Первая секция




Скачать 412.89 Kb.
НазваниеПервая секция
страница1/3
Дата публикации08.02.2014
Размер412.89 Kb.
ТипДокументы
shkolnie.ru > История > Документы
  1   2   3


 

 

 

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

 

 

 

 

 

 

ДЕЛО АЛЕКСАНДР НОВОСЕЛОВ ПРОТИВ РОССИИ

 

(Жалоба № 33954/05)

 

 

 

 

 

 

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

 

СТРАСБУРГ

 

28 ноября 2013

 

 

 

 

Постановление становится окончательным при наступлении условий, предусмотренных статьей 44 § 2 Конвенции. Постановление может быть подвергнуто редактированию.

По делу Александр Новоселов против России,

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Изабелла Берро-Лефевр,^ Председатель Палаты,
>
Мирьяна Лазарова Трайковская,
Юлия Лаффранк,
Линос-Александр Сицильянос,
Эрик Мос,
Ксения Туркович,
Смитрий Дедов, судьи,
а также при участии Сёрена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

Заседая за закрытыми дверями 5 ноября 2013 г.,

Вынес в указанный день следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано жалобой № 33954/05, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) гражданином Российской Федерации Александром Валерьевичем Новоселовым (далее – «заявитель») 9 августа 2005 г.

2. Интересы заявителя представляла г-жа О. Садовская, юрист, практикующий в Нижнем Новгороде. Власти Российской Федерации были представлены Г.О. Матюшкиным - Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3. Заявитель утверждает, что 27 апреля 2004 г. он был похищен сотрудниками милиции, подвергся с их стороны жестокому обращению, и государственные власти в дальнейшем не расследовали указанные события должным образом.

4. Государство-ответчик было уведомлено о поданной против него жалобе 20 мая 2008 г.

ФАКТЫ

^ I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5. Заявитель родился в 1970 г. и проживает в Нижнем Новгороде

A. События апреля 2004 г. и последующие медицинские обследования

6. В рассматриваемый период времени заявитель являлся наемным работником в частной организации, принадлежавшей г-ну С. 1 декабря 2003 г. неизвестный открыл огонь по автомобилю г-на С. из автомата АК-74. Г-н С. во время нападения был ранен, но выжил.

7. Следственные органы подозревали в планировании нападения заявителя, а также его знакомых Д.А., Д.М. и Ш.

8. В связи с этим 21 апреля 2004 г. ГУВД по Нижегородской области был санкционирован оперативный эксперимент.

9. Сотрудники милиции, ответственные за проведение мероприятия, 26 апреля 2004 г. получили следующие инструкции:

“Сотрудникам милиции надлежит отвезти заявителя в автомобиле, принадлежащем г-ну С., в указанное место. Сотрудникам милиции следует держаться так, будто они являются сотрудниками личной охраны г-на С. В указанном месте заявитель должен быть встречен и опрошен сотрудником милиции, загримированным под г-на С.”

10. Приблизительно в 10 часов утра 27 апреля 2004 г. заявителя по дороге на работу остановил незнакомый мужчина. Этот мужчина взял заявителя за руку и затащил его в черный автомобиль, принадлежавший г-ну С.

11. Заявитель попытался убежать и начал звать на помощь. Два других мужчины вышли из автомобиля и начали бить заявителя, принуждая его сесть в автомобиль.

12. На заявителя надели наручники и отвезли его в лесной массив в Балахнинском районе Нижегородской области.

13. Как утверждает заявитель, через некоторое время подъехал другой автомобиль, из которого вышли г-н С. и другой мужчина с пистолетом и пакетом в руках. Мужчина в камуфляжной одежде ударил заявителя по затылочной части головы. Заявитель упал на колени, и мужчина ударил его ногой по спине. Затем г-н С. нанес заявителю удар ногой в грудь. Заявитель был жестоко избит. Затем его спросили, почему он ранее желал смерти господина С. Заявитель отрицал свою причастность к попытке убийства г-на С. Мужчина в камуфляжной одежде поместил заявителю в рот дуло пистолета. При этом он разбил ему губу. Затем неизвестные надели заявителю на голову пакет так, что заявитель стал задыхаться. Несколько раз он терял сознание. Когда заявитель приходил в себя, его вновь начинали бить. Через некоторое время г-н С. сказал: «достаньте топор, отрубим ему ногу!» Когда заявитель увидел топор в руках одного из мужчин, то сказал, что напишет все, что от него требуется. Заявителю дали бумагу и ручку. Один из похитителей продиктовал заявителю показания, другой записывал на видеокамеру. Заявитель пообещал дать признательные показания сотруднику милиции В. С этой целью заявителя отвезли в отдел милиции.

14. В отделе милиции заявитель передумал и вместо явки с повинной написал жалобу на жестокое обращение со стороны г-на С. и его сообщников.

15. Вечером того же дня заявитель вернулся домой, где его встретила гражданская жена, Л. В тот же день заявитель обратился в больницу. В его медицинской карте были сделаны следующие записи:

“Госпитализирован: 27.04.2004 г., в 20.30

Выписан из стационара: 14.05.2004

Отделение: хирургия

...

Диагноз: ушиб правой почки, ушиб головного мозга, субарахноидатльное кровоизлияние, ушиб мягких тканей лица, ушибы верхних и нижних конечностей, передом девятого ребра справа.

...

Со слов заявителя, 27.04.2004 приблизительно в 10 утра, рядом с площадью Свободы он был избит тремя неизвестными, затем посажен в машину, отвезен в р-н Дубравный, где его опять избили. Ему наносили удары по голове, туловищу и конечностям. Неизвестные душили его с помощью полиэтиленового пакета, он несколько раз терял сознание...”

16. 30 апреля 2004 врачом, следователем и с участием врача-судебно-медицинского эксперта в присутствии двух понятых было проведено медицинское освидетельствование заявителя. При освидетельствовании установлено:

“На разгибательной поверхности в области правого лучезапястного сустава с переходом на тыльную поверхность правой кисти 2 кровоподтека неправильно-овальной формы с нечеткими расплывчатыми контурами желтого цвета размерами 1,5х2 см и 1х2,5 см. Кровоподтеки аналогичные вышеописанным, местами зеленоватые в центре располагаются: на передней поверхности грудной клетки слева по окологрудинной линии в проекции III ребра размером 3х5 см; на передненаружной поверхности средней трети правого бедра 2 кровоподтека размером 1х2 см и 2х4 см; на задней поверхности верхней трети левой голени 3х4 см; на передней поверхности области левого коленного сустава 2 кровоподтека размером 1х3 см и 1х1,5 см соответственно. В центре вышеуказанного кровоподтека передней поверхности левой голени имеется ссадина неправильной формы 0,7х1,5 см, покрытая розово-коричневой плотной корочкой выше уровня кожи. Кровоподтеки (2) аналогичные вышеописанным располагаются в средней трети правого плеча по передневнутренней поверхности, размерами 1х1,5 см и 1х2 см. Болезненность при пальпации и незначительно выраженный отек мягких тканей в правой теменно-височной области. Кровоизлияния точечные d=0,1 см под конъюнктиву левого глаза красного цвета. Склеры обоих глаз инъецированы.”

17. После того, как заявителя выписали из стационара, он направил все имеющиеся медицинские документы судебно-медицинскому эксперту, который пришел к следующим выводам, изложенным в заключении от 26 июля 2004 г.:

“... указанные телесные повреждения заявителя могли быть причинены 27.04.2004 г. при обстоятельствах, описанных заявителем... Имевшая место утрата трудоспособности 21 день дает основания квалифицировать данные повреждения в совокупности своей как повреждения, причинившие вред здоровью заявителя средней степени тяжести ...”

18. Следствие в дальнейшем отвергло версию о причастности заявителя к покушению на жизнь г-на С. Суд не обладает сведениями о том, к каким выводам пришло следствие относительно данного покушения.

19. 7 июня 2005 г. заявитель для целей настоящего дела получил от своей гражданской жены Л. следующие объяснения:

“Заявитель является моим гражданским мужем. 27 апреля 2004 г., приблизительно в 10 утра, мы поехали на работу. С утра мой гражданский муж ни на что не жаловался, телесных повреждений у него не было. Когда мы ехали в автобусе, он заметил, что за автобусом ехала какая-то знакомая машина. Ни марки, ни номеров я не помню. Я вышла на остановке «площадь Минина» и пошла на работу. Придя на работу, я позвонила заявителю, но он не ответил. Я попыталась дозвониться еще несколько раз, но заявитель не ответил.

Около 17.00 часов заявитель связался со мной и сказал, чтобы я ехала домой и никому не открывала дверь. Около 18.00 часов я приехала домой. Около 19.30 домой пришел заявитель. Он выглядел плохо. Лицо было синего цвета, он плохо передвигался, держался за грудную клетку. Его одежда была грязная. Он сказал, что утром, после того как мы расстались, его похитили г-н С. и его сообщники, которые вывезли его в лес, где его пытали, требуя дать признательные показания в совершении покушения на г-на С. Он также сказал мне, что после избиения его привезли в ГУВД к г-ну В.

После этого заявитель пошел в больницу, где его госпитализировали. На стационарном лечении он находился до 14 мая 2004 года, после чего проходил амбулаторное лечение.”

^ B. Уголовное расследование

20. После жалобы заявителя от 27 апреля 2004 г. (см. выше параграф 14) прокурор Нижегородского р-на города Нижнего Новгорода («прокуратура») провел доследственную проверку. Следователь опросил г-на М., одного из сотрудников милиции, участвовавших в оперативном эксперименте, и г-на С. Касающиеся проверки документы были рассекречены, и милицейский отчет от 27 апреля 2004 г., в котором содержалось изложение рассматриваемых событий, был приобщен к делу. В отчете указано следующее:

“В 10 утра сотрудники милиции принудили заявителя сесть к ним в автомобиль с тем, чтобы заставить его поговорить с неким человеком. Заявитель звал на помощь и сопротивлялся. Сотрудники милиции применили силу. Телесных повреждений заявителю нанесено не было. В автомобиле заявитель был доставлен в заранее указанное сотрудникам место, где его ожидал сотрудник милиции, загримированный под г-на С. Этот сотрудник спросил: «зачем ты в меня стрелял?» Заявитель испытывал стресс и демонстрировал неподдельный страх. Заявитель ответил, что он не имел отношения к попытке убийства г-на С. и не имел об указанном инциденте никакой информации. В то же время заявитель рассказал загримированному сотруднику, что 8 декабря 2003 г. он и г-н Ш. по просьбе г-на Д.М. ездили на автомобиле г-на Ш. за другим автомобилем. Для этого г-н Д.М. передал им нарисованную от руки карту места нахождения автомобиля, который нужно было забрать. Заявитель эту карту позже выкинул. На месте заявитель разговаривал с Д.М. и Д.А. по телефону. Затем заявитель вернулся на работу. Он не знал о том, что указанный автомобиль использовался при попытке убийства г-на С....

В этом отношении заявителю было предложено письменно оформить данные объяснения и направить их в прокуратуру. Заявитель выразил согласие. Заявителю посоветовали представить указанные объяснения в правоохранительные органы. Заявитель согласился передать объяснения г-ну В. В ходе указанной беседы заявитель попросил об алкоголе и деньгах в качестве вознаграждения за эти действия, и пожаловался также на тяжелые жизненные условия и низкую заработную плату, которая составляла 4 000 рублей.

В 13:15 г-н В. был уведомлен о результатах оперативного эксперимента. В. распорядился о доставлении заявителя в отдел милиции, что было исполнено. Оперативный эксперимент был завершен в 14:00”.

21. 2 и 21 июня и 17 июля 2004 г. по распоряжению следственных органов заявитель был освидетельствован врачом, который исследовал его общий внешний вид и состояние кожных покровов и провел общее медицинское обследование. Никаких телесных повреждений, за исключением шрама на ладони, обнаружено не было. Результаты данного исследования были отражены в трех медицинских заключениях.

22. 16 августа 2004 г. следователь прокуратуры вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по жалобе заявителя. В постановлении указано следующее:

“27 апреля 2004 г. заявитель обратился в прокуратуру с заявлением о привлечении к уголовной ответственности г-на С. и сотрудников его охраны, которые 27 апреля 2004 г. около 10 часов похитили его с остановки общественного транспорта пл. Свободы, затолкав его в автомобиль, после чего вывезли его в лесной массив в районе поселка Дубравный, где в течение двух-трех часов избивали его и угрожали убийством, требовали написать показания о причастности г-д Д.А. и Д.М., а также его самого к покушению на убийство г-на С. Аналогичные показания заявитель дал в ходе допроса в качестве свидетеля и при проверке его показаний на месте. Однако при проверке показаний на месте он не смог указать место, на котором его избивали похитители.

Как показал заявитель, после произошедшего он, в 20 часов 30 минут 27 апреля 2004 г. обратился в лечебное учреждение, где ему был поставлен диагноз: ушиб правой почки, гематурия, ушиб головного мозга, субарахноидатльное кровоизлияние, ушиб мягких тканей лица, ушибы верхних и нижних конечностей, передом девятого ребра справа.

Однако в ходе проведенного предварительного расследования установлено, что 27 апреля 2004 года сотрудниками милиции в отношении заявителя на основании постановления и.о. начальника КМ ГУВД Нижегородской области с целью оценить причастность заявителя к попытке убийства г-на С. проводилось оперативно-розыскное мероприятие «оперативный эксперимент» В ходе оперативного эксперимента заявитель был вывезен в лесной массив Балахнинского р-на Нижегородской области, где заявитель пояснил, что 8 декабря 2003 г. он вместе с г-ном Ш. по указанию г-на Д.М. выезжал в поселок Окский с целью эвакуации автомобиля. Этот автомобиль использовался при покушении на убийство г-на С. Заявитель также пояснил, что он получал инструкции от Д.М. и Д.А. относительно того, какие показания по поводу этой поездки следует давать сотрудникам милиции. Ему было предложено давать показания, в соответствии с которыми они ездили на кладбище в Автозаводский р-н города Нижнего Новгорода и по дороге туда проезжали через поселок Окский.

В ходе проведения оперативного эксперимента физическое насилие в отношении заявителя не применялось, холодное и огнестрельное оружие не применялось и не демонстрировалось.

В ходе проведения оперативного эксперимента использовалась скрытая видео- и аудиозапись.

Данный оперативный эксперимент проводился в соответствии со статьями 6-11 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Вышеизложенное подтверждается показаниями участника оперативного эксперимента М., допрошенного в качестве свидетеля.

Результаты оперативного эксперимента рассекречены и приобщены к материалам уголовного дела № 69727.

Допрошенный в качестве потерпевшего г-н С. показал, что 27 апреля 2004 г. он находился в офисе своей организации с 10 часов 00 минут до 18 часов 00 минут, отлучившись во время обеденного перерыва на 1 час. Сотрудников службы личной охраны г-н С. никуда не посылал, указания по похищению заявителя не давал.

Показания г-на С. подтверждаются подтверждаются показаниями свидетеля И. [кем является данное лицо Суду из представленных материалов неясно].

Таким образом, в действиях г-на С. отсутствуют признаки состава преступления, предусмотренного ст. ст. 116, 119, 126 УК РФ”.

23. Заявителю стало известно об участии сотрудника милиции в инциденте из указанного постановления.

24. 22 сентября 2004 г. заявитель обратился в прокуратуру с требованием привлечь к уголовной ответственности сотрудников милиции, причастных к событиям 27 апреля 2004 г. Он также оспорил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 16 августа 2004 г. в вышестоящей инстанции.

25. 30 сентября 2004 г. органы милиции распорядились об обследовании заявителя врачом-психологом с целью дать оценку личности заявителя и его склонности ко лжи. Среди прочих документов органы предоставили эксперту для изучения видеозапись показаний заявителя относительно событий 27 апреля 2004 г., а также видеозапись оперативного эксперимента 27 апреля 2004 г. В соответствующем заключении эксперта — психолога от 28 января 2005 г. указано, что «тип личности заявителя с повышенной тревожностью, конформный, с повышенной зависимостью от окружающих», что могло объяснить тот факт, что заявитель ранее многократно менял свои показания. В описании обстоятельств дела также содержится ссылка на данный отчет и цитата из него:

“... В ходе оперативного эксперимента, когда сотрудники милиции представлялись сотрудниками охраны г-на С. и самим г-ном С. и оказывали психологическое давление на заявителя (в дневное время в людном месте он был насильно усажен в автомобиль, отвезен в лесной массив, где от него требовали признания в покушении на жизнь г-на С...). Эти действия сотрудников милиции могли спровоцировать в заявителе чувство тревоги, страха за собственную жизнь, будущее и желание предотвратить негативные последствия ...”

26. 19 октября 2004 г. заместитель прокурора Нижегородской области отменил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и вернул материал на дополнительную проверку, установив следующее:

“Заявитель обратился в прокуратуру Нижегородской области с жалобой на необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела по его заявлению от 27 апреля 2004 г.

Изучив материалы уголовного дела № 697272 и жалобу заявителя, следует отметить, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 16 августа 2004 г. вынесено преждевременно и требует дополнительной проверки. В связи с этим жалоба заявителя подлежит удовлетворению”.

27. В данном постановлении сотрудник прокуратуры Нижегородской области не указал никаких конкретных недостатков расследования, на которые жаловался заявитель.

28. 18 марта 2005 г. следственные органы вынесли новое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Первая часть указанного постановления цитирует установленное прокуратурой ранее (см. выше параграф 22). В остальной части говорится следующее:

“По данным судебно-медицинских экспертиз от 2, 21 июня и 17 июля 2004 г, а также по данным освидетельствования от 30 апреля 2004 г. и по показаниям судебно-медицинского эксперта Я., наличие зафиксированных в больнице у заявителя телесных повреждений не подтверждается.

16 августа 2004 г. прокуратурой было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении г-на С. по статьям 116, 119, 126 УК РФ за отсутствием в деяниях г-на С. состава преступления.

19 октября 2004 г. прокуратурой Нижегородской области постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было отменено, и материалы были возвращены для дополнительной проверки.

По данным городской подстанции Скорой помощи, медицинская бригада заявителем не вызывалась.

Опрошенный в отношении показаний заявителя г-н Ш. пояснил, что в один из дней в конце апреля 2004 г. он разговаривал с заявителем по телефону и тот рассказал, что его избили. На вопрос г-на Ш. «Ты где?» заявитель пояснил, что находится в сауне. Телефонная компания подтвердила, что 27 апреля 2004 г. после 16 часов телефон заявителя находился в секторе, где находится другое его место работы, саун-клуб «Атлантик».

Дополнительно опрошенный в качестве свидетеля участник оперативного эксперимента M. вновь подтвердил свои данные ранее показания. Он пояснил, что во время мероприятия никаких противоправных действий: физических, психических и психотропных — в отношении заявителя не применялось. Холодное и огнестрельное оружие не использовалось и не демонстрировалось. Физическая сила и спецсредства не применялись. Видимых телесных повреждений у заявителя не было. На состояние своего здоровья он не жаловался. После того, как заявитель сел в машину, никакого сопротивления и неповиновения он не оказывал. При проведении оперативного эксперимента сам заявитель никаких повреждений себе не причинял. М. также подтвердил, что под г-на С. был загримирован оперативный сотрудник милиции.

Опрошенные в качестве свидетелей знакомые заявителя С.О. и М.Б. пояснили, что видели заявителя 27 апреля 2004 г., после предполагаемого инцидента. У заявителя не было видимых телесных повреждений и на здоровье он не жаловался. Вел себя раскованно, спокойно употреблял спиртное - коньяк.

По данным психологической судебной экспертизы от 28 января 2005 г. (№ 340/4446/27): тип личности заявителя с повышенной тревожностью, конформный, с повышенной зависимостью от окружающих. Данные заявителем показания о его непричастности к эвакуации автомобиля и его показания об оказанным на него давлении являются неискренними.

Кроме того, показания, данные заявителем в ходе оперативного эксперимента впоследствии были подтверждены другими материалами уголовного дела, а измененные его показания подтверждения не нашли.

В ходе проведенной проверки и проведенного предварительного расследования установлен факт проведения в отношении заявителя оперативно-розыскного мероприятия - оперативный эксперимент, которое было проведено в соответствии с Федеральным законодательством РФ.

Каких-либо объективных данных, свидетельствующих о том, что при данном мероприятии заявитель был был избит, в отношении него было применено психологическое, физическое, моральное насилие, ему были причинены телесные повреждения, - в ходе проведенной проверки получено не было.

Опровергнуть указанные показания, данные г-ном М. и г-ном С. и другими свидетелями, не представилось возможным.

Каких-либо данных, свидетельствующих о том, что сотрудники милиции совершили преступления, предусмотренные статьями 116, 119, 126, 285 и 286 УК РФ в ходе проведенного предварительного расследования получено не было.

Не было обнаружено никаких подтверждений версии событий, которой придерживается заявитель. Предусмотренные законом возможности для собирания доказательств исчерпаны.

Таким образом, в действиях сотрудников милиции отсутствуют признаки составов преступлений, предусмотренных статьями 116, 119, 126, 285 и 286 Уголовного кодекса Российской Федерации”.

29. Заявитель обжаловал отказ в возбуждении уголовного дела в суде. Он жаловался, что следственные органы не произвели необходимых следственных действий. В частности, сотрудник милиции, который участвовал в оперативном эксперименте загримированным под г-на С., не был допрошен. Следственные органы не исследовали медицинские документы, представленные заявителем, и видеозаписи оперативного эксперимента. Заявитель также отметил, что следственные органы не учли и не рассмотрели предполагаемое применение силы в момент, когда заявитель был насильно помещен в автомобиль. В суде заявитель также обратил внимание на то упущение, что сотрудники прокуратуры не нашли ни одного свидетеля похищения заявителя.

30. 12 мая 2005 г. Советский районный суд города Нижнего Новгорода оставил жалобу заявителя без удовлетворения, установив следующее:

“Как следует из материалов уголовного дела № 69727, в отношении заявителя на основании постановления ГУВД от 21 апреля 2004 г. был проведен оперативный эксперимент с целью проверки предполагаемой причастности заявителя к совершению уголовного преступления. В ходе эксперимента заявитель был посажен в автомобиль и вывезен в лес Балахнинского района Нижегородской области.

Согласно протоколу проведения эксперимента, а также протоколу допроса М., подтвердившего свои показания в суде, насилие и оружие в отношении заявителя не применялись. Согласно показаниям заявителя, у него имелись телесные повреждения, которые подтверждаются справками из больницы. Проверка подлинности данных справок выделена следствием в отдельное производство постановлением от 21 марта 2005 г., и поэтому не может быть предметом рассмотрения в данном судебном заседании.

После рассекречивания результатов оперативного эксперимента следствием была произведена распечатка аудио- и видеозаписей, с которыми были ознакомлены участвующие в деле лица. Сведений о ходатайствах заявителя о проведении фоноскопической экспертизы указанных записей суду представлено не было.

В судебном заседании заявитель показал, что следствием не были опрошены лица, явившиеся свидетелями его похищения 27 апреля 2004 г. на пл. Свободы г. Нижнего Новгорода, а также не был установлен факт звонка по номеру 02 одним из лиц, стоявших на остановке. Однако самим потерпевшим и его адвокатом попыток найти потенциальных свидетелей не предпринималось. Данные об этих лицах суду представлены не были.

На основании всего изложенного суд приходит к выводу, что заявителем не было представлено новых сведений, опровергавших бы законность вынесения оспариваемого постановления.

По мнению суда, оспариваемое постановление вынесено следователем на основе всех имеющихся в его распоряжении доказательств, и им дана правильная юридическая оценка.

В связи с чем суд не усматривает оснований для удовлетворения жалобы заявителя”.

31. 24 июня 2005 г. Нижегородский областной суд кассационным определением оставил в силе постановление суда первой инстанции, установив следующее:

“Проверив доводы жалобы, судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

Суд в полном соответствии со статьей 125 УПК РФ проверил законность и обоснованность постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела.

В судебном постановлении приведены аргументированные суждения, в соответствии с которыми, исходя из представленного суду материала, сделан вывод о надлежащей проверке органами прокуратуры обстоятельств, изложенных заявителем...

Доводы кассационной жалобы о неполноте проверочных действий несостоятельны.

Судом правильно указано на то обстоятельство, что фактические данные, связанные с причинением заявителю телесных повреждений 27 апреля 2004 г., выделенные прокуратурой в отдельное производство, в рамках которого проверочные действия продолжаются, в силу чего указанное обстоятельство не являлось предметом данного судебного контроля в порядке ст. 125 УПК РФ.

Аргумент защиты относительно неверной оценки доказательственного материала не может быть принят судом в силу того, что на данной стадии процесса суд не вправе исследовать по существу имеющиеся в деле доказательства, давать им оценку, поскольку дело не рассматривается судом в полном объеме.

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела вынесено управомоченным должностным лицом органов прокуратуры, в пределах предоставленной ему законом компетенции, в соответствии с положениями статей 145, 148 УПК РФ.

С учетом изложенного, постановление суда от 12.05.2005 г. является законным и обоснованным”.

32. 10 сентября 2008 г. уголовное расследование, возбужденное постановлением от 21 марта 2005 г. по факту подделки медицинских документов заявителя, что упоминалось в судебных решениях (см. выше параграфы 30 и 31), было прекращено в связи с отсутствием признаков преступления.

^ II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
  1   2   3

Похожие:

Первая секция iconРешение по жалобе №77783/01, поданной Сергеем Юрьевичем санкиным...
Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая 11 декабря 2008 года Палатой в составе
Первая секция iconРешение
Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая 11 октября 2011 года Палатой в составе
Первая секция iconРешение о приемлемости
Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), 22 января 2009 года заседая Палатой в следующем составе
Первая секция iconПервая секция
Настоящее постановление станет окончательным при наступлении обстоятельств, указанных в п. 2 ст. 44 Конвенции. Оно может подвергаться...
Первая секция iconПервая секция
Настоящее постановление станет окончательным при наступлении обстоятельств, указанных в п. 2 ст. 44 Конвенции. Оно может подвергаться...
Первая секция iconРешение по жалобе №33177/07, поданной Борисом Федоровичем ржавиным
Европейский суд по правам человека (Первая секция Суда), заседая 15 марта 2011 года Палатой в составе
Первая секция iconРешение по жалобе №54504/07, поданной Вадимом Николаевичем лобановым против России
Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая 5 июля 2011 года Палатой в составе
Первая секция iconПервая секция
Заявительницей является гражданка России г-жа Камета Хашуева, родившаяся в 1969 году и проживающая в г. Шали в Чеченской Республике....
Первая секция iconПервая секция суда
Ик-29 в Пермском крае. Интересы заявителя в Суде представляют г-н Игорь Каляпин, г-жа Ольга Садовская и г-н Антон Рыжов – юристы...
Первая секция iconПервая секция денис васильев против россии
Настоящее постановление окончательно вступит в силу при наступлении обстоятельств, указанных в п. 2 Статьи 44 Конвенции. Настоящее...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
shkolnie.ru
Главная страница