М. веллер а. Буровский




НазваниеМ. веллер а. Буровский
страница2/45
Дата публикации21.02.2013
Размер6.27 Mb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > Военное дело > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   45

^ ПЕРВЫЕ ШАГИ ЮНОГО ФРАНКЕНШТЕЙНА
Итак, власть взяли. Ну и?

1. Значицца, так. Временное правительство — это была законная государственная власть. А Советы — это были органы самоуправления гражданского общества. И гражданское общество сковырнуло государство. Сказать так будет правильно. (Чтоб идиоты из либералов не думали, что «гражданское общество» — это охрана зеленых насаждений и посадки коррупционеров по жалобам трудящихся.)

2. Новая власть начинает спешно укрепляться: отряды Красной Гвардии занимают почтовые отделения, паровозные депо, арсеналы. Оказывающие сопротивление офицеры и полицейские пристреливаются на месте. А хоть и без сопротивления: закон отдыхает, открыты тюрьмы, и уголовники наводят страх на зажиточные кварталы. А вот и лозунг новой власти: «Грабь награбленное»!

26-го же октября Верховный атаман Донского казачьего войска генерал Каледин разгоняет все советы на своей территории, что есть его ответ на телеграмму из Петрограда признать новую власть. Не признаёт! Заявляет о верности законному Временному правительству и зовет всех, кто остался верен чести и присяге, к себе на Дон. Укрепимся, пойдем и вышибем самозванцев к чертям! Наглые немецкие шпионы!..

3. Вообще-то все умеренные партии негодовали. Какого черта? Оставался какой-то месяц до сбора Всероссийского Учредительного Собрания: то есть по всей стране народ избирал депутатов, они ехали в столицу, и там голосовали, избирая промеж себя парламент, который формировал новое правительство, принимал новую конституцию, и вообще всё предельно справедливо, демократично и разумно. Ну?!

27 октября — мгновенно! — запрещается 20 газет, критиковавших большевиков. Это «Декрет о печати», изданный срочно сформированным Советом Народных Комиссаров. Ленин помнил свою статью «С чего начать» о роли газеты как пропагандиста и организатора.

4. 2 ноября принята «Декларация прав народов России» — о равноправии всех наций и праве каждой на самоопределение. Российская Империя объявлена тюрьмой народов, двери распахнуты: приглашение к развалу. Новая власть — защитница независимости всех и каждого друг от друга и от центра. Что тут же привлекает на сторону советской власти всех националистов империи и побуждает их к выходу в суверенитет. Держава разваливается — будто скрепы выбили.

После этого — в тот же день — старший по званию начштаба Ставки Западного фронта в Могилеве генерал Духонин объявляет себя главнокомандующим всеми войсками и дает приказ на подготовку к походу на Петроград: ликвидировать узурпаторов и восстановить законную власть. Ну... развращенные троевластием эпохи Временного правительства (командир — правительственный комиссар — председатель солдатского совета) солдаты никуда идти не хотят. На хрен им сложности.

Одновременно из Быховской гарнизонной тюрьмы освобождают сидящих там после «корниловского мятежа» Корнилова, Деникина, Алексеева и других — и они делают лыжи в Новочеркасск к Каледину.

5. Да не верит никто, что большевики долго усидят! Их меньшинство и в Советах, и в армии, и везде. Никакие учреждения не хотят с ними сотрудничать! Их приказы не выполняют: ни железнодорожники, ни телеграфисты, ни банковские клерки, ни типографщики, ни купцы. Да? Так?! И тогда — в первые же несколько недель: Совнарком вводит государственную монополию на всю торговлю всем. Всё давать только их «государству», а уже оно распоряжается всем добром: кому продать, кому распределить, кому фигу и по какой цене в каких объемах. Причем экстренными, пожарными мерами внедряется программа: купля-продажа — это, товарищи, реакционно-буржуазные отношения, а надо — государство экспроприирует все продукты и товары бесплатно, и само раздает их — распределяет — тем, кому сочтет нужным. А «торговля с рук» есть спекуляция с целью частной наживы: это нарушение закона, и это преступление! — —И?— —Красногвардейские патрули расстреливают «спекулянтов», все товары мгновенно исчезают из оборота, в считанные недели в городах начинается голод и холод.

6. И одновременно — запрет на любые операции с недвижимостью. Если кто решил продать свое жилье (а уж тем более здание фирмы) и свалить — хрен тебе. Все строения и помещения, дворцы и хижины — объявляются под контролем «государства». (Которого нет, которое лишь кучка отчаянных самозванцев, а реальное государство российское они объявили вне закона! несуществующим!)— —И? — — Мигом начинаются «подселения» и «уплотнения»: классово своих пролетариев вселяют в квартиры «буржуев». А буржуи, товарищи, — это и врачи, и учителя, и юристы, и служащие, все, у кого квартира из нескольких комнат. Образуют срочно по приказу «домовые комитеты», и эти домкомы под управлением уполномоченного, назначенного районным Советом, выписывают ордера на «подселение». Из расчета: одна семья — одна комната. И нормально. Коммуна, брат! И квартиры — коммунальные. И кухня, и сортир, — одна на всех. (Допрежде такого не слыхали... Новая жизнь!)

7. А бабки? Бабло дорогое? Лавэ где? Капуста, рыжевье, тугрики? Во-первых, они нужны позарез нам самим — платить красногвардейцам, комиссарам, уполномоченным. Во-вторых, надо немцам платить астрономически согласно договоренностям. В-третьих, от денег все зло — они есть источник буржуазных отношений в противовес государственному распределению всего по коммунистической модели. При деньгах человек делает что хочет! А надо — чтоб делал то, что нам надо, а то жрать не дадим.

И «организуется» экспроприация валюты, драгоценностей и т.п. у «эксплуататорских классов» — у всех, кто не пролетарий. И красногвардейские патрули с пачкой ордеров на обыски, выданных в Советах, по спискам потрошат квартиры. А в Красной той Гвардии не только рабочие, солдаты и матросы (любых пока политических симпатий), но и чистые уголовники, тем паче что из тюрем их всех повыпускали: записываются в Красну Гвардию набивать карманы.

— Грабь награбленное! — несется веселый разбойничий посвист из Смольного.

— Главное для нас сейчас, батенька, — архиважно сломить сопротивление эксплуататорских классов, лишить их средств к существованию!

8. И тут же новая власть национализирует все банки, банковские вклады, активы и пассивы, депозиты и содержимое банковских сейфов и ячеек. Ордер. Маузер!!! Изъятие всех ценностей.

А почему матросов сажали директорами банков? А потому что банковский персонал в полном составе выдавать деньги и вообще сотрудничать отказывался. На что деньги? Почему? Для чего? На каком основании? Но ведь есть законные владельцы, господа-товарищи! — Революция, гады буржуазные! Где ключи?!

9. Викжель — это Всероссийский Исполнительный Комитет железнодорожных сообщений. В огромной России — необходимейшая и могучая организация. Пути, локомотивы, вагонный парк, депо, угольные склады и вокзалы. Викжель сотрудничать с новой «властью» отказался. Викжель разогнали к чертовой матери. Этот гигантский «профсоюз» в основном состоял из: машинистов с кочегарами, грузчиков с обходчиками, ремонтников с диспетчерами. Не хотите работать на нас?! Ничего, заставим.

10. Вот по этому по всему 7 декабря 1917 года Совнарком создает Чрезвычайную Комиссию по борьбе с контрреволюцией и саботажем. И ей придаются неограниченные полномочия вплоть до расстрела на месте. Без всяких судов и следствий. Суд есть лицемерная и бессмысленная буржуазная процедура. А для нас расстрел классово чуждых элементов и контрреволюционеров — просто административная мера. И вводится термин: «Административный расстрел».

И ЧК начинает террором и ужасом приводить народ в повиновение. Расстреливают за продажу буханки хлеба и золотого колечка. За то, что нет угля для паровоза: «Саботаж!» За отказ открывать банковский сейф. За неявку на «трудовую повинность»: работники разбегались, и переписанных домкомами «буржуев» гоняли строем на разгрузку дров, расчистку улиц от снега и вообще типа пятнадцатисуточников. Да вообще шлепнуть человека становится парой пустых.
^ УРИЦКИЙ И ЗАЛОЖНИКИ
При октябрьском перевороте в Москве юнкера с офицерами и вообще гимназисты со студентами сопротивлялись Красной Гвардии и солдатам. Ну, по возможности эту контрреволюционную сволочь пристреливали, конечно.

Среди прочих шлепнули и отказавшегося снять погоны и кресты отставного штабс-капитана Виленкина. А был Виленкин председателем общества отставных офицеров-евреев георгиевских кавалеров. (Времена были новые, военные, и евреи получили право выслуги в младшие офицерские чины — Виленкин был старший по званию.)

Еврей и революционер, эсер Леонид Канегиссер в качестве революционной мести за это зверское убийство неповинного человека и еврея — пристрелил другого еврея и революционера, эсдека Моисея Урицкого, председателя Петроградской ЧК. ЧК объявила это неслыханным злодеянием контрреволюции, которая теперь вообще должна трепетать под карающим мечом революции. И в отместку, как террор, расстреляла тысчонку выхваченных из массы обывателей.
^ В ШТАБ ДУХОНИНА
И в это самое время! — в первые же недели после Октября! — всё неслось и закручивалось параллельно, одновременно, быстро, слоёно, перепутано! — всё накладывалось одно на другое!

По военной-то части вот что происходило:

1. Большевики продолжали брать у немцев деньги — на жалованье Красной Гвардии, на газеты, на аппарат, то-сё. Немцы уже сучили ногами: а где мир? где репарации? где обещанное?

2. И 7 ноября, убедившись, что войска под командованием Духонина вовсе не торопятся идти на Петроград, там с кем-то воевать и в чем-то не очень понятном и гоеподско-революционерском участвовать, — убедившись, что разложение войск агитаторами и безвластием продолжается, — Ленин отправляет Духонину приказ!! Молодец Ленин! Вот так революционер должен вести себя со швалью — твердо, командно, ультимативно! Ты меня не признал? Собака... А я тебе приказываю! Исполняй! — и, может, я забуду твое непослушание и включу тебя в круг действующих лиц. Вы атмосферу почувствуйте, ритм отношений почувствуйте!

Приказ: немедленно начать переговоры с командованием австро-германских войск о всеобщем перемирии. Духонин, сидя в штабе Ставки среди своих войск — отказывается. Категорически, кратко, презрительно. Охренели там уроды в Питере... Отказывается.

3. Духонину даются сутки,, чтобы одуматься. После чего новая власть объявляет ему: смещен ты! Снят! Отстранен, мля!

Ну-ну... Духонин остается на месте. Не отстраняется. Он назначен законным правительством, вступил в командование согласно Уставу, а они бунтовщики и наймиты.

Вы поймите: Германии уже кранты, задыхается, не сегодня-завтра капитулирует, — так чего ради были жертвы и усилия все? Мы победители! Мир с врагом накануне его неминуемой капитуляции — это помесь идиотизма с предательством! Это в интересах Германии — против интересов России! Даже если мы будем просто держать фронт, без движений, без сражений, — мы приковываем к себе немецкие войска, мы войдем в число победителей вместе с Англией и Францией, мы снимем с бошей и мадьяр деньги на зализывание истощенной экономики, и пр.

4. Ага. Размечтался. Балда в лампасах. Назавтра же, 10 ноября 1917 года, Совнарком издает Декрет о демобилизации армии. (!!!)

Все. Против лома нет приема. Теперь все солдаты за новую власть. Вся армия бросает фронт, облепляет поезда и едет по домам.

Фронт не то чтобы обнажен. Фронт перестает существовать.

(И одновременно! Одним ударом! «Победное шествие советской власти»! Приезжающие домой солдаты — в основном крестьяне, меньше рабочие в города, — мигом устанавливают у себя власть советов в унисон петроградским. Бери землю, смерть буржуям, никакой войны! Во — это дело.) Так голуби с фитилями на хвосте залетают под стрехи по гнездам — и разом полыхает город.

Вот так делается большая политика, господа хилые интеллигенты.

Так одновременно у Германии еще денег взяли за это! Выполнили договор и получили благодарность. Сцепка механик понятна?

5. Неделю ищут кандидатуру на нового главкома и не могут найти! Генералы исчезли, офицеры по щелям, никого нет! В отчаянье назначают главнокомандующим вооруженными силами России... прапорщика. Революция и Гражданская война — это всегда гибрид кровавой трагедии и кретинского анекдота, она полна черного юмора.

Заметим сразу, прапорщик военного времени Крыленко недолго проходит в главкомах, товарищ Троцкий наладит способ привлечь к делу полковников и генералов. И Крыленку уйдут вон, будет на другом деле нужен.

Но пока — он с отрядом балтийских матросов и латышских стрелков прибывает в Могилев, арестовывает ставку, пристреливает штаб, Духонина прикалывают штыками прямо в кабинете.

Вот и ходит всю Гражданскую характерная фраза: «Отправить в штаб Духонина». Оно же «в Могилевскую губернию». Оно же «налево». «В расход». К стенке. И уже редкое: «На Луну». Так что первые лунники — наши.
^ УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ
А в чем фокус, в чем прикол знаменитой ленинской фразы насчет восстания: «Вчера было рано, завтра будет поздно»? А в том, что вчера под стены подошел Корнилов с войсками, и бунт был бы подавлен в корень, надо юлить и быть смирным с Керенским. А завтра — состоятся выборы в Учредительное собрание, то бишь законный парламент, и у большевиков там будет незначительное меньшинство, а уж сбрасывать такой парламент — это все мигом объединятся шею тебе перекусить, это уже нагловатая узурпация поистине всенародной законной власти. И кадеты с эсерами и меньшевиками поведут Россию по пути парламентской демократии и западного цивилизованного социализма. И упущен будет шанс! Так вдобавок же Австро-Венгрия, треща по швам, готова была 25 октября подписать сепаратный мир с Временным правительством!

1. Все для выборов было уже готово! И они состоялись в назначенный ранее срок: 12 ноября 1917 года! Через две недели после октябрьского переворота. И не было у большевиков и у Советов никаких оснований их отменять. Да и возможностей-то отменять не было. Смели бы душителей свободы народной. Советы Советами, а парламент парламентом.

И большевики тоже, вместе со всеми партиями, пошли на выборы. И не сильно преуспели...

Первое место — эсеры. В среднем — 40% голосов.

На втором месте в городах — конституционные демократы, кадеты.

В национальных провинциях везде лидируют местные националистические партии, повозникавшие недавно.

Большевики набрали 23% голосов. Ни о каком парламентском большинстве речи быть не может.

2. 28 ноября, через две недели после выборов, Учредительное собрание должно торжественно открыться! Эта дата назначена давно. Начинается новая эпоха свободы, демократии и народовластия.

Новая петроградская власть переносит открытие... на будущий год — на январь! Под предлогом малочисленности съехавшихся делегатов.

По улицам Питера проходят демонстрации в поддержку Учредилки! Транспаранты несут служащие, рабочие, люди прислуги и обслуги — все!.. (А организации никакой! А Временного правительства уже нет! А газеты все позакрывали! А в подъездах и на перекрестках — красногвардейские патрули: люмпены с наганами, лузгающие семечки солдаты с винтовками, матросы в клешах, обвешанные бомбами и перекрещенные пулеметными лентами.)

3. В тот же день, 28 ноября, Совнарком издает декрет, объявляющий партию кадетов «врагами народа». Их лидеры подлежат аресту и трибуналу. А не хрен протестовать, упираясь против новой власти!

(Эсеры-то и меньшевики тоже были в Советах, их не запретишь. А анархисты все эти парламенты-республикигосударства отрицают в принципе — причем сами тоже большевикам попутчики покуда. А вот кадетов можно и арестовать — они нам мешают, а ликвидировать их нам уже по силам.) В парламенте расчищается место! Из политической жизни физически убираются влиятельные несогласные!

4. 3 января 1918 года. Торжественное открытие и начало работы всенародно избранного российского парламента все приближается. И ВЦИК — Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет, рабочий орган Советов, принимает премилое постановление. Этим постановлением Учредительное Собрание заранее лишается всякой власти. Ему определяется место вроде нашей сегодняшней (2007) Гос. Думы.

«...Вся власть принадлежит Советам и советским учреждениям. Всякая попытка любого иного учреждения присвоить любые функции государственной власти — есть контрреволюция, и будет подавляться всеми средствами вплоть до вооруженной силы. Задачи Учредительного Собрания исчерпываются общей разработкой коренных оснований социалистического переустройства общества».

Вот так. Коренные основания можете разрабатывать. А мы на них посмотрим... Так ведь и это нет!

5. 4 января 1918 — накануне открытия Учредительного Собрания — в Петрограде вводится военное положение. Всякие митинги и демонстрации запрещены.

6. Утром 5 января по городу начинают шествовать демонстрации в поддержку Учредительного Собрания — открытия его, свободной деятельности, неприкосновенности депутатов, соблюдения ранее имевшихся договоренностей и всеобщих взаимообещаний делать все по справедливости, равенству всех партий, сословий и личностей и т.д.

Причем — чиновник и обыватель опаслив и трусоват. По мостовым шагают рабочие колонны! Пролетарии знают, что революция принадлежит им, что рабочий класс в ней главный! Класс новых хозяев в сознании своего гегемонизма шагает посередь улиц.

Красная Гвардия эти демонстрации расстреливает и разгоняет. «Провокаторы, наймиты буржуазии, пособники, враги, предатели революционного пролетарского дела!..» Ораторов было море, невроз был эпидемией.

7. 5 января, 16 часов. Учредительное Собрание открывается. У него, понятно, есть подготовленная повестка дня. И оно отказывается ломать свою повестку и первым делом обсуждать и принимать подготовленную большевиками «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа». В декларации той оформлена «диктатура пролетариата». Так представителям всех партий и сословий предлагали законно, легитимно то есть, ее ввести. Не хочут, суки, сами вводить диктатуру пролетариата!

Мало того. Собранию предлагается присягнуть на верность советской власти! Это прекрасный ход со стороны большевиков. Собрание, полностью легитимное с любых точек зрения, такой присягой сделает советскую власть еще более легитимной, чем оно само! Оно как бы освятит законность октябрьского переворота. (А уж став законнее Собрания, Совнарком сделает чуть поздней с Собранием что захочет, это вполне понятно. Либо — Собранию предложат легитимизировать все действия Совнаркома: а куда оно денется, оно присягало само!)

По залу шляются вооруженные люди. С балконов большевики откровенно потешаются над беспомощными интеллигентами. Выкрики, угрозы и ругань с мест.

Ночью по распоряжению председателя Центробалта Дыбенко начальник караула, отряженного Петросоветом для охраны Учредительного Собрания, анархист матрос второй статьи Железняк велит Собранию расходиться: «Караул устал».

8. Утром 6 января Совнарком закрывает Учредительное Собрание. И никакого расстрела танковыми пушками. Пугнули, разогнали и закрыли.

...Так удивительно ли, что сторонники Учредительного Собрания как законной Всероссийской власти, свергнутой силой вопреки праву, находились в рядах Сопротивления всю Гражданскую войну?..

(А вот словосочетание «Учредительное Собрание» — нехорошее: не простое, не краткое, не экспрессивное, не примагничивает и не вдохновляет. Что-то в нем чиновничье, учительское, конторское, крючкотворское... вот перечитайте. Тягомотина, ряды канцелярских стульев, толстые протоколы, формализм. Ударности нет! «Совнарком»! «Реввоенсовет»! ВЦИК! И знаете что?.. В неэнергичности названий всегда находит свое выражение неэнергичность тех, кто себя им называет. Вялость, ограниченность, рутинность. Не орлы, не тигры! Ох не суждено им было победить с таким названием. Еще пещерные люди — понимали силу и значение слова. Жила была хилая у русских либерал-демократов...

Так что не смейтесь свысока над наивной экспрессией самоназваний: «Международный летучий смертельный матросский отряд пролетарского гнева!!!» Пока вы смеетесь — они вас перешлепают, как семечки лузгать. И спирта с кокаином хватанут за Мировую Революцию.)
^ БРЕСТСКАЯ КАПИТУЛЯЦИЯ
1. Помните? — 10 ноября 1917 Совнарком демобилизует армию. За месяц она расползлась полностью по домам, и Советская власть была провозглашена по дальним деревням и везде в общем.

2. И вот 12 декабря большевистская делегация в БрестЛитовске, городе погранично-фронтовом до тех пор, пока у русских был фронт, начинает переговоры с германским и австрийским командованием.

3. Что означает выдвинутый Троцким, наркоминделом и главой советской делегации, лозунг: «Ни мира ни войны»? Он означает: тянуть резину сколько можно. Зачем? А затем, что Германия уже издыхает в неравной войне. В войну вступили США со всем своим экономическим потенциалом. У немцев бинты из бумаги, повидло из брюквы, семнадцатилетние пацаны в окопах. Еще месяц — и фрицам конец! И тогда все договора насчет дать немцам горы того-сего за оказанные большевикам услуги — недействительны будут договора! А сейчас — нечем их держать в случае конфликта!..

Мы им обещали распустить армию и выйти из войны? Получите — пожалуйста: армия распущена, войны нет, чего вам еще? Дальше можно валять дурачка: и так мир у нас, какие еще вам нужны договора и уступки?

Нормальное намерение перехитрить и обмануть партнера, которым уже попользовались, но который еще опасен в гневе — пока.

4. Троцкий вносит предложение: а вот мир без всяких аннексий, контрибуций и претензий! А? Это — хоть сейчас.

Но. Германия задыхается без сырья, без продовольствия, без денег. Америка—Англия—Франция придушат ее очень скоро — если не отсосать хлеба, угля, железа, золота из России: ведь мы с вами предусматривали мир и экономический союз! Да что же вы вертитесь и юлите, господа?.. Румыны и мадьяры —. те еще вояки, чехи бегут, АвстроВенгрия — не тот помощник... Ну?

И немцы вносят ответное предложение: мы заключим мир без аннексий и контрибуций с вами, если остальные страны тоже на него согласятся. Все сразу — тогда и мы пожалуйста.

О'кей. Совнарком делает такое предложение всем воюющим державам: а вот у нашего трудового народа мирная инициатива — всеобщий мир без аннексий и контрибуций. Отличный жест!! Ясно: Англия—Франция—США на это не пойдут, потому что на фига? Они уже победили, враг повержен, все преимущества в кармане, остается лишь чуть-чуть потерпеть и дожать ситуацию. Но время-то мы потянем! И миролюбие свое покажем! И немцев за салом поводим: нуну, скушайте нашу пустышку, поверьте нам, мы хорошие.

Такой мир был бы чудо-спасением для Германии, так что можно и попробовать, а чем мы рискуем, немцы то есть?

Разумеется, предложение это Антантой отвергается. Но время мы тянем!..

5. 15 января Совнарком принимает декрет «Об организации Рабоче-крестьянской Красной Армии».

Э? Ага! Старая распущена. Вы недовольны чем-то, господа немцы? Так мы создадим армию снова и закроем фронт. Ну — вы стали сговорчивее? Антанта-то добивает вас!

В общем, немцы в отчаянье. Они уже понимают, что их кидают цинично. Им необходимо снять все войска с Восточного фронта и кинуть их на Западный, где завершается катастрофа! А как ты снимешь войска, если здесь с тобой даже мир заключать отказываются? А большевики демонстративно создают армию — что, угрожая ударить по нам, когда мы обнажим фронт? С их теорией завтрашней мировой революции мы знакомы. Понесут большевистское счастье на русских штыках в немецкий дом. О, хитрожопые азиаты!..

6. 27 января большевики получают в Брест-Литовске сильный удар, а положение Германии сильнейшим образом улучшается.

Украинская Социалистическая Рада еще 7 ноября объявила Украинскую Народную Республику не признающей петроградскую советскую власть. 24 января Рада объявила независимость Украины. 26 января красные вошли в Киев и начались расстрелы. Удравшая из Киева Рада спешно шлет свою независимую делегацию в Брест. Германия молниеносно признает независимость Украины. И Рада подписывает с немцами мир на их условиях. В тот же час!

Мы вам — хлеб, руду, уголь, масло, сало, холст. Вы — вводите свои гарнизоны и обеспечиваете поддержку нашей независимости от кровавых москалей. По рукам?

7. От такой дипломатии матерная брань вылетает даже из уст ангелов. В стане большевиков происходит ярая грызня. Троцкий упорствует, что надо продолжать тянуть: все равно Германия скоро рухнет и уйдет отовсюду. Коля-балаболка Бухарин проповедует революционную войну: немцы пропитаются пролетарской пропагандой и понесут революцию домой. Быстрее всех соображающий и перестраивающийся Ленин истерически требует принимать мир: любые их условия, но хоть сохраним что можно, опираться не на кого, обороняться не можем! На Ленина орут, что это его ультиматум Украине насчет отказаться ей от независимости и признать Совнарком, да плюс последовавшие красные каратели — толкнули Украину в объятия немцев! (Страшный советский исторический секрет!) Балаболка Бухарин убеждает, что, приняв унижение от немцев, — мы потеряем доверие масс и получим угасание революционного порыва, а это конец всему: психология масс есть материальный фактор революционной борьбы.

8. 18 февраля 1918 года, подготовив тылы к маршу, понимая расчет большевиков и имея в кармане договор с Украиной, немецкие и австрийские части переходят в наступление по всему фронту от Балтики до Дуная.

Строго говоря, это не наступление. Наступление — это вид боевых действий. А здесь немцы просто совершают марш, оккупируя обширные территории. Никакие регулярные части им не противостоят. И вообще никакие части не противостоят. Движутся эшелоны, движутся пехотные колонны и конные обозы. Кое-где оставляются гарнизоны для обеспечения коммуникаций.

То есть. 18 февраля немцы приходят в движение, распространяя свое военное присутствие и власть на восток по линии всей ширины Российской Империи.

9. 23 февраля немцы занимают огромную территорию, включая Псков, Минск и т.д. И выжидательно останавливаются. Людей и сил у них очень мало. Главное — не занять, а с толком использовать.

(Отряд красногвардейцев и красноармейцев под командованием Дыбенко после единственной стычки с немцами бежит далеко и быстро. Дыбенко еще долго боялся расстрела за свои подвиги и укрывался подальше.)

В Советском руководстве происходит истерика. Ленин кричит, что головка партии переродилась в болванов, он выйдет отовсюду и обратится к народу напрямую, если не заключим мир. Это сильный аргумент. Все видят, что народ категорически не желает ни с кем воевать. И пойдет за кем угодно, лишь бы сидеть дома и заниматься хозяйством на своей земле.

10. 24 февраля Совнарком и ВЦИК принимают все условия ультиматума, который выкатили им вчера германоавстрийцы. Эти условия куда потяжелее тех, что хотели немцы получить в Бресте... Ствол под носом — сильный аргумент.

Вешают собак на Троцкого: это он убеждал, что у немцев скоро не будет сил и резона наступать, так что можно тянуть переговоры спокойно. Вешают собак на Ленина: это он прогадил Украину своей категоричностью. Дают по затылку Бухарину: это он вопил про пафос революционной войны: любуйся, как драпают!..

11. 3 марта 1918 года. День удачнейшей сделки. Большевики устроили дела страны наилучшим образом. Подписан мирный договор между Советской Россией с одной стороны — и Германией, Австро-Венгрией, Турцией, Болгарией с другой.

Россия отдает под немцев Польшу, Литву, Латвию, Эстонию. Это больше не Россия, это германская сфера интересов, своего рода мимолетный послевоенный протекторат.

Россия признает независимость и границы Украины и Финляндии.

В Закавказье Турция получает большую часть Грузии с городами Каре, Ардаган и Батум. А также Турция получает две трети Армении. (Весь советский народ так и не знал, что гора Арарат и араратская долина — сердце и символ Армении! — на самом деле находятся в Турции...)

Красная Армия подлежит немедленной ликвидации.

Флот подлежит передаче германской стороне.

Пленные — 3 миллиона русских и 2 миллиона другой стороны, в основном сборные Австро-Венгрии — чехи, мадьяры и прочие сербы возвращаются на родину.

Россия теряет: 800 тысяч кв. километров (2 Франции!!!) с населением 56 миллионов человек (треть всего населения Империи). Половину всех посевных площадей. Лишается 80% добычи угля и железа. И шесть миллиардов золотых марок — денежной контрибуции.

12. Это равно сокрушительнейшему разгрому. Это равно беспримерному предательству своей страны и народа. Обещали мир? Получите ваш мир. Без аннексий и контрибуций? Вот вам аннексии и контрибуции.

Нетрудно понять, как «гражданское общество» относилось к новой власти после этой капитуляции — еще летом Россия была в положении победительницы со скорыми выгодами, а немцы для своей «победы» даже усилий никаких не предпринимали!.. Почти вся образованная, мыслящая, патриотически настроенная часть населения имели новую власть за шайку бандитов, неумелых и бездарных во внешней политике, жестоких и тупых во внутренней.

«Гражданское общество» ошибалось. Новая власть состояла из серьезных людей, умеющих быстро учиться и не останавливающихся абсолютно ни перед чем.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   45

Похожие:

М. веллер а. Буровский iconМихаил Веллер Кассандра … Сегодня общество больное на голову
Великой Отечественной войны. Все офицеры, кроме лейтенантов, – бывшие фронтовики. Их дети, кто трех шести лет, ходят в гарнизонный...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница