Рассказ «Тоска» как размышление о всеобъемлющей закономерности человеческого бытия. Фабула, композиция, сюжетная линия произведения. Художественная деталь в рассказе. III. Одиночество человека среди людей вот страшная суть рассказа «Тоска»




Скачать 143.88 Kb.
НазваниеРассказ «Тоска» как размышление о всеобъемлющей закономерности человеческого бытия. Фабула, композиция, сюжетная линия произведения. Художественная деталь в рассказе. III. Одиночество человека среди людей вот страшная суть рассказа «Тоска»
Дата публикации03.03.2013
Размер143.88 Kb.
ТипРассказ
shkolnie.ru > Литература > Рассказ
Обратилась к теме реферата, посвященной «Одиночеству человека в мире по рассказу А.П.Чехова «Тоска»», неслучайно, ведь Чехов в своих небольших рассказах ставил проблемы, актуальные и для нашей современности, он глубоко исследовал жизненные явления, обнажая причины социального неустройства. Чехов с болью видел, что в условиях реакции русская интеллигенция открыто пошла на разрыв с идеалами прогресса и демократии. Эталоном общественного поведения стали бездуховность, пессимизм, подчас прямая измена идеалам добра, что отразило общий кризис дворянско-буржуазной культуры. Чехов не был связан с зарождающимся пролетарским движением, но, предчувствуя коренную перестройку всех форм общественной жизни, писатель выступал против косности, застоя, решительно отрицал существующий порядок. «Его врагом была пошлость, он всю жизнь боролся с ней... Никто до него не умел так беспощадно и правдиво нарисовать людям позорную и тоскливую картину их жизни в тусклом хаосе мещанской обыденщины.» (М. Горький).

Сытое мещанское счастье вызывало у Чехова раздражение, он страдал оттого, что в сонной одури обывательщины уничтожалась красота человеческих отношений. Отсюда тоска писателя по настоящей, духовно значимой жизни, полной труда и творчества. В этом чувстве, пожалуй, весь Чехов с его затаенным страданием, беспощадным обличением пошлости, активной защитой здоровых, деятельных начал человеческой жизни.

Равнодушие - вот еще одна причина моего обращения к данной теме. Как часто, слыша это слово, мы удивляемся и возмущаемся, думая про себя, что это к нам не относится. И как часто мы забываем об обидах и горестях, принесенных самими нами нашим самым близким и родным людям. Ведь часто от нас так мало требуется: выслушать, сказать ласковое слово, улыбнуться. Но и этой малости нам бывает так жаль порой. Ну, что стоило героям рассказа «Тоска» проявить минимум ласки, сострадания и терпения, чтобы облегчить горе Ионе Потапову. В их душе стало бы намного светлее и чище, пойми они горе извозчика. Насколько же станет и наш мир светлее и лучше, когда нас, наконец, покинут сухость, черствость, равнодушие.

2. Цели и задачи, которые ставлю перед собой:

  • более глубокое познание данного произведения литературы;

  • выявить тему, проблемы рассказа;

  • глубже рассмотреть творчество А.П.Чехова.


План.

I. История создания рассказа А.П. Чехова «Тоска»

II. Тема одиночества человека в мире, выраженная в одном произведении А.П. Чехова.

  1. Рассказ «Тоска» как размышление о всеобъемлющей закономерности человеческого бытия.

  2. Фабула, композиция, сюжетная линия произведения.

  3. Художественная деталь в рассказе.

III. Одиночество человека среди людей — вот страшная суть рассказа «Тоска».

«Чехов меньше всего притязал на роль проповедника, идейного вождя молодежи, а между тем от многих темных и недостойных поступков нам удалось уберечься лишь потому, что он, словно щелчком, вытравлял из нас всякую душевную дрянность».

К.Чуковский

ТОСКА (теснить?) стеснение духа, томление души, мучительная грусть;

душевная тревога, беспокойство, боязнь, скука,

горе, печаль, нойка сердца, скорбь.

В. И. Даль («Толковый словарь

живого великорусского языка»)

А. П. Чехов — тонкий психолог человеческой души. Он показал, как может быть безысходна тоска человека, одинокая, как и человек. Они наполняют друг друга, сосуды с глубоким, тягучим содержимым. И глухота человеческая, которая ведет к безграничному одиночеству и пустоте, к пустоте сосудов, которые должны быть наполнены живой влагой.

Войдя в русскую литературу, Чехов выступил мастером «малой» формы. Это великий художник слова. Он способен передать в небольшом рассказе всю жизнь человека, придерживаясь сформулированных им самим правил: «писать талантливо, то есть коротко» и «краткость — сестра таланта». За его пейзажами, нарисованными часто с помощью одной точной и меткой детали, за короткими диалогами и монологами, за маленькими подробностями внимательный читатель всегда различает не названные автором, но ясно видимые глубины жизни.

Рассказ «Тоска», посвященный теме разобщенности людей и одиночеству человека, многими исследователями литературного наследия А. П. Чехова признан вершинным из ранних произведений писателя. Данное произведение было опубликовано в январе 1886 года в «Петербургской газете», в разделе «летучие заметки», где до этого уже А. П. Чехов напечатал многие иронические сценки и другие короткие сатирические произведения, которые принесли ему литературную известность, как остроумному, наблюдательному юмористу — Антоше Чехонте. Что послужило ведущим мотивом обращения А. П. Чеховым к данной теме, доподлинно неизвестно. В декабре 1885 году писатель впервые побывал в Петербурге и «омут, полный чудовищных огней, неугомонного треска и бегущих людей», в который он погрузился, прибыв в столицу, контрастировал с его дефензивным психастеническим душевным складом и, возможно, это в определенной степени послужило одним из стимулов к написанию «Тоски». Тем более, наиболее ярко психастенический характерологический рисунок, проявляет себя именно в возрасте 20–40 лет (Личко, 1977). Автору «Тоски» — двадцать шесть. Черновых вариантов рукописи «Тоски» не сохранилось, так как в этот период творчества А. П. Чехов имел привычку уничтожать все предварительные наброски и использованные подготовительные материалы по окончании работы.

Рассказы Чехова ставят перед читателем серьезные проблемы, получают тщательную разработку в своем сюжетном строении, становятся жанром большой литературы. Пролагая путь рассказу, Чехов отталкивался от старых приемов, обветшалой тематики, внешней развлекательности. С другой стороны, рассказ Чехова вбирал в себя лучшие

достижения прежней русской литературы. Чехов выступил мастером этой “малой”

формы. Рассказы Чехова таят в себе огромный смысл, отличаясь от остальных четкостью и лаконичностью, неся в себе определенный моральный вывод. Примером такого рассказа

может считаться его рассказ “Тоска”. Это рассказ о сытых, равнодушных людях, считающих себя классом выше, неспособных понять, пожалеть другого человека, поддержать его дружеской мягкой и доброй улыбкой, чуждых к отзывчивости и состраданию.

Фабула «Тоски», на первый взгляд, это еще одно отражение излюбленного литературного приема молодого Чехова — с теплой иронией выстроить композицию, сюжетную линию рассказа из анекдотической, по сути, ситуации: не нашедший понимания ни у одного встреченного на пути человека, старый извозчик, похоронивший сына, изливает свое горе лошади. Однако, история, рассказанная Антошей Чехонте на страницах периодического издания, «не ироническая побрякушка» развлекательной юмористической журналистики, а вековая трагедия человека, стучащего в людские души (Дунаев, 1998).

В сюжете «Тоски», как минимум, можно обнаружить два взаимосвязанных плана: с одной стороны, автор призывает читателя к сопереживанию Ионе Потапову, а с другой, — к размышлению о всеобъемлющей закономерности человеческого бытия — тоске по чьей-то душе, созвучной себе, способной понять, откликнуться, посочувствовать, выслушать.

Не ставя перед собой цель проведения всестороннего текстологического анализа, нам хотелось бы рассмотреть лишь один аспект рассказа — клинико-психологический, изучение которого, безусловно, обогащает понимание основного смысла «Тоски», а также ярко проявляет этическую и философскую позицию А. П. Чехова, не только как писателя, но и как врача.

Медицинское образование, по мнению одного из литературных критиков, придавало наблюдениям А. П. Чехова-писателя «особый характер: оно сообщало им необычайную широту и глубину» (Кройчик, 1982: 6). Практическая медицина, не в меньшей степени, чем литература, была истинным призванием А. П. Чехова. Например, А. И. Куприн в своих воспоминаниях замечает: «если бы Чехов не был таким замечательным писателем, он был бы прекрасным врачом. Доктора, приглашавшие его изредка на консультации, отзывались о нем, как о чрезвычайно вдумчивом наблюдателе и находчивом, проницательном диагносте. (…) Верил он в медицину твердо и крепко, и ничто не могло пошатнуть этой веры» (цит. по: Кройчик, 1982: 6).

О своем клиническом, естественно-научном мироощущении, служившим отправной точкой и своего рода камертоном в литературном творчестве пишет в автобиографии и сам А. П. Чехов: «Не сомневаюсь, занятия медицинскими науками имели серьезное влияние на мою литературную деятельность; они значительно раздвинули область моих наблюдений, обогатили меня знаниями, истинную цену которых для меня как для писателя может понять только тот, кто сам врач; они имели также и направляющее влияние, и, вероятно, благодаря близости к медицине, мне удалось избегнуть многих ошибок» (Чехов, 1979: 271).

Эпиграф к «Тоске»: «Кому повем печаль мою?..», начальная строка духовного стиха «Плач Иосифа и быль», некогда исполнявшегося российскими странниками «каликами перехожими», задает определенную психологическую тональность чеховскому рассказу. Автор тем самым расширяет границы предстоящего повествования, побуждает читателя задуматься о «экзистенциальной» дилемме человеческого бытия — теме одиночества человека среди людей, отсутствия отклика на чужую боль, невозможности быть услышанным, излить свое горе, установить исповедальный контакт с другим человеком.

Начало «Тоски» напоминает увертюру к музыкальному произведению, в которой звучит основная тема рассказа, объединяются в единое целое эмоциональный, событийный, философский и клинико-психологический планы. «Вечерние сумерки. Крупный мокрый снег лениво кружится около только что зажженных фонарей и тонким мягким пластом ложится на крыши, лошадиные спины, плечи, шапки…» (Чехов, 1982: 42). Бегущие люди в привычной для себя уличной суматохе большого города не замечают ни падающего снега, ни извозчика Ионы Потапова, который «бел, как приведение» и своей неподвижностью, напоминает снежное изваяние.

Рассказы А. П. Чехова отличаются краткостью и насыщенностью сюжета, и это произведение не исключение. В рассказе "Тоска" кажется, что не происходит никаких событий. Извозчика Иону Потапова в скучных зимних сумерках засыпает снегом. Он ожидает своих пассажиров. На самом же деле Иона никого и ничего уже не ждет. Вот уже целую неделю он живет как в полусне: у него умер сын. Трагедия Ионы никого не интересует: ни военного, ни праздношатающуюся молодежь, ни человека его же сословия — извозчика. Иона Потапов никому не интересен, его распирающая душу боль никому не нужна. Все куда-то спешат, все недовольны, раздражены, только Ионе некуда спешить. Он одинок, печален, погружен в раздумья. Смерть ошиблась, "дверью обозналась", забрала наследника, который "настоящий извозчик был". После нескольких попыток излить душу посторонним людям, Иона Потапов понимает, что в горе сочувствующих нет и не будет, люди замыкаются, они хотят чего угодно, но только не разговоров о чьей-либо смерти. Люди не хотят думать о бренности, они бездумно снуют по миру, надеясь, что удача их убережет, они найдут свое место в жизни, и что им за дело до смерти какого-то человека. Зима. Падает снег. Он растает, когда станет теплее, от него не останется и следа. Тоска Иона тоже рассеется, если найдет теплый отзыв и участие. Да, останется боль утраты, как воспоминание о былом снегопаде, но можно будет жить, заботясь о лошади, спокойно думать о своей смерти. Кому может выплакаться Иона? Только живой душе, только она способна понять горе другого. Иона нашел такого молчаливого друга — своего напарника — лошадь, старую, заезженную, уставшую от работы, которая может только дохнуть теплом своим на руки хозяина.

Среди других писателей А. П. Чехова выделяет необыкновенная наблюдательность. Глубокое знание жизни и людей помогало ему при помощи мелких подробностей, отдельных штрихов изображать правдиво и ярко характер человека, предметы, природу. Поэтому художественная деталь имеет важное значение в творчестве Чехова. Он был очень строг в отборе подробностей, проверял все до мелочей — в его произведениях не может быть ничего случайного. Писатель говорил, что если в первом действии на стене висит ружье, то в конце оно обязательно должно выстрелить. Жанр рассказа Чехов довел до совершенства. В маленьком произведении он мог передать большое количество информации, это было важно для писателя. Художественная деталь способствовала сокращению объема. В своих произведениях Чехов опускал такие важные сведения, как родословная, биография героев. Основным средством характеристики был портрет, хотя он тоже не соответствовал привычному представлению. Это было не описание цвета волос, глаз и тому подобное, писатель выбирал две-три наиболее точные и меткие детали, и этого было достаточно для яркого представления образа в целом. Мастерство детали: в рассказе автор большей частью называет лошадь лошаденкой. Только суффикс появился, а читатель видит эту старую, заезженную, уставшую от работы клячу, такую же жалкую, как ее хозяин, и так же вызывающую щемящую жалость. И только она может дохнуть теплом своим на руки Ионы. В своих рассказах Чехов показывает только основные, наиболее важные моменты, а остальное опускает. Художественная деталь помогает ему уплотнять время. Чехов не говорит об этом прямо, но читатель ярко представляет эти перемены, и все это благодаря художественной детали.

Развитие художественной детали — важная заслуга Чехова, он внес огромный вклад в мировую литературу. Этот прием введен в новеллистику с высоким мастерством. Чехов рисовал обыденную, будничную жизнь и добился максимального приближения к ней. Из маленьких штрихов, мазков создается красочная реалистическая картина. Читатель забывает, что перед ним текст, настолько ясно он представляет себе все описанное.

Душевное состояние Ионы А. П. Чехов описывает с клинической тщательностью: неподвижность неестественно согнувшегося тела в течение многих часов, апатия — «упади на него целый сугроб, то и тогда бы, кажется, он не нашел нужным стряхивать с себя снег…» (там же), заторможенность реакции. Подобно снежному покрову, Иону окутывает депрессивная завеса, которую старый извозчик «отдернуть» самостоятельно не может, и когда сквозь нее до него доносится чей-то голос: «Извозчик!», он интуитивно начинает искать помощи у окликнувшего его человека. Иону переполняют переживания об ушедшем сыне, и, чтобы справиться со своим горем, ему необходимо с кем-нибудь поговорить «с толком, с расстановкой» и о том, как сын заболел, и как сын страдал, «что говорил перед смертью», и о дочке, оставшейся в деревне, и много еще о чем. Но выговориться, излить свою горесть Ионе не удается. Четырежды в рассказе повторяется ситуация несостоявшегося общения и установления полноценного психологического контакта Ионы с другим человеком.

Первый седок, военный, выводит извозчика из душевного оцепенения: «Иона ёрзает на козлах, как на иголках, тыкает в стороны локтями и водит глазами, как угорелый, словно не понимает, где он и зачем он здесь» (Чехов, 1982: 43). Но как только он высаживает военного в пункте назначения, он вновь сгибается на козлах в застывшую позу, и душа в тягостной неподвижности замирает на неопределенное время. «Проходит час, другой…».

Шумная компания молодых людей — новые седоки — тоже не хотят слушать о его горе, но даже вертящееся тело одного из седока за своей спиной и ругательства в свой адрес, помогают на мгновение Ионе преодолеть жгучее чувство одиночества. Молодые люди расплачиваются и исчезают в темном подъезде, «Иона долго глядит им вслед». «Опять он одинок, и опять наступает для него тишина…» (Чехов, 1982: 45). Еще одна неудачная попытка установления контакта поднимает новую волну утихшей ненадолго тоски, тягостное онемение сменяется мучительной тревогой в душе, глаза Ионы «бегают по толпам, снующим по обе стороны улицы: не найдется ли из этих тысяч людей хоть один, который выслушал бы его? Но толпы бегут, не замечая ни его, ни тоски…» (там же).

Описывая тоску Ионы Потапова, применяя литературный прием метафоры, А. П. Чехов раскрывает сущность психических и физических страданий человека с депрессивным расстройством: «Тоска громадная, не знающая границ. Лопни грудь Ионы и вылейся из нее тоска, так она бы, кажется, весь свет залила, но, тем не менее, ее не видно. Она сумела поместиться в такую ничтожную скорлупу, что ее не увидишь днем с огнем…» (там же).

В рассказе А. П. Чехова нигде нет прямого указания на религиозность главного героя. Тоска Ионы не направлена к высшему миру, это не «тоска по трансцендентному» — так данное состояние души определяет русский философ Н. А. Бердяев (цит. по: Бурно, 2008: 123). Между тем, понимание отечественным богословом и литературоведом М. М. Дунаевым чеховского рассказа как обращенного к религиозному чувству человека заслуживает внимания. В ситуации острого горя человек испытывает потребность пережить в чьей-то душе близость себе, способность понять, сострадать. И Бог, замечает М. М. Дунаев, «незримо присутствует в событии — ожиданием Своим, что человек откликнется на Его истину. «Се, стою у двери и стучу…» (Дунаев, 1998: 262). Хотел ли об этом сказать А. П. Чехов, рассказывая историю об извозчике Ионе Потапове, похоронившем сына и в своей мучительной тоске в течение нескольких дней не встретившем ни одного человека, который бы увидел его тоску и сгладил болезненную «нойку сердца»? Обратимся к нескольким высказываниям писателя, сделанным им на страницах своих записных книжек: «Между «есть бог» и «нет бога» лежит целое громадное поле, которое проходит с большим трудом истинный мудрец. Русский же человек знает какую-нибудь одну из двух этих крайностей, середина же между ними ему неинтересна, и он обыкновенно не знает ничего или очень мало» (Чехов, 2000: 19). А далее: «Без веры человек жить не может» (там же: 20).

Приведенные слова писателя, безусловно, не могут дать исчерпывающий ответ на вопрос ни о степени религиозности молодого А. П. Чехова, ни тем более о разработке им религиозной темы в рассказе «Тоска», поскольку данные размышления о боге и вере относятся к записям 1891–1904 годов. Иона Потапов, не увидевший в мелькающем перед глазами среди пестрящих в сумерках городских огней людском потоке способной к состраданию живой души, возвращается ко двору. Но и здесь нет представляемого в воображении Ионы слушателя: охающего, вздыхающего, причитающего над постигшим его несчастьем. «На печи, на полу, на скамьях храпит народ. В воздухе «спираль» и духота… Иона глядит на спящих, почесывается и жалеет, что так рано вернулся домой…» (Чехов, 1982: 45). Человек в состоянии острого горя, охваченный депрессивными переживаниями, с одной стороны постоянно тоскливо сосредоточен на личности умершего, с другой — оставаясь в одиночестве ему «самому думать и рисовать себе его образ невыносимо жутко…» (там же: 46). Нарушается сон, а потребность с кем-либо поговорить о покойном только усиливается в ночные часы.

Иона не может выговориться, чтобы хоть как-то облегчить свое горе. И растет тоска, «тоска громадная, не знающая границ». В финале рассказа Иона идет в конюшню и изливает свою тоску о сыне лошади. Но такая развязка чеховского рассказа ничуть не сентиментальна и не пессимистична. Напротив, Иона Потапов, в конечном итоге, находит самого лучшего в его положении слушателя, искреннего в своей природной естественности, созвучного томящейся душе существо.

С начала повествования А. П. Чехов указывает на гармонию, присутствующую в отношениях между старым извозчиком и его «лошаденкой», чутко улавливающей малейшие изменения душевного состояния своего хозяина. То она «бела и неподвижна», похожая на «копеечную пряничную лошадку», вместе с безмолвным Ионой часами стоит под мокрым снегом, «погруженная в мысль», то «начинает бежать рысцой», когда тоска хозяина становится нестерпимой, рвется из груди наружу и диктует поскорее покинуть суматоху городской людской толпы и вернуться ко двору. Мир людей отверг его, и старик идет к своей лошади — бессловесной твари, — которая одна понимает его: «лошаденка жует, слушает и дышит на руки своего хозяина». С теплой иронией к своему герою, ко всем одиноким в своей тоске людям, тщетно ищущим отклика, спасения в другом человеке, и, пожалуй, к себе самому, А. П. Чехов заканчивает рассказ следующими двумя фразами: «Лошаденка жует, слушает и дышит на руки своего хозяина…Иона увлекается и рассказывает ей все…» (там же).

Заявленная А. П. Чеховым в рассказе тема одиночества разрабатывается и осмысливается писателем на протяжении всей последующей литературной деятельности. Лейтмотивом пьес А. П. Чехова также выступает проблема душевного одиночества и нарушенного психологического контакта между людьми — монологи героев не находят отклика друг у друга, встречаются то насмешкой, то равнодушием. В решении этой вечной для человека проблемы А. П. Чехову удается избежать сентиментальности, назидательного тона, осуждающего сарказма и философского пафоса. А. П. Чехов никого не обвиняет ни в самопоглощенности людей, ни в их не способности понять и услышать друг друга — это первичная данность, обусловленная инакостью каждого человека для другого. Преодоление отчужденности, вступление в психологически полноценный контакт с другим, не похожим на себя человеком, возможно лишь, когда делается минимальное усилие для трансляции своей душевной теплоты или искреннего восприятия ее от другого человека. Одиночество человека среди людей — вот страшная суть рассказа «Тоска». И Чехов нигде не позволяет себе морализировать — он просто рисует жизнь, но лаконичное повествование прекрасно передает все, что хотел бы сказать автор.

Отсутствие душевности, отзывчивости, понимания — проблема не только XIX века, но и нынешнего. Иона Потапов может быть водителем такси, у которого трагически погиб сын. Найдет ли он отзыв в душах современных пассажиров? Думаю, что нет. У Ионы "тоска громадная, не знающая границ", таковы же и безграничная черствость и равнодушие окружающих.

Равнодушие. Как часто, слыша это слово, мы удивляемся и возмущаемся, думая про себя, что это к нам не относится. И как часто мы забываем об обидах и горестях, принесенных самими нами нашим самым близким и родным людям. Ведь часто от нас так мало требуется: выслушать, сказать ласковое слово, улыбнуться. Но и этой малости нам бывает так жаль порой. Ну, что стоило героям рассказа “Тоска” проявить минимум ласки, сострадания и терпения, чтобы облегчить горе Ионе Потапову? В их душе стало бы намного светлее и чище, пойми они горе извозчика. Насколько же станет и наш мир светлее и лучше, когда нас, наконец, покинут сухость, черствость и равнодушие.

Эта тема актуальна и для нас, живущих в 21 веке, ведь мы все время куда-то спешим, не обращая внимания на страдания других людей, не думая о том, что сами можем оказаться в подобной ситуации.

^ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Бурно, М. Е. (2008) О характерах людей (психотерапевтическая книга). Изд. 3-е, испр. и доп. М.: Академический проект; Фонд «Мир».

  2. Дунаев, М. М. (1998) Православие и русская литература. В 5 т. М.: Христианская литература. Т. 4.

  3. Кройчик, Л. (1982) Человек с молоточком // Чехов А. П. Рассказы и повести. Воронеж: Изд-во ВГУ. С. 5–23.

  4. Чехов, А. П. Автобиография (1979) // Чехов, А. П. Полное собрание сочинений и писем. В 30 т. М.: Наука. Т. 16.

  5. Чехов, А. П. (1982) Тоска // Чехов А. П. Рассказы и повести. Воронеж: Изд-во ВГУ. С. 42–46.

  6. Чехов, А. П. (2000) Записные книжки. М.: Вагриус.

Похожие:

Рассказ «Тоска» как размышление о всеобъемлющей закономерности человеческого бытия. Фабула, композиция, сюжетная линия произведения. Художественная деталь в рассказе. III. Одиночество человека среди людей вот страшная суть рассказа «Тоска» iconХудожественные особенности рассказа Л. Н. Толстого «После бала»
Теория литературы: приемы контрастного построения II., рассказ в рассказе, приемы сатирического изображения действительности, подробное...
Рассказ «Тоска» как размышление о всеобъемлющей закономерности человеческого бытия. Фабула, композиция, сюжетная линия произведения. Художественная деталь в рассказе. III. Одиночество человека среди людей вот страшная суть рассказа «Тоска» iconМеня тоска копытом топчет кованым

Рассказ «Тоска» как размышление о всеобъемлющей закономерности человеческого бытия. Фабула, композиция, сюжетная линия произведения. Художественная деталь в рассказе. III. Одиночество человека среди людей вот страшная суть рассказа «Тоска» iconСевиндж Мамед Сулейман Смерть как тайна человеческого бытия Введение...
Люцифер, но всё, что носит вид земных существ, поглотит”. Конечность человеческого существования неотвратимо ставит вопрос о смысле...
Рассказ «Тоска» как размышление о всеобъемлющей закономерности человеческого бытия. Фабула, композиция, сюжетная линия произведения. Художественная деталь в рассказе. III. Одиночество человека среди людей вот страшная суть рассказа «Тоска» iconВлияние художественных образов на мировоззрение человека
«ценностный нигилизм», подрывающий основы осмысленности – самого человеческого бытия
Рассказ «Тоска» как размышление о всеобъемлющей закономерности человеческого бытия. Фабула, композиция, сюжетная линия произведения. Художественная деталь в рассказе. III. Одиночество человека среди людей вот страшная суть рассказа «Тоска» iconКонцепты Тоска и Радость в художественной картине мира (на материале...
Ведущая организация: гоу впо «Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского»
Рассказ «Тоска» как размышление о всеобъемлющей закономерности человеческого бытия. Фабула, композиция, сюжетная линия произведения. Художественная деталь в рассказе. III. Одиночество человека среди людей вот страшная суть рассказа «Тоска» icon3 м: Хотя бы прибери то, что намусорила. 1 и 2 м
Звучит фонограмма с записью голосов птиц, а затем музыка, под которую лесные жители делают зарядку. Появляется Тоска и по-своему...
Рассказ «Тоска» как размышление о всеобъемлющей закономерности человеческого бытия. Фабула, композиция, сюжетная линия произведения. Художественная деталь в рассказе. III. Одиночество человека среди людей вот страшная суть рассказа «Тоска» iconЗамучила мрачная погода?
У некоторых зимняя тоска носит прямо монументальный характер. Страдающие от сезонного аффективного расстройства, скорее, будут таращиться...
Рассказ «Тоска» как размышление о всеобъемлющей закономерности человеческого бытия. Фабула, композиция, сюжетная линия произведения. Художественная деталь в рассказе. III. Одиночество человека среди людей вот страшная суть рассказа «Тоска» icon«Василий Тёркин» это лучшее из всего написанного о войне на войне»....
Литературно-художественная композиция «Просто парень сам собой он обыкновенный…», посвященная 70-летию произведения А. Т. Твардовского...
Рассказ «Тоска» как размышление о всеобъемлющей закономерности человеческого бытия. Фабула, композиция, сюжетная линия произведения. Художественная деталь в рассказе. III. Одиночество человека среди людей вот страшная суть рассказа «Тоска» iconНу что, пойдёшь сегодня?
Её красивые карие глаза уже не светились так, как полгода назад. Они стали какими-то бесцветными, безжизненными. В них отражалась...
Рассказ «Тоска» как размышление о всеобъемлющей закономерности человеческого бытия. Фабула, композиция, сюжетная линия произведения. Художественная деталь в рассказе. III. Одиночество человека среди людей вот страшная суть рассказа «Тоска» iconМодель формирования базовой личностной экономической культуры студентов...
Понятие экономической культуры отражает крайне сложное переплетение и взаимодействие экономики и культуры как относительно самостоятельных...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница