Жить в коляске




НазваниеЖить в коляске
страница1/33
Дата публикации21.02.2013
Размер5.7 Mb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > Журналистика > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

ИНДОЛЕВ ЛЕВ НИКОЛАЕВИЧ
ЖИТЬ В КОЛЯСКЕ
Москва, "Сопричастность": 2001.

О книге
В новой книге известного журналиста на основе личного опыта и примеров из жизни 250 инвалидов, оказавшихся в коляске из-за спинномозговых травм и болезней, – ДЦП, миопатии, ампутации и др., даются практические советы по борьбе с недугами и осложнениями, по оборудованию жилья, выбору средств передвижения и по правовым вопросам.

Автор делится тонкостями интимной жизни инвалидов, рассказывает о возможности создания семей, о рождении и воспитании детей, а также о том, как психологически адаптироваться к жизни в коляске и обществе.

Захватывающие судьбы героев книги, борющихся за право остаться Человеком, несмотря ни на какие лишения, позволят и другим людям, попавшим в беду, не отчаяться и найти себя в этой жизни.

ISBN 5-7052-0020-Х      © Индолев Л. Н. 2001.

^ Лев Николаевич Индолев родился в 1936 г. После окончания геологического факультета МГУ им. Ломоносова работал в Якутии до 1971 года, пока на полевых работах не получил травму позвоночника. Инвалид I группы.

Один из первых организаторов спорта инвалидов в России, инициатор Международного фестиваля инвалидов на колясках "Воробьевы горы".

С журналистикой связан с 1988 года. В 1995 году в издательстве "Здравствуй" (Пермь) вышла его книга "Тем, кто в коляске и рядом с ними", получившая широкую известность. К 10-летию ВОИ руководил коллективом авторов книги "Как это было".

В 1993-96 гг. работал ведущим телепередачи для инвалидов "Шаг из круга".

Материалы поездок тележурналиста и письма зрителей нашли отражение в этой новой книге известного журналиста.
^ Материал 20-ой главы:

В некоторых письмах читатели просят рассказать, как живет автор книги. Нет ничего проще. Я живу на самой окраине Москвы, которая называется Ясенево. Мало того, что это самый высокий район города, но и наша трехкомнатная квартира находится на предпоследнем 21-ом этаже, поэтому из окон видны подмосковные лесные просторы, аэропорт Внуково (самолеты заходят на посадку прямо над домом) и МКАД (кольцевая автодорога), граница города. В этот дом семья переехала 15 лет назад из-за того, что в подъезде нет ни одной ступеньки. Так получилось, что в Ясеневе было построено 14 домов этой серии, и в них переехали многие колясочники. В нашем доме их 9 человек, из них 6 спинальников. В подъезде четыре лифта, два из них грузовые, но все нет-нет да ломаются, и, бывает, приходится сидеть дома или внизу в машине по многу часов. Во дворе в 10 метрах от подъезда стоят железные гаражи. Все бы ничего, но зимой они бывают так занесены снегом, что надежнее держать машину около подъезда. В квартире две лоджии, но узкие двери в них я поленился переоборудовать, поэтому на закаты любуюсь из окна или открытой балконной двери. Радуюсь, пока солнце, садясь, смещается день ото дня вправо, и начинаю думать о зиме, когда оно, достигнув предельной точки, поворачивает назад. Живу я с женой и младшей дочерью. Старшая дочь и два внука живут на противоположном конце Москвы, так что общаться приходится, как принято у москвичей, в основном по телефону. Моя собака, с которой я снят на обложке старой книжки, умерла от старости.

Очень удобно, что на первом этаже нашего дома расположена почта и телеграф, откуда в последнее время стало возможным послать или получить факс. На противоположной стороне улицы – большой магазин. Я бываю там часто в любое время года, другие колясочники тоже наведываются туда, кто за мороженым, кто за пивом или тем, что покрепче. В двух-трех километрах от дома раскинулись два больших рынка. Там продукты значительно дешевле, чем в магазине. Раз в две недели я езжу туда на машине, на одном – прямо по рядам, на другом – пересаживаясь в коляску. Покупаю рыбу, кур, творог, курагу, а зимой – клюкву.

Квартира моя никак не оборудована специально, если не считать того, что пришлось совместить туалет и ванную, убрав перегородку и, соответственно, расширив двери. Нет ни брусьев, ни "коленоупора", да и вряд ли я стал бы заниматься этим из-за лени и несобранности. (Одно дело – давать советы посторонним, и другое – выполнять то же самому). В моей комнате, – я отхватил самую большую, 16-метровую, – книжные шкафы, тахта и письменный стол, на котором появился компьютер. Друзья заявили, что перестанут со мной здороваться, если я не выброшу старую-престарую пишущую машинку, на которой работал до этого. Конечно, я ее не стал выкидывать, вдруг еще пригодится.

Телевизор у меня маленький, 14-дюймовый, но я "телеман" и к тому же "сова", поэтому смотрю его до глубокой ночи, так что скоро стану похож на мужика из рекламы с квадратной головой-ящиком. Видеомагнитофоном пользовался только для дела, пока работал на телевидении: готовил и вгонял текст под монтажную копию. Сейчас занимаюсь производством методических видеофильмов. Выпущено два: "Инвалидные коляски, и как ими пользоваться" и "Это моя жизнь, – беседы о социальной и психологической реабилитации инвалидов". Работаю над третьим фильмом – "Жилище и домашний уход за инвалидом-спинальником".

Читать в последнее время стал мало, в основном газеты. Раньше – не пропускал ни одного номера всех главных "толстых" литературных журналов, а сейчас лишь иногда достаю с полки томик Пушкина или перечитываю Булгакова или Набокова. Недавно дочь дала почитать книгу Юрия Полякова "Козленок в молоке", чем доставила мне большое наслаждение, а соседям, просыпавшимся ночью от громкого хохота, неудовольствие.

Одно из любимых занятий – разглядывать карты, атласы, планы городов, прокладывать трассы автопробегов и ралли, – наверное, это единственное, что осталось от прошлой специальности – геологии. Правда, еще пылятся на полках несколько декоративных камней, привезенных из разных мест Советского Союза. Раньше любил писать маслом крымские и подмосковные пейзажи, также работал с акварелью и карандашом. Недавно прошли две персональные выставки старых работ "Мой Крым", на которых экспонировалось 30 картин.

Любимый вид спорта – плавание. В 1989 г. в Таллине стал даже чемпионом СССР на коротких дистанциях брассом, но сейчас в бассейн не хожу, а в теплое море залезаю до сих пор. В течение 12 лет увлекаюсь автоспортом, прежде всего ралли вместе с друзьями из клуба "МАКИ". На седьмом десятке лет стал кандидатом в мастера спорта, чем очень горжусь. Любимое время года – май. Но любимая погода – жара. Любимое дерево – ель. Любимый ландшафт – скалистые горы, берег моря, степь. Любимые цветы – одуванчик, сирень, ландыш. Любимая еда – черный хлеб. Любимый напиток – водка. Любимое место на земле – Крым. Любимая женщина – загадка.

Оглавление

^

К читателям


Только великая боль приводит дух к последней свободе: только она помогает нам достигнуть последних глубин нашего существа, – и тот, для кого она была почти смертельна, с гордостью может сказать о себе: я знаю о жизни больше...

^ Фридрих Ницше
Понимаю, – это звучит тривиально, но все же как стремительно летит время. И добро бы, оно мчалось само по себе, – так нет, с ним вместе увязывается в гонку череда разнообразных событий, глобальных и неприметных, значимых для всей страны и разве что для одного человека или отдельно взятой семьи; среди них такие, что радуют или тревожат сразу же, и такие, которые откликнутся спустя годы.

С момента выхода первого издания моей книги "Тем, кто в коляске..." прошло пять лет. За это время только в результате травм и войн масштабом от районного до общегосударственного появилось больше 35 тысяч спинальников (так называют людей, парализованных вследствие перелома позвоночника) и еще большее количество ампутированных. Около 70 тысяч младенцев родилось с церебральным параличом. Это только в России!

Вступил в силу многострадальный "Закон о социальной защите инвалидов в Российской Федерации", хотя слово "сила" к нему никак не подходит – как и многие другие благие творения Госдумы, он остается гладким только на бумаге. С августа 1998 г. реальная стоимость наших пенсий упала раза в два, а то и больше. В том же августе Всероссийское общество инвалидов торжественно справило свое десятилетие. К этому юбилею в свет вышла книга "Как это было", в которой описана история инвалидного движения в России и, главным образом, ее послевоенный период 50-80-ых годов. В 1995 году был издан перевод прекрасной толстенной книги Дэвида Вернера "Реабилитация детей-инвалидов", некоторыми сведениями из которой я не преминул воспользоваться здесь. В Москве заселились первые квартиры, приспособленные для колясочников.

В 1994-1997 гг. на Российском телевидении работала программа для инвалидов "Шаг из круга", которую вел ваш покорный слуга, и которая приказала долго жить. Ее хвалили и ругали, но смотрели. В больших городах появились автобусы с подъемниками. Вот и вчера по телевизору показали дебют нового автобуса в Екатеринбурге. Там и тут создаются независимые организации инвалидов на колясках. Андрей Желудов летом 1998 года на коляске своей конструкции добрался из Москвы до Полярного круга, пройдя за три с половиной месяца 4500 км в одиночку. Прекратился выпуск серпуховской мотоколяски, знаменитой "Моти", наладился выпуск "Оки" с ручным управлением. Зимой 1997 года скончался в Петербурге Борис Фертман, автор книги "Разорванный круг". Стал закрываться на зиму сакский санаторий им. Бурденко. Начался серийный выпуск уфимских комнатных колясок, а фирмой "Инкар" разработан серийный образец коляски с электрическим приводом и пробегом до 40 км. Почти перестал функционировать спинальный корпус санатория "Сад-город" в Приморье. Среди российских колясочников появились чемпионы Мира и Олимпийских игр. Нина Дориццы привезла из своей Швейцарии новую партию колясок для несчастных россиян. Татьяна Бакланова, поэтесса из Рославля, наконец-то скопила с мужем деньги на покупку аккумулятора к своему "Запорожцу". В продаже появилась чудодейственная виагра. Еще до этого у Петра Симоненко родилась дочь Настя, а потом и сын Антон, а сам Петр с семьей перебрался на ПМЖ в США.

Без ложной скромности заявляю: первое издание моей книги "Тем, кто в коляске..." пользовалось спросом. Около 15000 экземпляров разошлись по России, Украине, Белоруссии, Литве, Грузии, Узбекистану и Киргизии. Отдельные книжки долетели до Германии, Польши и Соединенных Штатов. Слыхал, что на Украине главы из нее печатают в газете в перекладi на рiдну мову. Каждый год мне приходится подвозить в библиотеку санатория им. Бурденко в Саках по несколько новых книжек, так как старые неизбежно и невинно разворовываются. Признаюсь, мне доставляет это большую радость и гордость. А после писем-откликов я стал осознавать себя Александрой Марининой и Эдуардом Тополем вместе взятыми или, как принято говорить, человеком, широко известным в узких кругах. Неудивительно, что большинство сразу же открывали книгу на главе о сексе и зачитывались ею, иногда на этом и останавливаясь. Сознаюсь, я старался писать этот раздел особенно проникновенно, хотя в основном не по своему опыту. Но некоторые читательницы так ошибочно уверовали в мою высокую квалификацию по этой части, что даже намекали на готовность к инструктажу. Ах, молодые годы, где вы...?

Если же всерьез, то на работу над вторым изданием книги меня подвигнули доброжелательные и даже трогательные письма читателей. Пишет мама Андрея Петрова – Татьяна Кохан из г. Десногорска Смоленской области: "Сын получил травму позвоночника, – сбила машина. Полгода всей семьей вытаскивали его с того света. Врачи вынесли приговор: безнадежен, и практически не лечили. Но мы получили Вашу книгу, которая стала путеводителем по жизни. Я рыдала, читая ее, потом читала еще и еще. Пришла надежда, что можно, как Вы пишете, выкарабкаться из беды. Андрей воспрял духом и выжил." Разве можно после таких писем сидеть сложа руки? В новом издании я постарался учесть советы и просьбы. Одна из них сводилась к тому, чтобы, условно говоря, в медицинском разделе рассматривались проблемы не только спинальников, но и других тяжелых инвалидов, в частности с ДЦП. Я прислушался также к пожеланию Ивана Короткова из Черкесска. Он пишет: "Если бы Ваша книга вышла бы лет на 15 раньше, жизнь моя, возможно, пошла по-другому. Но и сейчас в мои 35 она питает меня оптимизмом, как песни и стихи моего любимого Владимира Высоцкого. Наверное, она помогает очень многим обрести уверенность в себе, найти точку опоры в жизни.

Вы упоминаете множество своих знакомых инвалидов, но вскользь. Мне кажется, что было бы интереснее, если о некоторых из них было бы написано подробнее. В очерках на эту тему обычно делается упор на силу духа, преодоление и т. п. А что, если описать их жизнь с бытовой точки зрения, рассказать об их работе, увлечениях, семьях в спокойном тоне, без пафоса, так, как написана вся Ваша книга". Спасибо, Иван! В любви к творчеству Высоцкого мы близки. Согласен: я не только познакомлю читателей с интересными (по моему разумению) и, прежде всего, симпатичными мне людьми в словесном изложении, но и частично покажу, как они выглядят и как живут благодаря присланным фотографиям. Пусть не взыщут те, кому покажется, что я написал о них что-то не так или что-то лишнее. Заранее принимаю вину на себя, и одно оправдание избавит от гильотины, – я не мог со всеми согласовать текст и старался для других, таких же.

Многие сведения о технике для инвалидов, о юридических положениях, некоторые телефоны и адреса, приведенные в первом издании, устарели. В новой книге это учтено. И вообще, она стала другой, – исправленной и очень существенно дополненной. Несмотря на это, конечно, в ней рассмотрено не все, с некоторыми суждениями вы можете не согласиться; но если все-таки вы найдете в ней хоть один полезный совет или нужный адрес, я буду думать, что корпел над ней не зря. Только, Бога ради, не воспринимайте ее как справочник и не судите строго, – ведь автор не доктор, не юрист, не психолог, не сексопатолог и не автомеханик, а всего лишь спинальник с почти тридцатилетним стажем.

Нам не выкарабкаться из беды, если не понять три простые вещи. Во-первых, надо верить, что выбраться возможно, и что жизнь, как бы она ни казалась порой невыносимой, в иные моменты одаривает нас таким счастьем, которое стоит того, чтобы продлить ее и продолжить ожидание других радостных минут. Во-вторых, надо знать, что и как для этого делать. В-третьих, надо делать!

Благодарю всех, кто откликнулся на первое издание книги и посоветовал что-то изменить или добавить, кто поделился со мной рассказами о своей жизни, прислал письма и фотографии. Я безмерно признателен и тем, кто поверил в нужность книги и помог ее издать.
^

К ЧИТАТЕЛЯМ моей книги в ИНТЕРНЕТЕ


Прошло еще почти два года с момента выхода книги "Жить в коляске" из печати. Ее тираж составил 5000 экземпляров, причем большая его часть (около 4000) разошлась по заказам региональных (областных, краевых и республиканских) организаций ВОИ. Существенное количество книг было также закуплено инвалидными обществами Белоруссии и Украины. Отдельные книжки попали к инвалидам других бывших республик СССР, а также в Германию, Израиль и США.

За это время мною получено около сотни письменных откликов из разных российских городов и сел, были телефонные звонки и отзывы при личных встречах. Все они были в основном положительными, а некоторые и трогательными. И, хотя подавляющее большинство адресантов писем, судя по всему, не имеют доступа в Интернет, быть может, какими-то неведомыми путями до них дойдет моя благодарность за добрые слова.

В некоторых письмах их авторы делились своими радостями и горестями, сетовали на непонимание близких, рассказывали о том, чего им удалось добиться в нелегкой жизни, давали конкретные советы по лечению, устройству квартиры и т. п. Были письма и звонки от здоровых людей, которым книга попала в руки случайно или от знакомых инвалидов. Они поражались нашей стойкостью и жизнелюбием и уверяли, что стали по-иному относиться не только к инвалидам, но и к себе и перестали ныть по поводу мелких невзгод.

В других письмах (их большинство) меня просили помочь с лекарством, коляской, особой уткой, санаторной путевкой и пр. Я сожалею, что не смог выполнить просьбы такого рода, так как не имею доступа к организациям, торгующим этими вещами. Но все равно я отвечал на каждое такое письмо и пытался посодействовать хотя бы советом.

Отвечать на письма третьего рода было проще всего: Где найти Вашу книгу? – был в них вопрос. Ответ я хочу повторить и здесь. По вопросам приобретения книги "Жить в коляске" просьба обращаться (пока осталось несколько сотен экземпляров) по адресу:




^ Московская Городская Общественная Организация ВОИ
113054, Москва, Бахрушина ул., 21, стр. 5, МГОО ВОИ
тел.: (495) 953-14-35 – приемная
тел./факс: (495) 959-20-51 – бухгалтерия

Но еще я очень тревожусь, что книги, разосланные больше года назад "по разнарядке" в региональные конторы ВОИ, достались не тому, кто в них нуждается больше всего, что они не попали в больницы и реабилитационные центры, что о них не знают соцработники, общающиеся с одинокими, часто лежачими больными. Большинство откликов на книгу сопровождалось сожалением: Ах, если бы она оказалась в моих руках десять (или 15, 20...) лет тому назад!

Скорее всего, и по сей день местные общества раздают эти немногие экземпляры своим вполне устроившимся в жизни активистам и не обязательно колясочникам, а инвалиды, только что попавшие в беду, или не знают о ее существовании или передают случайно оказавшуюся у них книжку из рук в руки, зачитывают и переписывают страницами. Поэтому хочу дать справку о количестве экземпляров, заказанных тридцатью семью из почти 90 региональных организаций ВОИ. На мой взгляд, эти цифры в известной степени характеризуют отношение высоких инвалидных чинов к самым ущемленным, оторванным от информации людям, о существовании которых они, эти "должностные лица", возможно, и не догадываются.

Забыли наглухо про своих колясочников крупные и небедные организации ВОИ, прописанные в городах-миллионниках Санкт-Петербурге, Красноярске, Перми, Омске, а также в Туле, Иркутске, Тюмени, Орле, Белгороде, в Кемерово с его шахтерскими спинальными травмами да и во многих других местах. А всего лишь надо было внести в кассу ЦП ВОИ по себестоимости 42 рубля. Колясочники миллионного Челябинска в придачу с густонаселенной областью получили аж 20, а адыгейцы, калужане, карелы и тамбовцы по 10 книжек.

Но, с другой стороны, должно поблагодарить организацию ВОИ Владимирской области, – Павел Чернышев приобрел для своих товарищей по несчастью целых 300 экземпляров. Вот он-то посодействовал, чтобы книгой могли пользоваться не только сами инвалиды, но и люди, которые с ними соприкасаются. Это рекорд, если не считать Москву и Московскую область, тогда как соседние с Владимиром Рязань и Ярославль – по нулям. Башкирия, Татария, Удмуртия, Вологда, Екатеринбург, Липецк, Новосибирск, Оренбург и Владивосток также вывезли от 85 до 100 книг; правда, и этого, судя по получаемым мною письмам, не хватает.

Московская городская и областная организации получили примерно по 500 экземпляров, но, странное дело, – прошло достаточно времени, а их члены до сих пор обращаются за книгой ко мне, а не к своим местным инвалидным чиновникам. Итак:

Адыгея – 7 экз.

Амурская – 10 экз.

Башкирия – 100 экз.

Владимир – 300 экз.

Волгоград – 60 экз.

Вологда – 85 экз.

Иваново – 50 экз.

Калининград – 50 экз.

Калмыкия – 30 экз.

Калуга – 10 экз.

Карелия – 10 экз.

Киров – 50 экз.

Курск – 55 экз.

Липецк – 100 экз.

Москва – 500 экз.

Московская область – 500 экз.

Мурманск – 40 экз.

Нижний Новгород – 50 экз.

Новгород – 50 экз.

Новосибирск – 100 экз.

Оренбург – 100 экз.

Приморье – 60 экз. +

Псков – 5 экз.

Ростов – 60 экз.

Саратов – 6 экз.

Свердловск – 100 экз.

Северная Осетия – 50 экз.

Смоленск – 50 экз.

Тамбов – 10 экз.

Татария – 100 экз.

Тверь, общество А. Семенова "Танюша" – 70 экз.

^ Тольятти, "Фонд Дьячкова" – 100 экз.

Тува – 9 экз.

Удмуртия – 100 экз.

Ульяновск – подарено 3 экз.

Хабаровск – 35 экз.

Челябинск – 20 экз.

Чувашия – 30 экз.
В заключение я хочу, чтобы читатели по достоинству оценили труд, который взял на себя создатель сайта Кирилл Гапеев с друзьями. Кирилл лучше многих знает, как трудно с его пальцами перелистывать страницы печатной книги, поэтому он предложил мне, и даже настоял, на подготовке этой электронной версии. В ней я кое-что изменил, постарался убрать устаревшие сведения, адреса и телефоны, а кое-что мы вместе с Кириллом добавили с учетом пожеланий читателей. Не взыщите, если я опять сделал что не так. Не хворайте и держитесь!

^

Глава 1. Печальная статистика


Гибель или увечье одного человека – трагедия, гибель миллионов – статистика.

Как ни пытался я выведать, сколько же людей в стране более или менее постоянно пользуются инвалидными колясками, сделать мне это не удалось. Я не нашел нужных сведений ни в одном справочнике, даже в таком серьезном документе, как Государственный доклад "О положении инвалидов в Российской Федерации", подготовленном Советом по делам инвалидов при Президенте РФ. В органах социальной защиты знают о распределении инвалидов по группам, но не могли ответить на вопрос, сколько среди них спинальников, церебральников, с последствиями полиомиелита и представителей других нозологических групп. Нет таких данных в Центральном правлении Всероссийского общества инвалидов, нет их в Московских правлениях ВОИ – ни в городском, ни в областном. Известно только, что среди взрослого населения на каждые 10 тысяч приходится 5 инвалидов с детства и 7 травмированных. В транспортных отделах обоих московских ведомств удалось, правда, разузнать, что ежегодно в Москве и области выдается около 7 тысяч колясок, а всего по России через органы соцзащиты в 1995 г. их было реализовано почти 24 тысячи.

Тогда я простодушно решил, что нигде не знают лучше статистику травм, приведших к тяжелым "колясочным" последствиям, чем в Институте травматологии. Но к моему удивлению, в научном отделе ЦИТО мне смогли сказать лишь то, что дорожно-транспортный травматизм в России составляет всего 3-5% от общего числа травм, но именно он дает половину всех инвалидов. На долю уличного травматизма приходится 6% всех инвалидов, а спортивного – только 3%. Травмы у них делятся на травмы конечностей, головы и туловища, поэтому переломы позвоночника и ребра попадают в одну графу. Меня это никак не могло устроить.
Анекдот по теме:
Разговор врача приемного покоя спинальной клиники и директора магазина спорттоваров:
– Сколько вы продали сегодня мотоциклов?
– Четыре.
– Значит, один где-то еще катается.

Единственным человеком, который вразумительно и полно удовлетворил мое непраздное любопытство, был кандидат медицинских наук Д. Е. Яриков, научный сотрудник Московского центра спинномозговой травмы (того, что на Пресне при 19-ой больнице). Он сказал, что ежегодно в России на каждый миллион жителей появляется 50 больных с травмами спинного мозга. Это означает, что при нашем 150 миллионном населении каждый год "рождается" 7,5 тысяч "свежих" спинальников, а в странах Содружества в два раза больше, т. е. около 15 тысяч. Например, только в Москве в клиники попадают ежегодно 350-400 человек с травмами спинного мозга. Поразительно, но эти данные, полученные мной недавно, совпали с умозрительными подсчетами, приведенными в первом издании книги. Правда, назвав общую численность спинальников в СНГ в четверть миллиона, я, признаюсь, погорячился. Ведь на самом деле в этой статистике должно сохраняться приблизительное равновесие: сколько прибыло, столько же и убыло. Хотя с учетом роста самого травматизма, а также более успешного выхаживания в первые дни и лечения отдаленных последствий спинномозговой травмы и поэтому увеличения продолжительности жизни среднестатистического травмированного спинальника, общее их число в России будет приблизительно равно 10 тысячам.

Из общего числа спинальных травм, по данным Д. Е. Ярикова, одну треть случаев составляют дорожно-транспортные травмы, вторую треть – травмы при падении с высоты, и еще треть – спортивные травмы и травмы, связанные с насилием, т. е. военные и уголовные. Меня удивило, что более 60% приходится на травмы шейного отдела позвоночника и спинного мозга, но так как именно "шейники" дают основную часть летального исхода (всего 17% от общего числа травм), то оставшиеся в живых по количеству примерно выравниваются с остальными спинальниками. Другое дело, что из-за тяжести своего положения они значительно реже бывают на людях, что создает иллюзию их сравнительной немногочисленности.

Самое неутешительное то, что при повреждении спинного мозга от 80 до 95% травмированных становятся тяжелыми инвалидами первой группы, причем в половине всех случаев наблюдается в ходе операции или предполагается по косвенным признакам полный разрыв проводимости спинного мозга, что означает стойкую инвалидность без видимых улучшений в дальнейшем. Жизнь в коляске для таких людей неминуема.

Что мне известно о других республиках. То, например, что на Украине ежегодно только вследствие автомобильных катастроф и травм на производстве появляется около 2000 спинальников. Эту цифру сообщил мне руководитель фонда реабилитации Николай Подрезан. А для Белоруссии некоторые статистические данные привел бывший председатель Республиканской Ассоциации инвалидов-колясочников Владимир Потапенко. Там регулярно пользуются колясками 2700 человек при населении около 10 миллионов. Если к ним прибавить тех, кто пользоваться коляской не умеет, кто едва ходит или лежит, то число таких тяжелых инвалидов-опорников возрастет до 10 тысяч.

Принимая, что население России в 15 раз больше, чем в Белоруссии, мы получим общее количество "чистых" колясочников 40 тысяч, а "переходных" 150 тысяч человек. Выше мы прикинули, что 10 тысяч из этих сорока составляют травмированные спинальники. Добавим к ним несколько тысяч больных с последствиями миелита. Кто же приходится на остальные 20 с лишним тысяч? Вероятнее всего, большая часть их – это церебральники, т. е. больные ДЦП. Ведь по данным медицинской статистики, на каждые 10 тысяч новорожденных 7 младенцев появляются на свет с таким диагнозом и около 5 из них выживают.

В Министерстве труда и социального развития на мой вопрос, кто знает, сколько спинальников в России, мне прямолинейно ответили: "Никто". Но, если принять, что на пять лет выдается около 25 тысяч комнатных и прогулочных колясок, то получим (25х5):2=62,5 тысячи. Добавим очереди, покупки предприятиями и самими инвалидами, и эта цифра возрастет до 70-80 тысяч.

Правда, председатель ВОИ Александр Ломакин считает, что при годовой потребности в 50-60 тысяч общее число колясочников не должно быть меньше 250-300 тысяч, а Сергей Дьячков, председатель "Фонда Дьячкова" в г. Тольятти, инвалид с 40-летним стажем, поднимает эту цифру до 300-400 тысяч.

Все, что было приведено выше, – это были данные, а точнее, рассуждения, относящиеся, так сказать, к макростатистике всей страны. Отрывочные сведения имеются по ряду регионов и городов. Например, по данным Геннадия Рыженко, в Подмосковье с его семимиллионным населением живет 2300 только зарегистрированных колясочников. Евгений Михайлин, основатель реабилитационного центра "ВАЗ-Преодоление", подсчитал, что в г. Тольятти с 700-тысячным населением постоянно пользуется колясками 500 человек. В областном центре г. Самары, по подсчетам председателя общества "Ассоциация Десница" Евгения Печерских, на 1380 тыс. населения приходится 2100 колясочников. Это очень высокий показатель.

Есть у меня и микростатистика, касающаяся необычного дома, в котором я живу: на 250 квартир этого 22-этажного дома с 700-ми жильцами приходится 10 колясочников – 6 мужчин и 4 женщины. Среди них шестеро спинальников, два ампутанта, и по одному с последствиями полиомиелита, полиартрита и ДЦП. Конечно, эта пропорция не соответствует общестатистическим данным. – Так получилось, что в наш удобный дом без ступенек "набилось" столько калек, хотя оба ампутанта "родились" уже здесь. Может быть, им было проще привыкнуть к своей новой жизненной роли, потому что они в течение многих лет, когда были на обеих ногах, видели рядом нас.

Эти, – самые многочисленные, – и другие группы инвалидов, жизнь которых протекает в колясках, я вкратце рассмотрю в следующей главе, а пока хочу сказать вот что: почти каждый из тех, кто после тяжелой травмы или внезапно наступившей болезни становится инвалидом, не только не представляет в полной мере, что с ним произошло, но и ошибочно думает, что он один такой на всем белом свете. Вообразите молодого человека, лежащего в районной больнице, который за свою короткую жизнь слыхом не слыхивал ни о каких спинальниках, да и само это новое слово для него не наполнено никаким смыслом. Да что там провинция, – после перелета из Сусумана и Магадана первые месяцы после травмы я лежал в Москве, и даже здесь весь "спинальный мир" для меня сводился к соседу по палате шейнику Коле Мотораеву и к двум мифическим личностям, о которых рассказывали медсестры и няньки, и которые до нас лежали на тех же кроватях, – Эмме Чудновскому и Жене Завенягиной. Да был еще, правда, героический доктор Красов из журнала "Смена".

Не только я, но и многие другие, попав впервые в специализированные спинальные центры или в санатории, будь то Саки или Славянск, испытали шок, увидев целое море людей в колясках. Но оторопь быстро проходит, начинаются знакомства и расспросы, а главное, – человек понимает, что он не одинок, не уникален; что таких, как он, – много и все они, как ни странно, продолжают жить. Жить в коляске.

Лев Индолев, 2003 г.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Похожие:

Жить в коляске iconЖить в коляске
Дцп, миопатии, ампутации и др., даются практические советы по борьбе с недугами и осложнениями, оборудованию жилья, выбору средств...
Жить в коляске iconА. Е. Алексейчик моё кредо как психиатра и психотерапевта
Если жить во-всю, можно пережить любую психическую болезнь (если жить интенсивно, если жить с вечностью)
Жить в коляске iconВыступление на общешкольном родительском собрании
Жить в гармонии с природой. Жить одухотворенно. Жить качественно. Но можно рассмотреть это приветствие и с несколько другой по­зиции....
Жить в коляске iconКнига первая. «Хочешь ли ты жить?»
Кому не хочется жить?! Или – хотя бы выжить?! Думаете, вопрос праздный? Да ещё и глупый… Разве не понятно, что всем хочется жить…...
Жить в коляске iconЖить нужно хорошо. А хорошо жить еще лучше! Кто же с этим спорит?
В этом вопросе. Так что риска при покупке никакого!
Жить в коляске iconMamaRoo волшебная колыбель
У кого есть дети, те наверняка знают, как порой бывает трудно укачать малыша спать. И когда обычное укачивание в коляске не помогает,...
Жить в коляске iconСценари йпраздника «Осенняя сказка»
«Вот оно какое наше лето». На сцене дети с любимыми игрушками. Они изображают двор. Тут девочка в коляске катает куклу, мальчики...
Жить в коляске iconСыроедение для спортсменов и мудрых людей
Кто-то живет для того, чтобы есть, а кто-то ест для того, чтобы жить. Данное выражение можно трактовать так: мол, кушает, чтобы не...
Жить в коляске iconКонсультация для родителей
Все родители гуляют со своими детьми. Малышам нужен свежий воздух. С этим никто не спорит. Когда ребенок еще младенец, он мирно спит...
Жить в коляске iconКак жить рядом с наркоманом?
Жить рядом с наркоманом очень сложно, но больше всех страдает его семья. Самое сложное в моей работе это общение с родителями и родственниками...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница