М. веллер а. Буровский




НазваниеМ. веллер а. Буровский
страница4/45
Дата публикации21.02.2013
Размер6.27 Mb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > Военное дело > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   45

^ БЕЛЫЕ ОФИЦЕРЫ-ГЕНЕРАЛЫ

И КРАСНЫЕ КОМАНДИРЫ-САМОРОДКИ
Ага. Слесари и аптекари выказали военные таланты и без всяких академиев и училищ били сильно грамотных царских офицеров. Так зачем тебе академия, ступай учиться в дворницкую!

Значит, так. В феврале 1918 Троцкого демонстративно снимают с наркоминдела, чтоб немцы видели — советская власть его сама наказывает за неправильное ведение брестских переговоров. Дружба-фройндшафт! И тут же в марте Троцкого назначают наркомвоенмором. Создавать Красную Армию. А ЧК уже не дремлет, бдит, работает!!

И Троцкому привозят генерала Самойло. И Самойло объясняет, как производится мобилизация в армию. И что такое сеть призывных пунктов. И где они были.

Так. Призывные пункты мы назовем... военные комиссариаты. И во главе — военных комиссаров. Военкомов. Помещения, пишбарышень, машинки, дрова, пайки. Всех мужчин от 18 до 55 — на учет! А, остались старые списки? — очень хорошо. Значит: волостные, уездные, губернские военкоматы. И над ними — окружные. Логично.

Ага — офицеры по отдельным спискам. Правильно, правильно. Но мы вот добавим: все офицерские семьи — на учет. Анкеты членов семей, адреса, родственников с их адресами. Как это зачем?! А затем, что они остаются заложниками за главу семьи. Если он дезертирует, изменит, — с ними обращаются соответственно как с заложниками после преступления того, за кого они отвечают.

И военкомам — вменяется в обязанность: строжайший учет семей офицеров! За упущения — революционная мера наказания разгильдяю-военкому: расстрелять.

И. Вызывается офицер. И ему делается предложение, от которого он не может отказаться. Или идет в Красную Армию — или расстреливается как классовый враг, можно вместе с семьей, а можно по доброте семью в концлагерь.

А в армии за офицером — военспецом! — приглядывает комиссар. И все его приказы утверждает комиссар. И за его добросовестность комиссар отвечает головой. Плохой приказ отдал военспец и утвердил военком — обоих к стенке. Сбежал военспец — к стенке военкома, и тут же известить военкомат по месту учета семьи офицера: а в подвальчик пригласить классово враждебную семейку. Товарищи — кто считает, что царскую семью с детьми расстрелять можно, а офицерскую нельзя? И почему нельзя?

А жрать, между прочим, нечего. И работы нет. И классово чуждых, а в первую голову бывших офицеров, могут шлепнуть в любой момент. А тут — какой-никакой паек.

И высокая степень социальной защиты семье: муж воюет в Красной Армии, так это другое дело.

Н-ну — и куда офицеру деваться? Учил еще Цезарь: имей дело с семейными людьми — они покладисты...

И в результате. К концу Гражданской войны. В Р. К. К.А. было до 75 000 бывших офицеров. Из 130 000 всего имевшихся в Российской Армии на весну 1917 года.

А в Добровольческой армии, позднее — «Русской», вместе со служившими под Колчаком и вообще в Белой Армии — 30 000. Вот такое соотношение.

Так что с обеих сторон операции планировали и части двигали в бой такие же офицеры той же армии.

Все, что сделал «полководец» Фрунзе — спланировано полковником Триандафилловым. Красные командиры озвучивали приказы военспецов и добивались их выполнения, на что были особые отделы и прочие пулеметчики.

А легенды о самородках создавались позднее по заказу — для воспитания классового самосознания.
^ БЕЗЗАВЕТНЫЕ КРАСНЫЕ БОЙЦЫ
Мужик отмучился в окопах Мировой войны, и вернулся домой, и стал хозяйствовать, и кругом все разваливается—и чего он идет в Красную Армию? А дома пересидеть— нельзя?

Нельзя. Расстреляют. И семью сошлют или расстреляют. Натыканы по стране военкоматы, и списки там напечатаны. И отряд с пулеметом приедет в деревню в любой день...

И дезертировать трудно. Найдут, идентифицируют — расстреляют... Или — предложат идти воевать за тех, кто на тебя напоролся: хоть за зеленых, хоть за белых, хоть за кого. А известят, опять же, о твоем дезертирстве ежели родной военкомат — то семью к ногтю прижать ничего не стоит. Пролетарская этика провозглашает беспощадность как доблесть и сознательность. Плачешь, значит, — а расстреливаешь.

Вот так в два года с нуля была создана пятимиллионная армия. С жестокой дисциплиной. С нерассуждающим единоначалием. Хоть из нее и бежали, хоть ее и били, — но в конечном итоге она неуклонно побеждала. Ну — почти всегда и почти всех.
ИНТЕРВЕНЦИЯ
Войска четырнадцати держав пошли против нас в поход, чтобы задушить молодую Советскую Республику. Не вышло. Может, они ее плохо душили? Не за горло, а за ножку от кровати?

Советские школьники тайком считали: Англия, Франция, Америка, Япония. Четыре. Так. Германия. Австро-Венгрия. Шесть. Гм. Ну, эти две — по Брестскому миру. Но все равно. А! Польша. Семь. Вообще она как-то на удушение власти не замахивалась, она кусок себе отхватить хотела, но все равно. Семь. А еще семь?..

Дурачки! Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, — все против Сов. власти были? А Турция, обычно не упоминаемая, взяла себе кусок Российского Закавказья? А Румыния — кусок Бессарабии? А союзница Германии и АвстроВенгрии Болгария — присоединилась к грабительскому для нас Брестскому миру? Вот и четырнадцать. Кстати. Если тюрьму народов Австро-Венгерскую Империю разделить (что вскоре и произошло!) обратно на Австрию, Венгрию, Чехию, Словакию и Сербию, то к числу интервентов можно прибавить еще четыре державы, и будет восемнадцать. Но это число уже доводит ситуацию вовсе до абсурда.

Значит. В марте 1918 года в Мурманском порту с английского крейсера «Глория» высадился отряд морской пехоты. И транспорт подошел, и всего на берег сошло 2000 солдат. Зачем? А затем, что начиная с самого 1914 года союзники поставляли России военные грузы — оружие, боеприпасы, амуницию, технику. Грузы шли северным путем по морю. Корабли разгружались. Со складов — железной дорогой в Петроград и далее по фронту.

И вот сейчас склады эти, огромные ряды пакгаузов, требовали охраны! Чтобы в безвластной стране их не разграбили — раз. Чтобы по Брестскому миру, только что заключенному, большевики не могли все свои запасы военного назначения немцам передать! — вот где раз! а прочее уже два. И чтобы немцы — вот они рядом, в Лапландии, за финской границей, Маннергейм на всякий случай разумно их к себе пригласил, чтоб большевики Финляндию обратно не присоединили, — чтоб эти немцы не сделали легкого движения вперед — один дневной переход! — и не захватили сами то, что большевики им по договору уже обещали!

К отряду при мурманских складах вскоре присоединился отряд при архангельских складах.

Ну, а потом война кончилась, военные грузы стали никому не нужны, а содержать войска за морем дорого, баланс пошел в минус, и англичане уехали домой. Вот в целом интервенция на севере.

Но главное, конечно, — Юг! Черное море, одесские бульвары, английские дредноуты на рейде и французские моряки с помпонами на беретах: несметные рати Антанты.

Значит, так. В конце 1918 немцы отовсюду ушли. А через считанные дни! — антантовцы уже выгружались с кораблей. Заранее подошли. Они присутствовали в Одессе, Севастополе, Николаеве, Херсоне, — в четырех портах. Через два месяца они погрузились и отбыли обратно. В апреле ими уже там не пахло. Вот и вся интервенция.

Это были англичане, французы и греки. Их общие силы в этом районе в апогее присутствия достигли аж 60 000, включая при этом всех обозников.

Важнейший и принципиальный факт: боев между красными частями и интервентами — не было!

Важнейший факт: когда перед уходом интервентов русские армейские части «белогвардейской ориентации» попросили у союзников переправить их в Новороссийск на соединение с Добровольческой армией Деникина — так им было отказано. И ничего их союзники к белым соратникам не перевезли. А не хотели ни во что вмешиваться!

Внимание (поскольку историки, увы, идиоты): это называется миротворческая функция. А никакие на хрен не интервенты. Понимать же надо.

15 марта 1918 г. в Париже Совет Антанты под управлением французского премьера Клемансо, поскольку Франция числилась по Антанте условно главной, принимает решение. Поскольку Россия заключила сепаратный мир с Германией и Австрией. Поскольку там нестабильность и гражданская смута. Поскольку к власти пришли экстремисты, открыто проповедующие мировую революцию и классовые чистки. Поскольку там есть союзные нам силы и группы населения. Поскольку там установили было демократический строй, только что свергнутый авантюристами и немецкими шпионами. И вообще их отрекшийся царь родственник английского короля. То надо бы как-то стабилизировать обстановку в регионе! Ну, помочь силам прогресса и демократии. Ну, не допустить ужасов. Мы ведь живем в цивилизованном мире, господа!

Союзники были кровно заинтересованы в стабильности положения в России. Чтоб не дала Турции много отхватить в Закавказье и близ проливов (Британия занималась демонтажом Оттоманской империи). Чтоб не сунулась в Персию и Индию, ревниво оберегаемую вотчину англичан.

М-да. Ну, на Севере склады охранять стали. А на юге? Гм... но там же немцы! Что — открывать там «второй фронт»? Лить свою кровь? Кстати — под немцами такой порядок, какой вообще возможен, это они умеют.

И:

Большевики приветствовали высадку союзников!

Поначалу. Вот так вот. Прямо-таки приглашали их.

Во-первых — на Севере: а пусть-ка схватятся с немцами и прикроют от них наш Петроград. Вот чудно было бы...

Во-вторых — на юге: а пусть-ка они побьют самостийников, а когда уйдут, не вечно же сидеть будут — нам легче будет разбираться с местной партизанщиной и брать юг под себя.

Вы думаете, англичане с французами не понимали этого расчета? Нет, милые мои, это историки и журналисты мало что понимают, вот они редко и выбиваются в приличные люди. А политик эти расклады считает на пальцах. Главное — не болтать правду при всех и держать архивы закрытыми.

Итак. В течение 30 суток после Компьенского перемирия Германия и Австро-Венгрия выводят свои войска отовсюду, где они находятся вне пределов границ 1 августа 1914 года. Ушли.

Всколыхнулись было гайдамаки, белые, григорьевцы, красные подпольщики: запахло резней. И тут высадились союзники! Вооруженные! И образовались оазисы мира. Кафе, торговля, рестораны, проститутки. Стабильность!

А на что расчет? А на что вообще бывает у миротворцев расчет... Где мы — там не стреляют, или стреляют меньше. А там, глядишь, что-нибудь устаканится у населения, или изменится в политике, или противоборствующие силы придут к консенсусу, или удастся твоей стране урвать свой жирный кусок из этой ситуации.

К апрелю 1919 красные развили с севера наступление и, тесня белых, придвигались все ближе к Черноморью. А также в апреле был окончательно заключен Версальский мир, подведший черту под Мировой войной. Германия на коленях, края ее отломаны, многие территории отторгнуты. Австро-Венгрия распущена на государства составляющих народов. Проведены европейские границы, от России отделена Польша уже узаконенно, Бессарабия у Румынии. В сущности, больше союзникам в России ловить нечего. Враги большевиков — спорят, воруют, соперничают, на Украине сплошные бандиты, казаки вообще люди непонятные. Гоу хоум, господа, нечего тут, в сущности, делать.

Присутствие оказалось малопродуктивным. Малоосмысленным. Но ведь надо было как-то отреагировать. И собственные интересы попытаться определить и защитить.

Аналогичным образом в аналогичные сроки ведут себя 20 000 американцев на Дальнем Востоке. Так: порты и железную дорогу контролируют. И только 70 000 японцев примеряются, как бы помягче отхватить кусок Маньчжурии, они там с 1904 года пасутся помалу. Но в конце концов подчинились решению Антанты и международного сообщества: собрали вещи и ушли.
^ НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА
Политически большевики были гораздо умнее и грамотнее своих противников. Они последовательно проводили безотказную политику: вербовать в союзники на любых условиях кого можно, а врагов разобщать. Стравливай между собой кого можешь.

Итого. С ходу после октябрьского переворота. Декларация прав трудящихся народов. Право любой нации на самоопределение. Вплоть до отделения и создания собственного суверенного государства. Долой «тюрьму народов»!

Всё развалилось мгновенно и радостно: Прибалтика, Закавказье, Туркестан, Казачья Республика, Уральская Республика, и так далее.

Следующий шаг. Белым они враги. Белые их независимости не признают. Белые выступают за «единую и неделимую» — и получают по голове во всех отпавших провинциях.

Эстония интернирует в концлагере войско Юденича. Украинцы бьют Деникина. И даже грузины стреляют в «золотопогонников».

И в это самое время, трудолюбиво, как крот, большевизм в этих независимых национальных образованиях роет свою нору и перегрызает корни: все пролетарии братья, интернационализм трудящихся — это святое, власть в Москве — это и наша власть, даешь Мировую Революцию!

И скоро, очень скоро все эти «суверенные государства» будут схвачены под железные уздцы беспощадной рукой красного пролетариата — и приведены обратно в Россию, но уже — в Советскую! А перед этим самый активный националистический элемент и российско-великодержавно-белый элемент по возможности истребят и подавят друг друга, облегчая работу большевикам.
^ УКРАИНСКИЙ КУЛЬБИТ
Не успел пасть русский царизм — как уже 4 марта 1917 три социалистические украинские партии — эсеры, социалдемократы и социал-федералисты — создали Украинскую Социалистическую Раду. В июне провозгласили Украинскую Народную Республику. Но, желая полной законности своих действий, согласились ждать, пока соберется в Петрограде Учредительное Собрание и де-юре утвердит это законное решение.

Однако 7 ноября 1917 Рада объявила автономное Украинское государство в составе России: октябрьский переворот она не признает, законным правительством продолжает считать Временное, Учредительного Собрания по-прежнему ждет, а от каких бы то ни было решений Совнаркома считает себя полностью свободной.

Все бы ничего, новая власть может пока погодить, решая более срочные и жизненно необходимые задачи. Но:

Начинаются брестские переговоры большевиков с- немцами. А Германия, ясное дело, имеет в виду оккупацию и эксплуатацию всех прилегающих на западе территорий, и Украины — в первую очередь: хлеб, масло, мясо, кожи. Германия истощена, там есть нечего. А большевики не контролируют Украину! А немцы на них давят!

В конце ноября в Киеве состоится I Съезд Советов Украины, который полностью одобряет все действия Рады. Немногочисленные большевики покидают зал.

И в начале декабря в Харькове собирается уже большевистский съезд советов, объявляющий себя Съездом Советов Украины, причем единственно законным. А тот, что был в Киеве, они объявляют незаконным. И провозглашается Украинская Советская Республика со столицей в Харькове. И она заключает договор о взаимопомощи и всем хорошем с Советской Россией. А Раду объявляет вне закона.

Но где территория этого условно-буферно-марионеточного государства? Украинские-то все территории под Украинской Народной Республикой. И вообще Харьков — это русский город и скорее Новороссия.

Не страшно. На карте рисуют территорию нового государства. Харьков и свободные окрестности переходят в юрисдикцию Советской Украины, будучи допрежде Новороссией. Ну, Донбасс в том числе и так далее. Все это чисто формально.

И Советская эта Украинская Республика заявляет, что есть часть подлинной Украины, единой и более или менее неделимой. И что сидящая теперь в Харькове советская украинская власть есть единственная законная власть на территории всего украинского государства. Которое сейчас просто расколото злыми самостийниками на две части, а вообще неразъемно. [

О-па! И Совнарком выкатывает Киеву ультиматум: признать законные полномочия Харькова и подчиниться. Ну, как будто Харьков контролирует ситуацию. И имеет право передавать свои полномочия Совнаркому насчет Брестского мира, по которому Украина должна быть законно оккупирована, а большевики должны обеспечить возможность этого. А иначе Германия может и перестать платить большевикам! На содержание Красной Гвардии, газет и вообще. (Хотя Совнарком уже вычищает банки и квартиры со шкафами, но деньги лишними не бывают, и доброе расположение немцев очень важно.)

Разумеется, Рада ультиматум отвергает, но время тянется. И в январе большевики начинают двигать на север красно-анархические части с Причерноморья. И события убыстряются!

24 января 1918, ввиду наступающих событий, не имея военной силы противостоять красным, — Рада объявляет полную независимость Украинского государства! (Украинизированная армия, в основном вчерашняя российская, не обнаруживает желания драться с русскими же, хоть и красными, за торжество украинской мовы и жовто-блакитного прапора. Они соглашались сменить присягу — за паек и возможность как-то прожить, но драться?! Офицеры в основном вообще на гражданке, а в стане патриотов больше бандитов, не признающих друг друга.) Совершив этот патриотический поступок, бессильная, но умная Рада мгновенно удирает в Житомир. А в Киев уже 26 января вступают красные части под командованием бывшего полковника Муравьева, и начинается красный террор: буржуев экспроприируют, офицеров (по спискам захваченного архива Рады, учет мужчин призывного возраста) расстреливают.

Но того же 26 января представители Рады были уже в Брест-Литовске! И наутро после вступления красных в Киев — 27 января 1918! — Германия признает Раду как законное правительство Украины! И заключает с ним договор. И в том договоре перечисляется все то хорошее, что Украина будет поставлять Германии. А Германия и АвстроВенгрия введут свои воинские гарнизоны для обеспечения законности и порядка. В помощь Раде и по ее просьбе. И гарантируют помощь в сохранности границ. Короче, власть вернется на немецких штыках. Всё лучше, чем в чекистском подвале.

Чуден Днепр при тихой погоде! И редкая птица заключит такой договор даже до середины! А потому что вся территория «Советской Украинской Республики» со столицей в Харькове есть территория Украины «единой и неделимой» — как харьковские большевики сами настаивали! И, стало быть, Харьковщина оккупирована русскими большевиками точно так же, как сейчас и Киев! Выгнать их вон! И щирые украинцы накормят галушками со сметаной справедливую Германию.

Вот так условная территория Харьковской Советской Украинской Республики стала вообще территорией Украины де-юре. Вот так Донбасс стал принадлежать Украине, чего отродясь не было. И немцы в него вошли! — а имели право по договору!

Н-ну — если по порядку: 9 февраля 1918 в Киев вошли еще красные — 6000 красногвардейцев и матросов под командой Антонова-Овсеенко. А 1 марта немцы их всех выдавили: они шли вперед, а красные отходили без боев, и сдали Киев, и оставили всю Украину уже в «новых границах».

...А потом, летом 1918, немцы решили, что Рада слишком много о себе мнит и бдит насчет независимости — и мало контролирует порядок на Украине, плохо обеспечивая поставки. И немцы с австрийцами курировали организацию Съезда селянских хлеборобов Украины, который решил, что Рада плоховато выражает его волю, и вообще чересчур Социалистическая.

(Господи, как я не люблю историков. Они перечисляют факты, как попугай произносит слова — не совсем вникая в смысл. Рада шла Социалистическая. Земля была роздана мужику С мелкотоварного мужика сложно собирать его товар. Зато за свой клочок он идет воевать. А нужно — производство попроизводительней — а шуму меньше. Крупные имения и латифундии — лучше управлялись, давали больше продукта. Ну так? —

Крупные землевладельцы и арендаторы, помещики и заводчики, хотели вернуть свое добро, у многих уже отобранное. И хотели дружить с немцами на уровне: ты меня охраняй, помоги вернуть добро, я тебе буду гнать продукт и заставлять мужика работать для этого дела, куда он денется, жрать хочет. Интересы украинской знати и буржуазии совпали с интересами оккупантов. Тем паче что на деятельность социалистов — эсеров и эсдеков — немцы уже нагляделись на примере России.)

Итак, Съезд выразил недоверие Раде, приведшей страну к русской большевистской оккупации, сброшенной только вот теперь немцами. И припомнил, что Самостийной Украине свойственна не все эти новомодные социалистические русско-жидовские штучки, а доброе и крепкое гетманское правление, как при славных предках, пока москали не пришли. И постановили устроить гетманство, и выбрали Великим Гетманом потомка старого рода Павло Скоропадского.

Ну, а гетман завел армию поприличней («варту») и приодел своих гайдамаков с элементами национальных костюмов. Недолго музыка играла — к концу 1918 с уходом немцев эмигрировал и гетман!

...С падением Рады Симон Петлюра, секретарь по военным делам, бежал из Киева и стал «авторитетным полевым командиром»: против гетмана, против белых, против красных, против атаманов... было трудно. С падением гетмана Петлюра вошел в Киев. Туда и белые потом входили, и красные. Мелькало все быстро, пока не устаканилось уже после всего «польского похода».
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   45

Похожие:

М. веллер а. Буровский iconМихаил Веллер Кассандра … Сегодня общество больное на голову
Великой Отечественной войны. Все офицеры, кроме лейтенантов, – бывшие фронтовики. Их дети, кто трех шести лет, ходят в гарнизонный...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница