров к смерти-то и приговорил: за измену родине, пригласили врагов для оккупации, чтоб других врагов уничтожить.

А когда к декабрю 1918 немцы ушли восвояси — красные двинулись на Запад вслед за ними, устанавливать не столько советскую власть, сколько диктатуру РСДРП(б). Вот тогда Англия, уже признавшая Эстонию и Латвию, огнем корабельной артиллерии помолотила по наступающим красным частям, и поставила снаряжение местным армиям, и отодвинули прибалты границы на их места. М-да. Те границы Москва полугодом ранее сама признала и договора подписала... но то было при немецкой силе.

И радостные белые двинули от Прибалтики брать Питер, и хрен взяли. Потому что вот в русские внутренние распри Англия лезть не хотела, а прибалты белых в гробу видали, поскольку белые открыто декларировали, что вернут всех бывших подданных в лоно «единой и неделимой». Еще не забыли про «Центр русских политиков в Париже»?

Вот эти дармоеды и идиоты из безопасного далека и задвигали гордую идею неделимости, чем немало способствовали провалу белой идеи.

Итак, на Севере — Мурманск и Архангельск — был генерал Миллер. От Прибалтики шел, как мог, генерал Юденич. На западе окопался и подбирал под себя что мог Пилсудский, бывший свой брат социалист-революционер, а ныне начальник Польши. На Украине шли свои безумства батьков и Петлюры. С Дона и Кубани — Южный фронт — напирал Деникин с Врангелем и прочими, там был основной очаг действий. А по Уралу и до самого Тихого океана была колчаковская Сибирь.

Меж этих очагов действия зияли огромные дыры в сотни километров. Ходили поезда и жили посильно люди, мечтая укрыться от этой жуткой напасти и как-то прожить.

А Туркестан, то бишь вся Русская Средняя Азия, реально отвалился еще летом 1917, и все эти баи, ханы и эмиры в гробу видали разборки проклятых неверных. Русских там было просто очень мало, и Туркестанский фронт зиял вдали меж деникинским и колчаковским, и с ним надо было разбираться в свой черед, потому что для большевиков чужих земель нет.

Мировая Революция полыхала в головах — и загоралась земля на едином глобусе. Восстание кильских моряков, марши спартаковской партии немецких коммунистов, Баварская красная республика, Венгерская Советская Республика, красные эстонцы и красные латыши, добровольное присоединение Белорусской Советской республики и Литовской Советской республики. Советское Закавказье, Персидская Советская Республика, Монгольская Советская Республика!!! Возникли компартии в Китае и Японии!!! А социалист Муссолини ведет марш рабочих и крестьян на Рим и сегодня-завтра возьмет власть! Дорогие мои, это же было время...

Что ни колупни — а там тайная замочная скважина под золотой ключик. То президент США Вильсон зовет белых, красных и прочих сесть за стол переговоров на Принцевых островах, и большевики ужасно согласны, а белые полагают — начало 1919 — что завтра вся Россия и так под ними будет. То после ссылки Ленина в Горки в начале сентября 1918 (Свердлов продавил через ЦК решение — лечиться дорогому Ильичу после ранения! И не сметь шоферу возить его в Москву! Пусть с бумагами на даче работает!) — Дзержинский назавтра исчез. Обыскались — нигде нет железного Феликса! И вернулся он, как призрак, в свой кабинет назавтра после окончания Ленинской ссылки, через полтора месяца, уже ноябрь 1918. Феликс Эдмундович, да где же вы были?! Где-где. В Швейцарии... Как, зачем, почему, родина в опасности!!! А у меня жена там лечится, знаете, проведывал ее. Супербоевик «Красные скорпионы», ага.

Вот в этом огненном кольце, в этой крепчайшей эссенции абсурда, жестокости и героизма и происходило величайшее действо во всей Мировой Истории.
^ КРОНШТАДТСКОЕ ВОССТАНИЕ И НЭП
К марту 1921 года Гражданская война была в принципе закончена. Независимость Польши и Прибалтики зафиксирована. Закавказье советизировано. Белые разбиты и изгнаны везде. На Дальнем Востоке — последние шевеления. С Белоруссией и Украиной — одна страна.

А нет мира под березами. На тамбовщине идет широчайшая партизанская война — с кем? — со своими крестьянами: «антоновщина». И тут! — в Кронштадте восстают балтийские моряки, краса и гордость революции! И требуют: кончать эту страшную диктатуру, вернуть советам роль свободных органов самоуправления, перестать грабить крестьян и помыкать народом. В таком духе.

Да не в моряках дело. Страшнее другое. Началось это с широких рабочих выступлений в Петрограде! Не хотят больше пролетарии этого военного коммунизма, этого террора, всех благ по скупым карточкам и полного же бесправия и беспредела власти. Свобод хотят!

Нехорошее сочетание. Крестьяне, рабочие в рабочем сердце страны, и вооруженные силы в колыбели.

Первое. Верхушка большевиков лучше всех в мире знает, как легко можно сделать переворот, если есть вооруженная кучка и опора на активную часть низовых масс во всех слоях. Положение реально неустойчивое. Армия велика, да, террором страх наведен, да, — но страна истощена, экономика разрушена, сельское хозяйство в полном упадке. А если вдруг возникнет демократическое правительство, проклятый Запад может снова прислать миротворцев и гнать повстанцам оружие, снаряжение и пищу. А матрос, крестьянин, рабочий, это тебе не демократические интеллигенты. Бить будут жестоко и давить свои цели без долгих речей.

Второе. Так может, мы все-таки совсем не то делаем?.. Ну, Мировая революция пока не прошла. Но реально — свой же народ ну никак не хочет принимать эту политику в ее реальном воплощении.

И Ленин продавливает НЭП. В эти самые дни. Сразу после этих самых событий. Преодолевая сопротивление большой части ЦК. Ленин не знает сомнений в себе. Ленину всегда ведома истина, и он пойдет один против всех — если возможна победа. А если невозможна — будет лавировать в союзе со всеми краткими попутчиками по очереди, пока не спихнет их за борт на очередных поворотах — и все равно зигзагами достигнет своего.

Отмена сплошной распределительно-карточной системы. Отмена полной монополии на торговлю. Можно продавать плоды труда своего. Все, сделанное тобой и оставшееся после уплаты налога — твоя священная собственность. Сей, жни, продавай, богатей, твое дело. Открывай свою лавочку или мастерскую. Плати налог, плати зарплату не ниже определенной законом своим работягам — и производи, и наживайся.

За год воспряла страна из голой нищеты!

Все-таки крестьяне, рабочие, эсеры с анархистами, демократы с интеллектуалами — хоть частично, да выиграли Гражданскую войну у ортодоксальных большевиков. Ну не смогли жить, как рабы-солдаты в одной огромной казарме. Ну отвоевали себе часть тех прав, за которые боролись — и которые у них так ловко, так демагогически, так жестоко отбирали: отбирали право людей жить так, как они хотят по своему разумению.

Гражданская война закончилась известным компромиссом. Большевики сделали тоже шаг-другой навстречу оппонентам, пойдя на часть их условий.

И тогда Гражданская война кончилась.

Потому что рука оставалась тверда, и дух беспощаден.
^ ПОЧЕМУ БОЛЬШЕВИКИ

ВЫИГРАЛИ ГРАЖДАНСКУЮ ВОЙНУ?
Ведь их было поначалу так мало, они были так невлиятельны.

Первое. Про них. Они были гениальные политики. Они ошибались, пороли ерунду, проявляли наивность и безграмотность в экономике и политике. Но. Они ничего не боялись и не знали никаких ограничений. Была величайшая мечта в истории человечества, которая пахла ошеломительной реальностью: Мировая Революция. Вечное счастье для всех трудящихся, обездоленных тысячелетиями.

В безграничном стремлении к величайшей и благородной справедливости они стали самыми страшными преступниками в истории. Моря крови воспринимались как необходимая дань счастью. Их панически боялись после террора.

Они сумели заставить работать на себя кадровое офицерство, мобилизовать в армию крестьянство. Они продавали любые национальные ценности. Только выжить и победить.

В практической политике они были абсолютно беспринципны, абсолютно всеядны и прагматичны. Принцип был один: победа. А там разберемся.

Революция и диктатура позволяли брать подходящих людей с самого низа и возносить их на любые высшие должности, минуя все промежуточные ступени карьеры. Энергия молодых талантов шла в дело, а не в карьеру. И — они не боялись подсидок и конкурентов: в любой миг безо всякого суда можно расстрелять кого угодно.

И за три года войны вышли наверх плеяды и созвездия талантов. Не надо смеяться над их малой образованностью и туповатостью. Они проявили свой талант в главном: в умении выполнять нужную задачу при самых трудных условиях. Через 20 лет многие из них были раболепными идиотами. Но на тот момент — это были отборные кадры: кузнецы победы.

И. Большевики мгновенно и сплеча разрубали все гордиевы узлы момента. Вопросы земли и заводов, свободы печати и торговли, международных союзов и партийных расколов — решались мигом, и выполнялись те решения под страхом расстрела в кратчайшие сроки, которые без расстрела были бы нереальны. Тупы? — но старались!!!

Это все — второе, третье и четвертое.

Последнее. Вспомните названия той эпохи. «Ревком», «Реввоенсовет», «командарм», «нарком». Зря смеялись над «революционным новоязом», хотя идиотские аббревиатуры по любому поводу бывали безусловно нелепы. Да главные были круты и звучны! А в языке стихийно отражается энергетика носителей этого языка — народа, социальной группы.

Объективно — большевики привели Россию к большему могуществу, чем это сделал кто бы то ни было другой. Могущество — есть объективная цель государства как системы. Но... это уже за пределами данной книги... Большевики — были орудием и олицетворением объективного хода истории.

А что СССР рухнул? Всё в мире рушится, пройдя пик своего могущества...

Теперь про белых. Благородных рыцарей движения за все святое. Про их союзников интеллигентов и демократов разных мастей.

Первое. Хорошую вещь Учредительным собранием не назовут. Что-то в этом словосочетании от зала с рядами канцелярских стульев, от лысин с очками, от бухгалтерских лиц и учительского тона, от воды с мухами в графине, тухлом на выцветшем зеленом столе президиума. Упадок энергетики всегда отражен в вербальном отражении предмета.

Второе. У них не хватило сочетания ума с решимостью признать независимость отпавших национальных регионов — как сделали большевики. В результате борьбы «за единую и неделимую» белые получили врагов в лице всех националов. А красные часто — друзей.

Третье. У белых не хватило сочетания ума с решимостью определить главные для народа проблемы: землю — делим меж крестьян? Они это откладывали до своей победы и решения Учредительного собрания.

Так на фиг они были народу нужны?

Четвертое. Генералы соперничали между собой в славе и положении — кто более начальник, за кем будет больше заслуг. В результате сорокалетние таланты, которые у большевиков бы победно командовали фронтами или всеми Вооруженными силами — Слащев, Врангель, Каппель — гнобились ревнивым начальством. А перескочить их голову было нельзя: субординация, дисциплина, честь мундира. Они воевали — в определенных для них и ограниченных рамках, а стратегией ведали бездарности вроде Деникина, который устраивал окружение своей мягкостью, или истерики вроде Колчака, который хотел категоричностью возместить недостаток организационных способностей.

Пятое. Они профукали все возможности для переговоров с большевиками. Антанта их просто носом тыкала: ребята, договаривайтесь, хватит убивать друг друга. Фиг. Ниже достоинства.

Шестое. Они не сумели привести воедино всех врагов большевизма — всех демократов, конституционалистов, народных вождей, тянущих в разные стороны.

Седьмое. Они не сумели договориться даже с казачеством — ярой и самой боеспособной силой Гражданской войны. Им требовалось лишь признать независимость ряда областей Казачьего войска, их государственность. И вместе воевать против большевиков, грабящих земледельца и разрушающих традиционный уклад жизни, святыни веры. Нене, единая и неделимая! И казаки вертали в сторону. То воевали бок о бок с белыми, то уходили домой, то расслаивались на белых и красных казаков.

Восьмое. И цели у них не было. Они хотели «сделать все, как было раньше». А потом — собрать Учредительное собрание, и оно решит справедливую и законную жизнь.

Увы. Российская Империя распалась в стадии дегенерации. В этой стадии посредственности олицетворяют собой сущность отмирающего социума.

Они не могли не проиграть. Выигрыш определяется не военными целями, а политической стратегией. Политическая стратегия белых — образованных, воспитанных, патриотичных и умных людей! — их политическая стратегия была стратегией малограмотных недоумков. Поистине многознание уму не научает. Да вообще у них не было никакой стратегии — а клочковатое сопротивление на местах.

Мощному позитиву и мощному террору красных белые не противопоставили ни того, ни другого. Ага — тонно выпить-закусить в дорогом изящном ресторане средь заснеженного бульвара родной столицы. Романсы. Цветы эмиграции. Официант, еще горчицы.

...Когда же наконец мы, наследники и тех и других, примирим между собой их память. Все хотели как лучше...

Эта книга имеет много недостатков. Она написана по одной-единственной причине. Очень хотелось такую книгу прочитать. Но ее не существовало. Объемной объективной литературы о Великой Гражданской войне у нас не было. Пусть каждый сделает что может.

В нашей памяти, в нашей культуре, в нашем главном — она не избывается никогда — Великая Гражданская война.

ЧАСТЬ I

^ ПОДЖИГАЕМАЯ РОССИЯ

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   45

Похожие:

М. веллер а. Буровский iconМихаил Веллер Кассандра … Сегодня общество больное на голову
Великой Отечественной войны. Все офицеры, кроме лейтенантов, – бывшие фронтовики. Их дети, кто трех шести лет, ходят в гарнизонный...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница